sci_politics nonf_publicism Внутренний Предиктор СССР Интеллектуальная позиция-1

Сборник аналитических записок по различным вопросам жизнеречения 1. Мировоззренческие основы освещения проблематики 2. Аналитический обзор журнала “Германия” № 3, июнь 1995 г. 3. О книге “Ледокол” В.Б.Резуна-Суворова 4. Комментарии к статье Ю.И.Мухина “Гений организации масс”. (О Гитлере) 5. О книге В.С.Павлова “Упущен ли шанс?Финансовый ключ к рынку?” 6. О характере банковской деятельности и росте благосостояния 7. Глобальная социология с разных точек зрения 8. “Rепуха” — дурная основа политики России 9. Грозящая катастрофа дурацкого рвачества 10. России нужны большевики-предприниматели 11. Возможности и алгоритмы развертывания финансово-промышленной группы 12. Основополагающий конституционный принцип — “общество — власть”: Обратные связи в экономике 13. Наши дни: Православная иерархия и патриотизм в России

ru
Fiction Book Designer 22.02.2006 FBD-MLMJH5NJ-A2WM-SENR-674O-EOCB059VFTXT 1.0

Внутренний Предиктор СССР


Интеллектуальная позиция-1

____________________

Аналитический сборник № 1/96 (1)

Санкт-Петербург

1996 г.

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

Чтобы понять, почему в неких работах сделаны именно определённые выводы, следует осознать то мировоззрение, которое в них выражено. А кроме того — осознать и в оно отличается от собственного мировоззрения читателя. Тем более значимо огласить свой мировоззренческий стандарт, при освещении историко-обществоведческой тематики, по которой в обществе отсутствует единство мнений, поскольку в обществе многое зло произрастает из умолчаний и недосказанностей, которые “само собой разумеются”, но по-разному разными социальными группами и каждым из людей.

Однако, с выраженным только что мнением согласны далеко не все. Есть множество людей, подвизающихся в науке, которые якобы занимаются теорией сложных систем, системным анализом и т.п. в их приложении к общественным процессам. При этом они одновременно заявляют, с одной стороны, о свободе научных исследований при создании «идеального зеркала, отражающего технологию развития общества и природы», а с другой стороны, утверждают, что в такой работе «нет места политической и религиозной деятельности». Приведенные цитаты взяты из Программы ©Комитета по общим системам, Международной общественной организации. Далее там же утверждается: «Члены Комитета, конечно, имеют политические и религиозные пристрастия или идейную приверженность, но в рамках исследовательской деятельности Комитета от них следует воздерживаться. На практике это означает исключение из Комитета тех, кто пытается проводить в нем или через него какую-либо политическую, религиозную или подобную деятельность.»

По существу это предопределенно ведет к тому, что занимаясь исследованиями в области приложения системного анализа к общественным процессам, Комитет по умолчанию объективно вторгается в сферу религий, политики и экономики, и потому объективно не может не проводить в жизнь каких-то взглядов по этим вопросам. Однако, любая попытка анализа деятельности самого комитета при таком подходе к мировоззренческим вопросам, может быть тут же объявлена политически пристрастной, как только кто-то попытается войти в него со взглядами, гласно отрицающимиобъективно проводимые в жизнь по умолчанию,взгляды Комитета. На этом свобода научных исследований при поддержке спонсоров Комитета кончается и на носителя неугодных взглядов должно спустить комитетскую “инквизицию”. При этом может сложиться ложное представление, что Комитет будто бы не интересует вопрос о том, какие из взаимно исключающих взглядов ближе к Объективной Истине, и потому для общества безопаснее. На самом деле при таком подходе Комитет будет авторитарно (но не открыто, а по умолчанию) проводить в общество только свойственные ему взгляды. Объективной же науке свойственно не уходить от разрешения противоречий во взглядах по всяким вопросам, а исключать ошибочные взгляды из разных сфер общественной жизни: от быта до глобальной политики — всё открыто для познания и переосмысления. Ограниченный подход, исключающий из рассмотрения те или иные вопросы, затрагивающие чью-то комфортную привычность, — утратил жизнеспособность к концу ХХ века. Всему гласно изложенному сопутствуют некие умолчания, но важно заботиться о том, чтобы система умолчаний не отрицала того, что введено в информационные процессы общественной жизни по оглашению. Иначе более мощные умолчания сметут их не понимающих благонамеренных болтунов, чему учат все прошлые революции и иные социальные потрясения.

Предлагаемая вниманию аналитика исходит из следующих воззрений.

* * *

Человечество в биосфере планеты выделяется наличием культуры, под коим термином мы понимаем весь объем генетически не наследуемой информации, передаваемой в обществе от поколения к поколению; но при этом генетически обусловлен и передается от поколения к поколению генетический потенциал способностей к освоению культурного наследия предков и к его дальнейшему преобразованию.

Всякое общество несет свойственную ему культуру и существует в глобальном историческом процессе, являющемся частным процессом в жизни биосферы Земли. Устойчивость биосферы планеты в целом и взаимная обусловленность существования в ней всех биологических видов, довлеет и над человечеством, вследствие чего безопасные пути развития общества и каждого из людей довольно узки и ведут к весьма ограниченному -множеству целей из всего множества объективно возможных.

Культура и направленность её развития обусловлены нравственностью людей и их свободной самодисциплиной (и/или отсутствием таковых) в следовании нравственно избранным идеалам.

Идея Бога, Творца и Вседержителя в культуре — не произведение “художественного творчества” людей, а отражение в жизни общества объективного надмирного бытия Божия.

Всеобъемлюще единственное доказательство бытия Божиего Бог дает каждому человеку Сам: Он каждому верующему Ему, если человек делами своей жизни сам отвечает Богу, когда Бог говорит через совесть человека.

Любой процесс в Мироздании может быть интерпретирован (рассмотрен) в качестве процесса управления или самоуправления. По этой причине понятийный и терминологический аппарат теории управления является обобщающим, что позволяет с его помощью процессы: общеприродные, биологические, технические, и тем более — все социальные, психологические процессы.

Единообразное описание разнородных процессов с привлечением достаточно общей теории управления позволяет стоять на фундаменте всех частных наук; легко входить в любую из них [1]; и при необходимости найти со специалистами в них. В этом — главное достоинство её понятийного и терминологического аппарата

Во всем многообразии процессов [2] (со-бытий) при рассмотрении их в качестве процессов управления или самоуправления можно выявить присущее им всем общее, и соответственно этому общему построить понятийный и терминологический аппарат достаточно общей теории управления.

В ней возможна постановка всего двух задач. Первая задача: мы хотим управлять объектом в процессе его функционирования сами непосредственно. Это задача управления. Вторая задача: мы не хотим управлять объектом в процессе его функционирования, но хотим, чтобы объект — без нашего непосредственного вмешательства в процесс — самоуправлялся в приемлемом для нас режиме. Это задача самоуправления. Для обеих задач необходимы три набора информации:

Вектор целей управления (едино: самоуправления, где не оговорено отличие), представляющий собой описание идеального режима функционирования объекта. Вектор целей управления строится как иерархически упорядоченное множество частных целей управления, которые должны быть осуществлены в случае идеального управления. Порядок следования частных целей в нем — обратный порядку последовательного вынужденного отказа от частных целей в случае невозможности осуществления всей совокупности. На первом приоритете вектора [3] целей стоит самая важная цель, на последнем — самая незначительная.

Одна и та же совокупность целей, подчиненных разным иерархиям приоритетов, образует разные вектора целей, что ведет и к различию в управлении. Потеря управления может быть вызвана и выпадением из вектора некоторых целей и выпадением всего вектора или каких-то его фрагментов из объективной матрицы возможных состояний объекта, появлением в векторе объективно и субъективно взаимно исключающих одна другие целей. Образно говоря, вектор целей — это список, перечень, чего желаем, с номерами в порядке, обратном порядку вынужденного отказа от осуществления этих желаний.

Вектор (текущего) состояния контрольных параметров, описывающий реальное поведение объекта по параметрам, входящим в вектор целей.

Каждый из этих двух векторов представляет собой упорядоченное множество информационных модулей, описывающих те или иные параметры объекта, соответствующие частным целям управления. Упорядоченность информационных модулей в векторе состояния повторяет иерархию вектора целей. Образно говоря, это — список, как и первый, но того, что имеет место в действительности.

Вектор ошибки управления, представляющий собой “разность” (в кавычках потому, что разность не обязательно привычная алгебраическая) вектора целей и вектора состояния. Он описывает отклонение реального процесса от предписанного вектором целей идеального режима. Образно говоря, это — перечень неудовлетворенности желаний соответственно перечню вектора целей с какими-то оценками степени неудовлетворенности каждого из них (либо соизмеримых друг с другом числено уровней, либо числено несоизмеримых, но упорядоченных дискретным индексом предпочтительности уровней).

Вектор ошибки — основа для формирования оценки качества управления субъектом-управленцем. Оценка качества управления не является самостоятельной категорией, поскольку на основе одного и того же вектора ошибки возможно построение множества оценок качества управления, далеко не всегда взаимозаменяемых.

теории управления является понятие: устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определенной мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и упра-воле-ния. Управление не возможно, если поведение объекта непредсказуемо в достаточной мере.

Полная функция управления. Она описывает циркуляцию и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента формирования субъектом-управленцем вектора целей управления и (включительно) до осуществления целей в процессе управления. Это система стереотипов отношений и стереотипов преобразований информационных модулей, составляющих информационную базу управляющего субъекта, моделирующего на их основе функционирование объекта управления (или моделирующего процесс самоуправления).

Этапом, фрагментом полной функции управления является целевая функция управления, т.е. концепция достижения в процессе управления каждой из частных целей, входящих в вектор целей. Для краткости, и чтобы исключить путаницу с полной, целевую функцию управления там, где нет необходимости в точном термине, будем называть: концепция управления.

После определения вектора целей и допустимых ошибок управления, в процессе реального управления по ней осуществляется замыкание информационных потоков с вектора целей на вектор ошибки (или эквивалентное ему замыкание на вектор состояния). При формировании совокупности концепций управления, соответствующих вектору целей, размерность пространства параметров вектора состояния увеличивается за счет приобщения к столбцу контрольных параметров еще и информационно связанных с ним параметров, описывающих состояние объекта, окружающей среды и системы управления.

Эти дополняющие, информационно связанные параметры разделяются на две категории: управляемые — в изменении значений которых сказывается (они образуют вектор управляющего воздействия); и свободные — которые изменяются при изменении управляемых, но не входят в перечень контрольных параметров, составляющих вектор целей управления. Так, для корабля: угол курса — контрольный параметр; угол перекладки руля — (непосредственно) управляемый параметр; угол дрейфа (между вектором скорости и плоскостью симметрии) — свободный параметр.

Далее под вектором состояния понимается в большинстве случаев этот расширенный вектор, включающий в себя иерархически упорядоченный вектор контрольных параметров. Набор управляемых параметров может быть также иерархически упорядочен (нормальное управление, управление в потенциально опасных обстоятельствах, аварийное и т.п.) и образует вектор управляющего воздействия, выделяемый из вектора состояния.

Полная функция управления в процессе управления осуществляется бесструктурным способом(управления) и структурным способом.

При структурном способе управления информация передается адресно по вполне определенным элементам структуры, сложившейся еще до начала процесса управления.

При бесструктурном способе управления таких, заранее сложившихся, структур нет. Происходит безадресное циркулярное распространение информации в среде, способной к порождению структур из себя. Структуры складываются и распадаются в среде в процессе бесструктурного управления, а управляемыми и контролируемыми параметрами являются вероятностные и статистические характеристики массовых явлений в управляемой среде: т. е. средние значения параметров, их средние квадратичные отклонения, плотности распределения вероятности каких-то событий, корреляционные функции и т.п. Структурное управление выкристаллизовывается из бесструктурного.

Объективной основой бесструктурного управления являются и (субъективные оценки объективных статистических предопределенностей), упорядочивающие массовые явления в статистическом смысле, позволяющие отличать одну статистику от другой; а во многих случаях выявить и причины, вызвавшие отличие статистик.

Поэтому, слово “вероятно” и однокоренные с ним, следует понимать не в смысле “может быть так, а может быть сяк”, а как указание на существование вероятностных оценок объективных статистических предопределенностей, обуславливающих вероятность [4] того или иного явления, события, возможности пребывания в некоем состоянии; утверждение о существовании средних значений “случайного” параметра (вероятность их превышения = 0,5), средних квадратичных отклонений от среднего и т.п.

С точки зрения общей теории управления, теория вероятностей (раздел математики) является . Соответственно: значение вероятности, статистическая частота, а также их разнообразные оценки есть меры неопределённости управления. Они же — меры устойчивости переходного процесса, ведущего из определённого состояния, (возможно отождествляемого с настоящим), к каждому из различных вариантов будущего во множестве возможного, в предположении, что:

1. Самоуправление в рассматриваемой системе будет протекать на основе прежнего его информационного обеспечения без каких-либо нововведений.

2. Не произойдет прямого адресного вмешательства иерархически высшего, внешнего по отношению к системе, управления.

Первой из этих двух оговорок соответствует взаимная обусловленность: чем ниже оценка устойчивости переходного процесса к избранному варианту, тем выше должно быть качество управления переходным процессом, что соответственно требует более высокой квалификации управленцев. То есть: во всяком множестве сопоставимых возможных вариантов, величина, обратная вероятности самоосуществления всякого определенного варианта, есть (по отношению к другим вариантам) , необходимого для осуществления именно этого варианта из рассматриваемого множества.

Вторая из этих двух оговорок указует на возможность конфликта с иерархически высшим объемлющим управлением. В предельном случае конфликта, если кто-то избрал зло, упорствует в его осуществлении и исчерпал Божеское попущение, то он своими действиями вызовет прямое вмешательство в течение событий Свыше. И это вмешательство опрокинет всю его деятельность на основе всех его прежних прогнозов и оценок их устойчивости — мер неопределенностей.

Векторы целей управления и соответствующие им режимы управления можно разделить на два класса: балансировочные режимы — колебания в допустимых пределах относительно идеального неизменного во времени режима; маневры — колебания относительно изменяющегося во времени вектора целей и переход из одного режима в другой, при которых параметры реального маневра отклоняются от параметров идеального маневра в допустимых пределах. Потеря управления — выход вектора состояния (или эквивалентный выход вектора ошибки) из области допустимых отклонений от идеального режима, иными словами — выпадение из множества допустимых векторов ошибки.

Маневры разделяются на сильные и слабые. Их отличие друг от друга условно и определяется субъективным выбором эталонного процесса времени и единицы измерения времени. Но во многих случаях такое их разделение позволяет упростить моделирование слабых маневров, пренебрегая целым рядом факторов, без потери качества управления.

Любой частный процесс может быть интерпретирован как процесс управления или самоуправления в пределах процесса объемлющего иерархически высшего управления и может быть описан в терминах перечисленных основных категорий теории управления.

Человеческое сознание может одновременно оперировать с семью — девятью объектами. При описании любой из жизненных проблем в терминах теории управления, общее число одновременно используемых категорий не превосходит девяти:

1) вектор целей;

2) вектор состояния;

3) вектор ошибки;

4) полная функция управления;

5) совокупность концепций управления;

6) вектор управляющего воздействия;

7) структурный способ;

8) бесструктурный способ;

9) балансировочный режим или маневр.

Это означает, что информация, необходимая для постановки и решения любой из задач теории управления, может быть доступна сознанию здравого человека в некоторых образах , одновременно и упорядочено, как некая мозаика, а не бессвязно-разрозненно, как стекляшки в калейдоскопе. Главное для этого — отдавать себе отчет в том, что конкретно к какой категории теории управления относится, чтобы не впадать в — махрово или вяло текущую шизофрению.

И если какие-то категории оказываются и/или поведение объекта не устойчиво в смысле предсказуемости его поведения, то это означает, что человек не готов — не то чтобы к решению, но даже к постановке задачи, за которую взялся; и потому он может осознанно заблаговременно остановиться и переосмыслить происходящее, чтобы не сотворить беды, впав в калейдоскопический идиотизм.

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определенности целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определенности допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределенности обоих видов, иными словами неспособность понять смысл различных определенных концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую).

Методологический тест на управленческое шарлатанство или отсутствие шарлатанства — алгоритм метода динамического программирования [5]. Его возможно построить и запустить в работу (если позволяют вычислительные мощности) только при определенности вектора целей и соответствующих вектору целей концепций управления, а так же при условии, что вектор целей и концепции управления не потеряют устойчивость на интервале времени, в течение которого длится процесс управления.

Всякое общество так или иначе управляется, по какой причине глобальный исторический процесс возможно рассматривать в качестве глобального процесса управления, 1) объемлющего множество процессов региональных управлений, 2) протекающего в иерархически высших по отношению к нему процессах жизни Земли и Космоса. Соответственно этому, при взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-общественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: , к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее как материально-технические объекты цивилизации и вещественные памятники культуры, так и носителей их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другой, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле , — падает.

Придерживаясь высказанного мировоззренческого стандарта, мы и рассматриваем все без исключения мнения, высказываемые по вопросам истории, религии, экономики и иным, принадлежащими к области обществоведения

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР журнала Германия” № 3, июнь 1995 г. RU (D21251F, на русском языке)

Издателем журнала является “Социетэтс-ферлаг” в сотрудничестве с Ведомством печати и информации Федерального правительства (Бонн).

Из этого можно понять, что журнал по умолчанию ориентирован на читателя из современной российской “элиты” и в нем, хотя бы отчасти, выражены интересы хозяев Правительства Германии. Это не означает, что авторы — криводушные наемники, отрабатывающие социальный заказ, но все же предполагает отбор авторов, кто на основе своих искренних убеждений способен выразить мнения, к которым, с точки зрения правящей “элиты” Германии желательно привести и убеждения культурной, а также и правящей “элиты” пост-КПСС-ной России.

В таких условиях невозможно, чтобы из ряда вон выходящие мнения, которые еще не получили достаточно широкого распространения в обществе, попали бы на страницы журнал. То есть, в журнале отражена только часть спектра достаточно широко распространенных мнений, которым сопутствует некое осознанное умолчание и некоторое не осознаваемое непонимание.

С учетом этих оговорок из журнала возможно уяснить взгляды западной социологии на современность и перспективы, так или иначе выражающиеся в процессах общественного самоуправления Западной региональной цивилизации. В этом контексте интерес представляют три статьи, взаимно дополняющие одна другую, которые далее и комментируются.

“МЕЧТА О МИРЕ: 50 ЛЕТ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ” — статья Тео Зоммера. Тео — имя, фонетически совпадающее с греческим «бог». Тео Зоммер совместно с графиней Марион Денхоф и бывшим федеральным канцлером ФРГ Гельмутом Шмидтом является издателем гамбургского еженедельника “Цайт”.

В частности в статье речь идет о том, что при создании ООН многие связывали с нею надежды, что ООН возьмет на себя функции глобального правительства и успешно их осуществит, вследствие чего на Земле воцарится мир и всеобщее благоденствие:

«Спустя два года после бомбардировки Хиросимы “Нью-Йорк Таймс” писала, что последняя надежда на защиту от ядерного оружия кроется в устранении войны, как таковой, а это в конечном итоге осуществимо лишь с помощью мирового правительства. Идеалистам, подобно американскому педагогу Роберту Хатчинзу, даже это казалось робким шагом. Он хотел, чтобы мировое правительство появилось не в конечном итоге, а уже теперь. Перед лицом ядерного оружия человечество не может позволить себе ни одной войны, это означало бы конец цивилизации. Поскольку мировое правительство необходимо, считал Хатчинз в 1947 г., то оно и возможно. Однако, когда он дописывал это предложение, шансы были упущены, если конечно они вообще были.»

«Начало “холодной войны” обрекло ООН на бездействие. До 1989 г. право вето применялось 279 раз (до 1960 г. исключительно СССР, а затем в основном Западом).» И объяснение этой недееспособности ООН Т.Зоммер находит в личностном факторе:«Сталин и не думал о том, чтобы принести в жертву мечте о Едином Мире свое гипертрофированное честолюбие.» Ну, а после смерти Сталина? — молчаливо предполагается, что руководители СССР бездумно воспроизводили унаследованную от Сталина конфронтацию, якобы ради самой конфронтации и удовлетворения их личных амбиций.

Когда недееспособность ООН в качестве мирового правительства, или хотя бы в качестве ответственного за свои рекомендации и надежного консультанта правительств государств, в эпоху (без кавычек) стала очевидной, Р.Хатчинз высказал следующее мнение, приведенное Т.Зоммером:

«Единый мир в руках тирана — это было бы хуже, чем несколько миров. При наличии нескольких миров имеется по меньшей мере возможность скрыться от одного из них в другом».

Т.Зоммер — один из издателей массового еженедельника “Цайт” — принадлежит к числу людей, чье мнение для многих неукоснительно. Но от этого оно не перестает быть ошибочным.

Исторически реально подписание декларации об учреждении Организации Объединенных Наций в 1945 г. подвело итог совместной деятельности многих государств в рамках концепции глобальной значимости, целью которой было пресечение глобальной силовой экспансии держав оси “Берлин — Рим — Токио”. В 1945 г. эта цель была осуществлена, в результате чего исчезла и какая бы то ни было определенная концепция глобальной значимости дальнейшей совместной деятельности стран, вошедших в ООН. То есть, ООН в момент своего юридического оформления уже была обречена на недееспособность: в осуществлении права вето до 1989 г. в среднем по 6 раз в год выражались не гипертрофированное честолюбие Сталина или амбиции иных политиков, а несовместимость принятых в разных регионах Планеты концепций общественного управления, каждая из которых претендовала быть безраздельно господствующей глобальной концепцией общественного устройства жизни людей, либо же в принципе игнорировала значимость общечеловеческих глобальных проблем, чем и порождала новые глобальные проблемы и усугубляла старые.

И.Сталин, в отличие от Р.Хатчинза, Т.Зоммера и многих других, не сводил социальные проблемы к исторически кратковременной деятельности личностей (тиранов, диктаторов и т.п.), а видел в них управленцев — выразителей идей, намерений и устремлений, свойственных исторически долгоживущим внутрисоциальным образованиям: мафиям, классам, нациям и т.п., гласно или по умолчанию несущих из поколения в поколение определенные, подчас взаимно исключающие одна другие концепции общественного устройства жизни людей.

Обсуждая с Г.Уэллсом возможности осуществления мечты о Едином благоденствующем Мире, И.Сталин ему возразил: «… я не забываю, что имеется много злых людей. Я не верю в доброту буржуазии (…)» Из чего можно понять, что Сталин мог бы уточнить приведенное высказывание Р.Хатчинза:

Единый мир на основе концепции совершенной тирании хуже, чем несколько миров, в каждом из которых тирания по-разному несовершенна. По крайней мере в каждом из миров легче освободиться от свойственной ему тирании, именно благодаря ее несовершенству, что поможет и остальным мирам освободиться от свойственной им тирании.

Тем не менее, хотя прошло уже более 40 лет от времени, когда Р.Хатчинз высказал свои взгляды о Едином Мире, мировом правительстве и тирании, как явствует из цитированной статьи: индивидуалистичное мышление западной пишущей “элиты” все еще не может подняться с уровня рассмотрения деятельности отдельных личностей, превозносимых над обществом, на уровень рассмотрения концепций самоуправления обществ, которые объективно свойственны всем национальным культурам, международной культуре, и только выражаются в деятельности личностей политиков, более или менее осознанно их осуществляющих. Но многое говорит и о том, что концептуальный уровень рассмотрения проблем глобальной социологии не свойственен и для кланово-замкнутых обсуждений, которые не выносятся в средства массовой информации: в противном случае, средства массовой информации, даже умолчанием не нагнетали бы потенциала катастрофического разрешения неопределенностей управления, от которого могут пострадать и сами носители непонимания и умышленно не оглашаемых намерений и воззрений на глобальные проблемы и перспективы их разрешения.

Этот процесс нагнетания потенциала катастрофического разрешения неопределенностей, возникающих за счет непонимания, осознанных умолчаний и формально вежливого “не оскорбляющего” употребления слов в переносном и в “общем”, т.е. неточно определенном смысле, хорошо отразился во второй статье:

“МОЛНИЕНОСНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ ПО ВСЕМУ МИРУ: НОВЕЙШАЯ ТЕХНИКА СТИМУЛИРУЕТ МИРОВУЮ ТОРГОВЛЮ. ВЗГЛЯД НА РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ” — по всей видимости редакционной, поскольку ее автор не указан. Статья начинается со слов:

«Министр иностранных дел Израиля Шимон Перес абсолютно уверен в том, что на пороге 21-го века человечество идет навстречу (подчеркнуто нами: ну и косноязычие — Авт.): “Мы вступаем не в новое столетие. Мы вступаем в новую эру”, — говорит он. При этом имеется ввиду процесс перехода к глобальному информационному обществу, что повлечет за собой появление нового экономического, социального и политического устройства.»

Короче говоря, речь идет о процессе перехода к единой глобальной культуре человечества, которая, как видится, будет новым типом культуры, отличным от ныне существующих и известных в исторически обозримом прошлом.

Экономика это — культура самоуправления общества в его хозяйственной деятельности и потреблении произведенного — только одна из множества граней культуры в целом. Авторы любой статьи на тему становления единой глобальной культуры безусловно в праве ограничиться рассмотрением любого из ее частных аспектов, но они не в праве при этом забывать и о всех прочих; тем более о более значимых в иерархии средств общественного самоуправления.

Так, пишущий про экономику — хозяйственную деятельность и потребление произведенного — должен помнить, что они обусловлены уже сложившимся идеалами и этикой, проистекающими из реальной, а не лозунговой нравственности активных поколений и, в свою очередь, формируют нравственность, идеалы и этику входящих в жизнь поколений, И именно различие в нравственности и идеологии выражается в ориентации экономики общества на удовлетворение тех или иных, но вполне определенных потребностей множества людей — социальных групп.

Когда же речь заходит о глобальной экономике, являющейся частью многонациональной глобальной культуры, то появление дыр и миражей на социологической картедействительно , чревато впоследствии большими бедами. Но именно такого рода дыры и миражи находим в таблице “Лица” рыночной экономики:

— Ориентированы на потребление: США, Великобритания, Канада, Австралия — Признаки: Открытые границы, дерегулирован ие экономики, ориента ция на получение прибыли — Потенциальные проблемы: Большие различия в уровне доходов, низкие темпы сбережений, слабые центральные правительства

Ориентированы на производство: Германия, Франция, Япония, Мексика — Признаки: Упор на производство и занятость — Потенциальные проблемы: Сохранение системы социальной защиты на прежнем уровне, замедление темпов модернизации.

Семейный капитализм: Тайвань, Малайзия, Таиланд, Индонезия — Признаки:Развитие за счет китайской диаспоры, капитал в руках отдельных семей — Потенциальные проблемы: Создание современных предпринимательских структур и финансовых рынков

Переходные страны: КНР государства СНГ — Признаки: Правительства содействуют переходу к рыночной экономике, растет слой предпринимателей — Потенциальные проблемы: Защита инвестиций и правовая защита, участие в многосторонних соглашениях,экономическая преступность

Как видно, из таблицы выпали культурно пестрая Африка и обширный регион традиционно Коранической культуры, простирающийся от Атлантики через север Африки до границ Китая, а также свойственной многим регионам “СНГ”.

В таблице весьма своеобразная классификация: “ориентированы на потребление” — “ориентированы на производство”. Противопоставление “ориентации на производство” по-русски выражается не в формально вежливом слове «потребление», а в точных, но оскорбляющих честолюбие “потребителей” словах: паразитизм на производстве. Правильность именно такого противопоставления, называющего все своими именами, подтверждается и в графе “Признаки”: ориентация на получение прибыли (т.е. приоритет финансовой деятельности над производством) и дерегулирование экономики (т.е. производства и снятия многих социальных гарантий) в условиях открытых границ и умолчаниях об “общественно-политических рамках”, противопоставляется “упору на производство и занятость”, “общественно-политическим рамкам”, (т.е. ограничениям в том числе и на финансовую деятельность с целью получения прибыли под лозунгом “Деньги — не пахнут!”).

Интересно также определение-вывеска “семейный капитализм”, выражающее западное непонимание экономики стран Юго-Восточной Азии иной нравственной мотивацией, которая предопределена сложившейся в них в прошлом культурой. Это видно из понимания характера потенциальных проблем этих стран: “Создание современных предпринимательских структур и финансовых рынков”. Эта фраза по умолчанию подразумевает культурное лидерство Запада, однако не подтверждаемое реально: четыре мировые войны (начиная от Наполеона) за два столетия и глобальный биосферно-экологический кризис, порожденный западным типом хозяйствования — слишком много для того, чтобы по совестипризнать за Западом глобальное культурное лидерство, хотя глобальное дилерство Запада неоспоримо.

Кроме того, в приводимом контексте слово “современные”, по отношению к предпринимательским структурам, уместнее заменить на эффективные, поскольку , но все современные по-разному эффективны. Также и “финансовые рынки” — “место” продажи денег за деньги (ссудный процент — цена денег) с целью получения денежной же прибыли; проще говоря создание финансовых рынков — это создание системы взаимного ростовщического паразитизма, с которой Запад исторически сжился, и которая есть одна из мерзостнейший тираний на Земле. Понятие же эффективности — производное от определенного понимания концептуальной целесообразности и критериев качества управления. И есть концепции общественного самоуправления, с позиций которых главная проблема современной глобальной экономики не в создании “финансовых рынков”, а в избавлении множества производителей от тирании организованного ростовщического, и прежде всего, — надгосударственного финансово-кланового паразитизма на труде людей.

В частности, Коран в принципе запрещает кредитование под процент, но рекомендует безвозмездное вспомоществование и дар, не подлежащий возврату. В экономике Японии никогда не было свободного ссудного процента, а банковская прибыль в середине 1960-х гг. была на уровне 0,5 %. В таких условиях “финансовый рынок” невозможен, поскольку спрос на кредиты всегда превышает возможности их предложения. По сообщению “Финансовых Известий” (№ 64, 12.09.95), столкнувшись с очередными экономическими трудностями, Япония сочла за благо свести его практически до нуля: 0,5 %. Но в условиях беспроцентного (или почти беспроцентного) кредитования рухнула бы сложившаяся кредитно-финансовая система любой из стран Запада, хотя Япония в них же развивалась неоспоримо динамично более 40 лет.

По отношению же к КНР и “СНГ” делается предположение, что это — “переходные страны”, чему синонимично: “недоразвитые”, поскольку по умолчанию предполагается культурное лидерство Запада, у которого все прочие должны перенять его культуру, и в частности экономические навыки.

Потенциальные проблемы, так называемых переходных стран: защита инвестиций. Но из анализа финансовых оборотов на территории “СНГ” следовало бы сказать прямо: защита инвестиций от свободного ссудного процента; т.е. от западных финансово-экономических навыков.

После того, как вскрыты концептуальные неопределенности в таблице «“лица” рыночной экономики», читаем подзаголовок: «Рыночная экономика одерживает триумф, так как по своему характеру она многокультурна. В отличие от государственного планового хозяйства она обладает большей открытостью и гибкостью.» В настоящем обзоре Теория планового управления рыночным хозяйством не излагается, поэтому мы затронем только первую половину подзаголовка, которая приводит к встречному вопросу: Какой из типов рыночной экономики одерживает триумф: “ориентированный на потребление”, т.е. финансово-паразитический? — производящий германский? — производящий японский? — или иной — имеющий в перспективе выйти из одной из дыр или области миражей, оставленных на социологической карте мира умолчаниями и затуманивающими суть явлений неточно адресованными к понятиям словами: из Африки, регионов Коранической культуры или России, в которой столетиями не разрешены многие неопределенности самоуправления общества?

Разные культуры — разные именно вследствие того, что им объективно свойственны разные концепции общественного самоуправления, и сотрудничать они могут только в осуществлении совпадающих или взаимно дополняющих целей, свойственных концепции каждой из них: но сотрудничество в отношении осуществления антагонистичных целей — возможно как эпизод, но не как устойчивый процесс. И хотя в журнале не упомянута Конференция по “устойчивому развитию”, проведенная в Рио-де-Жанейро, но при таком ущербном видении процессов в глобальной цивилизации, какое выражает западная социология, следует предостеречь: Порожденная ею концепция “устойчивого развития” обречена на крах, т.е. на потерю управления по ней вследствие непредсказуемости процессов в зонах умолчаний и миражей, созданных вожделением западных социологов на социологической карте Мира.

В глобальных отношениях ориентация экономики одного общества на “потребление” антагонистична ориентации экономики другого общества на производство, с целью удовлетворения нужд прежде всего собственного населения, а не нужд потребления тех, кто сориентировал свою экономику на потребление превыше собственного производства. Вопреки этому встречаем опьянение иллюзиями и мечтаниями:

«Японские, американские, германские, французские, китайские и российские предприниматели могут свободно конкурировать между собой, договариваясь о заключении союзов, создавать совместные предприятия, имея при этом “одинаковые цели и следуя одинаковой логике”, как отмечает экономист Роберт Хайльбронер.» Но нет в настоящее время одинаковых целей, а тем более одинаковой логики социального поведения, общих для перечисленных стран. И ни одна из их “логик”, в современном виде каждой из них, не может стать общей всем без того, чтобы не вызвать глобальной катастрофы культуры, а с нею и глобальной цивилизации.

Но в этом контексте выражения мечты о Едином Мире в журнале все же присутствует отчасти обнадеживающая статья Матисса Феттера о выставке “ОНИ БЫЛИ НЕ ТОЛЬКО ПРОТИВНИКАМИ” (о сложных взаимоотношениях Германии и России на протяжении веков). Она начинается словами:

«Во время “холодной войны” в Федеративной Республике появился бестселлер с необычным заголовком “Восток минус Запад равняется нулю”. Если учесть, что влияние Византии автор почему-то приписал Западу, то становится ясно: приведенный им баланс заведомо неверен.

Тем не менее “импорт” западной цивилизации и культуры в Россию — исторический факт. Еще Иван Грозный посылал немца Иоганна Шлите на родину вербовать “экспертов” для Руси» и т.п.

Конечно, Восток (Россия) минус Запад не равняется нулю. Исторически реально, при взгляде из России, Византия — не Восток, а одна из главных модификаций библейского Запада, зараженного при рождении экспансией распада некогда единой Римской Империи, в состав которой Россия, в отличие от Византии, никогда не входила. Эта экспансия распада завершилась в Западной региональной цивилизации к середине ХХ века, после чего народы Запада начали объединяться в единой культуре.

Исторически реально Россия устойчиво идет путем объединения в единой культуре многих национальных культур со времен взятия под власть Москвы Рязани, Твери, Новгорода, Казани, бывших некогда столицами государств, сопредельных Великому княжеству Московскому.

Это означает, что исторически реально Россиярегиональная цивилизация в границах одного государства.

Запад, в отличие от России, — множество государств, принадлежащих одной и той же региональной цивилизации, культура которых взращена на Библии, в текстах которой Откровения извращены и слиты со своекорыстной отсебятиной.

“Импорт” западной цивилизации и культуры в Россию — не исторический факт, а самообольстительный для Запада и очень опасный (1812-1814 гг., 1914-1918 гг., 1939-1945 гг.) исторический миф, ласкающий честолюбие западных миссионеров-”цивилизаторов”. Исторически реальный факт — тысячелетняя попытка навязать региональной цивилизации России видение Мира и уклад жизни, свойственные западной региональной цивилизации.

Каждая из региональных цивилизаций обладает смыслом и целесообразностью своего существования. В глобальной социологии региональные цивилизации — категории одного порядка — глобальной значимости. И в том, что Иван Грозный, как и многие другие лидеры России, посылал на Запад людей, проявляется не “импорт” в отсталую недоразвитую Россию западной цивилизации и культуры, а культурный обмен — нормальное явление в жизни совокупности региональных цивилизаций.

Матиас Феттер, не понимая этого цивилизационно-самобытного существа России, тем не менее заканчивает свою статью словами, дающими надежду на возможность обретения взаимопонимания в будущем: «Сегодня мы стоим на пороге нового диалога. Как и в прежние времена в Россию устремились западно-европейские советники и специалисты. Однако успех гарантирован лишь тогда, когда Запад поймет, что Россия — это не недоразвитая страна, которая не может обойтись без Запада. В 20-м веке она проделала свой исторический путь, к которому следует относиться с уважением во имя совместного будущего “Востока плюс Запада”.»

Чтобы совместное будущее состоялось, необходима общая концепция общественного устройства жизни людей, которая позволит каждой из региональных цивилизаций освободиться от свойственной каждой из них тирании над человеком. Поэтому с пониманием должно относиться равно: В России к историческому пути цивилизации Запада, а на Западе — к историческому пути цивилизации России. Уважение и объединение в Единый Мир Людей возможно в наши дни только на основе единого понимания одного и того же: и прежде всего прочего — таких категорий как Добро и Зло, Справедливость — в их существе. “Молниеносный обмен информацией” по всему миру способствует ускорению единения в понимании, думающих свободно людей; но если есть бездумье, подменяемое тиражированием мнений, то не будет и единения в понимании. И вместо уважения получится парность отношений: благо-подобная снисходительность самовозвеличивания и заискивающий перед ним холуизм. На такой основе Единый Мир невозможен и в XXI веке, как он не состоялся на протяжении всей прошлой письменной истории единого, но многонационального человечества. Если нет понимания глобальной социологии, то “идеалисты, мечтающие о Едином Мире, справедливом и цельном, без войн” (Т.Зоммер) вымостят своими же благими намерениями дорогу в ад для себя и других. И нельзя в очередной раз допустить, чтобы они сделали это.

МЕЛКИЕ ФАКТЫ, ДОПОЛНЯЮЩИЕ ПРЕДЫДУЩИЙ КОНТЕКСТ:

Заметка “КОСМОПОЛИТ НА ФИРМЕ «ТЕЛЕКОМ»“ — информация к размышлению: Япония в юридическом лице фирмы “Сони” использует его для экспансии в Европу, или через Запад проникает в управление Японией “инкорпорэйтед”?

В статье “МОЛНИЕНОСНЫЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ…” интересна таблица “Число выпускников вузов в год по специальностям”. Эти данные следует соотнести: между собой (инж. техн./естеств.); соотнести с и с численностью населения каждой из стран. США в 1980-е гг. резко сбавили в темпах развития вследствие того, что поколение студентов 70-ков отшатнулось от трудностей науки и техники и ударилось в юриспруденцию, смысла которой не поняло.

О книге “Ледокол”В. Б. Резуна-Суворова

Появление “Ледокола” многими было воспринято как клевета или шизофренический бред, а многими как окончательная правда о Великой Отечественной войне. Но “Ледокол” это не шизофрения, а недобросовестное графоманство амбициозного узкого специалиста, получавшего при учебе и работе оценки, более высокие, чем реальный уровень его квалификации. Легкость в получении образования и некая опека при делании карьеры не позволяют специалисту такого профиля соотнести свои узко специальные знания с информацией других отраслей деятельности в общем ходе вещей. По этой причине его исследование выражает крайне ограниченную и потому неверную интерпретацию, вне глобального исторического процесса, многих достоверных фактов.

Прежде чем браться за написание этой книги, ее автору следовало изучить развитие взглядов на использование конницы, танков, авиации, артиллерии и других родов войск и видов вооруженных сил, которые господствовали в генеральных штабах ведущих военных держав мира с начала ХХ века. Тогда бы в книге не было многих несуразностей.

Стр. 28, 29 (здесь и далее ссылки на издание АО Издательский дом “Новое время”, 1992 г.). Автор пишет о танках серии БТ, обладавших скоростью хода до 100 км/час: “Через 60 лет каждый танкист позавидует такой скорости” и запасом хода до 700 км “через 50 лет — это все еще мечта для большинства танкистов”. “БТ — это танк-агрессор”: т.е. делается вывод о том, что БТ это оружие исключительно агрессии, но никак не обороны.

Если же обратиться к истории танковых войск, то первые появившиеся танки были двух типов:

1) с казематным расположением вооружения в бортах высоченных корпусов в два и более человеческих роста — они продемонстрировали свою неуклюжесть и уязвимость и вымерли;

2) танки ныне традиционной компоновки с башней или “турельной” установкой вооружения в лобовой броне — они и получили развитие.

Война 1914-18 гг. выявила кризис кавалерии, на плечи и крупы которой раньше ложились глубокие рейды и прорывы. И танки выступили в этом отношении в качестве ее преемника. В 1920-е гг. господствовала точка зрения, что танк это нечто вроде бронированной тачанки. То есть упор делался на обеспечение скорости и маневренности машины. Рациональным воплощением таких воззрений явились танки серии БТ. И хотя любой танкист и сейчас позавидует его скорости и дальности хода, но по бронированию и вооружению БТ находятся на уровне хорошего современного бронетранспортера, но без отсека для десанта. И этим качествам никто завидовать не будет, поскольку настрадались от них еще в 1941 г.: малокалиберная пушчонка и гарантировано противопульное-противоосколочное бронирование.

В середине 1930-х гг. стали высказываться мнения, что танк это — “повозка для пушки”. Это изменение взглядов пытались реализовать в прежние технические решения: создать колесно-гусеничный танк, подобный БТ, но с противоснарядным бронированием и более мощным вооружением. Это и был А-20, названный автором “автострадным”. Это название оказалось близким к истине: из-за возрастания веса технические решения, принятые в ходовой части БТ, на А-20 оказались несостоятельны; танк мог передвигаться на колесах по шоссе и был крайне ненадежен на гусеницах вне шоссе. Поскольку, в отличие от Резуна из танков никто не намеревался делать шоссейный аналог бронепоезда, способного перемещаться исключительно по заранее проложенным путям, то выбор “колеса или гусеницы” был разрешен в пользу широких гусениц. А-20 стал прототипом Т-34. Именно по этой причине, когда Советские войска перешли в стратегическое наступление, никто не вспомнил о возобновлении производства БТ и А-20, якобы созданных для наступления-агрессии; более того, даже КВ с 85 мм пушкой был снят с производства, а в Берлин успели войти ИС-3 со 122 мм длинноствольной пушкой и бронированием, оптимизированным на основе реальной статистики боевых повреждений. Его не стыдно поставить и против многих современных танков с их многослойной броней и электроникой: снаряд 122 мм он и сейчас 122 мм.

То же касается и тезиса на с. 32. “По огневой мощи И-16 в два раза превосходил “Мессершмит-109Е” и почти в три раза “Спитфайр-I”. И-16 был уникален в том смысле, что только он один имел броневую защиту вокруг пилота”. Это Резун пишет со ссылкой на английского эксперта А.Прайса, который видел И-16, скорее всего, только на фотографиях.

Если обратиться к воспоминаниям тех, кто воевал на И-16 против “Мессершмитов” в 1941 г., то все пишут об устарелости И-16: уступает в скорости; в маневренности по вертикали; открытая кабина; много дерева в конструкции, нет радиостанции и т.п. И-16 был создан в начале 1930-х гг. как самолет с экстремальными характеристиками, исходя из требований своего времени. Когда требования изменились, то из-за предельной оптимизации его конструкции под прежние требования, эффективная модернизация оказалась невозможной, в отличие от Ме-109, многократно модернизировавшегося в 1930 — 40-е гг., хотя при появлении в небе Испании оба истребителя были новинками. На уровне авиации Германии и выше него действительно были только новейшие Як-1, МиГ-3, Ил-2, Пе-2, как это и пишут советские авторы и большинство зарубежных историков, с мнением которых Резун не соглашается. В авиации устарелость материальной части по сравнению с противником — предопределенность высоких потерь, вне зависимости от стиля полигонной подготовки. В пользу Германии был и массовый реальный боевой опыт строевых летчиков, что отличало их от большинства советских, реального боевого опыта не имевших.

Также на с. 71 противопоставление: “Если готовимся к наступательной войне, производим гаубицы, к оборонительной — пушки, и уж, конечно в предвидении оборонительной войны вооружаем пушками боевые войска, а не карательные” (имеются ввиду артполки НКВД).

Но если заглянуть в любую военную энциклопедию, то увидим, что “пушки” — главным образом калибром до 100 мм, а чем более калибр перевалил за 100 мм, тем чаще встречаются “гаубицы” и реже “пушки” и снаряды начинают преобладать фугасные и бетонобойные. И дело здесь в следующих причинах: на суше основные цели, для поражения которых требуется высокая начальная скорость снаряда и настильность траектории — танки. Именно с их появлением стали удлиняться стволы артиллерии. До этого “пушки” и “гаубицы” различались внешне только максимальными углами возвышения стволов. Картечь была забыта пушкарями с появлением автоматического стрелкового оружия. И произошло просто разделение целевого назначения артиллерии по калибрам: на прямой наводке и по переднему краю по легким видимым целям — стволы до 100 мм; а за передним краем противника, по невидимым, а также по хорошо защищенным целям — стволы калибра свыше 100 мм. Дальность стрельбы 120 мм гаубицы около 12 км. Дальность стрельбы корабельного 120 мм орудия около 25 км; 356 мм — 406 мм корабельного орудия — до 50 км. Для ведения сухопутного боя в первой половине ХХ века возможность поражения артиллерийским огнем расположения противника на глубину 20 — 25 км была вполне достаточна и это обеспечивали короткие стволы калибра до 203 мм, конструктивно оформленные как гаубицы: дальность боя 203 мм гаубицы или несколько более длинной пушки-гаубицы — порядка 25 км. Кроме того 203 мм — это тот предел, превысив который, орудие с позиции на позицию уже приходится перевозить в разобранном виде. А артиллерия большой и особой мощности калибра свыше 203 мм на суше использовалась редко: она была либо разборной, либо монтировалась на железнодорожных транспортерах и вела огонь с рельсов со специально оборудованных позиций и далеко не по рядовым целям: из больших пушек по “воробьям” стреляют от крайней нужды, если враг так припрет, что больше не из чего.

Кроме того, автор забыл или просто не знает о существовании еще одного вида оборонительных боев артиллерии: контр-батарейная стрельба. Это стрельба по батареям противника, уже открывшим огонь, на основе данных инструментальной разведки. Поскольку при правильном ведении артиллерийского боя полевой артиллерией батареи предпочитают размещать на закрытых позициях, а орудия в окопах, то навесная траектория коротких стволов предпочтительнее настильной траектории длинных стволов; либо же необходимы крупные калибры от 254 мм до 406 мм, снаряды которых, вне зависимости от траектории просто перекапывают местность со всем, что на ней находится (воронка от фугасного снаряда еще царской системы калибра 356 мм, с длиной ствола 52 калибра, в типичном для большинства районов нескальном грунте имеет диаметр порядка 30 м и глубину порядка 6 м).

Само разделение военной техники на “оборонительную” и “наступательную” убедительно только для представителей неслужилой “интеллигенции”, беззаботно рассуждающей обо всем без соображения и без понимания.

Также и эпизод начала войны, связанный с обороной Лиепаи, набитой “как бочка селедками” подводными лодками, трактуется весьма однобоко. Дело в том, что многие корабли, оказавшиеся в Лиепае 22 июня 1941 г., в ней и остались после ее падения. Судостроительная база Ленинграда и Кронштадта была в крайнем напряжении в связи со строительством новых кораблей. Мощностей для ремонта плавающих кораблей в тыловых базах не хватало, и в Лиепае были сосредоточены корабли и подводные лодки, нуждавшиеся в ремонте. Многие из них были просто неспособны покинуть Лиепаю по причине разобранных механизмов, вскрытых корпусов, горловин, выгруженных аккумуляторных батарей, неработоспособности ремонтируемых систем и т.п. Они были уничтожены в ходе обороны Лиепаи.

На с. 219 утверждается, что, кроме пакта о ненападении, с Германией был заключен договор о дружбе. В средствах массовой информации упоминалось об этом договоре, но утверждалось, что он был предложен Советским Союзом Германии в 1939 г., но Германия отказалась. Ясности по поводу этого договора нет. Но если Германия действительно отвергла этот договор, то это послужило основанием, чтобы подумать и о причинах, исходя из которых она это сделала, и принять сообразные меры. На с. 178 обвинения СССР в нарушении договора о нейтралитете с Японией.

Прежде чем говорить об отношениях СССР к Японии в 1941-1945 гг., полезно узнать, что после высадки на японских островах, среди всего прочего американцы захватили и тираж денег, отпечатанных императорским правительством для русскоязычных подданных микадо на территории Сибири. Ясно, что тираж был отпечатан в ходе осуществления вполне определенных намерений в отношении СССР, а не из любви к нумизматике в правящих кругах Японии тех лет. Большая заслуга И.Сталина и Л.Берии в том, что они смогли создать ситуацию, в которой США, которые тоже далеко не безвинны в организации как первой, так и второй мировых войн ХХ века, разрядили на себя агрессивный потенциал Японии.

Обращаясь к теме нейтралитета Японии и союзничеству СССР и США следует вспомнить гибель советской подводной лодки Л-15: она была потоплена в Тихом океане в светлое время суток при ясной видимости, когда шла в составе соединения под советским военно-морским флагом в надводном положении. Сделать это могла либо подводная лодка нейтральной Японии, либо подводная лодка союзных США. Кроме того на каботажных и океанских линиях Тихого океана японским императорским флотом с 1941 по 1945 гг. были перехвачены и уведены в Японию некоторые торговые суда СССР, а несколько торговых судов было потоплено в море палубной авиацией ВМС Японии, хотя на крышках их трюмов специально для авиационного распознавания лежали государственные флаги СССР (более подробно см. сборник “Тихоокеанский флот”, ВИ МО, 1967 г.).

Нарушение международных договоров — НОРМА поведения всех государств нынешней цивилизации, основанной на благообразной лжи.

Что касается главного, ради чего писалась книга: И.В.Сталин готовил континентального масштаба наступательную операцию с целью завоевания Европы, под лозунгом освобождения от созданного им же гитлеризма; загнал Гитлера в угол, и тот от безысходности (“Лучше ужасный конец, чем ужас без конца”: цитата гитлеровского эпиграфа книги И.Л.Бунича “Операция «Гроза»”) бросился на СССР по плану «Барбаросса» и успел опередить И.Сталина от силы на две недели — то советско-германские только некоторые военные аспекты этого многогранного глобального процесса показаны убедительно — и может быть опровергнуто только публикацией планов военных действий и других документов Генштаба СССР периода 1935 — 1941 гг. Но не-военные аспекты и сам глобальный политический процесс, порождающий военную деятельность, остались вне рассмотрения и потому многое чисто военное отобразилось в сознании Резуна в искаженном виде.

Структура Вооруженных сил, характер боевой и политической подготовки, характер пропаганды и политической ориентации войск и населения, зафиксированные множеством источников, говорят о том, что действительно готовились к тому, что и “На вражьей земле мы врага разобьем малой кровью, могучим ударом”, “Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин и первый маршал в бой нас поведет” — именно так пелось в песнях. Но никто из военных мемуаристов не вспоминает об обучении обороне, или тому, как встретить первый массированный удар противника, начинающего войну, так, чтобы без стратегического отступления и длительных позиционных боев, сразу же перейти в стратегическое контрнаступление.

И, если, как утверждает Резун, песня “Вставай страна огромная, вставай на смертный бой…” была заказана уже в феврале 1941 г., то остается только сожалеть о том, что события тех лет вылились в военный конфликт между Германией и СССР.

Резун не видит, что есть разница между заурядными гитлерами, лениными, троцкими, каменевыми, зиновьевыми, лариными и обретшими историческую известность под этими псевдонимами Шикльгрубером (сборщик налогов с еврейской общины: в переводе с идиш), Бланком, Бронштейном, Розенфельдом, Апфельбаумом, Лурье и прочими. Именно по причине этой слепоты к Шикльгруберам на вопрос, которым он начинает книгу: “Кто начал вторую мировую войну?” Резун дает неправильный ответ: «Коммунизм, как мировая идеология, и лично Иосиф Сталин, как его лидер в 1920-40-е гг.»

Войну 1939-45 гг. — ЧЕТВЕРТУЮ мировую войну в ЕДИНОЙ истории нынешней цивилизации — начал тот же, кто начал первую мировую, завершившуюся в Париже в 1814 г.; и тот же, кто начал вторую мировую в 1854 г., получившую название “крымской”, хотя военные действия имели место и на Камчатке; тот же, кто начал третью мировую в 1912 г. серией балканских войн; тот же, кто и в наши дни нагнетает напряженность на Балканах.

В 1912-14 гг. в России царствовали Романовы, в Германии — Гогенцоллерны. Интернационал был общественной антиправительственной организацией, а Ленин, Сталин и прочие были частными лицами, от которых в государственном управлении непосредственно ничего не зависело. Но война тем не менее состоялась. В результате нее не стало трех империй, склонных к самодержавию, выжившие Романовы, Габсбурги и Гогенцоллерны стали частными лицами, утратив статус глав великих держав.

На с. 43 Резун пишет: «А на мой взгляд, готов к войне не тот, кто об этом громко заявляет, а тот, кто ее выигрывает, разделив своих врагов и столкнув их лбами». Вот и поискал бы, кто столкнул лбами Россию и Германию в 1914 г. (Романовых и Гогенцоллернов), и в 1941 (Сталина и Гитлера)? Сценарий ведь общий для обеих держав и один и тот же в обоих случаях: необратимое взаимное нагнетание угроз и неопределенностей и военное их разрешение, после того, как кто-то из политиков перестает понимать глобальную ситуацию в целом. И назад к прошлым состояниям дороги нет. Где же механизм создания необратимости для каждой из столкнувшихся в войне сторон? Разница только в том, что к 1945 г. пришлось уже высаживаться в Европе США. поскольку Гитлер не оправдал надежд сенатора Трумэна (будущего президента США): «И пусть они убивают друг друга как можно больше…».

Обратимся к книге А.Селянинова «Тайная сила масонства» (СПб, 1911 г.). Из нее узнаем, что в 1905 г. в ходе революции только еврейский бунд получил иностранной финансовой помощи, ставшей известной, на сумму 7 млн. руб. золотом. В те годы новенький крейсер «Аврора» обошелся казне в 6,3 млн. руб. за 7 лет постройки, броненосец стоил порядка 15 млн. руб. А это только ИЗВЕСТНАЯ помощь, а каков объем оставшейся неизвестной? и не только финансовой? А ведь был не только бунд… Меценаты революции — Морозов и Шмидт — не характерны для класса частных капиталистов, а рабочий класс получал прожиточный минимум: у него нет денег на содержание в общем-то непонятного ему подполья и заграничных кафе для классово и культурно чуждых ему в своем большинстве эмигрантов-революционеров.

По воспоминаниям Шляпникова, после февраля 1917 г. большевики даже в революционном Петрограде не смели открыто просить у рабочих денег на обеспечение деятельности партии и прикидывались создателями страховых и больничных касс. К тому же, сообщив кому-то в США некую информацию о еврейских погромах в России, Шляпников получил в замен письмо, по предъявлении которого в Петорграде скромному библиотекарю публички Александру Исаевичу Браудо, последний выдал некую сумму с тремя нулями. А сколько было «шляпниковых», не оставивших воспоминаний?

По данным А.Селянинова «охранка» установила, что прокламации, распространявшиеся в петербургском гарнизоне и в лагерях русских военнопленных в Японии были отпечатаны в одной и той же типографии, хотя и доставлены в разные концы света.

В книге Дугласа Рида «Спор о Сионе» найдем еще множество подтверждений финансирования революций в России из-за рубежа. При этом все мелькают фамилии еврейского типа. А послеоктябрьское руководство в России-СССР до 1937 г.: чем выше в иерархии власти — тем статистически чаще встречаются евреи и женатые на еврейках.

То есть непредвзятое рассмотрение процессов, завершившихся революциями в России и в Германии, говорит:

— имел место глобальный масштаб деятельности по их обеспечению;

— финансирование было соизмеримо с военным бюджетом великих держав в мирное время и превосходило финансовые возможности угнетенных классов;

— целесообразность финансирования революционных партий была вне понимания, как самих тружеников, так и вне понимания их домочадцев;

— пришедшие к власти «коммунисты» были воспитаны в своем большинстве в ветхозаветно-талмудической культуре. И хотя они внешне отказались от закона Моисея, но тем не менее вместо того, чтобы наложить на них «херем» (проклятие, отчуждающее от еврейства), раввинат отдавал финансистам в законе Моисея указания об их неограниченной финансовой поддержке, а их противникам прекращал финансирование в самые ответственные моменты их деятельности, по какой причине они терпели крах (так было со всеми лидерами белого движения).

И в итоге у власти в России утвердились «коммунисты», ставшие на путь построения Всемирной Советской Социалистической Республики, и сошедшие со сцены (пока) спустя 70 лет? Или в 1917 г. к власти в России в лице всего множества местечковых цековичей, совнаркомовичей, комиссарчиков, чекистовичей с русскими псевдонимами и без оных пришла некая глобальная сила, имеющая в каждой стране своих представителей, как об этом прямо пишется в «Агни Йоге»:

«Международное Правительство никогда не отрицало свое существование. Оно не обнаруживало себя манифестами, но действиями, которые не упущены даже официальной историей. Можно назвать факты из французской и русской революции, а также из англо-русских и англо-индийских сношений, когда самостоятельная рука извне, изменяла ход событий. Правительство не скрывало наличие послов своих в разных государствах. Конечно эти люди по достоинству Международного Правительства никогда не прятались. Наоборот, они держались на виду, посещали Правительства и были замечены множеством людей. Литература сохраняет их имена, приукрашенные фантазией современников.

Не тайные общества, которых так боятся Правительства, но явные лица, посылаемы указом Невидимого Международного Правительства. Каждая подложная деятельность противна международным задачам. Единение народов, оценка созидательного труда, а также восхождение сознания утверждаются Международным Правительством самыми неотложными мерами. И если проследить мероприятия Правительства, то никто не обвинит его в бездействии. Факт существования Правительства неоднократно проникал в сознание человечества под разными наименованиями» («Агни Йога», Самара, изд. 1992 г., т. 1, с. 292). Но то сознание человечества, а читатель «Ледокола» имеет дело с сознанием Резуна и целенаправленностью его опекунов.

И Гитлер ли спас западные «демократии» от советизации всей Европы своим превентивным ударом, или же глобальная сила, именуемая Международным Правительством, в очередной раз столкнула лбами две великие державы, предварительно вооружив их до зубов, защищая свое любимое насаждение — «демократию» — от «сталинизма» — «гитлеризмом», а от «гитлеризма» — «сталинизмом», исходя, однако, из своих собственных интересов?

Поэтому, оставив пустословие «демократия», «коммунизм», «сталинизм», «гитлеризм», посмотрим по существу: — что спасали? — от чего? — и кто?

Западные «демократии» — это прежде всего — свобода продавать и покупать, в том числе продавать и покупать деньги. Последнее есть институт ростовщичества, сросшегося с институтом кредита и паразитирующего на надотраслевом управлении в глобальной макроэкономике. Договор о ростовщическом кредите неравноправен и эквивалентен диктату: Я тебе даю временную финансовую поблажку, но ты за это укради законным образом и верни мне финансов больше, чем я тебе дал во временное твое пользование.

Это так, потому что ссудный процент всегда больше, чем средние темпы роста производительности труда в обществе в исчислении объема произведенной продукции в неизменных ценах. Кредитование под процент — предписанное законом нарушение заповеди "Не укради!” Ссудный процент в обществе — фактор однонаправленного действия, создающий в обществе социальную группу, способную в целом заплатить монопольно высокую цену за все: за бриллиант, за политику, за войну, за мир, за революцию и т.п. В глобальных масштабах институт ростовщического кредита, контролировался еврейством согласно закону Моисея, в исторически реальной редакции предписавшего евреям ростовщичество и единение, направленное на господство надо всеми народами мира, которые должны жидовосхищенно на них ишачить.

В общем объеме денежного оборота общества всегда присутствует некоторая доля, обусловленная непогашенным кредитом. Ее удельный вес в обороте средств платежа, распределение задолженности по фирмам в отрасли, по отраслям деятельности, странам — средство управления статистическими характеристиками массовых явлений во всех сферах человеческой деятельности на основе рыночной экономики. Оно — в руках международной трансрегиональной ростовщической корпорации еврейских кланов, контролирующих поныне банковскую систему Запада: Рокфеллеров, Ротшильдов и прочих Лейбов. Директорами, наемными управляющими многих крупных банков также являлись и являются евреи: пример тому Жак Аттали — ныне (1993 г.) президент Международного банка реконструкции и развития, частый гость в СНГ; а также лояльные к ростовщической и идеологической тирании еврейской “элиты” не-евреи.

Именно хозяева этой корпорации ростовщиков пришли к власти в России в 1917 г. в лице всевозможных бланков, бронштейнов, апфельбаумов, урицких и прочих. Поскольку каждый работает в меру понимания своего на себя, а в меру разницы в понимании — на понимающих больше, то большинство из них этого могло не знать и свято верило в Марксову писанину, как в прошлом их отцы и деды верили в писанину, отождествляемую с откровениями Моисею и своим раввинам. Но были и посвященные разных степеней, которые знали, что Марксу верить нельзя, поскольку прав Адам Смит и физиократы, а не отвергший их взгляды внук двух раввинов; что «Капитал» — дезинформация, ложно описавшая процессы общественного производства, продуктообмена и потребления. Эти посвященные и пасли всех верующих в Маркса. Поэтому марксисты, придя к власти, обречены были изначально на экономический крах, вследствие действия невидимого для них механизма вмешательства в экономику. В необходимости подавления управляемого извне ростовщически-кредитного механизма — одна из причин ликвидации НЭПа.

Ленин не был сообразительным и понятливым человеком, и не заметил несостоятельности политэкономии Маркса, когда писал в Сибири «Развитие капитализма в России». Но до 1917 г. он сидел в банковской республике Швейцарии, которую Гогенцоллерн почему-то не захватил вместе с «кубышкой», как это не сделал в последствии и Адольф Шикльгрубер. Но Резун не задается вопросом: Почему они не захватили «кубышку»? Однако, ссылаясь на «Военную программу пролетарской революции», написанную Лениным в Швейцарии в 1916 г., (с. 16), он пишет, что если мировая революция не произойдет в результате «первой» мировой войны, то она произойдет после «второй». То есть за 11 лет сидения в «Швейцариях» никто не показал Ленину, да и другим, что «Капитал» — вздор, вследствие чего необходимо начать идеологическую подготовку к революции с нуля, хотя именно в маленькой банковской республике наиболее вероятно было встретиться «в кафе» со специалистом, который подведет к правильному пониманию роли «Капитала» и капитала в мировом коммунистическом движении.

Если сравнить «Две тактики» Бланка-Ленина и хронологически близкие работы Бронштейна-Троцкого, то прогнозы Бронштейна подтверждались до 1937 г. во внутренней политике России-СССР, а во внешней до 1945 г.: внешняя политика всегда отстает от внутренней. В феврале 1917 г. реализовался именно вариант, учтенный Бронштейном, но названный Бланком в «Двух тактиках» невозможным. И в 1917 г. к власти в России пришел троцкизм, хотя вывеска был ленинская. Прогнозы Ленина до-Швейцарского периода не сбывались, а побывал в Швейцарии и уже про «вторую» мировую войну знает, хотя еще «первая» не завершилась, но вздора «Капитала» и собственного сочинения «Материализм и эмпириокритицизм» не видит. Надо полагать, в кафе побеседовал со специалистом не по финансовому управлению обществом через экономику, а со специалистом по организации войн и государственных переворотов. И это в извечно нейтральной Швейцарии, где вроде встретить поджигателя войны, — вероятность минимальная; в Швейцарии, которая столетиями не воевала и, которую почему-то никто не догадался завоевать из числа ее соседей, все это время грызшихся друг с другом?

И удивляет упорная слепота Резуна к некоторым статистическим закономерностям в сочетании с удивительной зоркостью к другим. Шоферов, ординарцев, порученцев — немцев по национальности и с немецкими фамилиями обрусевших — у командиров создававшихся перед войной десантных войск всех раскопал и увидел. А открыто стоявшую у власти в России после 1917 г. «синагогу» — ну никак не увидеть…

Среди повешенных декабристов у одного гувернером был швейцарец, другой «баловался» ростовщичеством из полковой казны. Один из звонарей в «Колокол» записался даже в граждане кантона Ури в Швейцарии. Вся элитарная эмиграция либерально-"демократическая", социал-"демократическая" в XIX веке и до 1917 г. не может не посетить Швейцарии. И даже сам Резун четыре года работал в женевской резидентуре. А тот факт, что есть некоторая статистически выпирающая на фоне общей серости прозорливость в прошлое и в будущее у многих, кто коснулся Швейцарии, — этого Резуну — аналитику «№ 1» всех спецслужб мира не заметить.

Ну, а Селянинов — «мракобес» — просто пишет, что поражение Франции во франко-прусской войне, вследствие чего рухнула вторая империя и возникла Парижская коммуна, есть следствие того, что военно-стратегическая информация Франции через масонство, столь популярное среди офицерского корпуса ее, утекала в Швейцарию, а оттуда по телеграфу передавалась непосредственно Бисмарку и его военному окружению. И ссылается при этом Селянинов на свидетельство русского посланника в Швейцарии — современника, описываемых им событий. То есть сценарий тот же, что и в 1914 г., но Парижская коммуна потерпела поражение в контрреволюционно опытной Франции, в отличие от троцкизма-ленинизма в России, чья правящая «элита» не пожелала извлечь урок из чужих “элитарных” ошибок.

Теперь обратимся к сборнику «Дорогами тысячелетий» (вып. 4, Москва, «Молодая гвардия», 1991 г.) Это еще один тест на видение статистики в истории: «Первым своим другом в брошюре „Житие опытного странника“ (май 1907 г.) Григорий (Распутин) называет епископа Сергия — Ивана Николаевича Старгородского (1867 — 1944 гг.). С 1917 года Сергий — митрополит Нижегородский, с 1934-го — патриарший местоблюститель и с 1943 — патриарх Московский и Всея Руси» (с. 193).

Сталин — бывший семинарист — допускает на должность «и.о. патриарха», а впоследствии и патриарха человека из числа друзей Распутина. Распутин — противник вступления России в войну в 1914 г. и в течение всей войны — сторонник сепаратного мира России и Германии; осуществись это — в 1917 г. социальной базы для революции не было бы. С 1911 г. «самый человечный человек» — Бланк-Ульянов мечтал о войне между Россией и Австро-Венгрией, высказывая сожаление, что Николай II и Франц-Иосиф, НЕ СДЕЛАЮТ революционерам такого подарка, дабы те превратили войну империалистическую в войну гражданскую и победили тем самым в революции (это зафиксировано в Полном собрании сочинений В.И.Ленина; см. письма к А.М.Горькому). Однако, вопреки опасениям «гуманиста» императоры подарили революционную ситуацию, происходит революция, и Сталин, который до революции в числе последних присоединялся к уже успевшему сложиться большинству в партии, внезапно начинает непонятную окружающим его «товарищам» активную деятельность, в результате которой большинство мечтателей о «первой» мировой войне и революции на ее основе — кончили жизнь в застенках, ими же созданных в соответствии с писаниями Торы, Талмуда и Троцкого, в которых они извели множество людей под лозунгом классовой борьбы. Их жертвы были ПОВИННЫ лишь в том, что сами они не думали ни о чем, кроме своего личного благополучия, и полагались в делах общества в целом на вышестоящее начальство и авторитетов-интеллигентов.

При этом для сталинизма одинаково неприемлемы и западная «демократия», и «национал-социализм» Германии, и троцкизм-ленинизм в СССР. Чтобы понять сталинизм, посмотрим, что писал сам Иосиф Джугашвили. Сначала в возрасте 17 — 18 лет:

Ходил он от дома к дому,

Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури,

С нехитрою песней своей.

В напеве его и в песне —

Как солнечный луч чиста -

Звучала великая правда,

Возвышенная мечта.

Сердца, превращенные в камень,

Заставить биться умел,

У многих будил он разум,

Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Полную чашу отравы

Преподнесли ему…

Сказали они: “Будь проклят!

Пей! Осуши до дна…

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна.”

(совместная редакция нескольких переводов с грузинского)

Теперь посмотрим, как Иосиф Сталин — ЖРЕЦ-вождь Советского Союза — излагал великую правду, об осуществлении которой в жизни он деятельно мечтал с юности: «Экономические проблемы социализма в СССР», осень 1952 г., за полгода до медицинского убийства Сталина:

«Необходимо…добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможности получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда к какой-либо профессии. „…“ Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. „…“ Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную заработную плату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления».

«…Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию».

«Всем известен разрыв, существующий при капитализме, между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. „…“ Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами одного производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспеянии и улучшении производства».

То есть сталинские принципы народовластия это:

— обеспечение одинаковой доступности сколь угодно высокого образования всем вне зависимости от происхождения;

— ликвидация монополии всех «элитарных» социальных групп на управленческую деятельность во всех ее видах;

— ликвидация монопольно высокой цены на продукт управленческого труда, которая и вызывает вражду между всей иерархией управления и управляемыми ею людьми. Хотя Сталин пользуется марксистской фразеологией, но смысл именно в этом; кроме того, следует обратить внимание на точность словоупотребления: Сталин пишет "Советская власть должна была", но не пишет «Советская власть уничтожила эксплуатацию человека человеком».

В сталинском видении народовластия нет места ни корпорации еврейских ростовщических кланов с их монополией на институт кредита и управление инвестициями в развитие народного хозяйства; нет места и монополии еврейской, по преимуществу, “интеллигенции” на растолковывание окружающим смысла бытия и нравственного права на ростовщический паразитизм еврейских же кланов, как основу демократии и прав человека во всем мире.

То есть это понимание народовластия весьма отличается от существа «демократии» западного образца, поскольку многопартийность Запада, парламентаризм, голосования по поводу и без повода, свобода прессы — канализация для слива самонадеянного, необразованного, бездумного невежества в формах, безопасных для безраздельной власти трансрегиональной ростовщической корпорации и стоящих за нею ее хозяев — действительно много знающих и глубокомысленных интеллектуалов. «Демократия» по-западному — реализация принципа «чем бы дурак не тешился, лишь бы ишачил».

Кроме того, Сталин, не удовлетворенный марксистской терминологией и понятийным аппаратом, в той же работе вынес смертный приговор марксизму:

«Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению. Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие».

Предубежденным антисталинистам следует знать, что, в отличие от большинства своих противников, Сталин окончил в свое время курсы бухгалтеров и имел большой практический опыт в управлении хозяйством государства-суперконцерна СССР в мирное и в военное время и в переходных периодах от мира к войне и от войны к миру. Кроме того, как бывший семинарист он знал Библию, и как думающий человек соотносил ее с реальной историей. Иными словами его мнения по вопросам социологии и, в частности экономики, не легковесны, а глубоко содержательны.

После этого следовало ожидать, что экономическая наука в СССР наконец перейдет от болтовни к делу (правда некоторых «ученых» следовало приставить к делу в ГУЛАГе) и народное хозяйство страны раз и навсегда выйдет из под контроля трансрегиональных международных финансовых и интеллектуальных корпораций. Поэтому, если в 1941 г. СССР получил упреждающий удар с их стороны руками Гитлера, то на сей раз упреждающий апоплексический удар получил Сталин лично, а множество болтунов в экономической науке миновало ГУЛАГ, вследствие чего народное хозяйство не миновало застоя и нынешнего реформирования по рецептам из-за рубежа руками доморощенных недоумков и мерзавцев.

Каждый — кроме отъявленных предателей (возьмите меня в свое буржуинство: лозунг всем известного Мальчиша-Плохиша) — работает в меру своего понимания на свой народ, а в меру разницы в понимании — на тех, кто правит миром через трансрегиональную корпорацию ростовщиков и масонство.

И если предположить, что Резун прав, и Гитлер напал на Советский Союз раньше, чем СССР успел напасть на Германию и Румынию, то только потому, что Сталину и Гитлеру (или их опекунам в их окружении) были даны высшим масонством гарантии, что данная сторона нападет первой, а его противник в последний момент будет удержан от отдания приказа о начале военных действий или просто не успеет их начать. По этой причине и был одинаковый до зеркальности характер военно-подготовительных мероприятий по обе стороны границы, если Резун добросовестно излагает известные ему факты.

Такое возможно, когда идеологии бездумных толп верящих в авторитет вождей у потенциальных противников взаимно исключающие друг друга, и при этом истинны по взаимно дополняющим частностям, но не полны в видении целостности мира.

Гитлер правду говорил немцам [6] о засилье еврейского ростовщического капитала в западных демократиях и единении подавляющего большинства еврейства с еврейской же верхушкой.

Гитлер правду говорил немцам, что Россия в 1917 г. была порабощена мировым еврейством, а Кремль — «синагога».

Гитлер правду говорил обо всем этом как о глобальном зле, чреватом еще большим злом. И немецкая толпа, поверхностно глядя, видела в гитлеризме средство защиты Германии, будущего своих детей от этого зла.

Сталин, объяснял советским народам, что гитлеризм — порождение крупного империалистического капитала и, что расовая доктрина, положенная в основу гитлеризма, несет только порабощение и истребление всем, а не только эксплуататорам по классовому или идеологическому признаку. И тоже был во всем этом прав.

И обоим им (или кому-то из ближнего окружения) было сказано, что глобальное управление, стоящее над масонством, уже предопределило поддержку и победу ему, но для этого политика его не должна до времени затрагивать то-то и то-то, а касаться того-то и того-то. Конечно, умалчиваемые проблемы существуют, но решать их следует после победы, а сейчас — пока несвоевременно. И в таком духе посвященных в эту информацию лиц воспитывали прежде десятилетиями, подтверждая жизнью достоверность обещаний, только для того, чтобы один единственный раз их обмануть.

Гитлер заявил всему миру, что он обманут, в своем завещании. Сталин победил, молчал, как всегда, но знал, что война началась «нечисто». Встает вопрос: Кто должен расплачиваться за обман на глобальном уровне? — естественно, что участники мирового сионистского заговора и «космополиты безродные», а также представители высшего масонства. Поэтому, как только была закрыта проблема гитлеризма, Сталин занялся космополитами безродными, низкопоклонством перед Западом, и потому исчез Р.Валленберг (несчастный шведский дипломат (???) [7], столь трогательно спасавший евреев в Венгрии и впоследствии потерявшийся в ведомстве Л.Берии, весьма странно вляпавшегося в весьма интересный заговор, в результате которого к власти в СССР пришли троцкисты-хрущевцы).

Поэтому Международное Правительство оповещает бесструктурно через «Ридерз Дайджест» (октябрь 1991 г.), издающийся на 16 языках, тиражом 28 млн. экз. в статье «Нераскрытая тайна Рауля Валленберга»: "По мнению руководителей политологического центра "Бнай Брит Интернэйшнл" Уильяма Коури «дело Валленберга — это лакмусовая бумажка процессов реформ в СССP»."

По той же причине — полученных неких гарантий — Гитлер, пока был в силах, не тронул ни Швейцарии, ни Швеции, и возможно, что сохранил себе этим жизнь, а его фотографии и кино «Гитлер на пенсии» уже неоднократно показывали или готовят к показу высшим посвящаемым в 1950 — 60-е гг. в других странах, чтобы те, не опасаясь за свою жизнь, смело вели других на бойню. Соответственно этому Гитлер в своем завещании заявил, что его обманули евреи, а не Международное Правительство.

И в цитируемом, первом в России, издании «Ледокола» первая приводимая рецензия также из Швейцарии: «Мнение Виктора Суворова в области обороны становится общественным мнением. Он его формирует.» («Интернэйшнл дифенс ревю», Женева, сентябрь 1989 г.).

И четвертый абзац текста Резуна-Суворова кончается словами: «Если верить Сталину, то самую кровавую в истории человечества войну начали правительства всех стран, включая Швецию и Швейцарию, но исключая Советский Союз».

Если не быть слепцом, не считать всех доверчивым дурачьем и рассматривать ЧЕТВЕРТУЮ мировую войну в истории нынешней глобальной цивилизации, как эпизод на исторически длительном времени, то четвертую мировую войну глобальное правительство всех стран запланировало едва ли не раньше, чем кончилась третья война в 1918 г. И нейтральные Швеция и Швейцария не участвовали в ней своей военной силой и не были оккупированы, поскольку сценарием войны это не было предусмотрено, ибо на каких-то структурах в их обществах лежала функция управления войной и послевоенным устройством. Печальная судьба “дипломата” Р.Валленберга — всего лишь отблеск надводной части этого “айсберга”.

Когда кончилась война, И.В.Сталин возразил маршалу К.К.Рокосовскому, что еще рано писать мемуары (свидетельство К.Симонова). Единственный смысл этого общего запрета в том, что каждому мемуаристу не объяснишь, что не следует вспоминать о том, что 21 июня 1941 г., находясь в приграничном городе Бресте, он видел на станции штабеля новеньких рельсов и залежи паровозного угля, поскольку тогда кто-то из всей совокупности мемуаров извлек бы еще в начале 1950-х гг. мнение о подготовке агрессии Советским Союзом против Европы, полностью соответствующее ноте Гитлера о начале его войны против СССР. Эта информация в начальный период «холодной войны» была несвоевременна нам, хотя Запад уже тогда высказывал мысль, что СССР запутался в политических интригах, вследствие чего спровоцировал нападение Гитлера на себя. Но сталинский запрет на мемуары в сочетании с запретом на изучение военной наукой предвоенного периода и начального периода войны надолго лишил Запад возможности ссылаться в своих обвинениях в агрессивности СССР на советские же официальные документы и публикации. Сталин же, помалкивая обо всем предвоенном, занялся космополитами и мировым сионистским заговором, поскольку высшее руководство СССР и без мемуаров и исследований своей официальной “науки” (как и тогда было известно: холуйской — вследствие особенностей характера большинства пишущих “интеллигентов”) помнило, что оно делало в предвоенный период, хотя понимание целесообразности прошлых действий к тому времени уже изменилось. Это тоже нашло свое отражение и в пропаганде, и в структуре вооруженных сил, и в характере подготовки, и во всем, что подчинено доктрине ведения войны.

Масонство же на Западе предпочитает в подобных «щекотливых» делах ссылаться не на свои же устные и письменные директивы, а на открытые источники своих противников. Ему германские мемуаристы были также не нужны, как и Сталину, дабы из их воспоминаний верные сталинцы не извлекли бы роль еврейства и его хозяев в обеспечении подготовки Германии к нападению на СССР. Вся информация о закулисной истории везде имеет гриф «не для толпы» и все стороны молчаливо, без объяснений ограничивают ее распространение. Поэтому Нюрнберг во многом был взаимной уступкой и взаимным удовлетворением желания скрыть информацию. Единственное исключение в послевоенных судебных процессах над военными преступниками — Сталин не позволил западным «демократам» приписать к их числу японского императора, чем и сохранил в Японии династию и исторически сложившееся в ней народовластие, поскольку сам стремился к восстановлению народовластия в СССР, иначе бы вместо цитированных мест написал бы в «Экономических проблемах социализма в СССР» уйму вздора, подобного «демократическому» вздору перестроечников. Два народовластия — будущие союзники в борьбе с талмудизмом вне зависимости от типа исторически сложившейся государственности, их оформляющих.

Но «демократия» западного образца — болтовня под пятой ссудного процента трансрегиональной банковской корпорации еврейских ростовщических кланов — нам не нужна по-прежнему. Сталинское понимание самодержавия народа отвечает нашим представлениям о справедливости в жизни общества. И если марксизм — ширма для порабощения России ожиденевшим Западом, то Сталин — выразитель концепции самодержавия ее народов во всех случаях, когда он мог избежать необходимости подчиниться глобальному управлению через сионо-масонство. А события 1939-41 гг. — эпизод во многовековом противостоянии вседозволенности Талмуда и народовластия, даже если катастрофа лета 1941 г. — результат опоздания готовившегося СССР массированного вторжения в Европу, вместо подготовки к отражению на своей территории вторжения Германии. Проблемы Запада не в том, чтобы защититься от России, привнесением в нее своей «демократии», а в том, что Запад не в силах до сих пор понять, что ему следует защититься от ссудного процента трансрегиональной корпорации ростовщических еврейских кланов безраздельно управляющих через инвестиции его жизнью и смертью, а также от интеллектуалов, пасущих финансовую «аристократию» и продажную «интеллигенцию» отстаивающую первым из прав «человека» право на ростовщичество.

06.03.93

ДОБАВЛЕНИЯ 1995-1996 гг.

В 1995 г. вышел двухтомник Игоря Львовича Бунича «Операция „Гроза“», в котором уже на основе материалов, доступных в архивах России делаются те же выводы, которые ранее огласил Резун в «Ледоколе». Бунич написал свою книгу также с бескомпромиссно антисталинских позиций. Но переусердствовал, что отличает его от Резуна. На страницах его книги многократно читаем, что операция «Гроза» — вторжение Советского Союза в Европу — должна была начаться после вторжения Гитлера в Великобританию (несостоявшаяся операция «Морской лев»). Но может ли Бунич (и другие обвинители Сталина в связи с подготовкой им вторжения в Европу) ответить на вопрос: Как развивались бы дальнейшие события, если бы Гитлер не напал 22 июня на СССР, а напал бы на Великобританию, а Сталин ни на третий день «Морского льва», ни позднее не напал бы на Германию, а начал бы процесс истинного сближения с Германией в концепции совместного с нею подавления сиононацизма в ветхозаветно-талмудическом и марксистско-троцкистском его вариантах?

Сгнившие осенью 1941 г. неиспользованные десантные планеры и тому подобный хлам, произведенный для демонстрации «Гроза» — весьма дорогостоящий до 22 июня 1941 г. реальной истории, многократно себя бы окупил, если бы народы двух великих держав, объединившись в общей концепции, отличной от марксизма и гитлеризма вырвались бы из под власти глобальной расовой «элитарно»-невольничьей концепции, осуществляемой в жизни Западных, якобы демократий, через сионо-масонство Глобальным Международным Правительством, о благодетельности которого не таясь писали Рерихи, и что молчаливо, как само собой разумеющееся, подразумевают и Резун, и Бунич.

И нечего стенать насчет мерзостного сговора Сталина и Гитлера в 1939 г. Благодаря этому сговору противниками СССР были не все империалистические державы, как в гражданскую войну, а только Германия, чье государственное руководство не использовало предоставленную ему Сталиным возможность совместного поиска путей в новый тип цивилизации. Ростовщическая и интеллектуальная кланово-расовая тирания в формах западной демократии — еще большая мерзость, чем обнаженно-силовые методы нацисткой Германии именно потому, что при тиранической сущности производят видимость благообразия.

Социальная стратификация в региональной цивилизации Запада выглядит так: высшее “знахарство”, которое не мельтешит на виду у публики, это — оккультная и идеологическая верхушка финансовой олигархии; под ними — финансовая олигархия — ростовщические кланы, диктаторски заправляющие хозяйством цивилизации и политическим оформлением своей безраздельной власти, однако всего лишь программно-исполнительной (по отношению к концептуальной власти знахарства); под ними — гуманитарно-”творческая” и “интеллектуальная” “элита”, звезды искусств и спорта — прикормленные перераспределением ростовщического дохода благонамеренные (в своем большинстве) пустобрехи, беззаботные и не отвечающие за последствия своей болтовни, создающие “демократический” или “тоталитарный” государственный фасад мафиозной клановой диктатуре ростовщиков, красиво живущие на всем готовом и учащие “духовности” и идеалам нравственности других; под ними — научно-техническая интеллигенция, и высоко квалифицированные специалисты-прикладники разных отраслей, это — так называемый, “средний класс”; и ниже всех — “рабочее быдло”, занятое в сфере производства (необязательно материального) и услуг, существующее на правах придатка к своему рабочему месту, пополняющее “отбросы общества” в кризисные периоды.

В этом слоеном пироге гуманитарно образованная политическая “элита” играет очень важную роль “изолятора”, предотвращающего “короткое замыкание” — управленчески осмысленную ревизию банковского счетоводства и ростовщичества метрологически и математически грамотными специалистами с естественнонаучным и техническим образованием, которых в политическую “элиту” пускать не принято, поскольку гуманитарии считают, что тем недоступны высшие “духовные ценности”, которыми живет общество.

Пустота гуманитариев ярко выразилась и в стане отечественных демократизаторов: Верховный Совет РСФСР в бытность Е.Т.Гайдара вице-премьером «не понял» его 45-минутного выступления не потому, что депутаты были невежественны, непроходимо тупы или настроены прокоммунистически, и вследствие этого не могли или не желали понять правоту дипломированного специалиста-экономиста, потомственного интеллигента.

Просто дипломированному книгочею, знающему капитализм и западную демократию только по книгам и ничего не сделавшему лично в организации многоотраслевого производства Госпланом СССР, нечего было сказать по существу. Его речь была столь же пуста, как любой из докладов Генсека КПСС после 1953 г. на пленумах ЦК или съездах. Разница была только в том, что депутатам не было причин изображать клоунаду восхищения тем, что они услышали с трибуны.

Суть же дела состоит в том, что демократическая государственность Запада в социальном и управленческом плане — разделение общества на «налогоплательщиков», которые в их большинстве профессионально трудятся вне сферы государственного управления; и на выборных и наемных чиновников, профессионально проводящих рабочее время в тех или иных органах государственной власти. Налогоплательщик — профессионал в своем деле; но за воротами фирмы, где работает, он — всего лишь потребитель всего и вся, чье потребительство сдерживается не его внутренней культурой, а внешне — прежде всего его чистым доходом. Он знать не знает, и не хочет ничего знать о существе государственного управления ни в его стране, ни в глобальных процессах цивилизации. В его представлении это все — обязанности политиков-профессионалов, профессоров-консультантов, труд которых он оплатил, заплатив налоги.

Кроме того, исторически реально Западная демократия, как государственность, никогда не была обременена вопросами организации многоотраслевого производства в масштабах любой из стран, а тем более — мирового хозяйства человечества. Многоотраслевое производство в его современном виде сложилось после того, как банковская деятельность уже обрела кланово-корпоративный транснациональный характер, подавляющий деятельность государственных администраций: «Я — еврей королей» — самоопределение одного из первых Ротшильдов. Организаторами многоотраслевого производства на Западе изначально были директораты банков, кадровое ядро которых — глобальная наследственно-клановая система. И в этом мировом со-ОБЩЕСТВЕ кланов нет места избирательным процедурам среди тех, кто не является членами этой клановой системы. Когда исторически возникла необходимость в государственном регулировании многоотраслевого производства, главным образом в общесистемном и инфраструктурном регулировании, специалисты от банковской корпорации, уже имеющие знания и навыки такого рода, всего лишь вошли в органы государственной власти, где до того преобладали «юристы», а не финансисты. С этого момента произошло сращивание бизнеса и государственности во исполнение требований жизни обеспечить единство управления во всех сферах деятельности общества. И потому в дальнейшем все политики, не задумывающиеся о перспективах в экономике, и бизнесмены, не задумывающиеся о перспективах в политике, закономерно сходили с исторической сцены.

Все же выборы и прочие демократические институты на западе законодательно и процедурно обеспечиваются государством, но финансируются из внебюджетных по преимуществу фондов, распределяемых в конечном итоге под контролем банковского диктата корпорацией, которую никто и никогда не избирал общедемократическими методами: ее члены на Западе наследственная финансовая «аристократия», аналогичная земельной «аристократии» эпохи феодализма. Вся Западная демократия — вне сферы производства: на производстве на уровне микро— и макроэкономики только дисциплина и исполнительность.

То есть, если банки финансируют Троцкого или Гитлера, то переход государственной власти от царя или демократов к тоталитарным партиям вопрос времени. Если де-Голь собрал тонны долларовой макулатуры и предъявил их США к оплате по твердому золотому стандарту тех лет вопреки намерениям этой транснациональной корпорации, то во Франции возникают экономические трудности и разнузданная кампания в прессе против де-Голя, ибо экономику и прессу Франции контролирует и инвестирует не государство во главе с президентом де-Голем, а банковская глобальная корпорация. И если с точки зрения корпорации долларовая макулатура должна лежать в казначействе всего лишь пятой республики, а золото в форте Нокс первой образцово-показательной демократии США, то коли де-Голь делает наоборот — президентом [8] Франции станет другой, кто не будет мешать карты в глобальной игре, где ставка — обладание производительными мощностями всего человечества: толпа проголосует так, как заплатят прессе, формирующей мнения и избирательные настроения толпы.

Проще говоря, западная демократия в качестве государственности может существовать, только если параллельно ей крайне недемократичная, наследственно-клановая банковская корпорация поддерживает устойчивое многоотраслевое производство. А опыт Германии 1930 -1990-х годов показывает, что банковской корпорации и крупному промышленному капиталу в общем-то неважно с каким государственным аппаратом взаимодействовать в сфере управления: с демократическим или тоталитарным — главное чтобы политики не лезли в ее дела, которые с точки зрения корпорации никого из них не касаются.

Если оставить, пока, в стороне вопрос о том, на сколько эффективны структуры Западной демократии и ее институты в качестве системы профессионального управления делами общества, то необходимо обратить внимание российских демократов на то обстоятельство, что в системе «государственность — трансрегиональная банковская корпорация» в условиях Запада концептуальная неопределенность государственного управления невозможна, поскольку в этой системе банковская корпорация иерархически выше государственности и при этом внутри корпорации обеспечивается устойчивая при смене поколений клановая преемственность концепции и навыков деятельности самой корпорации.

В 1991 г. в России — части СНГ — народное хозяйство было частью целостной народнохозяйственной системы СССР — бывшего ГОСУДАРСТВА-СУПЕРКОНЦЕРНА. Организация многоотраслевого производства была одной из функций партийно-государственного аппарата. Наследственно-клановых действующих в сфере экономики структур трансрегиональной банковской корпорации Запада, иерархически высшей по отношению к государственности СССР, внутри страны не было. Партийно-советская машина в качестве системы общественного профессионального управления оставляла желать лучшего, но тем не менее все наличные практикующие специалисты общества по организации многоотраслевого производства работали в ней; она мешала им работать, но вне ее были только кухонные говоруны-критиканы и книгочеи, столь же пустые и никчемные, как и номенклатурные пустобрехи партии.

Книгочеи вычитали из книг в «спецхранах» доктрину о саморегуляции рынком многоотраслевого производства, а радиоголоса создали им массовку. Но эта доктрина — блеф. Ее несостоятельность выражается в глобальном экологическом кризисе и хронической нищете стран «третьего» мира бывших колониях. Саморегуляция Западного типа рынком хозяйственной деятельности человечества в целом порождает внутрисоциальные и общебиосферные беды, которых «дикари» не знали и представить себе не могли до прихода западных прогрессоносителей. Блеф — для толпы, а методы организации, а при необходимости — развала, рыночной саморегуляции многоотраслевого производства — монопольное «ноу-хау», секрет фирмы, практические навыки трансрегиональной корпорации, никогда и никем не описанные в экономической литературе Запада. К сведению коммунистов: К.Маркс в «Капитале» тщательно обошел стороной этот вопрос, а схему реального продуктообмена в общественном производстве невозможно преобразовать к его двум подразделениям:

1 — производство средств производства;

2 — производство предметов потребления.

То есть своим «Капиталом» Маркс защитил Западный капитализм и сокрыл способы монопольного властвования наследственно-клановой банковской корпорации над «стихией рынка» (к сведению Г.Зюганова, И.Шафаревича, А.Солженицына и всех прочих политиков, имеющих высшее математическое образование), вполне однозначно описываемой методами теории вероятностей и математической статистики, опираясь на которые можно планово регулировать рыночную экономику, а заодно и идентифицировать корпоративное «ноу-хау».

Именно потому, что в книгах не сказано, как организовать производство, «рыночные» реформы Гайдара породили рынок «ценных» бумаг, кредитный «рынок», но развалили хозяйство в границах СССР — систему взаимно-обусловленного производства и распределения.

В 1994 г. нами было проведено неформальное безанкетное социологическое обследование коммерческих банков. Оно показало, что «банкиры» ничего кроме банковской прибыли в ее номинальном исчислении в экономике не различают и ничем, кроме нее и ухода от налогов не интересуются. В их мировоззрении хотя и имеются вариации, но в целом оно просто до примитивности: мы доминируем в сфере финансов и можем купить все, необходимое банкам и нашим семьям; организация производства — дело директоратов, а не финансистов.

Наследственная клановая финансовая «аристократия», подобная мировому со-ОБЩЕСТВУ банковских кланов, доминирующих на Западе, и способная к совместному с ними управлению многоотраслевым или регионально специализированным производством по западным принципам, в России отсутствует. Также и не дано времени, исторически необходимого для становления доморощенной клановой финансовой системы или укоренения одного из кланов Западной финансовой «аристократии», для чего необходима смена нескольких поколений. На Западе такое становление финансовой ростовщической «аристократии» свершилось в течение нескольких столетий под крылом у земельной аристократии: см. А.С.Пушкин «Скупой рыцарь».

То есть, если смотреть на ситуацию в России с точки зрения авторитетов банковской корпорации Запада, молодняк «банкиров» России просто ростовщическая шпана, живущая сиюминутным гешефтом кредитования под процент, не думающая о завтрашнем дне: ни своем, ни своих детей, ни внуков.

Это означает, что, если в России наших дней политические деятели, сделавшие демократизаторский выбор государственности, не умеют сами организовать многоотраслевое производство, хотя и желали бы этого; а «банкиры» и не умеют, и не желают ДАЖЕ ПОДУМАТЬ, как этому научиться, то в таких условиях демократия Западного образца, как тип государственности России, — невозможна. В итоге получается, что под давлением невежества подобных Е.Т.Гайдару прочих демократизаторов обществу поневоле придется идти к победе коммунистического труда, и тем быстрее, чем больше власти обретут демократизаторы, потому что все прочие будут ей мешать строить коммунизм, и больше других будут мешать марксисты — коммунисты на словах, а на деле такая же гуманитарная изоляция тирании как и демократизаторы. Именно это они и доказали в СССР после 1953 г.

(Опыт критики «Mein Kampf» А.Гитлера)

(газета “Дуэль”, №№ 16 — 18, 1996; свидетельство о регистрации № 014311, главный редактор Юрий Игнатьевич Мухин, адрес для писем: 107120, Москва, редакция газеты “Дуэль”, а/я 26; тел. (095) 915-21-49)

“Дуэль” № 16, “Связь моментов”, цитата: «Если брать пример смены государственного строя честным выборным путем, то лучше примера, чем пример прихода к власти Гитлера найти трудно.

Предупреждаю слабонервных — надо в данном случае разделять понятия. Став главой Германии, Гитлер нанес неисчислимые беды как всему миру, так и самой Германии. Но для этого он должен был сначала прийти к власти. И его организационная победа на выборах была великим организационным подвигом. Это не политический подвиг, как политик он дерьмо и это доказали итоги его политической деятельности. Он гений организации масс, а это дело нейтральное, тут важно не то, что он сделал находясь у власти (он мог сделать и то, и другое), а то как он убедил людей проголосовать за него. Подвиг Гитлера тем более показателен, что Гитлер с самого начала не скрывал своих злодейских целей, он не хитрил, не обманывал и сумел убедить немцев в полезности для них этих целей. А если бы его методы и приемы да в мирных целях?»

В том же номере Ю.Мухин в статье “Забудьте все, чему вас учили” отвечает двум читателям его книг “Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно” и “Принципы управления людьми: изложение для каждого” из которой ясно, что ему свойственно смотреть на жизнь общества с позиций свойственной ему версии Достаточно общей теории управления. Это обстоятельство позволяет сразу же перейти к существу затронутой им проблематики без лишних вводных слов.

Из теории управления известно, что употребление не методов и средств вообще, а употребление определенных методов и определенных средств приводит к определенным целям. Далеко не все методы универсальны по отношению к полному объективно открытому для их осуществления множеству целей. Некоторые методы позволяют достичь одних целей, но не позволяют достичь других, осуществление которых требует применения иных методов и средств. То есть существует познаваемая взаимная обусловленность статистики “цели — средства их достижения”.

Соответственно этому, поставленный Ю.Мухиным вопрос: "А если бы его методы и приемы да в мирных целях?” — это уклонение по умолчанию от рассмотрения другого вопроса: “А применимы ли методы Гитлера и его приемы в мирныхцелях?”

В.Г.Белинский дал определение толпы: «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету». Соответственно это определение можно дополнить весьма двусмысленным определением: это — “элита”, но с другой стороны это — сходняк. То есть в ассоциативных связях живого русского языка социальная “элита” — это особого рода не локализованный в пространстве длящийся во времени . А общество, состоящее из толпы, рассуждающей по авторитету (личности или предания) и авторитетов, поддерживающих предание и наиболее авторитетную в глазах толпы личность — толпо-”элитарное” общество. Но в ассоциативных связях русского языка, поскольку собрание авторитетов не всегда отличимо от сходняка авторитетов, толпо-”элитарное” общество — общество уголовников разного рода и ранга, чье законодательство защищает правящую мафию (воров над законом) от ей оппозиционных мафий (воров в законе).

И по существу это так вне зависимости от того, что на этот факт мы вышли в данном тексте через лексический, а не историко-социологический анализ: так просто короче; а ассоциативные связи в языке выстраиваются не беспричинно, но указуют на объективные явления в жизни общества. То обстоятельство, что одна мафия считает себя более благонравной, чем прочие авторитетные мерзавцы и их шестерки дела не меняет. Есть много людей, которые объективно творят мерзости, но искренне считают себя непричастными к ним либо оценивают мерзости как благо для себя и других; и мало людей, которые бы признали свои мерзости мерзостями, после чего упорствовали бы в них в дальнейшем.

Теперь вернемся к теме статьи, занявшей несколько номеров газеты. Германия кайзера, рухнувшая в первой мировой войне ХХ века, — толпо-”элитарное” общество; Германия периода веймарской республики не смогла стать парламентским толпо-”элитарным” обществом и была просто безвольной толпой, утратившей авторитеты преданий и вождей; Германия эпохи гитлеризма — толпо-”элитарное” общество; Германия после гитлеризма — два толпо-”элитарных” общества, хотя и основанных на авторитете двух якобы различных по классовой сущности преданий; объединенная Германия наших дней — толпо-”элитарное” общество, перспективы развития которого взаимодействием преданий, унаследованных им от западной и восточной Германий в их государственном искусственно форсированном объединении.

То есть социальная система Германии на протяжении всего ХХ века — толпо-”элитарная”, в которой на протяжении всего времени стрижет и “баранов” из толпы, временами откручивая головы оппозиционным авторитетам и следующим за ними “баранам” из толпы.

И в бытии толпо-”элитаризма” в Германии приход Гитлера к власти, хотя и сопровождался сменой государственного строя сравнительно честным путем (после реального успеха на выборах в Рейхстаг Гитлер стал канцлером не в результате выборов, а в результате успешно проведенной интриги), но всё же — мелкий эпизод, не изменивший в обществе Германии.

Чего в отношениях толпо-”элитарного” общества всегда не хватало и не хватает, так это Любви. Любовь — это не случка в геторосексуальном или гомосексуальном смысле, и не эмоциональная зависимость по поводу обладания человеком, как предметом собственности, или самоотдачи себя другом человеку или множеству людей в собственное их обладание. Хотя в современном нам обществе за большинством слов о “любви” реально стоят отождествляемые с Любовью страсти, обусловленные здоровыми или извращенными инстинктами и программами поведения человека, почерпнутыми им из культуры, и которые порождают эмоциональную зависимость от характера отношений с “предметом любви”. Любовь отличается от страстей тем, что не порабощает: невольник Любви — это чушь; если есть невольник, то нет Любви; Любовь проистекает от человека как свободный и щедрый дар, не неволящий других людей. Любовь, как жизненное явление сущностно отличается от одержимости поведения страстями и эмоциональной подневольности человека “предмету любви”. Любовь это — объективная способность человека, качество его бытия, формально логически неописуемое, механически не воспроизводимое и не тиражируемое программно-алгоритимически (т.е. изложением конкретных “приемов”, что и как делать, чтобы на выходе процесса получилась Любовь).

Тем не менее, для указания на то, о чем идет речь, необходимо сделать продолжительное отступление от обсуждения деятельности Гитлера и гитлеризма. И пусть каждый читающий вынесет из него то, что способен прочувствовать, понять и освоить. Процитируем фрагмент из древнего апокрифа “ в изложении ученика Иоанна” (Евангелие от ессеев):

Истинные братья ваши — те, кто выполняет Волю Отца Небесного и Матери-Земли, а не братья по крови. Поистине говорю я вам: Ваши истинные братья по Воле Отца Небесного и Матери Земли полюбят вас в тысячу крат больше, чем братья по крови. Ибо со времен Каина и Авеля, с тех пор как братья по крови нарушили Волю Бога, нет больше истинного братства по крови. И братья относятся к братьям своим, как к чужим людям. Поэтому говорю я вам: Любите истинных братьев своих, Волею Божией в тысячу крат более чем братьев своих по крови.

Ибо ваш Отец Небесный есть Любовь!

Ибо ваша Мать Земля есть Любовь!

Ибо сын человеческий есть Любовь!

И благодаря Любви Небесный Отец, Мать-Земля и сын человеческий едины. Ибо дух сына человеческого происходит от Духа Отца Небесного и Тела Матери-Земли. Потому будьте совершенны, как Дух Отца Небесного и Тело Матери-Земли.

Любите Отца вашего Небесного, как Он любит ваш дух.

Любите также вашу Мать-Землю, как Она любит ваше тело.

Любите братьев ваших истинных, как ваш Отец Небесный и Мать-Земля любят их. И тогда ваш Отец Небесный даст вам свой Святой Дух, а ваша Мать-Земля — свое Святое Тело. И тогда сыновья человеческие, как истинные братья, будут любить друг друга такой Любовью, которую дарят им их Отец Небесный и Мать Земля: и тогда станут они друг для друга истинными утешителями. И тогда только исчезнут с Лица Земли все беды и вся печаль, и воцарится на ней Любовь и Радость. И станет тогда Земля подобна Небесам и придет Царствие Божие. И сын человеческий придет во всей Славе своей, чтобы овладеть своим наследством — Царствием Божиим. Ибо сыны человеческие живут в Отце Небесном и Матери-Земле, и Небесный Отец и Мать-Земля живут в них.

И тогда вместе с Царством Божиим придет конец временам. Ибо Любовь Отца Небесного дает всем вечную жизнь в Царстве Божием. Ибо Любовь — вечна. Любовь сильнее смерти.

[9] И хотя я говорю на языке людей и ангелов, если нет Любви у меня — подобен я издающему звуки колокольному металлу или гремящим цимбалам. И хотя предсказываю я будущее и знаю все секреты и всю мудрость и имею сильную веру, подобную буре, двигающей горы, если нет Любви у меня, я — ничто.

И даже, если я раздам все богатство мое бедным, чтобы накормить их, и отдам огонь, который получил от Отца Моего, если нет Любви у меня, не будет мне ни блага, ни мудрости.

Любовь терпелива, Любовь нежна, Любовь не завистлива. Она не делает зла, не радуется несправедливости, а находит радость свою в справедливости.

Любовь объясняет все, верит всему, Любовь надеется всегда, Любовь переносит всё, никогда не уставая: что же касается языков, — они исчезнут, что касается знания, — оно пройдет.

И сейчас располагаем частицами заблуждения и истины, но придет полнота совершенства, и все частное — сотрется.

Когда ребенок был ребенком, разговаривал, как ребенок, но достигнув зрелости, расстается он с детскими взглядами своими.

Так вот, сейчас мы видим всё через темное стекло и с помощью сомнительных истин. Знания наши сегодня отрывочны, но когда предстанем перед Ликом Божиим, мы не будем знать более частично, но познаем все, познав Его учение. И сейчас существует Вера, Надежда, Любовь, но самая великая из трех — Любовь.

А сейчас благодаря присутствию Духа Святого нашего Небесного Отца, говорю я с вами языком Жизни Бога Живого. И нет еще среди вас никого, кто смог бы понять все, что я вам говорю. А те, кто объясняет вам писания, говорят с вами мертвым языком людей, ищущих через людей их больные и смертные тела.

Поэтому все люди смогут понять их, ибо все люди больны, и все находятся в смерти. Никто не видит Света Жизни. Слепые ведут за собой слепых по черным стопам греха, болезни и смерти, и в конце концов, все попадают в смертную бездну.

Я послан Отцом, чтобы зажечь перед вами Свет Жизни. Свет загорается сам и рассеивает сумерки, в то время как сумерки знают лишь себя и не знают Света. Я должен многое сказать вам, но вы не сможете понять этого, ибо глаза ваши ослаблены сумерками, и полный Свет Отца Небесного ослепил бы вас. Поэтому не можете вы понять всего, что я говорю вам об Отце Небесном, который послал меня к вам»

Лука 16:16 приводит слова Христа, недвусмысленно указующие средства, которыми общество может выйти из толпо-”элитарных” отношений, лишенных Любви: «Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.»

То есть усилия человек, если хочет, должен прилагать сам, своею свободной волей, целенаправленно и по совести. Гитлер же не предлагал массам прилагать усилия каждому к себе лично и сейчас, чтобы осознанно и целенаправленно изменить нравственность уже взрослых поколений, что принципиально отличает его методы и приемы от рекомендованных Христом. Толпе Гитлер потакал, виртуозно играя на её мировоззренческой порочности, высоких и низменных желаниях с целью прихода к власти, а полемику вел на глазах толпы против авторитетов, придерживающихся иных вариаций толпо-”элитарной” концепции общественных отношений. Нравственность же новых поколений, после прихода к власти гитлеровской партии, формировалась всей системой государства от детских садов до вузов в германском расовом ”элитарном” духе, а нравственность всех прочих — расово низших — предполагалось воспитывать в холопском духе всею мощью того же государства.

Короче говоря, идеал общественной жизни и концепция его осуществления, сформированные Гитлером, не предполагали выхода из толпо-”элитаризма”. Он строил систему глубокого зомбирования психики людей от рождения. И если говорить по существу, то он не гений организации масс — это Сталин гений организации масс, стремившийся вывести толпу из толпо-”элитаризма”. Это ясно видно, если читать не бредни Волкогонова или Троцкого о Сталине, а произведения его самого; читать вдумчиво, соотнося сказанное в текстах с историческими обстоятельствами той эпохи.

Гитлер, конечно, персона (а не свободная творческая человеческая личность: нет творчества без Любви), далеко из ряда вон выходящая, и потому необходимо изучить его наследие, чтобы не тиражировать в обществе, в новых поколениях аналогичное дерьмо из собственных душ. Гитлер — не гений организации масс, а виртуоз употребления масс в деле, принявший к исполнению предложенную ему .

В.Пруссаков в кн. “Оккультный мессия и его рейх” (М., “Молодая гвардия”, “Шакур-2”), с. 24 приводит выдержку из письма 1923 г. Дитриха Эккарта, написанного им за несколько дней до смерти одному из своих друзей: «Следуйте за Гитлером! Он будет танцевать, но это я, кто нашел для него музыку. Мы снабдили его средствами связи с Ними [10]. Не скорбите по мне: я повлиял на историю больше, чем любой другой немец».

Всякое множество людей (толпа и народ в том числе) несет в себе коллективное бессознательное и управляется им. По существу несет в себе информационные модули определенного смысла, распределенные своими различными фрагментами по иерархически организованной психике каждого изо всех членов множества, а эти модули предопределяют процесс самоуправления коллектива. Коллективное бессознательное в таком его понимании, как объективного информационного процесса, поддается целенаправленному сканированию и анализу, поскольку обрывки информационных модулей так или иначе находят свое выражение в произведениях культуры разного рода: от газетно-туалетной публицистики, до фундаментальных научных монографий, понятных только их авторам и нескольким их коллегам. Коллективное бессознательное иерархически организовано ступенями: от семьи и группы сотрудников на работе до наций и человечества в целом. Анализ коллективного бессознательного на высказанной далеко не мистической основе, позволяет выявить тенденции в самоуправлении общества на основе коллективного бессознательного и сознательного. Соответственно, проведя анализ и выявив возможности, одни из них возможно заблокировать, а другие поддержать разными методами: от управления страной при помощи сплетен и анекдотов, до фундаментальных научных публикаций и пересмотра программ школьного и вузовского образования.

После этого отступления можно прокомментировать еще некоторые фрагменты статьи. “Дуэль”, № 16, “Безумный патриот Германии”, цитата: «Строго говоря, Гитлер не употребляет понятия коммунисты вообще, заменив его термином “марксисты”.»

По существу Гитлер в этом случае поступал правильно. Другое дело с какими целями? Марксизм в целом — антикоммунистическая доктрина-наживка для тех, кто стремится к коммунизму. В этом главная его тайна для толпы верующих марксистским вождям. Она сразу же обнажается, как только человек переходит от веры в марксистское предание к его анализу в здравом уме и твердой памяти, рассматривая практические возможности общественной жизни на его основе. Тут сразу всё дерьмо и выплывает наружу.

Философия с основным вопросом: «что первично: материя или сознание?» — никчемна. Общественно полезная философия должна иметь основным вопросом . Если основной вопрос поставлен как-то иначе и дискутируется, то весь этот мусор препятствует предсказуемости последствий управленческих решений. Такое общество не способно к самоопределению целей своего развития, их осуществлению и анализу происходящего, что необходимо для коррекции управления.

Политэкономия марксизма также оперирует фикциями: “необходимое” и “прибавочное рабочее время”, “основной” и “прибавочный продукт” и т.п., которые не поддаются объективному измерению в процессе общественного производства и потребления. По этой причине они не могут быть введены в практическую бухгалтерию, на которой строится управление экономикой общества. И марксистская политэкономия, не смотря на множество интересных фактов, сообщаемых её классиками, в научном смысле — вздор, а её преподавание в вузах и школах — мракобесие.

И из трех источников, трех составных частей марксизма остается только учение о социализме и коммунизме. При отсутствии же общественно полезной и работоспособной философии и политэкономии учение о коммунизме просто — наживка для легковерных и лодырей.

Но коммунизму свойственно провозглашение равенства человеческого достоинства людей, скрытно подавляемое одуряющим основным вопросом философии марксизма и его противоестественной политэкономией; а также антинациональным интернацизмом-космополитизмом марксисткой “элиты”. Интернационализм в марксизме понимается двояко: сталинцами как равенство национального достоинства всех во многонациональном человеческом обществе; троцкистами — как искоренение всех национальных культур с заменой их неким протезом культуры — классово-быдловой безнациональной масс-культурой однодневкой.

Провозглашение равенства человеческого достоинства людей, вне зависимости от их происхождения, — противно расовой доктрине гитлеризма. По той причине, чтобы размежеваться с коммунизмом не только в политической практике, но и в терминологии для гитлеризма были предпочтительнее термины производные от “марксизма”, а не от “коммунизма”: в доме повешенного не говорят о веревке.

№ 16, “Безумный патриот Германии”, цитата: «Гитлер осуществил по сути поворот Германии к социализму без гражданской войны и не покушаясь на право собственности.»

Исторически реально это не так. Коллективное бессознательное Германии еще к началу первой мировой войны ХХ века действительно имело направленность в развитии к социализму и коммунизму. Гитлер вошел , в процесс управления коллективным бессознательным Германии и плавно извратил направленность её развития от многонационального социализма в сторону извращенного расового “социализма” для нации “господ”, дабы о коммунизме немцы и не помышляли. Тем, кто полагает, что это всё же не так, следует вспомнить пословицу «Цыплят по осени считают»: к концу века Германия тихо и сытно ишачит в глобальной системе финансовой полусотни ростовщических кланов, в государственных формах западной демократии, и её рабочие классы не очень то и помышляют о социализме и коммунизме.

Экс-ГДР ишачит там же. Демократизаторы России пытаются и Россию пристроить ишачить туда же, отрицая сталинизм, который по существу есть незавершенный переходный процесс, промежуточный жизненный уклад в переходе к иному типу цивилизации, основанной на иных началах нравственности и иных отношениях людей. С этой целью демократизаторы отождествляют извращения социализма в СССР с деятельностью исключительно Сталина, но не с деятельностью Маркса и Троцкого. И проводят параллели между Сталиным и Гитлером, но никак не между Троцким и Гитлером.

Если Гитлер был маг-вождь, насиловавший отсебятиной коллективное бессознательное, извращая коллективное сознательное; то Сталин был жрец-вождь, очищавший коллективное бессознательное от извращений нравственности и приводивший в лад сознательное и бессознательное. Сталин успел сделать в этом отношении очень многое: искоренение засилья структур церкви библейской доктрины и её светской модификации — троцкизма — в СССР; разгром гитлеризма в войне; Сталин успел поставить задачу терминологического и понятийного размежевания коммунизма и марксизма в своей последней работе “Экономические проблемы социализма в СССР”. К последнему его современники остались, кто невнимателен, кто глух. Сталин при жизни не успел вывести народы СССР из толпо-”элитаризма”, а после его устранения дело, которое он делал, осталось брошенным: толпа к 1953 г. нравственно не преобразилась и не пожелала нести бремя ответственности Советской власти — деятельной народной власти, а не западно-демократической ширмы представительного безвластия парламентаризма, скрывающей тиранию банкиров-ростовщиков и масонствующей профессуры. По сию пору толпа на территории СССР либо безучастно терпит всё, что вытворяет “демократия” с античеловеческим мурлом, либо жаждет вождей-диктаторов, которые бы «навели порядок». Но большинство не хочет изменить в себе ничего, чтобы новая нравственность, породила иную деятельность политически активной части общества и тем самым изменила бы жизненные обстоятельства как внутри страны, так и в стане её противников-поработителей.

№ 16, с. 8 о Гитлере: «Он не цеплялся за жизнь, а честно застрелился.» В.Пруссаков в ранее цитированной книжке приводит следующий диалог со Скорцени одного из американских исследователей проблемы:

«Наконец Скорцени спросил:

— Вы думаете, что Гитлер мертв.

— Конечно, — солгал я.

Он, казалось, вздохнул с облегчением.

— Да, я мог вывести его из Берлина. У меня был план. Скорцени объяснил мне, что ночью 30 апреля Гитлер мог бы выйти из бункера через подземный проход под Рейхсканцелярией, оказаться на Герман Геринг-штрассе, а затем обходными путями добраться до реки Хавель. Я понимающе кивнул ему и спросил:

— Ну куда же он мог пойти оттуда?

Скорцени ухмыльнулся:

— Он мог быть подобран специальным самолетом, севшим на реке Хавеле.

Я был потрясен. Шеф нацистских командос сказал мне то же, что Аберт в Бари и Барт в Мюнхене [11]: Гитлер мог быть подобран 30 апреля. «…»

— Это красивая сказка, ибо всем известно, что Гитлер принял яд, а затем застрелил себя. Гюнше, Кемпка, Линге и другие видели труп, сожгли его и похоронили.

— Не исключено, что это был его двойник, — сказал Скорцени.» — с. 115, 116.

В 1968 г. был опубликован советский официальный отчет об исследовании предполагаемых останков Гитлера. «В нем, в частности, ничего не говорилось об обнаружении пулевого ранения и утверждалось, что смерть наступила в результате отравления цианистым калием. Но ведь большинство свидетелей заявляли, что они слышали выстрел…» — там же, с. 113. Далее приводятся свидетельства Менгерхаузена, участника захоронения обугленного трупа, который видел отверстие в правом виске; и Кемпка, утверждавшего, что Гитлер выстрелил себе в рот. «Еще одно место в советском отчете вызвало серьезное недоумение у экспертов. В нём говорилось о “недостающем яичке”. Как пишет американский автор Глени Инфельд, “это утверждение вызвало возражение со стороны лиц, интимно знавших Гитлера. Одна его близкая приятельница сказала мне: “Я хочу подчеркнуть, что у него не было никаких отклонений в половой сфере. Если я не ошибаюсь, у нормальных мужчин должно быть два яичка.”» — там же, с. 113.

№ 16 цитата: «скажем он абсолютно логично объяснил в “Борьбе” почему Англия не допустит, чтобы после первой мировой войны Германия обессилила, а Франция стала самой сильной на континенте.

Англия — империя, но ее сердце ее мозг, ее метрополия находятся очень близко к Европе. Любое сильное европейское государство способно победить собственно Англию. Поэтому Англия жизненно заинтересована, чтобы на континенте всегда было два соперничающих друг с другом мощных государства, чтобы иметь одно из них союзником в случае конфликта с другим. Логично? Да!

Но объяснив это, Гитлер вдруг делает вывод, что Англия станет союзником Германии в борьбе с Францией и с СССР и допустит, чтобы Германия овладела всем континентом. «…» И ведь главное Гитлер упорно цеплялся за эту мысль. В конце мая 1940 г. он остановил наступление и дал уйти английскому экспедиционному корпусу, который был обречен на разгром и пленение. ушло 340 тысяч английских солдат и офицеров. Заметим, что потери убитыми собственно Англии (без колоний и доминионов) за всю войну составили 244 тысячи солдат и офицеров. Перед нападением на СССР он послал в Англию своего эмиссара — Гесса. Упорно не мог отказаться от своей совершенно нелогичной идеи.»

— А это была вовсе и не его идея. Эта идея — часть великобританской имперской партитуры, которая была навязана в психику Гитлера вместе с идеей завоевания России. Это вариации на темы первой мировой войны ХХ века, когда в войне между собой Германия и Россия защищали одна от другой глобальную колониальную империю Англии.

Наша интеллигенция брызжет слюной по поводу слов телеграммы Сталина Гитлеру после разгрома Польши: «Братство наших народов скреплено кровью наших солдат.» Интеллигенция имеет в виду совместные операции против Польши в 1939 г. Но имел ли их в виду Сталин? Или Сталин, думая о будущем, не имея возможности прямо сказать, намекал Гитлеру, что ; чтобы кровь, пролитая нашими солдатами в первой мировой войне за интересы хозяев Великобританской империи, была последней кровью пролитой нашими народами во взаимной вражде? Сталин — не мелочился. Тогдашний эпизод с Польшей — мелкая разменная монета в глобальной политике тех лет, в которой Сталин участвовал, но не был её безраздельным хозяином. Расовая ростовщическая и профессорская тирания в государственных формах западных демократий по своим идеалам, нравственности, средствам и методам политики не чище гитлеровского национал-социализма.

Все остальное в названной статье во всех последующих номерах газеты не представляет особого интереса для тех, кому неприемлем толпо-”элитаризм” как качество общественного бытия во всех его формах существования. Всё дальнейшее в статьях — анализ того, как, потакая возвышенным и низменным нравам толпы, виртуозно играть её страстями: построить в этой игре партию, государство, которое, в силу обусловленности всего в обществе нравственностью и методами, обречено вписаться в глобальный сценарий и выполнить в нем предназначенную для него роль, подобно тому, как это было с Германией, уклонившейся одержимого от прямого пути к социализму и коммунизму — обществу Любви и Справедливости. Конечно, пропаганда и агитация должна быть адресной, целенаправленной, доходчивой, но это не значит, что необходимо, возбудив страсти, или употребляя страсти, ранее взвинченные другими политическими силами, придавать толпо-”элитаризму” новые, якобы патриотические формы.

ОБЗОРНО-АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА

(Москва, “Терра”, 1995)

Соответственно сказанному о мировоззренческих основах рассмотрения проблематики, В.С.Павлов — профессионал-управленец уровня четвертого приоритета; но, как всякий человек в обществе, он в своей жизни сталкивается со средствами управления (агрессии) всех шести приоритетов, а так же с последствиями их применения в прошлом на протяжении всей истории, в результате чего и сложилась наша современность.

И в рецензируемой книге, прежде всего прочего, выражено отсутствие единства Павлова-человека с Павловым-профессионалом-управленцем-уровня-четвертого-приоритета: Профессионал, замкнувшись в ограниченном всегда профессионализме, отрицает и подавляет человека, вследствие чего профессионал-управленец уровня четвертого приоритета становится инструментом в деятельности профессоналов-управленцев уровней третьего — первого приоритетов.

Как всякий думающий, человек-Павлов высказывает глубокие и правильные мнения по многим вопросам; но ограниченный-профессионал-Павлов бездумно отметает все, сказанное Павловым-человеком, не замечая серьезности и значимости высказанных человеком мнений.

И самое значимое из такого рода повисших в воздухе высказываний, приведенных “для красного словца”, относится к уровню средств управления первого приоритета: «Что ж, когда полностью контролируешь средства массовой информации, можно, как говорится и Библию против Бога повернуть.» — с. 265.

Исторически реально; те, кто создал канонические редакции иудейского и христианского Библейских писаний, полностью контролировали средства массовой информации, как бы конкретно ни выражалось это понятие в жизни общества в XII в. до н.э. — IV в. н.э. [12] И они действительно навязали всей Западной цивилизации в качестве Священного писания Библию, их стараниями обращенную против Бога. То есть, по существу, введенная в текст Павловым-человеком фраза приводит к вопросу: Что конкретно в Библии от Бога, а что конкретно — с а м о д у р с т в о людей, для которых Бог — только одна из идей, при помощи которой возможно управлять людьми и властвовать над обществами от имени Бога? И это — первый и главный вопрос в этике отношений человек — Бог в Западной цивилизации, определенность ответов на который определяет жизнь и смерть не только личностей, но и целых поколений. Однако, Павлов-управленец — т.е. властитель, “элита” — глух к поставленному Павловым-человеком вопросу.

Бездумная же безответность на этот вопрос порождает концептуальную неопределенность управления по целям и средствам на всех шести приоритетах обобщенных средств управления, включая и тот, на котором человек действует как профессионал в общественном объединении труда.

Так на с. 198 читаем: «Истинные, реальные деньги приносит производство и только оно! (Выделено самим Павловым). Все остальное — услуги, туризм и прочие виды деятельности, дающие доход (выделено нами), являются в своей основе всего лишь сферой обмена, перераспределения той денежной массы. Услугами — допустим, путевками на Канарские острова или ремонтом “ролс-ройсов” — невозможно удовлетворить потребительский спрос десятков миллионов стариков, которым добавили пенсию».

Многие могут купиться на слова, в которых выражено правильное понимание необходимости ориентации производства на удовлетворение объективных нужд конкретных групп населения, обусловленных биологически их возрастом и полом и кроме того — культурными традициями и направленностью их изменения. Но при этом возможно и не подумать о существе “прочих видов деятельности, дающих доход”, ко множеству которых относится и деятельность коммерческих банков. О них Павлов пишет на с. 128: «Хочу быть правильно понятым (выделено нами). Я вовсе не против коммерческих банков. Наоборот, — за их развитие и становление, за их выход на мировой уровень, за то, чтобы они поскорее всерьез начали бы конкурировать с банками зарубежными».

Однако, о полезности коммерческих банков для производства, ориентированного на удовлетворение реальных нужд населения, высказался Генри Форд — промышленник и предприниматель № 1 ХХ века — управленец уровня третьего приоритета (знающий технологии организатор производства), честный и во многом добродетельный человек:

«Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир практически господствует в обществе над предпринимателем посредством господства над кредитом.»

Из этих слов Г.Форда можно понять, что человек, создавший автомобильную империю, не прибегая к кредитам, и вовлекший в ее обслуживание множество фирм, близко подошедший к рубежу самодостаточности производства и потребления во многоотраслевом концерне, предпочел бы жить в обществе, в котором нет ни единого коммерческого банка: от беды подальше. Это отношение к коммерческим банкам и отличает Павлова, соучаствующего в развале реально экономически самодостаточного государства-суперконцерна — СССР — от Форда, создавшего концерн.

А ключи к правильному пониманию того, с чем согласен Павлов, выступая за развитие коммерческих банков, находим среди средств агрессии уровня третьего приоритета: в Библии, обращенной против Бога:

“Не давай в роcт брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).— Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут”Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостлив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся”Исаия, 60:10 — 12.

Христианские Церкви настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), от имени Христа провозглашает ее до скончания веков: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполниться все” — Матфей, 5:17, 18.

Доктрина “Второзакония-Исаии” — название условное: по цитируемым источникам. В том мире, в котором живем мы, пророки Божии не могли выдать в общество столь мерзостных рекомендаций об устройстве его жизни; а Христос не благословил её до скончания веков, а выступил против неё, и его слова относятся к Закону Божиему в его истинном виде, данном Моисею, а не к его извращенной редакции, довлевшей над иудеями ко времени прихода Христа. Экспансия библейского сатанизма, подняла идею осуществления мировой тирании с уровня грубой силы, огня и меча (шестой приоритет обобщенного оружия, что только и смогли увидеть большинство критиков всех реальных и мнимых диктаторов и тиранов) на уровень обобщенного оружия 1-4 приоритетов, которые и по настоящее время не воспринимаются большинством в качестве средств массового оболванивания, поражения и уничтожения.

То есть, выраженное Павловым пожелание процветания коммерческим банкам по своему существу есть согласие с расовой паразитической доктриной “Второзакония-Исаии”; либо — пожелание превзойти в паразитизме ростовщиков-агрессоров-монополистов. Это и есть правильное понимание его слов.

Осознанное желание “превзойти агрессоров” хотя бы и их же методами в обществе встречается. Но чтобы перейти к его осуществлению в жизни, необходимо прежде превзойти агрессора на уровнях более высоких приоритетов обобщенного оружия. Однако, информация уровней 1-3 приоритетов для В.С.Павлова — “политика”, а он в книге тщательно подчеркивает свой профессионализм, противопоставляя его деятельности “политиков”, с его точки зрения, профессионализмом не обладающих: межотраслевые балансы — основное средство описания производства и потребления на основе многоотраслевой макроэкономики — в ЦК “даже не хотели изучать” (с. 199).

На это можно дать ответ: ЦК не было дела до балансов, поскольку ЦК после 1953 г. работал на концепцию разрушения СССР в соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии” и Директивой СНБ США 20/1 от 18 августа, но не 1991, а 1948 г. ЦК сам никогда не заглядывал выше идеологий — третий приоритет, — полагая второй и третий приоритеты несуществующей объективно “ мистикой”, которая, вопреки этому мнению объективно проявилась в совпадении дат начала ГКЧП и подписания упомянутой заокеанской директивы. Но это — больше, чем “политика”, и требует иного профессионализма.

В каждой профессии есть вещи, “сами собой разумеющиеся”, о которых специалисты обычно не говорят и все при этом идет “само собой” хорошо, поскольку все их разумеют единообразно. Но в условиях концептуально неопределенного управления в каждой из концепций одно и то же разумеется одинаково молчаливо, и при этом разно-образно. В макроэкономических системах к числу такого рода по-разному “самих собой разумеющихся” вещей принадлежит кредит. Согласно доктрине “Второзакония-Исаии”, которую проповедует и Православная Церковь, что говорит о ее истинной сущности, кредит — монопольная иудейская ростовщическая удавка на шее народов. Многочисленные в прошлом еврейские погромы, включая и общеевропейский, учиненный гитлеровцами, показали свою неэффективность в качестве средства защиты от нее, поскольку протекали на более низких приоритетах, чем четвертый. Первый же погром на уровне третьего приоритета — идеологический разгром троцкизма завершился в прошлом вничью, поскольку сталинизм не сумел в те времена найти свой язык и пользовался общей с троцкизмом марксистско-ленинской фразеологией: борьба шла за понимание одних и тех же текстов и интерпретацию понятий в двух взаимно исключающих смыслах. Причем в погроме троцкизма приняли участие и многие евреи, мыслившие более свободно, чем подавляющее большинство “жидов и жидоедов”. Это открывало принципиально иные возможности к снятию ужасов еврейского вопроса, свойственных нынешнему типу цивилизации, в новом типе цивилизации, от строительства которого отказались Н.С.Хрущев [13] и его кукловоды и сподвижники.

С точки зрения здравой этики ростовщичество — мерзость, и то обстоятельство, что в нынешней цивилизации эта мерзость слиплась с системой надотраслевой регуляции в макроэкономических системах, ее не преображает во благо. В нравственно здоровом обществе необходима система беспроцентного кредитования, в которой кредит — средство преодоления пиков платежей, главным образом инвестиционных, при расширении и реконструкции производств в отраслях.

Это два взаимоисключающих “само собой разумения” функционального предназначения кредита. Не задумываясь об этом, Павлов-профессионал пишет на с. 244: «Да, если население и предприниматели в широких масштабах вновь начнут откладывать сбережения, вот тогда появится реальный кредитный ресурс. Естественно, что кредитование перестанет быть инфляционным. Все просто, как дважды два. А пока, несмотря на повысившийся банковский процент, людям из-за быстро растущих цен невыгодно копить деньги. Поэтому и возникает порочный круг. Разорвать его можно лишь смелыми финансовыми шагами в сочетании со здравой регламентацией некоторых видов коммерческой деятельности.»

На наш взгляд, после того, как в своей профессиональной карьере Павлов прошел и Госплан (натуральный учет продукции в межотраслевом балансе), и Госкомцен (структура платежеспособного спроса населения), и Минфин (стоимостной учет в межотраслевом балансе), Павлов-человек должен был бы и сам увидеть вздорность сказанного профессионалом в приведенной цитате.

Исторически реально население копит деньги с целью удовлетворения своих потребительских нужд и страхования непредвиденных неприятностей, но никак не с целью получения процентов по вкладам в ростовщических конторах, т.е. банках. То, что глобальная корпорация ростовщиков увеличила свои кредитные ресурсы — средство порабощения населения — за счет накоплений самого населения, это — вторичное явление по отношению к накоплению населением некоторых сумм с целью потребления и страхования непредвиденных неприятностей. Цены в их номинальном исчислении растут под воздействием ростовщического кредита, в котором ссудный процент многократно превышает возможности роста спектра производства в неизменных ценах, ограниченные сверху темпами роста энергопотенциала и технологической культурой. В этом и есть суть механизма воистину порочного круга, упомянутого Павловым.

Смелые же финансовые шаги, позволяющие из него выйти — законодательный запрет кредитования под процент и соответствующая этому принципу перестройка налогово-дотационной системы, так же как и кредит являющейся средством над-отраслевого управления в макроэкономике, и создание системы розничной торговли по безналичному расчету на основе кредитных карт-идентификаторов физических и юридических лиц. (Более подробно см.: “Мертвая вода”, СПб, 1991,1998; “Краткий курс…” в ж. “Бизнес и учет в России” № 5-6, 1994 и отдельные издания 1996 г.).

Приведенные примеры, относящиеся к средствам управления уровней третьего — первого приоритетов, показывают, что на них Павлов просто недееспособен, без каких-либо смягчающих оговорок. Но именно такая недееспособность на высших приоритетах открывает дорогу для вторжения через них в деятельность профессионалов-управленцев, ограничивающих свою ответственность низшими приоритетами. На с. 7 его книги читаем:

«И еще об одном. Принято считать, что главные секреты СССР скрывались где-то в недрах ЦК, КГБ или других служб безопасности. Но на самом деле хранителями наиболее важных тайн всегда и всюду являются финансисты, ибо ни одно явное или сокрытое деяние не обходится без финансирования. Опытный финансист-профессионал моментально соображает, что к чему, почему и отчего.» По существу это утверждение того, что четвертый приоритет выше пятого или шестого. Но если мы ошибаемся и прав Павлов, полагая что наивысшей значимостью обладает информация о финансах, то по каким причинам опытный финансист-профессионал моментально не сообразил, что к чему и отчего, дабы ГКЧП завершился “хаппи-ендом” грамотных и бесшоковых реформ? Почему профессионал, опять же в 20-х числах августа 1995 г., вляпался в кризис ростовщичества в России вместе с возглавляемым им “Часпромбанком”?

Ответы на эти вопросы можно понять из продолжения приведенной цитаты: «Вдобавок, если документы секретных спецслужб касаются каких-то конкретных личностей, исторических ситуаций или важнейших политических частностей, то финансовые тайны охватывают жизнь всей страны в целом, затрагивают интересы всех и каждого. Отсюда их особая значимость. И не случайно, например, в бытность мою министром финансов СССР один из документов был положен мною на стол Горбачеву в рукописном (!) варианте. Такой уровень секретности не снился никакому КГБ.» — с. 7, 8.

Если смотреть на все это с позиций общей теории управления, то значимостью обладает устойчивое течение процесса управления (в данном случае государством) с допустимыми от вожделенного определенного идеала отклонениями в условиях: 1) потока непредсказуемых “случайностей” и 2) целенаправленного, в принципе выявимого, противодействия сторонников иных концепций.

Важно понять и следовать пониманию в жизни: Поскольку управление это — сбор, обработка и распространение информации, то обеспечение устойчивого концептуально определенного управления в обществе в своем существе есть проблема информационной безопасности. Но , а тем самым и безопасности общества, не сводится к .

Что толку от того, если благонамеренный Павлов дал что-то “главе государства”, а по существу - действительным тайным советникам “главы”, в рукописном виде, заботясь о должной секретности, а государство после этого рухнуло во исполнение общедоступной доктрины “Второзакония-Исаии” и выдержанной в ее духе Директивы СНБ США 20/1 от 18.08.1948, также опубликованной в СССР накануне перестройки в 1985 г. миллионным тиражом в книге Н.Н.Яковлева “ЦРУ против СССР” (общий тираж всех изданий и извлечений из нее более 20 млн. экз.)?

Что и как должно быть “секретно”, а что и как должно быть общедоступно и общеизвестно? — это вторичные вопросы по отношению к главному вопросу: Что должно быть не только общеизвестно, но и общепонятно, уже к 12-14-летнему возрасту? В зависимости от ответа на него общество либо обретает, либо утрачивает информационную безопасность, а с нею и все прочие категории безопасности.

И информационная безопасность управления должна быть обеспечена в совокупности всех шести приоритетов средств управления. Если этого нет, то невозможно защитить управление на низших приоритетах от вторжения в него через высшие; и это вторжение пройдет незамеченным профессионалами.

Говоря о финансовой ситуации в стране в 1980-е гг., Павлов пишет: «По статистическим данным 55 % оборотных фондов промышленности, сельского хозяйства и транспорта покрывалось кредитом, за которым стояли вклады населения в сберкассах и счета прибыльных предприятий.» — с. 223. Это означает, что в условиях единой государственно-колхозной собственности на средства производства и производимую продукцию кредит все же стал финансовой удавкой на шее сферы производства [14]. Далее Павлов пишет об “ошибке” Гайдара, отпустившего все цены и т.п. и «неосмотрительно, беспечно и разом почти ликвидировавшего кредитные ресурсы страны.», т.е. затянувшего финансовую удавку.

Обратимся к таблице, чтобы понять, как возникла финансовая удавка:

Период Сталинизм Застой Перестройка

Г О Д Ы 1940 1950 1960 1970 1980 1985 1990

I.Товарно — денежный оборот (млрд. руб.) 17.5 28 78 155 270 324 370

II.Сбережения населения (млрд. руб.) 0.7 1.8 11 47 156 220 410

III. Оценка уровня инфляции (%) II/I*100% 4 7 14 30 57 68 110

В условиях господства единой государственно-колхозной собственности на средства производства и произведенную продукцию хорошей оценкой реальной инфляции является отношение денежных сбережений граждан к объему годового оборота розничной торговли и сферы услуг. А сбережения, по словам Павлова, в 1980-е гг. «играли роль основных кредитных ресурсов».

То есть, если сбережения в объеме 15 — 20 % от годового товарооборота рассматривать, как достаточный запас финансовой устойчивости населения в целом, обеспечивающей дальнейшее развитие семей и страхования в них непредвиденных внезапных неприятностей, то с середины 1960-х гг. этот рубеж был перейден, и сбережения стали основой кредитной удавки на шее производства. Эта удавка создавалась в течение 30 лет, за которые в СССР сменились несколько министров финансов, каждый из которых вырастил себе преемника-профессионала: Зверев — Гарбузова, Гарбузов — Павлова. И они передавали один другому завет: «Никогда не вздумай прямо или косвенно изымать деньги, которые люди хранят в сберегательных кассах!» И, следуя этому завету, все министры финансов СССР после-Сталинской эпохи оберегали создание финансовой удавки на шее народного хозяйства, которую безошибочно затянул Гайдар (тоже инструмент, оболтус, взращенный в “элитарной” семье). Но в таблице отражены только вклады населения в сберегательных кассах, и 90 % этих сумм принадлежали в 1980-е гг. менее, чем 3 % вкладчиков, составляющих незначительную долю от общего населения страны. Но, кроме того, были еще накопления наличностью. Павлов сообщает, что к обмену крупных купюр, проведенному по его инициативе, не было предъявлено 12 млрд. руб. (с. 246). По его оценкам это — неотмываемые деньги тогдашнего криминалитета. Но в те времена годовой бюджет министерства обороны СССР был порядка 18 млрд. руб. Это означает, что в единовременном финансовом импульсе криминалитет тех лет превосходил министерство обороны СССР, вынужденное тратить 12 млрд. руб. примерно в течение 8 месяцев.

И все это было совершено “политиками” — управленцами-профессионалами 1 — 3 приоритетов, которые, не посягая на принцип замкнутости кредитно-финансовой системы СССР через монополию государства на валютные операции и внешнюю торговлю, тем не менее, после 1953 г. подчинили экономику страны Доктрине “Второзакония-Исаии” и Директиве СНБ США 20/1. И такие ограничивающие себя уровнем четвертого приоритета управленцы-профессионалы-финансисты, как Павлов, делали антинародное дело.

Знаменательно также и то, что как профессионал уровня четвертого приоритета Павлов в прошлом находил свое место в плановой экономике СССР, а в ходе нынешних реформ пришелся ко двору и правлению одного из коммерческих банков. Причина такой административной живучести в том, что как функционально специализированный “блок” он может быть вставлен в любую систему администрирования при условии, что “политики” поддерживают устойчивое управление через высшие приоритеты; в противном случае, не различая концепций управления, такие функционально специализированные “блоки” искренне служат и нашим и вашим. Узкие профессионалы приемлемы для всех сильных политиков, что значит: для концептуально непреклонных “политиков”, но не во всех концепциях узость и мировоззренческие самоограничения профессионалов являются благом.

И неразличение концепций управления ведет к тому, что Хрущеву и Брежневу Павлов приписывает продолжение Сталинской политики, хотя из приведенной таблицы ясно, что “Сталинизм” и безмерный рост накоплений 3 % населения при государственном ограничении роста цен это — две разные концепции управления, две разные “политики”: тем более, что Павлов признает профессионально грамотными действия Сталина в сфере финансов. Если же Павлов вспоминает работу Сталина “Экономические проблемы социализма в СССР”, то он должен знать, что в ней провозглашается тезис о планомерном систематическом снижении номинальных цен на товары массового спроса, как об основном средстве повышения благосостояния народа. И сам Павлов (с. 75) признает эффективность планомерного снижения номинальных цен в качестве средства защиты и обеспечения экономических интересов подавляющего большинства населения (не 3 % некой “элиты”, не одной трети — “среднего класса”, а подавляющего большинства, т.е. — всего народа).

Тем не менее, Павлов, обсуждая различные варианты роста благосостояния народа, исключает из рассмотрения именно это средство, а рассматривает в качестве альтернатив либо увеличение фондов общественного потребления, либо повышение номинальной заработной платы (с. 194, 204), абсолютизируя роль “материального стимулирования” труда и начисто забыв о нравственности и этике.

Так трудовую инициативу интеллектуалов везде и всюду тормозит дурь, самонадеянность, крохоборство, продажность и “элитарно”-корпоративная клановая замкнутость профессионалов-управленцев, стоящих над интеллектуалами профессионалами-разработчиками проблем во всех сферах деятельности (по поводу с. 203). Этическая норма советской науки и техники — начальник, ни уха ни рыла не понимающий в сути разработки, — в числе соавторов, если не официально назначенный “гений”-руководитель; а реальный трудяга инициатор и главный разработчик де-факто — достаточно часто даже вне числа награжденных и поощренных. Так, это под руководством младшего Туполева создан нелетающий урод Ту-144, унесший жизни многих испытателей. Тех, кто мог действительно сделать самолет, до руководства проектом просто не допустили. А зарплата младшего Туполева, как руководителя проекта, была хоть куда по сравнению с зарплатой инженегров—чертил-разработчиков. Но если бы не старший Туполев, то духу младшего не было бы рядом с руководством проектом. И так во всех отраслях. И это прямой отказ от принципов Сталинской кадровой политики.

И, как можно увидеть из книги Павлова, именно на этих качествах нравственно и этически разложившейся партийно-государственной и прочей советской “элиты” играл М.С.Горбачев, молча делая то, что он делал. Вопрос только в том, что по существу он делал.

Из описаний событий в советских верхах Павловым во второй половине 1980-х гг. можно увидеть, что тем, кто действительно привел к высшей административной власти в государстве, в качестве концепций общественного устройства одинаково неприемлемы и “Сталинизм” в форме Советской власти, и “троцкизм”, и западная “демократия”, переход к которой Павлов по своему профессионализму был способен поддержать финансово-экономически эффективнее, чем то проделал Гайдар и последующие, если бы его поддержали “политики”, а не воспрепятствовали ему приложить профессионализм к делу перестройки.

Тем не менее, этот протекающий под завесой молчания процесс все же находит соответствующую ему концепцию переходного периода от Советской власти к Российской империи в виде если не до 1900 г., то, по крайней мере, в виде 1913 г. под лозунгом: “Россия — третий Рим!” Этому переходному процессу, в частности, соответствуют:

·Принятие государственной символики: старый флаг “бесик” (белый, синий, красный) и двуглавый урод с тремя коронами в сочетании со вздорным изъяснением смысла “новой” геральдики; дескать, три короны соответствуют трем ветвям власти. Но что в гербе в этом случае символизирует концептуальную власть — корень этих трех бутафорски коронованных ветвей?

·Восстановление дворянских собраний, как шаг к кастовому сословному строю.

·Юридическое обособление “казачества” от остального населения в условиях реальной невозможности ведения традиционного казачьего образа жизни, а главное — службы ввиду изменения самого характера силового противоборства государств, как шаг к созданию кланово-”элитных” частей вооруженных сил со своим обособленным командованием на случай их внутреннего применения, в том числе и против регулярных не-”казачьих” частей. Но одному народу не нужны две армии.

·Ударная стройка-новодел макетХрама Христа Спасителя — потенциального места коронации новых царей, возводимая не на пожертвования обнищавшего в своей массе и не очень-то православно-воцерковленного населения, а из иных источников.

·Систематический зондаж общественного мнения на предмет его реакции на сообщения о том, что Николай II и Алексей не были расстреляны; либо о возможной канонизации действительно погибших Романовых (Roma — Рим).

·Молчание Б.Н.Ельцина по поводу возведения его в великокняжеское достоинство Российской империи заграничными монархистами после “путча” 1991 г. То есть нынешний глава Российского государства — законный для многих — великий князь, по функции — местоблюститель должности законного государя-императора, остающегося пока до срока за завесой молчания. И, по сообщениям радио “Свобода” (февраль 1994 г.), ему предложено регентство по отношению к несовершеннолетнему наследнику из рода Кирилловичей.

И чтобы этот процесс реставрации элитарно-невольничьего “третьего Рима” протекал по умолчанию, необходимо было лгать народу, оплевывая и извращая видение его Советского прошлого, клевеща лично на Сталина и на “сталинизм”, которого исторически реально не было; позволить разложиться нравственно и этически советской “элите”, избавив ее от ответственности за профессиональное разгильдяйство и должностные преступления против концепции общества, в котором нет места угнетению тружеников паразитами; начать перестройку, в которой в очередной раз оболгать прошлое, обмануть народ посулами светлого будущего и начать целенаправленно стравливать простых людей разных национальностей, беспартийных с партийцами, настоящих коммунистов с антикоммунистами-”демократизаторами”, международников-интернацистов с ряжеными националистами; “ возродить” казачество и тут же стравить казаков с горцами, дабы, когда толпа устанет от хаоса, она сама призвала бы царя, которого ей подсунут, как это и было в смутное время начала XVII века.

И не слишком ли много во всем этом рафинированной лжи и мерзостей, чтобы это было поистине Правым делом? И те, кто руководит этим лицемерием, претендуя на благодетельность, пусть подумают, пока не поздно, что будет, когда якобы безмозглая толпа простонародья увидит, что распад СССР и уничтожение Советской власти, хаос, и управляемая гражданская война на территории СССР, преступность, банковские и биржевые аферы, от которых страдает простонародье, были искусственно вызваны к жизни алчной, возомнившей о себе “элитой”: ибо положение обязывает. Если положение [15] не обязывает, то оно же и убивает всякого, кто, претендуя на определенное положение в системе общественного управления и иных отношений, ведет себя недостойно человека. Это — закон истории, явно знаменующий Божье предопределение. Именно поэтому сословный строй и рухнул в 1917 г. Пословица: «Трудом праведным не наживешь палат каменных» — единственное, что дала народу доктрина “Россия — третий Рим”. И потому не состоится и новодел “третьего Рима”, как не состоялся переход к “демократии” западного образца.

Книгу Павлова информационно дополняют воспоминания В.Медведева — в прошлом начальника личной охраны Л.И.Брежнева и М.С.Горбачева: “…Почему за жизнь одного человека я отвечаю головой, а за жизнь миллионов не отвечает никто?” — “Человек за спиной”, Москва, 1994, с. 222. Но если такого рода вопросы задают себе профессионалы из личной охраны высших госчиновников, то предопределенно со временем они же смогут на них и профессионально грамотно ответить. Это означает, что общество в России мировоззренчески выросло из доктрины “третьего Рима” и “Второзакония-Исаии”.

Тем не менее, многое свидетельствует о том, что супруги Горбачевы работали на новодел “третьего Рима”. Они отвергли очищение Советской власти от ошибок сталинистов, от послесталинских извращений и от еще троцкистских прививок “элитаризма” и довели СССР до ГКЧП, хотя многие предупреждали их, подобно В.С.Павлову, о гибельности для государства проводимого ими курса. По завершении же дней ГКЧП Горбачев заявил на пресс-конференции: “Правды вам я все равно не скажу…”

В эксклюзивном интервью радио “Свобода” 7.11.1994 он высказался в том смысле, что 1917 г. открыл России путь в «исторический тупик», хотя в исторический тупик и к катастрофе в нём ведет не тот путь, а другие: “Россия — третий Рим” и западная псевдодемократия, прикрывающие ростовщическую тиранию по доктрине “Второзакония-Исаии”. И не смотря на осуждение им деятельности Сталина и реабилитацию многих репрессированных в те годы, включая и лидеров оппозиций, не был реабилитирован Л.Д.Бронштейн-Троцкий. Как известно, в 1905 г. Бронштейн возглавил Петербургский Совет, а с 1917 г., будучи наместником в России “элиты” интернацистов, сыграл действительно значимую роль в разгроме интернацистами белогвардейских сил, пытавшихся так или иначе возобновить национально-”элитарное” государственное правление. То есть Троцкий не реабилитирован за стратегические преступления против Российской империи, что отличает его от мелкой сошки до 1917 г.: Бухарина и прочих политических противников Сталина, попавших под волну реабилитации, но не менее деятельно, чем Бронштейн, подрывавших кадровую основу Советской власти в 1917 — 1920-х гг.

М.С.Горбачев дезорганизовал и деятельность таких специалистов, как Павлов, которые в “политику” не лезли, даже занимая высшие посты в государстве и партии, но своим профессионализмом способны были обеспечить бесшоковое перерождение ненужной команде хозяев Горбачева Советской власти в столь же ненужную им “демократию” западного образца — по существу вывеску и ширму на диктатуре кланов хозяев доктрины “Второзакония-Исаии”.

Остается еще две возможности: Горбачев — ставленник хозяев “третьего Рейха” со времен пребывания в оккупации во время Великой Отечественной войны; или ставленник хозяев “России — третьего Рима”. Но это по существу одно и то же, и хозяева у них на глобальном уровне — общие. ”Третий Рейх” претендует быть наследником западного осколка единой некогда Римской империи; “третий Рим” притязает на то же самое в отношении восточного осколка все той же империи. И все Римы и Рейхи, начиная с первого, — разнообразные вариации на тему глобальной экспансии свойственного им стиля “элитарно”-невольничьего строя. И потому они не альтернативы расово-паразитической доктрине “Второзакония-Исаии”.

Просто, если “Римы” шли по пути создания глобальной “элитарно”-невольничьей цивилизации преимущественно силовыми методами (5 — 6 приоритеты обобщенных средств) агрессии, то ненавистное их иерархам-лидерам “жидомасонство” делало то же самое, но иерархически более высокими средствами агрессии: ростовщический кредит (4 приоритет) и библейская идеология, хронология истории, мировоззрение в целом (3 — 1 приоритеты).

По этой причине иерархического превосходства “жидомасонства” в средствах агрессии-управления доктрина “третьего Рима” — подсистема в доктрине “Второзакония-Исаии”: в случае, если император очередного Рима служит расе “господ” — пусть “Рим” — вечный, как вечный жид, “город”; если же очередной Рим противится, то он подлежит уничтожению, поскольку не хочет служить расе “господ”.

Но никониане и старообрядцы ударно вкалывающие на новоделе “третьего Рима” предпочитают настаивать, что Библия — Священное писание и в никейском вероучении — истина от Бога, вместо того, чтобы обратиться к Богу непосредственно и, взглянув в Библию по совести в Любви, увидеть, что она полна самодурства и отсебятины извратителей Единого Завета, которому учили Моисей, Иисус, Мухаммад и другие истинные вестники Божьи из числа людей. К числу извращений истины по самодурству и “элитарному” своекорыстию принадлежит и доктрина “Второзакония-Исаии” и иерархически низшая по отношению к ней доктрина “третьего Рима” — “православного” царства, как земного образа Царства Божиего.

Интеллигенции навязывают в пророки А.И.Солженицына. И как всегда, “интеллигенция” не задумывается, в границах какой доктрины “пророчествует” литератор, хотя фамилия Со-ЛЖЕ-ницын и отчество Исаиевич сами за себя говорят в реальном историческом контексте. Это подтверждается исторически: гальванизация трупа третьего Рима в доктрине “Второзакония-Исаии” невозможна без защиты поднятого из могилы зомби от воздействия Коранической культуры. Соответственно, А.И.Солженицын, накачанный авторитетностью, и рекомендовал расчленение России-СССР-цивилизации по традиционно культовому, ритуально-исповедальному признаку, дабы отторгнуть потенциал развития, несомый Коранической культурой Средней Азии, в надежде на то, что мусульманское меньшинство в оставшемся осколке России-цивилизации окажется подневольным “православным” второзаконникам-исаевцам.

Истинные пророки никогда не учили мерзостному господству одних людей над другими и не учили обожествлению земных господ. Они учили принятию к исполнению по совести промысла Господа Истинного — Единого Царя Небесного и Земного, который не предписывал мерзости и лжи “элитарно”-невольничьего строя на Земле в любом ее доктринальном оформлении.

29 августа — 5 сентября 1995 г.

В книге японского автора Сигието Цуру “Конец японского «экономического чуда»” (М., “Прогресс”, 1981 г.) сообщается, что в Японии никогда не было свободного ссудного процента. Финансовые органы государства и банки распределяли средства по своему усмотрению. Банковская прибыль в 1960-е гг. составляла величину порядка 0,5 % (с. 136). Между тем, это был период наиболее быстрого общественно-экономического и научно-технического развития Японии в послевоенные годы.

Анализ соотношения характера банковской деятельности и экономического роста показал, что между экономическим “чудом” в Японии и отсутствием в ней свободного ссудного процента при менее чем 1 %-ной банковской прибыли существует прямая связь, однако не замечаемая по-западному мыслящей экономической наукой.

Многие прикладные науки имеют в своем составе раздел, именуемый . В каждой из них теория подобия отвечает на вопрос: на какую комбинацию величин необходимо умножить реально измеренные (или назначенные) параметры объекта для того, чтобы его характеристики можно было сравнить с характеристиками другого объекта аналогичного назначения; или того же самого объекта, но в иной момент времени.

Масштаб на географической карте — самый простой и общеизвестный пример приложения теории подобия. Авиация и космонавтика, мореплавание в их современном виде и многое другое, нам привычное, возможны только потому, что опираясь на теорию подобия, развитую в механике, характеристики натурных летательных аппаратов и кораблей могут быть пересчитаны в процессе их проектирования с характеристик моделей, испытываемых в аэродинамических трубах и иных лабораторных установках, а также и с характеристик экспериментальных маломерных объектов.

Иными словами, теория подобия в этих отраслях деятельности — основа для принятия технических и управленческих . До появления теории подобия в механике, успех в инженерном деле определялся личной интуицией и накопленным практическим опытом, как правило отрицательного характера — так делать нельзя, а как необходимо — неизвестно.

В настоящее время ни один из учебников (или монографий) по политэкономии, экономике, теории планирования, финансам, маркетингу, менеджменту и т.п. не содержит разделов, в которых излагалась бы теория подобия по отношению к макроэкономическим производственно-потребительским системам и их подсистемам: кредитно-финансовой системе в частности. Это означает, что реально находится на стадии первичного накопления фактов и первобытного “заклинания стихий” шаманами; т.е. на более низкой ступени развития, чем аэродинамика самолетов в 1917 г. и всё инженерное дело в наши дни.

Отсюда и непредсказуемые для многих последствия экономических реформ и эмоционально взвинченное их обсуждение без понимания происходящего как со стороны благонамеренных [16] их сторонников, так и со стороны их противников.

Этому сопутствует и отсутствие общего, понятного всем языка обсуждения происходящего в экономике. При этом существует склонность рассматривать изолированно друг от друга два процесса:

№ 1) динамику производства в его натуральном учете, сопровождаемую технико-технологическим прогрессом;

№ 2) “здоровье” финансового обращения, сопровождающего продуктообмен как таковой. Это свидетельствует о непонимании характера их взаимной обусловленности во многоотраслевых производственно-потребительских макроэкономических системах.

Рассмотрение кредитно-финансовой подсистемы экономики с позиций теории подобия, предполагает рассмотрение финансовой деятельности в производственно-потребительской макроэкономической системе в обезразмеренном виде. При этом всякая номинальная денежная сумма П соотносится с суммарной текущей номинальной платежеспособностью общества в целом, равной a П = S + K, где:

K — суммарный объем выданных кредитных ссуд, включая повторные, однако без учёта задолженности по ссудному проценту.

S — текущая суммарная платежеспособность общества в случае полного возврата долгов заемщиками.

Мгновенная суммарная платежеспособность общества в целом S + K нарастает на величину выданных кредитных ссуд, поскольку каждое платежеспособное лицо оценивает свою мгновенную платежеспособность с учетом взятых им кредитов; банки в процессе кредитования эксплуатируют вероятностную предопределенность неодновременного изъятия вкладов их вкладчиками, однако каждый из которых оценивает свою мгновенную платежеспособность с учетом возможности изъятия вкладов из банков. Таким образом в процессе банковского кредитования сумма, внесенная в качестве вклада в банк, дважды, трижды и более раз участвует в наращивании суммарной текущей мгновенной платежеспособности общества. Эта величина — кажущаяся, своего рода “виртуальная реальность” экономики, и хотя между нею и торговым оборотом общества нет однозначной функциональной зависимости, её влияние вероятностно статистически проявляется практически во всех финансово-экономических процессах.

Соответственно, номинальной платежеспособности всякого лица в обезразмеренной кредитно-финансовой системе соответствует удельная платежеспособность П/(S + K), не имеющая размерности (рубли, доллары и т.п.). В обезразмеренной по S + K системе удельные платежеспособности финансовых лиц изменяются как вследствие совершения ими сделок купли-продажи, так и вследствие эмиссионной деятельности государства S и кредитной деятельности банков K. При этом динамика изменения S и K оказывает непосредственное воздействие на рентабельность производства в S + K.

Соответственно, соотношение между системами бухгалтерского учета — обезразмеренной и не обезразмеренной (номинальной) — такое же, как между тетрадями по арифметике отличника и двоечника: отличник приводит дроби к общему знаменателю, прежде чем их складывает или вычитает; а двоечник — по невежеству или в целях “упрощения жизни” — складывает и вычитает только числители, не замечая ничего из того, что записано и происходит под дробной чертой.

Если на интервале времени, на котором ведется бухгалтерский учет, знаменатель S + K не сильно изменяется, то “бухгалтер-двоечник” не сильно ошибается, поскольку по отношению к “бухгалтеру-отличнику”, работающему и со знаменателями дробей, он просто считает в ином масштабе единиц измерения платежеспособности, как таковой. Если же знаменатель S + K заметно и изменяется на интервале времени, на котором ведется бухгалтерский учет, то у “бухгалтера-двоечника” на выходе будет ерунда; из бухгалтерского учета “бухгалтера-отличника” тем не менее можно будет узнать правду о динамике платежеспособности как таковой и финансовом положении фирмы.

Соответственно, при сильном изменении величины S + K: все номинальные финансовые показатели не сопоставимы между собой; вся долговременная финансово-экономическая статистика ничего не говорит о макро— и микро— экономических системах, если не известно, каким величинам S + K её показатели соответствуют в каждый момент времени. И вся эта информация не может лежать в основе разработки экономической стратегии ни на уровне отдельной фирмы, ни на уровне государства.

Тем не менее, все без исключения бухгалтеры России (а также и “передовых” стран с рыночной экономикой) принуждены быть двоечниками, поскольку величина S + K формируется на уровне правительств государств и трансрегиональной надгосударственной банковской корпорации, и в системе бухгалтерского учета всех стран ни сама величина S + K, ни её изменения во времени от 0 до t за отчетный бухгалтерский период (S + K)/ (S + K) — не учитываются.

Так как воздействие на величину S + K со стороны государства и банковской корпорации не подконтрольно никому из отдельно взятых платежеспособных лиц, не зависит от технико-технологической политики директоратов фирм, их маркетинговых служб и т.п., то по отношению ко всем ним оно выступает как довлеющий над каждым из них фактор, который по существу представляет собой средство иерархически высшего управления макроэкономической системой в целом.

Но то, как употребляют это средство в СССР-России после И.В.Сталина [17], говорит о том, что у кормила финансово-экономической власти — двоечники, которым неизвестны и слова-то такие: «знаменатель дроби», «средство управления», не то чтобы они могли грамотно обращаться с ними.

Обезразмеренная по S + K кредитно-финансовая система, рассматриваемая как целостность, характеризуется двумя соотношениями, выражающими финансовую напряженность в обществе:

0 «S/(S + K) ? 1 и — ? «(S — K%)/(S + K) «1,

где K% — кредитная задолженность с учетом задолженности по процентам.

Поскольку вся номинальная платежеспособность (наличность и безналичность) общества равна S + K, то в обезразмеренной по S + K системе (S + K)/(S + K) ? 1 . И эта единичная суммарная платежеспособность противостоит всей товарной массе продуктов и услуг на всех специализированных рынках общества. Каждое юридическое или физическое лицо обладает какой-то долей от этой единицы, для большинства — много меньшей единицы.

Устойчивое развитие народного хозяйства, в смысле роста производства в натуральном учете продукции в соответствии с потребностями общества возможно только, если:

1. Удельные платежеспособности отраслей (т.е. совокупностей однохарактерных по продукции производств) колеблются в некоторых ограниченных пределах, нарушение которых приводит к развалу рыночной саморегуляции в целостности народного хозяйства по причине утраты удельной платежеспособности некоторыми отраслями и выпадению их из продуктообмена, что вызывает спад производства и в других отраслях, являющихся поставщиками и потребителями по отношению к разорившимся отраслям. По всем отраслям возникают множественные диспропорции: «производственные мощности как таковые (т.е. в натуральном учете продукции)»/«оборотные средства предприятий (т.е. финансовая мера их производственных мощностей как таковых)». Они то и уничтожают способность рыночного механизма к саморегуляции и обрекают экономику на коллапс.

2. Удельная платежеспособность населения на рынке продукции личного, семейного потребления и в сфере услуг более чем достаточна, чтобы купить необходимую и предложенную ему доброкачественную продукцию в полном объеме, в силу чего существует неудовлетворенный платежеспособный спрос, ориентируясь на который развивается каждая из отраслей.

То есть благосостояние единство производства и распределения, лежащих в основе потребления.

Анализ института кредита со ссудным процентом в обезразмеренной по S + K кредитно-финансовой системе позволяет выявить два обстоятельства. : институт кредита с НЕ-нулевым ссудным процентом с точки зрения теории игр (раздел математики) является игрой с ненулевой суммой, т.е. такой игрой, выигрыш в которой при любых возможных стратегиях сторон всегда предопределен только одной из них. В данном случае удельная платежеспособность из общества, допускающего такой “кредит”, необратимо перетекает к корпорации кредиторов, поскольку:

K/(S + K) «K%/(S + K), а (S — K% + K)/(S + K) «S/(S + K).

В силу этого обстоятельства, хозяева глобальной корпорации ростовщических банков всегда могут заплатить монопольно высокую цену за всё; а в обществе всегда существует некоторый объем заведомо неоплатной задолженности, некоторым образом распределенный по всем физическим и юридическим лицам, включая мелкие и крупные банки, не входящие в глобальнуюноменклатуру этой игры.

: ссудный процент порождает нехватку платежеспособного спроса населения по отношению к объему стоимостей, выставленных на рынок. Превысив некоторую меру, нехватка платежеспособности порождает “кризис перепроизводства” вне зависимости от качества поставляемой на рынок продукции и потребностей общества в ней как таковой; “кризис перепроизводства” влечет за собой спад производства, даже когда общество испытывает острейшую нехватку во многих видах продукции.

Экономическая наука Запада нагло лжет, когда называет “кризисами перепроизводства” затянутую на шее общества финансовую ростовщическую удавку — нехватку платежеспособности по отношению к заявленной на рынках стоимости объема продукции и услуг. Экономическая наука и публицистика нагло лгут и о том, что “кризисы перепроизводства” возникают как слепая игра рыночной стихии в результате свободного спроса и предложения; а нездоровье финансовой системы государства — в результате неправильного налогообложения правительствами хозяйствующих субъектов и непоследовательности в проведении правительством экономического курса.

Дело совсем в другом и этот фактор, не связанный ни с налогообложением, ни с экономическим курсом государства предстает обнаженным в обезразмеренной по S + K кредитно-финансовой системе. При выдаче кредитной ссуды K в сферу производства, кредитная ссуда начинает перетекать в сферу потребления в виде роста номинальных доходов населения. Скорость перетекания ссуды в доходы населения характеризует функция U(t)/(S + K). Но в то же самое время, директораты производств, зная о предстоящем возврате ссуды вместе с процентами по ней, заявляют о повышении стоимости объема производимой ими продукции. Рост стоимости объема производимой продукции подчинен ставке ссудного процента, а не динамике производства в натуральном учете продукции и не динамике запросов общества на продукцию. Рост стоимости производимого, в обезразмеренной по S + K системе, характеризуется функцией W(t)/(S + K). Функции U(t), W(t), объем кредита K и объем возврата кредита K% связаны во времени друг с другом соотношением:

oU(t)dt ? K«K% ? oW(t)dt при t ® ?, проистекающим из необходимости возврата K%.

Как известно ВСЕМ ещё из школьного курса физики, полезный эффект действия всякой системы числено определяется соотношением:

«Эффект» = КПД ? «Количество энергии, введенной в систему», выражающим закон сохранения энергии, где КПД — коэффициент полезного действия. Оно справедливо и по отношению к общественным производственно-потребительским системам от микроэкономического уровня до макроэкономики глобального хозяйства человечества.

Долговременный экономико-исторический анализ показал, что рост производства продукции конечного потребления в её натуральном учете на протяжении последних 150 лет следовал за ростом добычи первичных энергоносителей и никогда не обгонял его. Среднегодовые темпы роста энергопотенциала техносферы за этот период составили не более 5 % в год. Объемы потребления росли в среднем не быстрее 3 % в год, так как часть прироста энергопотенциала использовалась на возобновление материально-технической базы производства, кроме того КПД техники не превосходит единицы, а для большинства технических устройств заметно меньше единицы.

Поскольку выход продукции из сферы производства определяется её энергопотенциалом прежде всего [18], то это означает, что рост величины S + K, при котором заведомо не будет падения покупательной способности денег, не может превышать прироста энергопотенциала за тот же период. Избыточный по отношению к этому ограничению рост КПД и рост культуры потребления уйдут в снижение номинальных цен, в котором выражается рост покупательной способности денежной единицы.

Ничем не ограниченный ссудный процент, вызывая , порождает некоторый объем заведомо неоплатной задолженности, которая может быть погашена только прощением всего её объема или покрытием его дополнительной эмиссией денег в оборот общества. При неограниченном ссудном проценте, объем дополнительной эмиссии, необходимой для обеспечения функционирования рыночного хозяйства путем погашения заведомо неоплатной задолженности, вызывает рост значения S + K, более быстрый, чем рост энергообеспеченности денежной единицы. Это ведет к падению темпов производства в его натуральном учете относительно их возможного максимума за счет возникновения межотраслевых и внутриотраслевых диспропорций удельной платежеспособности и производственных мощностей как таковых (о чём было сказано ранее), возникающих при прохождении эмиссионной и кредитной волн по каналам денежного обращения в обществе. Как максимум прохождение эмиссионной и кредитной волн может вызвать развал хозяйственных связей при превышении приростом D(S + K) некоторого критического значения; то же относится и к воздействию отрицательных значений D(S + K).

Сказанное означает: . Гальванизировать его труп не удастся. Пока власть в России не поймет, что курс рубля не 1/2000 долларов, а 1/12 кВт*час [19] электроэнергопотребления + «качество управления энергопотенциалом на основе интеллектуальной деятельности» на всех уровнях государственной власти и хозяйствования, в быту семей и т.п., проку от этой власти для народов России не будет.

Общественно-экономический и культурный рост Японии в 1950 — 1970-е гг., названный «экономическим чудом» был обусловлен:

, фактическим соблюдением энергетического стандарта [20] обеспеченности иены, что косвенно выражалась в соотношении тарифов на электроэнергию и исторически выявленных средних долговременных темпов роста энергопотенциала общества. В начале 1960-х гг. тарифы на электроэнергию в Японии были выше себестоимости её производства на 6,4 % для бытовых нужд и на 4,9 % для нужд производства, что близко к средним 5 %-ным темпам роста энергопотенциала общества в его финансовом выражении.

, ограничением возможностей ростовщичества банков при отсутствии свободного ссудного процента.

В условиях свободного ростовщичества западных “демократий”, когда неограниченная и монопольноуправляемаябанковскойкорпорацией в целом ставка ссудного процента является ценой за кредит: изменение ставки ссудного процента позволяет управлять балансом спроса и предложения на рынке кредитов. Если же максимальная ставка ссудного процента ограничена, как это имеет место в Японии, спрос на кредиты имеет устойчивую тенденцию быть выше, чем возможное предложение кредитов банками, не нарушающее их ликвидности. По этой причине, банки, чтобы не прогореть, десятилетиями вынуждены были собирать не только цифры на счетах, как это делали их евро-американские коллеги, но прежде того — интеллектуальный потенциал экспертов, способных провести экспертизу проектов, конкурирующих за получение кредита. Такой интеллектуальный потенциал — обременителен для банковской системы в условиях свободного ростовщичества, поскольку его оплата съедает некоторую долю ростовщической прибыли. Экспертиза проектов и управление их инвестированием — вид деятельности, свойственный координационно-плановым органам, а не ростовщически конторам.

Банки, не способные к координационно-экспертно-плановой деятельности в сфере инвестирования, — обыкновенные ростовщические конторы — паразиты на производстве и управлении.

Банки, способные к координационной деятельности, по существу являются инвестиционными фондами совместного пользования предприятий, осуществляющими сборку множества частных предприятий в устойчиво развивающуюся и экспертно-прогнозно-планово управляемую хозяйственную целостность, в которой саморегуляция производства и распределения осуществляется не централизовано директивно-адресно (как это было в СССР), а на основе поддержания условий, в которых статистика хозяйственных связей устойчива, хотя ядро такого производственно-финансового объединения (финансово-промышленной группы) при этом может управляться централизовано директивно-адресно.

Банки-инвестиционные фонды вполне могут обходиться без ссудного процента, сопровождающего их кредитную деятельность. Центры информационной поддержки управления в опекаемых банками-инвестиционными фондами производственных группах не могут не прийти к выводу о вредоносности ссудного процента по отношению к финансово-промышленной группе в целом, поскольку он порождает трудности в сбыте производимой продукции и оптимизирует управление на уровне микроэкономики так, что подавляются все цели управления, кроме максимума прибыли в расчете на заемный капитал. Последнее при накоплении ошибки управления по другим целям, подавленным ссудным процентом, вылилось в глобальный биосферно-экологический и социальный кризис.

·При введении в Конституцию статьи в следующей редакции:

Кредитно-финансовая система России строится на принципе рубля и копейки, обеспечиваемом:

1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении;

2) кредитованием на беспроцентной основе, а также

3) ограничением доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

·При перестройке законодательства о финансово-хозяйственной деятельности физических и юридических лиц в соответствии с этой конституционной нормой,

— реальный рост производства в натуральном учете продукции и услуг может сопровождаться только снижением номинальных цен при гарантированной занятости всего трудоспособного населения, высокой социальной защищенности нетрудоспособного; конечно в условиях грамотной государственной политики и ответственной за общественно-экологические последствия технико-технологической политики в производящих отраслях.

Первая редакция 22.06.1994 г.

Уточнения: 19.09.1996 г.

«Финансовые Известия», № 84, 29.08.96 опубликовали по сути дела японских предпринимательских кругов российским деловым кругам: “Финансово-промышленные группы должны стать символом делового успеха” за подписью Хисао Онда, члена Международного комитета Торогово-Промышленной палаты Осаки, профессора университета Хёго (г. Кобе). Вопреки названию, казалось бы чисто финансово-экономического характера, эта статья относится к теме глобальной социологии, анализированной в обзоре журнала “Германия” на русском языке № 3 в 1995 г.

Хисао Онда пишет: «Тема сильных банков в структуре финансово-промышленных групп, думаю, первостепенная. Опыт показывает, что банк должен быть не только финансово крепким, но и в стратегическом плане, уверенно, я бы даже сказал, смело вести свою кредитно-инвестиционную политику. Решительно заниматься и долгосрочным инвестированием.

Важно также, чтобы деньги банком, да и другими участниками не зарабатывались ради самих себя, чтобы от них получать дивиденды и роскошествовать на это. Деньги должны работать, продолжать жить, а не умирать в роскоши.

Приведу такое сравнение. Посмотрим на разницу в доходах верхушки японского бизнеса, того же руководства шести финансово-промышленных групп, и только начавших работать в этих группах выпускников университетов. Президент получает в год порядка 300 тысяч долларов, молодой специалист — в пределах 45 тысяч. Разница меньше, чем в десять раз.

Те же категории работников в США. Верхушка руководства — около 5 миллионов в год. Начинающий работник — в пределах 25 тысяч. Разница — в 200 с лишним раз.

Я не знаю точных цифр по России, но думаю, что вы ближе к американскому пути развития общества. Я не утверждаю, что японский опыт самый лучший, но что он надежнее, естественнее, закономернее, с точки зрения экономики в первую очередь, я в этом не сомневаюсь.» — этим утверждением Хисао Онда заканчивает свое Письмо в редакцию.

Ранее в “Инженерной газете”, № 45, 1992 г. в статье “Не заглядывай в карман начальству” сообщалось, что к 1980 г. соотношение зарплаты управленцев высокого уровня к средней зарплате составляло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Японии — 17 раз. Как известно, к 1990 г. по уровню производительности труда и качеству серийной продукции эти страны располагались в обратном порядке.

Поскольку Хисао Онда говорит о соотношении зарплаты высших управленцев и выпускников университетов, которая в “развитых” странах не ниже, чем зарплата (иначе утрачивается материальный стимул к получению образования), то можно видеть некий глобальный процесс в динамике: В США разрыв увеличился — качество управления падает; в Японии разрыв уменьшился — качество управления растет.

С точки зрения общей теории управления, зарплата, будучи зеркальным отражением прейскуранта [21], при свободном ценообразовании в балансе спроса и предложения, , является в каждой отрасли деятельности — мерилом уровня квалификации; а в обществе в целом — мерилом нехватки квалифицированных работников каждой специальности: чем острее дефицит специалистов — тем выше их зарплата и тем шире диапазон «минимум-максимум» доходов. В сфере управления этому соответствует: чем меньше управленцев необходимой обществу квалификации — тем ниже качество управления, хотя зарплата имеющихся управленцев и высока по отношению к минимальной и средней.

В письме Хисао Онда лексика, даже в переводе на русский язык, выражает иное миропонимание, весьма отличное от миропонимания, выражающегося в лексиконе Запада. По прессе отечественных рыночников-прозападников известны словосочетания «долгосрочные кредиты», «краткосрочные кредиты». Хисао Онда пишет иначе: «кредитно-инвестиционная политика», «долгосрочное инвестирование». В его миропонимании , и соответственно такому миропониманию кредитор несет ответственность за результаты — производственную или иную общественно полезную отдачу от инвестирования.

В миропонимании западников иначе: кредитование и банковская прибыль — неотличимы от иных видов частного предпринимательства и прибыли, в них получаемой; и соответственно ничего не производящий банк, занятый исключительно счетоводством, абсурдно навязывается всем в качестве самодостаточного хозяйственного субъекта; и согласившись с этим, каждый делает и не лезет в дела других сфер деятельности. И потому кредиторы — далеко не всегда инвесторы, поскольку в большинстве случаев беззаботны в отношении общественно-экономических и экологических, не финансовых результатов кредитования, о чем прямо говорил Г.Форд:

«Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир практически господствует в обществе над предпринимателем посредством господства над кредитом.»

Г.Форд указал на извращенные в региональной цивилизации Запада взаимоотношения счетоводства и производства, как таковых, но не описал механизм подавления счетоводством производства, общества и биосферы планеты. Механизм тиранического управления макроэкономикой Запада основан на создании ростовщической банковской корпорацией заведомо неоплатной задолженности и распределении её как по странам, так и по отраслям производства и предприятиям внутри отраслей. Заведомая неоплатность задолженности по кредиту обусловлена тем, что объем денег в обороте общества ограничен, а ссудный процент превышает долговременные темпы роста производства, измеряемые в неизменных ценах, которые также ограничены темпами долговременными роста энергопотенциала, вовлекаемого в производство. Страны, отрасли и предприятия в отраслях конкурируют между собой за то, чтобы всегда присутствующий в обществе объем заведомо неоплатной задолженности на пришелся на них, что исторически реально выливается в производство ради прибыли и безоглядно паразитическую эксплуатацию людей и природных ресурсов, всего двумя — тремя десятками еврейских ростовщических кланов, контролирующих банковское счетоводство и сопутствующее ему ростовщичество, возомнивших, что все остальные люди и планета их безраздельная собственность. Эта финансовая тирания ростовщиков на Западе искусно закамуфлирована многословием о “демократии”, соблюдении прав человека и т.п., хотя право на банковское мафиозное ростовщичество, признаваемое Западом законным бизнесом, хотя оно — неподсудное воровство, и потому уничтожает и демократию и права человека, обращая множество людей в придаток к их рабочему месту, где они на законных основаниях вынуждены отрабатывать заведомо неоплатные долги при социально неограниченной паразитической беззаботности самих ростовщиков.

Эта паразитическая беззаботность западных банков находит своеобразное выражение в сфере законодательства стран Запада. Если директорат некой фирмы заявляет о своем банкротстве и дело доходит до продажи фирмы, то удовлетворение исков к фирме со стороны кредиторов первенствует по отношению к удовлетворению исков к фирме со стороны акционеров, вложивших в неё свои средства.

Законодательство — средство управления 3-го приоритета. Так как на Западе ростовщическое кредитование — основное средство управления 4-го приоритета, то оно поддерживается и защищается как прямо, так и косвенно 3-им приоритетом: ростовщический кредит — генератор банкротств, за которые директораты фирм не отвечают, но создатели банкротства (ростовщики-кредиторы), породив банкротства, на них же, если и не наживаются сверх ростовщичества, то мало что теряют оттеснив акционеров, теряющих подчас всё; и этот двухступенчатый ростовщический грабеж на Западе протекает на законной основе, признаваемой обществом.

Если же законодательство построить так, что иски кредиторов к банкроту удовлетворяются после погашения исков акционеров, то банк вынужден будет вникать при кредитовании в существо инвестиционных проектов, а также и в этическую сторону деятельности директоратов кредитуемой фирмы, чтобы не понести ущерба, если уже директорат сам пожелает нажиться на искусственно созданном им банкротстве.

Поскольку Японию в деловых кругах Запада достаточно часто называют корпорацией “Джэпэн инкорпорэйтед”, то в связи с появлением в нашей прессе , следует соотнести его с высказываниями прошлых лет разных политических деятелей Японии.

В интервью, показанном по первому каналу российского телевидения 07.07.1993 г., бывший многолетний глава правительства Японии Ясухиро Накасоне сказал, что главным из того, что он сделал на этом посту, является создание в Японии .

Создание такой направленности деятельности имеет смысл, если Япония признает за собой глобальный уровень значимости своей политики, и вне зависимости от деклараций объективно следует решения изучаемых этим институтом проблем. И он будет вполне работоспособен и соответствовать своему назначению в системе общественного самоуправления Японии, если у её политиков хватит понимания, что в обязанности института входит изучение глобальных проблем с целью их разрешения, а не предопределенную в готовом виде, как это имело место в системе науки СССР (партийной, академической и отраслевой).

В том же интервью, говоря о надеждах на будущее, Ясухиро Накасоне огласил намерение Японии «создать в Азии “общеазиатский дом”, в котором должна принять участие и Россия.» При этом Ясухиро Накасоне категорически отрицал возможность устремленности Японии к военному реваншу и говорил о необходимости «создания структуры сотрудничества государств бассейна Японского моря.»

Однако, далеко не главный вопрос в отношениях с Японией: насколько японская глобальная концепция сотрудничества чиста от к порабощению народов бассейна Японского моря (в некоторых контекстах: «Японское море» — весь Тихий Океан) методом каждый в меру понимания работает на осуществление своих интересов, а в меру непонимания на тех, кто понимает больше. Это так, поскольку самобытное миропонимание в каждой из региональных цивилизаций, к числу которых принадлежат и Япония, и Россия, позволяет им, при искренних намерениях осуществить общее благо, освободиться от коллективно-бессознательных устремлений к порабощению других; тем более позволяет выявить таимую осознанную устремленность к такого рода порабощению методом “культурного сотрудничества” в деятельности каждого из сотрудников в глобальном историческом процессе.

Ещё ранее, как сообщалось в утреннем выпуске последних известий всесоюзного радио 04.07.1990 г., тогдашний министр иностранных дел Японии Накаяма перед отбытием в Хьюстон на встречу глав “большой семёрки” заверил в поддержке Японией перестройки в СССР, но сказал, что Япония будет оказывать этому процессу помощь «только интеллектуальную». Одним из вопросов, обсуждавшихся на той встрече в Хьюстоне, был вопрос и об оказании помощи, в том числе и финансово-экономической, перестроечным реформам. В связи с этой темой Накаяма сказал, что «давать СССР валюту — то же, что давать сахар диабетику», дополнив тем самым свое высказывание об оказании «интеллектуальной помощи».

Если не отрывать все эти высказывания японских политических деятелей и бизнесменов одно от другого, то не исключено, что японские пришли к выводу о том, что евро-американская идеологическая и финансовая экспансия в Россию уже выдохлась и утратила эффективную общественную поддержку среди активного населения страны. Соответственно этому обстоятельству, через общероссийскую газету и сделано предложение к сотрудничеству той части деловых кругов России, которой также очевидна антинародность прозападной концепции общественно-экономических реформ в стране, и которые , чтобы осуществить в стране иную концепцию реформ.

Как видно из приведенных в начале обзора выдержек из письма японского социолога и из обзора журнала “Германия”, № 3/1995 г. и для Запада, и для Японии очевидно и понятно, что их отличие друг от друга — объективная историческая данность. Но многое говорит и о том, что Японии понятно и то, что отличие региональной цивилизации России от Запада — также объективная историческая данность, в то время как Запад свою политику в отношении России строит исходя не из объективной исторической данности, а исходя из ветхозаветного ростовщического мифа и сопутствующего ему мифа об «экспорте [22] в дикую Россию передовой западной культуры на протяжении всего последнего тысячелетия».

Поскольку исторически реально Япония ведет глобальную торговую войну против Запада с того момента как оправилась от военно-силового поражения во второй мировой войне, ей естественно стремиться к тому, чтобы как минимум заблокировать употребление ресурсов России Западом против себя, а как максимум без проблем вписать Россию в японскую глобальную концепцию мироустройства.

Соответственно этой долговременной глобальной стратегии японской политики через общероссийскую газету и сделано предложение потенциальным своим союзникам в российских деловых кругах принять участие в Японо-Российском форуме по развитию делового и экономического сотрудничества, проведение которого намечено на вторую половину октября 1996 года в городах Осака, Киото и Кобе.

При этом на примерах из прошлого японского бизнеса потенциальным партнерам в России сообщается, чем сотрудничество с Японией может отличаться от сотрудничества с Западом, а именно:

— беспроцентное кредитование инвестирования, включая долговременное;

— консультационная поддержка управления в фирмах, пока местное управление не обретет должную квалификацию;

— командирование на фирмы специалистов для поддержки их кадрового управленческого корпуса;

— ориентация инвестиционных проектов на общественно полезный результат как таковой, а не на денежную прибыль, которую на последующих этапах было бы стыдно прожрать и проблудить или сделать ещё большую денежную прибыль как таковую, разорив всё вокруг себя.

Однако настало время, когда и демократы-прозападники начинают ощущать, что в России что-то не соответствует их представлениям о ней, следуя которым они начали реформы по западной модели. В “Московских новостях” № 34, от 25 августа — 1 сентября 1996 г. в статье “«Особый путь» России: мифы и парадоксы” обсуждаются результаты социологического анализа, проведенного на базе фонда “Общественное мнение” летом этого года. Были опрошены 1519 человек в 37 регионах страны (примерно по 40 человек на регион). Автором идеи опроса и финансовым спонсором является Владимир Преображенский — один из вице-директоров “Инкомбанка” [23]; авторы и разработчики опроса — социологи Татьяна Кутковец и Игорь Клямкин (последний известен многими выступлениями в печати).

Начинается статья с утверждения И.Клямкина: «Подавляющее большинство наших сограждан — независимо от того, за кого они голосовали на выборах, — скорее “западники”, чем “самобытники”. Это большинство (по нашим исследованиям 85 % населения) убеждено в том, что жизнь отдельного человека выше любых иных ценностей; что закон обязателен для всех — от главы государства до рядового гражданина; что собственность священна и неприкосновенна; что государство тем сильнее, чем выше благосостояние его граждан и чем лучше соблюдаются гражданские права и свободы. Не государство, а человек — на первом месте. Что здесь “самобытного” принципиально антизападного?»

Далее следует перечень параметров, по которым в опросе был описан Запад: место частной собственности и государственной, тип политического режима, отношение к правам человека, особенности социальной политики, которые были соотнесены авторами опросника с конкретными странами. И сообщается: «Выяснилось, что почти три четверти опрошенных, будь на то их воля, выбрали бы одну из западных моделей. Вне конкуренции шведско-германско-голандский вариант. Советский путь, то есть путь СССР и других коммунистических стран предпочел лишь каждый седьмой, а “восточный” вариант (китайский, иракский, иранский) — один из ста опрошенных.»

За этим выражается удивление: «С одной стороны, люди готовы согласиться, чтобы Россия двигалась по дороге, проложенной немцами, шведами, американцами, французами. Но стоит поставить вопрос чуть по-иному: должна ли Россия двигаться по особому, отличному от западного, пути? — как большинство становится “самобытниками”, а доля “западников” уменьшается до одной пятой!»

Объяснение этому “парадоксу” авторы статьи и опроса находят не в том, что к характерным качествам Востока и Запада оказался нечувствителен ошибочный набор параметров, которыми при проведении исследования они описали Запад и далеко не однородный Восток: Только слабоумный может объединить в одну группу Китай и государства с Коранической культурой; или исключить из вопросов о “священности собственности”, вопрос о ростовщичестве, его нравственной приемлемости и признании допустимым его законности.

Объяснение “парадоксу” находится в том, что «люди воспользовались возможностью психологической компенсации, заложенной в самой формулировке вопроса. Мы не можем жить, как хотим, “они” достигли благосостояния, а мы нет, мы оказались несостоятельными и отстали — осознание этого создает дискомфорт. Причем современный россиянин отнюдь не враждебен Западу [24].» Дальше идут рассуждения о качествах западного человека, отсутствующих у россиян и подводится итог: «Мысль, что достичь желанного благосостояния можно никого не копируя, приносит облегчение. Никто ведь не вникает, что это за путь и в чём его уникальность. Предполагается, очевидно, что есть какая-то элита — политическая, интеллектуальная, профессиональная, — которой это ведомо. И тот, кто задает вопрос об “особом пути”, уже одним этим подтверждает, что такой путь есть.»

Так исследователи, проводившие опрос, приписывают исследуемой социальной массе своё собственное невежество и нежелание подумать о существе библейского (западного пути) и возможностях альтернативных путей развития общества. Дело в том, что Запад, Россия, Восток коранический, и Восток некоранический отличаются друг от друга не столько декларациями о “правах человека” и “священности собственности”, и не столько структурами государственного и негосударственного управления, а умолчаниями, соответственно которым живут в них люди; отличаются тем, что в каждом из этих обществ понимается одинаково, но отлично от прочих; либо вообще находится вне понимания, но присутствует объективно в индивидуальном и коллективном бессознательном, предопределяя действия людей.

То есть “Инкомбанк”, столь обеспокоенный проблемами социологии, напрасно выбросил деньги: немцы и японцы одинаковы в том, что не пытаются относить Россию ни к Западу, ни к Востоку. В этом их глобальная социология отличается в лучшую сторону от хорошо оплаченного графоманства доморощенных западников, корчащих из себя социологов-глобалистов.

Статья в “Московских новостях” завершается прозападно-демократическим вожделенным выводом: «Как показывает наше исследование, Россия никогда не была так близка к тому, чтобы принять западничество. В российском обществе впервые сформировалось относительное большинство, заинтересованное в либерализации страны.» Но поскольку русскоязычной “интеллигенции” свойственно не иметь определенного мнения, от чего проистекают все её беды и беды России, один из авторов статьи тут же делает оговорку: «Но это большинство еще не очень устойчиво и может рассыпаться. Тогда историческая инициатива перейдет к совсем другим силам.»

Сделать стратегический вывод о том, какое направление развития страны предпочтительнее для всех народов России, и потому обладает лучшими шансами на успех, И.Клямкин, как наиболее яркий представитель прозападной либеральной интеллигенции, не в силах. Другими словами, оценка, данная Ф.И.Тютчевым прозападной команде “демократизаторов” еще в прошлом веке, остается в силе:

Напрасный труд! Нет, их не вразумишь:

Чем либеральней, тем они пошлее;

Цивилизация для них фетиш,

Но недоступна им ея идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья от Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы.

Вопросы хозяйственной и финансовой деятельности на Западе, в Африке, на Востоке и в России — вне их понимания, что и отличает наших прозападно-демократических социологов от японских и германских, которые не отрывают социологию от экономики, создающей основу для потребительского благополучия или отсутствия такового во всех странах во все времена. Соответственно этому и критерии отличия Запада от Востока, определившие классификацию стран в ранее приведенной таблице, в их социологии иные: чувствительные к реальным отличиям. Но “Московские новости” охмуряют политическую массовку демократизаторов большими тиражами.

В “Вестнике Российской Академии Наук”, том 66, № 6 1996 г., изданным гораздо меньшим тиражом, опубликована статья С.И.Лунева и А.И.Салицкого «Бедность — не порок?», в которой приводятся многие данные иных социологических исследований:

— покупательная способность населения, если относить её к возможностям потребления в натуральном учете продуктов, к началу 1996 года составила менее 20 % от уровня 1991 г.

— внутренние цены российского рынка на энергоносители, конструкционные материалы, основные продукты питания (сахар, крупы, растительные и животные жиры, яйца, колбасу) выше мировых цен.

— стандартный экономометрический набор прожиточного минимума из 19 самых дешевых продуктов, официально принятый в ноябре 1992 г., по мнению гигиенистов,

— с 1992 по 1994 г. доля отвергающих идею частного предпринимательства увеличилась с 10,9 % до 39 %.

— с 1992 по 1993 г. доля опрошенных в сельской местности намеревавшихся расширить землепользование для производства продукции на продажу упала с 15,2 % до 7,8 %. Какое сообщение сопровождено выводом: «Очевидно, что на отношение крестьян к “рынку” сильное влияние оказала фактическая ликвидация денежных сбережений в 1992 г.»

— число симпатизирующих системе производства на основе частной собственности и рыночных отношений сократилось с 1992 г. по 1995 г. с 42 % до 22 %, а желание вернуться в прошлое выражают уже 69 % участников одного из опросов.

Так же в рассматриваемой статье в “Вестнике РАН” обращено внимание и на печальное для паразитирующей “элиты” демократизаторов обстоятельство: «Отмечается нарастающее стремление делить внешний мир на “своих” и “чужих”; следствием этого становится сужение сферы формализованной, нормативно-функциональной активности на фоне усиления значения личных и корпоративных связей. Договорные отношения замещаются отношениями свойства, закон и право — неформальным разрешением конфликтов, а индивидуальная ответственность — круговой порукой.» Проще говоря, это — выражение несостоятельности политических сил, которые принялись за осуществление в России наших дней концепции “законности” и “правового государства” по западной модели.

Соответственно активизируется процесс противостояния общества и нынешней лозунгово-демократической : «Семейно-родственные, клановые, земляческие связи и даже (выделено нами) начинают работать на выживание всех», защищая население от антинародной политики государства. Один из возможных путей развития этого процесса: «русская мафия» [25] ведет концептуально осмысленное изживание глобальной ростовщической и её хозяев. С точки зрения западников этот процесс будет выглядеть как “криминализация государства”, какие опасения уже высказывались на протяжении нескольких лет многими западными политиками. В частности бывший руководитель ТАСС, зав. отделом ЦК КПСС, а впоследствии посол СССР в Великобритании — Л.М.Замятин, посредничавший между «архитектором перестройки» и Маргарит Тэтчер, в интервью газете «Правда» 19.07.95 г. ретранслировал опасения «железной леди» — шестерки глобальной еврейской банковской ростовщической мафии:

«Опасаюсь, очень опасаюсь прихода криминальных структур к власти в России. Ведь они могут однажды легализоваться, либо, по крайней мере, „вписаться“ в ваш государственный истэблишмент. Вы русские, всегда и все делаете с размахом. Так и здесь — мафия может в один прекрасный день обрести у вас такое влияние, о котором в других странах преступники и не помышляли. Вот чего, на мой взгляд, вам следует бояться. И нам на Западе следует бояться того же. Ибо кремлевское руководство, окажись оно под контролем криминала, станет мало предсказуемым.» [26]

Однако, “криминальность” политики и государственного чиновничества понимается западными социологами, политиками и журналистами исключительно в бандитском и финансово-аферистском смысле, нарушающем благообразность ростовщической законности. Так “Советская Россия” от 29 августа 1996 г. опубликовала заметку “Кого полюбил спрут?” В ней речь идет о книге немецкого журналиста Юргена Ротта “Российская мафия — самый опасный преступный синдикат в мире” [27]. В ней приводится цитата из книги: «Кто помог Шеварнадзе прийти к власти в Грузии? Вор в законе Джаба Иоселиани. Кто правит в Узбекистане? Каримов — один из самых коррумпированных советских деятелей, пользующийся дурной славой ещё с тех пор, когда был секретарем обкома. А Азербайджан? Там также ничего не изменилось. Все те же феодальные коррумпированные криминальные структуры, что и десять лет назад. Мафия, состоящая из представителей номенклатуры и КГБ, неважно, как она сейчас называется, наживается на том, чем владеют все, а большая часть населения при этом живет в катастрофической бедности.

К числу крупных мафиозных фигур Юрген Ротт относит и Леонида Кравчука, бывшего первого секретаря Компартии Украины по идеологии, ставшего первым президентом демократической Украины. Автор сообщает, что в конце 1995 года в аэропорту “Бен Гурион” израильские таможенники обнаружили в чемодане Кравчука 30 миллионов долларов. “Это мои деньги”, — заявил Кравчук. [28]»

Сама же “интеллигенция”, получившая высшее, подчас из ряда вон “элитарное”, образование, высказывающая подобные обвинения, — якобы ни в чем не порочна и не повинна.

Однако, такого рода зарубежная и доморощенная — основная политическая массовка западничества в России — гораздо порочнее, чем отечественные . Чтобы было понятно, о чем идет речь, следует вспомнить об иерархии приоритетов обобщенных средств управления (обобщенного оружия).

Соответственно этому, орудует: грубой силой — шестой приоритет обобщенных средств управления; эксплуатирует наркоманию и сексуальный беспредел — пятый приоритет; осуществляет финансовые операции — четвертый приоритет. Интеллигенция же в законе: культивирует ложные и извращенные общеидеологические воззрения (К.Маркс, Л.Д.Троцкий, А.Д.Сахаров, В.Листьев) и специализированные прикладные теории (К.Маркс в прошлом, а ныне Г.Х.Попов, А.Г.Аганбегян, Е.Т.Гайдар, С.Ю.Глазьев, А.Б.Чубайс — в экономике) — третий приоритет обобщенных средств управления; поддерживает в обществе исторические мифы, не соответствующие исторически реальному прошлому — второй приоритет (Д.С.Лихачев, И.Минц, А.И.Солженицын, Д.Волкогонов, Л.Н.Гумилёв); обращаясь к вероучительству, «предания старцев» (Матфей, 15:1 — 11) и свою навязывает в культуру в качестве истинного смысла Откровений Божьих, устраняя тем самым Откровения из памяти общества — злодейство на уровне первого приоритета обобщенных средств управления (А.Мень, митрополит Иоанн, весь раввинат).

Многие наши соотечественники, по разным причинам не нашедшие в себе сил эффективно противостоять порочной политике государства, фактически принуждены были стать Но их действия по существу не отличаются от множества злодейств благообразной, но глубоко порочной, интеллигенции на высших приоритетах обобщенных средств общественного самоуправления. И привыкший инициативно действовать по обстоятельствам, действительно порочный, криминалитет 6-4 уровней имеет возможность стать общественно полезной силой, в процессе освоения им 3-1 уровней в иерархии обобщенных средств общественного самоуправления, к чему его и подталкивает ещё более порочная своим неумением безбедно управлять государством; своим “элитарным” превознесением над остальным обществом; своим брезгливым отношением к “криминалитету” в традиционно понимаемом смысле этого слова.

И рассматриваемая статья в “Вестнике РАН” завершается выводом: «Бедность — не порок нации. Это историческое состояние, содержащее ясное самоотрицание. Высокая динамика послевоенной (а позже новоиндустриальной) модели основывалась на сплочении доведенных до нищеты народов вокруг общих задач. Опираясь главным образом на собственные силы, они успешно выходили из полосы бедствия. России это вновь предстоит.»

К этому остается добавить, что в нищету страну вогнало управленческое невежество и своекорыстное рвачество демократизаторов-прозападников — интеллигенции в законе. Общие итоги деятельности реформаторов подводит в интервью “Общей газете” от 5 — 11 сентября 1996 г. Сергей Глазьев, возглавивший Управление по экономической безопасности в Совете безопасности РФ: «Внешний долг у нас более 120 миллиардов долларов [29], доля импортных товаров на внутреннем рынке — 54 %, инвестиции в производственный сектор снизились в 4 раза, расходы на науку — в пять раз. «…» Главная причина в том, что наши “реформаторы” взяли на вооружение идеологию МВФ.»

И вся социология в мире, которая хоть мало-мальски интересуется народно-хозяйственными процессами и отрицает перспективность прозападной модели для развития России, хотя и не всегда может прямо и определенно изложить альтернативные пути её возможного развития.

Только гуманитарно образованная русскоязычная “интеллигенция”, вобравшая в себя устранившихся от работы книгочеев и бумагомарак, не способных в проводимых ими социологических исследованиях хотя бы грамотно выразить существо возможностей выбора, в очередной раз присягает на верность западной модели, со свойственными той “элитарными” вожделениями потребления всего в готовом виде на основе . Так “россиянская” антиинтеллектуальная элита создает у режима иллюзию возможности дальнейшего проведения реформ по западной модели, чем подталкивает безинтеллектуальный чиновничий режим к новому .

В газете “Невское время” от 6 сентября 1996 г. статья Алексея Смирнова “Спаситель репутации Кремля” о возвращении “элитарного” антиинтеллектуала Анатолия Чубайса из отпуска и начале его деятельности на посту руководителя Администрации президента. «Чубайс совместил свою новую должность с постом первого помощника Президента и переподчинил себе службу помощников, которую прежде возглавлял Виктор Илюшин. Наряду с повседневной „текучкой“ глава Администрации намеревался сосредоточиться на двух выделенных им же приоритетных направлениях: работе с кадрами президентской вертикали и информационно-пропагандистском обеспечении деятельности Президента. Вероятно, прежние руководители Администрации не были склонны переоценивать значимость этих проблем. Результат был нагляден и плачевен: „президентская вертикаль“ на местах во многих регионах контролировалась тайными (или даже явными) сторонниками оппозиции. А политика главы государства не встречала ни сочувствия, ни понимания со стороны граждан. „…“

Однако за время отпуска Чубайса ситуация с «информационно-пропагандистским обеспечением» стала поистине угрожающей. Престиж главы государства, чудодейственным образом приподнятый в период избирательной кампании, вернулся к своему естественному состоянию. Президенту для этого даже не пришлось прилагать особых усилий. Всё произошло само собой, если не считать подписание Борисом Ельциным Указа [30] о налогообложении, который поверг в состояние недоумения и шока всю налогооблагаемую общественность.»

Далее идут стенания о двойном налогообложении частных лиц (при начислении им доходов и при снятии ими средств со счетов) и делается намёк еще на одно антинародное решение проблемы задолженности бюджету: «… государство, стремясь решить проблемы наполнения бюджета в очередной раз не увидело поблизости никакого иного заслуживающего внимания кармана, кроме кармана своих граждан. Между тем монополисты-гиганты задолжали бюджету поистине астрономические суммы невыплаченных налогов. (К примеру, долги РАО ЕЭС превосходят все затраты федерального бюджета на образование.)»

Написавший это Алексей Смирнов, как-то забыл о том, что вся энергетическая система России нуждается в коренной реконструкции; что большая часть энергии в стране производится на станциях, близких к полному исчерпанию проектно гарантированного технического ресурса своего оборудования; что задолженность потребителей энергии той же РАО ЕЭС также исчисляется «астрономическими суммами». А «астрономические» порядки величин в финансовой системе России вызваны к жизни деятельностью того же Чубайса и Гайдара в прошлом, когда в угоду взращиваемой в стране противоестественной глубоко порочной системе ростовщических банков они же грубо нарушали энергетическую обеспеченность рубля; сама же задолженность бюджету государства и взаимозадолженности предприятий вызваны тем, что ростовщичество коммерческих банков уже отсосало в свои неотъемлемые средства те суммы, которые в его отсутствие ушли бы в бюджет государства и на сопровождение продуктообмена в обществе.

Соответственно, прозападно ростовщический курс режима не может вызывать вожделенного сочувствия политике президента со стороны населения, удушаемого ростовщичеством; а по мере роста среди «населения» доли понимающих её существо, она будет вызывать всё более активное и концептуально определенное целесообразное противодействие, которое не всегда сможет протекать в русле действующего законодательства. Эти обстоятельства обрекают Чубайса и прикрывающуюся им команду на пустой трёп и “глубокомысленное” молчание при проведении прозападного финансово-паразитического курса, поскольку они лишены возможности обеспечить отзывчивость «населения» и чиновничьего аппарата «информационно-пропагандистскому обеспечению» деятельности Администрации Президента.

Такой стиль “пропаганды” в сочетании с дутыми страстями телесериалов — единственный способ поддерживать апатичное отношение к большинства населения, что и позволяет делать из этого населения предмет политики. Хотя информационно-пропагандистское обеспечение любой деятельности в той или иной форме безусловно необходимо, но оно не всегда возможно в гласных формах, поэтому Чубайс обречен остаться при реформаторски-демократических декларациях, иначе их команда не сможет творить зло втихую.

Это же делает режим беззащитным по отношению к гласной контрпропаганде, проводя которую, возможно организовать в альтернативной концептуально целесообразной деятельности недовольных в самом же аппарате управления. То есть Чубайс также обречен безуспешно решать и проблему перерожденчества в «президентской вертикали», когда утрачивают прежнюю лояльность западной модели развития общества все сколько-нибудь способные думать сотрудники, привлеченные для проведения её в жизнь. Но в сложившихся к настоящему времени в России обстоятельствах сказанное относится также и к другим официально признанным и непризнанным ветвям власти. И признанное “Невским временем” популярности только что переизбранного на второй срок прежнего президента всего лишь иллюстрирует процесс размежевания в системе “общество-власть” и возникновение параллельных государственным систем общественного самоуправления, выявленный в ранее приведенных исследованиях РАН.

Еженедельник “То да сё”, № 29, 1996 г. (тир. 100 000 экз.) содержит перепечатку из “Пари-матч” (Париж) “Россия и Ислам поднимутся против Запада”: Жан-Шарль де Фонбрюн, известный толкователь трудов Нострадамуса, дает новое прочтение его предсказаний до 2025 года.

Это тоже глобальная социология Запада, и она весьма пессимистична по отношению к возможностям сохранения Западом своих прежних качеств. Это отличает её от глобальной социологии доморощенных западников. Характерной особенностью западной глобальной социологии является способность говорить о неблагоприятных видах на будущее как о следствиях или неизбежных предопределенностях, тщательно при этом умалчивая о причинных обусловленностях этого неприемлемого будущего деятельностью самого же Запада.

Отвечая на вопросы “Пари-матч” де Фонбрюн сообщает: «С 1998 года, по Нострадамусу, начнется крупнейший конфликт. Россия и ислам поднимутся против Запада. Русские уже сейчас вооружают Иран. Нострадамус говорит: “Со стороны Персии около миллиона”. Иран в состоянии мобилизовать миллион человек. Затем сложится альянс между Китаем, исламскими странами и Россией против Запада. Есть причина для беспокойства. (выделено нами).

— Что станет с Европой?

— Как это случилось с Римом или Грецией, её господство закончится.

«…» Я расшифровал также предсказание о войне в Ираке. В 1981 году над этим смеялись. А вот сегодня я утверждаю, что Иран вторгнется в Югославию.

— Могут ли предсказания Нострадамуса изменить ход истории?

— В том то всё и дело. Только сами люди могут заставить провидца “солгать”, установив на Земле всеобщий мир и обеспечив духовное обновление до 1998 года. (Выделено нами.)»

В последних словах, выделенных нами, отражен западный индивидуализм: человек, десятилетиями занимающийся проблематикой сходимости реальной жизни и старинных пророчеств, знает, что они по существу являются прогнозами-предостережениями: ваш политический курс ведет к катастрофе цивилизации, в лучшем случае — только вашей региональной цивилизации. И зная это, он ничего сам не делает для того, чтобы выработать концепцию нового политического курса Запада, дабы общество, ознакомившись с нею, могло бы её осуществить и избежать тем самым катастрофы. Обязанность выработать концепцию нового политического курса Запада и концепцию смены курса молчаливо перекладывается им с себя на . Он — один из немногих, кто понимает цели выдачи негативных прогнозов в общество, и ничего кроме расшифровки катренов Нострадамуса делать не хочет; а люди — спящая толпа, завороженная западным высоким уровнем потребления, которые мало что понимают, на его взгляд, — должны сделать сами то, что он понимает (по всей видимости уже давно), но не делает…

Причина же лежит в самом Западе: в таблице журнала “Германия” № 3, 1995 г. и в прогнозах расшифровок Нострадамуса есть совпадение. Из негативного прогноза Нострадамуса выпадают страны с экономикой, ориентированной на производство; . Эти страны для обеспечения собственного высокого потребительского уровня, употребляя разного рода финансовые и информационные «игры в одни ворота», эксплуатируют народы регионов остального мира: Китай, страны Ислама, Россию, Африку, Латинскую Америку.

Кроме того, выходящее дважды в месяц издание свидетелей Иеговы “Пробудитесь!”, русскоязычный выпуск от 8 августа 1996 г. (тир. 15 730 000 экз. на 80 языках) сообщает о нравственной деградации Запада (с. 29): «Сегодня публика гораздо охотнее смотрит по телевизору секс и обнаженные тела, чем десять лет назад, сообщается в лондонской газет “Индепендент” (их “Независимая”) Согласно обзору Британской телерадиовещательной корпорации, женщины среднего возраста стали терпимее к сценам такого рода. Примерно 41 процент пожилых женщин также не имеет ничего против таких передач. Около 75 % молодежи привыкли к ругани, а десять лет назад не возмущались ей 69 %. Наиболее же резко изменилось отношение к гомосексуализму. 40 процентов женщин старше 55 лет, 56 процентов мужчин в возрасте от 35 до 55 лет и 70 процентов молодых людей, которым от 18 до 34, сегодня ничего постыдного в показе гомосексуализма не находят — за последние десять лет 20-процентный скачок.»

Из психологии известно, что все статистики взаимосвязаны в обществе: то есть если 70 % не находят ничего постыдного и омерзительного в показе гомосексуализма, то каждый из них несет в себе большую или меньшую готовность к гомосексуализму в жизненной сексуальной практике.

Из патологоанатомии известно, что анатомически мозг мужчины и женщины отличаются один от другого. В силу генетических дефектов или сбоя в работе правильной генетической программы возможно несоответствие друг другу половых признаков мозга и органов размножения взрослого организма. Это может выражаться в том, что человек стремится к гомосексуальному поведению (или хочет изменить внешне видимую свою половую принадлежность хирургическим путем) вследствие деятельности головного мозга, не соответствующего полу тела.

Норма — разум опирается на инстинкты, а неявляется покорным слугой животных инстинктов и социально обусловленных психологических комплексов.

Но и при соответствии пола головного мозга полу тела, программы гомосексуального поведения и иные извращения нормальной психики могут быть внедрены извне: через средства массовой информации в том числе. И к такого рода воздействиям наиболее чувствительны подрастающие поколения. Приведенная статистика по Великобритании разных лет показывает, что средства массовой информации этой страны гоняют разлагающую общество информацию по цепям с положительными обратными связями, что и выливается в систематический рост при смене поколений объективно порочного поведения и соглашательства с ним всех прочих. Кроме того это один из способов воспитания поколений, в повседневном поведении которых животные инстинкты (нормальные и извращенные) главенствуют над разумом, нарушая иерархию Мироустройства.

Этот процесс извращения нормального развития поколений активизировался в России с началом реформ по западной модели. Такого же рода обвинения в развращении молодежи в адрес Запада высказывают и в странах Ислама и Востока.

То есть по существу Нострадамус предупреждал не об агрессии злобного Востока против безвинного целомудренного Запада, а о переходе Востока в контрнаступление против агрессии паразитического Запада и о предстоящем акте социальной гигиены в отношении извратившегося Запада. При этом следует помнить, что Российской геополитике предсказанная Нострадамусом война не только не нужна, но, возникни, она стала бы прямой помехой развитию нашей культуры: нам предпочтительнее заниматься решением своих внутренних проблем в спокойной глобальной обстановке. При этом желательно, чтобы Запад одумался и изменил свойственные ему качества сам, своими внутренними силами, пока ещё у него есть такие возможности. А если всё же Запад не одумается, то пусть знаменует недвусмысленно.

Но в публикации “Пари-матч” осталась ещё одна страна, чья экономика ориентирована на и в которой разного рода извращения психики рассматриваются не в качестве , а в качестве личного дела частного лица: это США с придатком — Канадой. Об их роли в возможной катастрофе Атлантической региональной цивилизации также сообщается в комментариях к катренам Нострадамуса: «помощь из США придёт слишком поздно» для того, чтобы защитить ростовщический и информационный паразитизм и извращения европейского Запада. Объяснение такой возможной пассивности США состоит в том, что они будут заняты своими проблемами и не смогут вмешиваться в дела других стран. В “Независимой газете” от 7 июня 1994 г. опубликовано интервью с американским футурологом Олвиным Тофлером:

«— Какое же общество ждет нас в будущем?

— Смотря что вы имеете в виду под будущим — пять, десять или пятьдесят лет? Я думаю, страна разделится на две части — Восток, тяготеющий к Европе, Запад, ориентированный на Японию и Тихоокеанский регион. Всем нам придется делать свой выбор.

— Но ведь Америка до сих пор всегда пыталась американизировать Европу и Японию, переделать их на американский манер.

— Теперь мы во всё большей степени азиатизируемся. И если стране суждено остаться единой, это единство, вероятно, будет иметь азиатский оттенок…»

Процесс целенаправленной “азиатизации” США начался не с возникновения “Чайна-тауна” в Сан-Франциско в прошлом веке, а с вторжения на их рынок японских транзисторных приемников и автомобилей. При этом выяснилось, что в ходе сравнения по одной и той же методике в американском серийном автомобиле выявляется в среднем 17 дефектов, а у японцев в среднем 1 дефект приходится на два автомобиля. Но это было поражение США на уровне технологий — третьего приоритета обобщенных средств управления.

Оно позволило Японии достаточно эффективно включиться в управление США через четвертый приоритет обобщенных средств управления — финансы: Япония стала скупать облигации местных займов, право выпускать которые предоставлено администрации каждого из американских штатов. В результате привычный американскому толпарю в глубинке уровень социального обеспечения, комфортности дорог, качество работы полиции и т.п. стало невозможно обеспечить без японских долларовых инъекций. Соответственно, при попытках федерального правительства нарушить японские интересы в торговле с США, конгрессмены многих штатов встают на защиту ставшей им “родной” Японии, финансирующей их социальные программы, поскольку толпарь в США не интересуется глобальными проблемами. Он интересуется исключительно самим потребительским результатом, а не тем, как он получен, и кто его профинансировал.

Также Япония предприняла ряд шагов по скупке предприятий киноиндустрии США, приобретя в последние годы контрольные пакеты даже таких крупных студий, как “ХХ век и Фокс”. В прошлом её владелец Фокс принудил Г.Форда прекратить в печати США кампанию по освещению глобальной деятельности банковско-талмудических еврейских кругов: Г.Форд вынужден был принести официальные извинения еврейской общине США под угрозой со стороны Фокса провести кампанию антирекламы его автомобилей: Каждый новый фильм Фокс пообещал начинать с показа разбитых в катастрофах фордовских автомобилей и рассказа о технических ошибках инженерного корпуса Форда, приведших к многочисленным жертвам.

И точно также, как американский толпарь завороженно смотрел фильмы про дикий запад, гангстеров, защиту ростовщической тирании («демократии») от гитлеризма и от сталинизма — во времена контроля Фокса над студией; так и в наши дни американский взрослый толпарь и подрастающие поколения завороженно смотрят фильмы про японских ниндзя и тайны китайского монастыря в Шаолине. То есть Япония достаточно эффективно вторглась в сферу формирования мировоззрения и нравственности подрастающего поколения США, вытесняя в американской толпе библейско-ростовщическое мировоззрение, подчиняющее её одной системе посвящений и знахарства, восточно-языческим мировоззрением, замыкающими управление ею на другую систему знахарства и посвящений.

Так, о путях развития общества и человечества в целом — взгляды японских оптимистов совпадают со взглядами западных евро-американских пессимистов и безучастных. Есть о чём подумать доморощенным западникам. В качестве информации к размышлению приведем литературный анекдот, опубликованный всё в том же номере “То да сё”:

«Известный писатель Артур Конан Дойль провел эксперимент. Он выбрал адреса двенадцати самых крупных лондонских банкиров, пользующихся репутацией исключительно честных и добропорядочных людей, и послал каждому из них телеграмму такого содержания: “Всё выплыло наружу. Скрывайтесь.”

На следующий день все двенадцать банкиров исчезли из Лондона.»

Со времени этой “шутки” прошло много лет: Всё выплыло наружу уже в глобальных масштабах, поэтому скрыться некуда! Паразитизм Запада, воспроизводимый в библейской культуре, не может быть принят в качестве глобальной концепции самоуправления многонационального человечества.

* * *

Кроме информации концептуального уровня значимости в прессе прошла информация о личностях, причастных к осуществлению альтернативных региональных концепций.

Рональд Рейган, руководившей программой социально-экономических преобразований в США, получившей имя “рейганомика” в 85-летнем возрасте «страдает болезнью Альцхаймера — самой тяжелой и мучительной формой старческого слабоумия, характеризующейся прогрессирующей потерей памяти и постепенным распадом личности.

Он уже сейчас по большей части не узнает своих детей и бывших друзей, не помнит, что с 1980 по 1988 годы занимал высшую государственную должность США. «…»

Рейган часами неподвижно просиживает в кресле, пристально рассматривая стоящую на письменном столе статую девы Марии, которую называет “моя кукла”.» И далее не менее печально: «… перестает понимать, кто он, где находится, что происходит вокруг. В результате он впадает в паническое состояние, и жене приходится долго его успокаивать.»

На этой же странице помещена заметка “Молодой Клинтон работал на ЦРУ”. Приведена цитата из книги “Клинтоны и их Америка”: «Связь Билла Клинтона с разведывательными сообществами уходят к временам его пребывания в Оксфорде и продолжалась после этого, сказало бывшее официальное лицо, лично видевшее уничтоженное потом досье… Бывший сотрудник ЦРУ точно помнит, что видел имя Билла Клинтона в архивах агентства в Лэнгли, причем он числился имеющим “специальное задание”.»

В частности сотрудничеством с ЦРУ с юных лет объясняется уклонение Клинтона от призыва на военную службу (в период войны во Вьетнаме); утверждается, что ЦРУ профинансировало и рождественскую поездку в 1969 г. Билла Клинтона в Москву: у бедного в те времена студента из Арканзаса, попавшего на учебу в Англию по благотворительной стипендии, на неё не должно было хватить денег; кроме того СССР принадлежал к числу тех стран, в которые американцам (тем более студентам) не рекомендовалось ездить в одиночку.

Там же сообщается, что причиной смерти ослепшей в детстве и ставшей предсказательницей Ванги в Болгарии стал рак груди. Болгарская церковь намеревается её канонизировать.

“Общая газета” № 35 за 5 — 11 сентября поместила интервью с Радой Хрущевой — дочерью Н.С.Хрущева и женой главного редактора “Известий” в хрущевские времена А.Аджубея — “Труднее быть собой, когда отец — первый. 25 лет назад, 11 сентября, умер Никита Сергеевич Хрущев” В статье содержится первое признание демократической прессой факта вымысла Н.С.Хрущевым в пропагандистских целях официальной биографии сына Леонида: «Скажите, а знали вы судьбу своего брата Леонида — судимость, убийство?…

— В фантастических публикациях о нем сплошные домыслы, часто оскорбительные. Он действительно убил человека — застрелил приятеля в пьяной кампании. Тот поставил цель себе на голову, и все кончилось трагедией. Мне рассказал об этом Степан Микоян три года назад. До того я ничего не знала. Леонид сражался на фронте. Погиб. Он был моим кумиром — старший брат, летчик.»

Внук Сталина Е.Я.Джугашвили также интересовался судьбой этого человека, и его версия со слов маршала Голованова (командующий авиацией дальнего действия в годы Великой Отечественной войны) и Молотова выглядит так:

«У Хрущева от первого брака был сын Леонид. Одним из его развлечений была стрельба по бутылке, стоящей на голове человека. Кстати, этим увлекались и некоторые немецкие офицеры. Только подопытным материалом у них были военнопленные. В одном из таких упражнений Леонид вместо бутылки попал в голову своего товарища и убил его. Об этом стало известно Сталину. Хрущев, как член Военного совета одного из фронтов, Первый секретарь ЦК КП(б) Украины, начал спасать сына от наказания. При встрече с Хрущевым Сталин спросил его: „Вы ходатайствуете о своем сыне как член Политбюро или как отец?“ — „Как отец“, — ответил Хрущев. А Вы думали о том отце, сына которого убил Ваш сын? Что он скажет?»

Война диктовала законы военного времени, и они были законом для всех. Леонид из офицеров был разжалован в рядовые и направлен в штрафной батальон. Вскоре попал в плен. Немцы, узнав, что среди пленных сын члена Политбюро, стали использовать его для агитации в прифронтовой полосе: выступая по радио он агитировал советских солдат и офицеров сдаваться в плен.

Дело приняло политический характер. Сталин дал указание начальнику Центрального штаба партизанского движения П.К.Пономаренко выкрасть сына Хрущева у немцев. Когда Сталину доложили, что Леонид доставлен в расположение одного из партизанских отрядов и попросили самолет для отправки его в Москву, то Сталин сказал: «Не надо рисковать еще одним офицером, судите Леонида Хрущева на месте.» Сын Хрущева был расстрелян как изменник Родины.» — Интервью с Е.Я.Джугашвили было опубликовано в ж. “Молодая гвардия”, цитировано по книге А.Шабалов «Одиннадцать ударов товарища Сталина», Ростов-на-Дону, 1995 г.

5-16 сентября 1996 г.

“Renyxa” — дурная основа политики РоссииРЕЦЕНЗИЯ НА ДОКУМЕНТ “Политика национальной безопасности Российской Федерации (1996 — 2000)”

Названный документ администрации РФ принадлежит к жанру пустых деклараций о благих намерениях. Бессодержательность повествования в нём исключает возможность его предметной критики по существу затронутых в нем вопросов.

Высказанное обвинение кое-кому может показаться голословным и необоснованным при изолированном рассмотрении рецензируемого документа. Но дело обстоит так, что существует множество тематически сходных с ним публикаций, от которых он является производным, и при соотнесении с которыми, его пустота и никчемность становятся очевидными. Начнем с показательного сопоставления фрагментов: сначала — выдержки из рецензируемого документа; затем — из публикации «Русская идея: демократическое развитие России» в журнале «Вопросы методологии» № 1-2, 1995 г., основанном Г.П.Щедровицким, и после его смерти издаваемом его единомышленниками.

— Формирование открытого общества Необходимым условием развития является формирование в России открытого общества, которое предполагает сочетание гражданского общества, правового государства и рыночной экономики. Гражданское общество складывается не просто из самодеятельных законопослушных граждан. Для его формирования необходимы особые условия, к числу которых относятся региональные, профессиональные и политические объединения граждан, формирующиеся в процессе их самоопределения, групповой идентификации и соорганизации. Сюда же относятся структуры местного, в т.ч. муниципального самоуправления (типа российских земств), разнообразные общественные объединения и клубы.«…» «…» Правовое государство не вмешивается в дела законопослушных граждан, а гражданское общество выступает как общество людей, свободных от мелочной опеки государства. Такие граждане могут существовать только в условиях рыночного хозяйства, которое является необходимым условием формирования гражданского общества и правового государства.

— Формирование открытого общества Необходимым условием развития, как свидетельствует опыт, является формирование открытого общественного устройства, т.е. сочетания рыночного хозяйства, гражданского общества и правового государства. «…» Гражданское общество — сложная самоорганизующаяся система, “молекулами” которой служат самодеятельные законопослушные граждане. Идущий в современной России процесс индивидуализации граждан является необходимым, но недостаточным условием становления гражданского общества. Достаточным оказывается образование особых структур гражданского общества, к числу которых относятся региональные, профессиональные (в т.ч. профсоюзные) и политические объединения граждан, формирующиеся в процессе их самоопределения, групповой идентификации и соорганизации. Сюда же относятся структуры местного, в т.ч. муниципального самоуправления (типа российских земств), разнообразные общественные объединения и клубы. «…» Правовое государство не вмешивается в дела законопослушных граждан, а гражданское общество выступает как общество людей свободных от опеки государства. Свободные от опеки государства граждане могут существовать только в условиях рыночного хозяйства, которое оказывается необходимым условием формирования гражданского общества и правового государства.

Как видно из сопоставления, текст одного из разделов рецензируемого документа просто списан с сокращениями без каких либо ссылок с текста статьи. Беда, однако, не в том, что он списан и списан без ссылок, ибо достижения культуры — общее достояние; и если двоечник поймет и усвоит что-либо, списывая из тетради отличника, то это пойдет только всем на пользу. Беда в том, что списывание ленивыми двоечниками-неумехами друг у друга — злоплодно.

Во введении же к статье-прототипу документа её авторы (проф. М.Рац, М.Ойзерман, Б.Слепцов, С.Тарутин и др.) о своих “концептуальных” разработках пишут прямо: «Для разработки такого рода концепции (имеется ввиду Указ Президента от 4.02.94 о разработке “концепции перехода России на модель устойчивого развития”), а тем паче для её реализации, у нас нет необходимого опыта, а это требует перенесения внимания с содержания будущей концепции на основания и необходимые формы организации коллективной работы, которыми мы пока не владеем.» (Цитированная статья, с. 4; курсив в тексте принадлежит самим авторам статьи.)

Сказано откровенно и вполне определенно, что списывать у них по существу нечего. Но после этого признания невозможно не вспомнить мораль басни И.А.Крылова “Квартет”, чьи персонажи тоже были обеспокоены не содержанием и результатами своей деятельности, а «формами организации коллективной работы»: “А вы, друзья, как не садитесь, всё в музыканты не годитесь…” Однако, в следующем, после признания своей концептуальной несостоятельности, предложении авторы сами же тех, кто сможет выразить содержание будущей концепции жизни России: «Подобные концепции не разрабатываются ни в министерских кабинетах, ни в научных лабораториях и не реализуются с помощью общенациональных программ и планов действий.», чем по существу отрицают и предлагаемые ими в дальнейшем (с. 21, 22) формы организации коллективной работы.

И хотя с упомянутой статьи списан только один раздел рецензируемого документа, но авторам его и в остальных разделах свойственно избегать рассмотрения и описания существа общественных процессов и их взаимной обусловленности, что и порождает бессодержательность.

То есть, рецензируемый документ — выражение оторванного от жизни “филологического абстракционизма”, в основе которого лежат:

во-первых, мнение, «что мир “устроен” достаточно неопределенно, а выделяемые в нем объекты представляются как особые “превращенные формы” нашего мышления и деятельности, продукты особых процессов объективации и онтологизации.» и

во-вторых, принцип предоплаты, вне зависимости от результатов (включая и отсутствие блага как результат), деятельности “интеллектуальной элиты”, которая, уходя от рассмотрения существа течения событий, безответственно и беззаботно (предоплата ни к чему не обязывает) жонглирует словами, изначального объективного смысла которых подчас не понимает и сама, не говоря уж о том, что их не понимает и подавляющее большинство людей, поскольку они — чужды корневой системе господствующего в России Русского языка: “объективация”, “онтологизация”, “рефлексивная”, “релевантность”, “эксплицированные”, “гетерархированная система”, “имманентный”, “парадигма”, “метафизический план”, “ментальность” (взяты из текста упомянутой статьи, в безидейном русле которой лежит рецензируемый документ) и т.п. “реникса”.

В действительности же мир устроен достаточно определенно: в норме в атоме водорода — один протон, один электрон; у человека в норме — 23 пары хромосом, две ноги, две руки, одна голова, в которой согласованно должны работать два разнофункциональных полушария головного мозга и т.п. Множественные процессы и отклонения в них от нормы достаточно определенно — в силу предопределенности Мироустройства — описываются аппаратом математической статистики и “теории вероятностей” (по её существу — теорией ).

Но у кого-то — при отклонениях от нормы — могут плохо работать какое-то одно или оба полушария головного мозга, по какой причине мир не представляется им статистически определенным, а представляется , и потому непознаваемым. Это для них снимает и необходимость содержательного изложения концепций в виду “плюрализма” возможностей — т.е. множества неопределенностей. И как следствие, “развитие” понимается как умножение неопределенных «возможностей и ресурсов общества и государства» (Документ, с. 4). Эта неопределенность целей развития и возможностей развития стирает какое бы то ни было различие между целесообразным развитием и бесцельной суетой сует, суетой всяческой.

Но чтобы получить средства для жизни, такая “интеллектуальная элита” пишет много пустых слов о “самоорганизации” (в духе Пригожинской теории «Порядок из хаоса» сам собой) законопослушных граждан в идеальном (попросту: в придуманном ими для себя, но нереальном) “гражданском обществе”. Потом по принципу безответственной предоплаты продает пустые словеса тем, кто, желая жить чужим умом, покупается на эту чепуху. При отождествлении азбуки с латинским алфавитом чепуха читается как “реникса”: звучит запредельно научно и завораживающе, но по существу остается чепухой, на что обратил внимание бездумно читающей публики в одном из своих рассказов А.П.Чехов. Так всевозможная чепуха укладывается “интеллектуальной элитой” в основу деятельности государственного аппарата, что с течением событий предопределенно выливается в катастрофу общества, бесцельного суетящегося в “развитии возможностей”.

Если же “интеллектуальную элиту” попросить изложить без “рениксы” существо катастрофичного течения событий ясным Русским языком, то будет сказано, что «насущной проблемой для России является обеспечение выхода из кризиса. Трудный переходный период (Приложение 2) продлится до тех пор, пока в стране не завершится формирование гражданского общества, правового государства и эффективной рыночной экономики, как необходимых предпосылок устойчивого внутреннего развития, упрочения её внешних позиций.» (Рецензируемый документ).

Но Приложение 2 столь же пусто, и в нем не сыскать ничего полезного для того, чтобы сделать пресловутую “рыночную экономику” эффективной в России. Однако, коли произнесены слова «устойчивое развитие», то остается обратиться за разъяснениями к публикации в научно-фундаментальном издании для “интеллектуальной элиты” (такая адресация публикации прямо оговорена на с. 4 цитированного журнала). Из неё о существе экономических процессов в Российском кризисе можно узнать следующее:

«Богатство и благосостояние, короче говоря, являются не начальным условием, а побочным продуктом, очередной превращенной формой развития.

Сказанное, кстати, касается и таких специфических ресурсов, как финансовые: проблема не в их недостатке (денег, как известно, всегда не хватает), а в том, что мы в большинстве случаев не умеем ими распорядиться. .» (Цитированная статья, с. 15. — Подчеркнуто нами.)

Однако во введении в статью её авторами сказано, что существо концепции их не интересует, следовательно освещения этой отдельной темы ими ждать не приходится. Их интересуют « организации коллективной работы», что по-русски называется : Штатные расписания, как известно, сами не работают; но способные к работе люди сами создают удобные им формы организации коллективной их деятельности и без понуканий и указаний пустоцветов от “интеллектуальной элиты”.

“Интеллектуальную элиту” интересует поддержание и в дальнейшем принципа предоплаты её графоманства, почему она и предлагает, не сказав ничего по существу, создать систему федеральных и региональных «фондов развития», которые и должны обеспечить «интеллектуальную поддержку государственной деятельности» (цитированная статья, с. 21, 22). Полезно также обратить внимание: последний набор слов предполагает существование и в дальнейшем корпуса чиновников, комплектуемого людьми с недоношенным интеллектом, которые нуждаются в , а не в Таким образом, вопрос о существе экономического кризиса и разумном распоряжении финансами в концепции «устойчивого развития» — устойчиво зависает в неопределенностях.

Существо же его определённо сводится к тому, что экономический (макроэкономический) кризис в своей основе имеет две главные причины:

1). Дыры в той системе бухгалтерского учета, которой пользуется общество, в результате чего возможно воровство и умышленное вредительство на уровне макро— и микроэкономики

2). Отъявленное воровство и казнокрадство, нарушающие действующее законодательство и прямо или косвенно фиксируемое в любой системе бухгалтерского учета.

В Российском кризисе, как всегда, имеет место и то и другое: Гайдар, Чубайс и команда реформаторов экономики положили начало обкрадыванию населения на законных основаниях, но кроме того процветает и незаконное воровство. К числу ныне активных дыр в сложившейся системе бухгалтерского учета относятся коммерческие банки — ростовщическая удавка на шее производственников и всего общества; а так же рынок “ценных” бумаг — вторичная система перераспределения паразитических доходов.

Работа этого механизма обворовывания живущих и будущих поколений является не отдельной темой, а заурядной, но не в глубокой “рениксе” “интеллектуальной элиты”, а в теории подобия макроэкономических систем, в которой анализируется метрологическая состоятельность разного рода политико-экономических теорий и управленческая целесообразность систем бухгалтерского учета макро— и микроэкономического уровня значимости.

В рецензируемом документе (с. 26, Приложение 2) сказано: «Для большинства населения непонятна природа обогащения небольшой части людей на фоне экономического кризиса, что создает у него негативное отношение к реформам.»

что большинству населения непонятна природа обогащения малого числа паразитов в условиях общественногобедствия. Когда она станет понятна, то реформы и сами реформаторы станут омерзительны в сознании большинства людей, от деятельного произвола которых невозможно будет защититься ни российским законодательством, созданным после 1991 г., ни помощью между- сообщества паразитов. Упорствование в отрицании сказанного предопределенно самоубийственно. В историческом прошлом подобные самоубийства общественных групп протекали как катастрофическое разрешение в процессе общественного произвольного самоуправления разного рода нравственных и этических неопределенностей, существовавших в обществе в индивидуальном сознательном и бессознательном и в коллективном сознательном и бессознательном.

Существование индивидуального, т.е. свойственного человеческой личности сознательного и бессознательного, ощутимо и более или менее понятно каждому человеку. Многие согласятся с существованием коллективного сознательного — «общественного сознания» в привычной марксистской терминологии — под которым понимается вся совокупность информации в обществе, осознаваемой всем множеством людей. Сложнее обстоит дело с восприятием и осознанием факта объективного существования и содержания коллективного бессознательного кем либо из индивидов, поскольку каждый из них — несет в своей психике какую-то долю коллективного сознательного и бессознательного.

Тем не менее некий функционально-целостный информационный модуль может оказаться не сосредоточенным в психике одного человека, а рассредоточенным в психике множества людей своими разными фрагментами. В этом случае, он — как информационная целостность — недоступен осознанному восприятию отдельной личности, но если все его носители встретятся и, выделив его фрагменты в своей индивидуальной психике, выразят их на уровне сознания, то он станет доступным осознанному восприятию в целом и для индивидуального сознания. Точно также, один человек или аналитическая группа в состоянии систематически сканировать (по-русски — «просматривать») множества публикаций и высказываний разных людей по разным вопросам, выбирая из них фрагменты функционально-целостных информационных модулей, принадлежащих коллективному бессознательному. В такого рода перекачке информации из коллективного бессознательного в индивидуальное и коллективное сознательное — одна из множества сторон процесса общественного развития, развития культуры — овеществленной и духовной. Если этот процесс протекает устойчиво и бесконфликтно между сознательным и бессознательным (как индивидуальным, так и коллективным), то это можно назвать .

Из теории управления известно, что в функционировании больших информационных систем проявляется взаимная дополнительность 1) принципов, реализующихся в них по провозглашению (это определено непосредственно так…), и 2) принципов, реализующихся в них же по умолчанию (это — само собой разумеется, и хотя определённо не провозглашено, но введено опосредованно и определено, через объективные причинно-следственные обусловленности существования системы в окружающей её среде).

При этом возможны системы, представляющие собой своего рода “троянского коня”: провозглашаемые при их построении принципы в реальном их функционировании подавляются принципами, введенными в них же по умолчанию и не провозглашенными прямо: они “само собой разумеются”, но… по-разному создателями системы и ее потребителями.

В силу ограниченной информационной емкости носителей и ограниченной мощности средств передачи и обработки информации невозможно построить информационную систему, в которой бы не было информации, введенной в неё по разного рода умолчаниям. Заказчик любой системы должен это понимать и позаботиться о том, чтобы система умолчаний, принятая разработчиком не противоречила “само собой разумению” заказчика.

Человеческое общество в своем историческом развитии представляет собой также систему, информационным процессам в которой свойственна взаимная дополнительность информации по оглашению и информации по умолчанию. Причем взаимное соответствие информации по умолчанию и информации по оглашению в суперсистемах, к классу которых принадлежит общество, определено не однозначно, а множественно и описывается статистическими закономерностями.

Сказанное относится прежде всего к сфере политологии, в которой преобладает анализ разного рода деклараций о благонамеренности политических деятелей и партий при полном игнорировании вопроса о единогласии деклараций и неотъемлемо сопутствующих им (как индивидуального, так и коллективного).

Информационный обмен между сознательным и бессознательным (как коллективным, так и индивидуальным) носит двусторонний характер: что-то осознается, а что-то, бывшее прежде осознанным, на уровне сознания “забывается” за ненадобностью в текущих событиях. Этот информационный процесс протекает в объемлющем его процессе обмена информацией между системой оглашений и системой умолчаний, свойственных культуре общества. При этом возможна очистка сознательного и бессознательного (как коллективного, так и личного) от ошибочной информации и заведомой лжи “троянских коней”.

Но в теории управления известны также и процессы-помехи, к которым принадлежат внешние и внутренние (собственные) “шумы”, которые протекают в информационных системах, нарушая устойчивое течение системно полезных процессов. Обработка системой шумов требует отвлечения системных ресурсов от системно полезной деятельности. Это же относится и к общественным системам и средствам массовой информации, спецслужбам, аналитическим центрам и прочим общественным подсистемам обработки и распространения определенного смысла по оглашению и по умолчанию (даже в случае конфликтности информации по оглашению и информации по умолчанию).

Бессодержательная “концепция устойчивого развития” в её представлении российской “интеллектуальной элитой” под разными вывесками, по существу является помехой-шумом, который препятствует устойчивому течению процесса перетока информации из коллективного бессознательного в сознательное; т.е. как раз и . Объективно она является информационной системой класса “троянский конь”, который тужится изобразить из себя “добрую рабочую лошадку”. Обезвреживание “троянских коней”, которых общество принимает бездумно-доверчиво в ответ на свойственные “коням” декларации о благонамеренности (т.е. информацию по оглашению), в своей основе имеет вскрытие и оглашение свойственных “троянским коням” умолчаний, которые подавляют “наживку” оглашений. При этом заодно и выясняется, что имело место: агрессивный ход “троянским конем” или “рабочая лошадка” запряжена в несвойственную ей “сбрую” умолчаний; или у народа “лошадка” есть, а сторонние “пахари” носятся перед ним с чепухой, пытаясь запрячь в эту сбрую пустословия чужую “лошадку”, чтобы та работала на них. Эти “реформы” пора закончить, назвав чепуху чепухой и перестав лгать народу о благодетельности западной цивилизации — диктатуры ростовщического паразитизма финансовых рабовладельцев.

Концепция альтернативных реформ, которые будут понятны большинству и признаны им, потому что она проистекает как осознанное выражение российского коллективного бессознательного, уже существует, и создана она безо всяких “фондов развития”, паразитирующих на принципе предоплаты производства чепухи-”рениксы”. Следует Конституционной нормы и соответствующей ей переработкой законодательства:

Кредитно-финансовая система России строится на принципе рубля и копейки, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, а также 3) ограничением доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

Высказанная Конституционная норма считается действующей с момента её опубликования (март 1996 г., «Концептуальные основы самоуправления России», СПб) вне зависимости от того, включена она в состав действующей государственной Конституции или нет. И многим со временем не удастся сослаться на то, что “закон обратной силы не имеет”, поскольку принимать и отвергать законопроекты и выносить их на всенародное обсуждение было в их должностной власти.

Дело обстоит вполне предопределенно так:

Либо — в основе политики Государства ясно изложенная Концепция общественной безопасности, в которой глупость, воровство, предательство названы прямо глупостью, воровством, предательством, в которой открыты пути к определенному пониманию , либо — безмерная чепуха (renyxa) станет самоубийственной для тех, кто упорствует в построении общества и политики государства на её основе.

ДОПОЛНЕНИЕ:

На каждый чих — не наздравствуешься…

Пресса последних десяти лет переполнена публикациями, в которых либо выражено ожидание появления спасительной антикризисной концепции для России, либо одна из “интеллектуальных элит” уведомляет читателей, что она является носительницей такого рода концепций или стоит на ближних подступах к её завершению и готова к её практическому осуществлению и потому призывает «электорат» поддержать её властные притязания. Аппаратные разработки, к числу которых принадлежит и рецензированный документ, — небольшая часть этого вала шумной чепухи, начало которому положил М.С.Горбачев лозунгом «Больше социализма!» Не смотря на всю содержательную вздорность этого лозунга, он нашел свое предельно абсурдное выражение в одной из “Концепций развития России” (ТЛ “Грядущее”): «Суть вопроса в пропорциональности содержания, условно говоря “капитализма” и “коммунизма” в общественном укладе российского государства. И здесь на помощь приходит “золотая пропорция”. (…) содержание “социализма” в новом общественном строе России должно быть выше и согласно “золотой пропорции” составлять 62,5 %, а “капитализма” — 37,5 %.

Таким образом можно определить уклад, которым предлагается руководствоваться стране в ближайшие десятилетия — это СОЦИОКАПИТАЛИЗМ — социально ориентированный капитализм.»

После того, как “интеллектуальная элита” доболталась до процентов “социализма” и “капитализма” в общественном укладе, ей остается только предложить практически измерить текущее значение отклонения от “золотой пропорции” в жизни нашего общества и определить конкретные меры законодательного и административно-подзаконного характера, осуществление которых приведет общество к вожделенному благоденствию в «социокапитализме» размерности 62,5/37,5. На этом всё развитие по концепции “социокапитализма” и прервется, но не по причине злого умысла сторонников концепции “капиталосоциализма” или чего-то ещё, а по причине того, того что вся чепуха — безмерна, а все концепции, её выражающие — метрологически несостоятельны и по оглашению, и по умолчанию.

Метрологическая несостоятельность технико-технологических проектов проявляется преимущественно в том, что какие-то величины, описанные в проекте, не поддаются на практике измерению; т.е. в практической деятельности им не могут быть сопоставлены числа, характеризующие состояние дел по проекту и допустимость или недопустимость отклонений в нем от идеального осуществления, что и останавливает осуществление проектов. Перейдя от абстрактного горбачевского лозунга к конкретной норме «62,5 % социализма в жизни» “интеллектуальная элита”, не понимая существа дела, всё же подразумевает необходимость метрологической состоятельности социологии-обществоведения. Но метрологическая состоятельность социологии — шире, чем понимание метрологической состоятельности в естествознании и технике. Слово — слова в связном тексте — более общая, универсальная мера объективного бытия, чем число, хотя все меры в Мироздании взаимно связаны. Поэтому в метрологически состоятельной социологии точность словоупотребления в конкретных описаниях объективных жизненных событий предшествует построению всей системы численного статистического описания разных сторон жизни общества. Если в некой концепции понятийная адресация лексики размыта, а построение осмысленной связанной с повествованием численнойстатистики, описывающей жизнь общества, невозможно, то эту концепцию следует отметать с порога как безмерную чепуху. Renyxa разнолика, но её свойство — неопределенность меры либо извращение соразмерностей в течении событий. Это и позволяет познать её существо , не вдаваясь в анализ её шумных форм.

Как известно, в междувластие 1917 г. появилась статья В.И.Ленина «Грозящая катастрофа и как с нею бороться». 24 октября 1996 г., если забыть о календарном сдвиге современного календаря относительно дореволюционного, то весьма знаменательно, что накануне годовщины событий 25 октября 1917 г. “Независимая газета” опубликовала на первой полосе статью «Грядущая катастрофа и как с нею бороться? Вслед за Лениным на этот вопрос попытались ответить Чубайс и Черномырдин». В тот же день 24 октября 1996 г. газета “Сегодня”, также как и “Независимая”, на первой странице опубликовала статью с почти идентичным названием «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», которая тоже посвящена деятельности Черномырдина и Чубайса.

Статья в “Независимой” имеет подзаголовок “Политэкономия” и в ней речь идет, в частности, о первом заседании Временной чрезвычайной комиссии (ВЧК) по сбору налогов в бюджет режима. На этом заседании выступили и Черномырдин, и Чубайс.

Статья в “Сегодня” посвящена визиту Черномырдина и Чубайса в Федеральную службу безопасности, являющуюся легитимной наследницей ВЧК, созданной в 1917 г. Поэтому между обеими статьями и каждой из ВЧК можно провести формальные и содержательные параллели.

Первое, что бросается в глаза, это то, что нынешнее поколение государственных чиновников владеет русским языком гораздо хуже, чем В.И.Ленин и его сподвижники. ВЧК времен 1917 г. получила в аббревиатуру “Ч — ” именно потому, что её создатели действительно надеялись, что этот орган Советской власти будет временным, и прекратит свое существование сразу же, по устранении в жизни страны обстоятельств, порожденных войной, создавшей условия, в которых с вершин социальной пирамиды власть скатилась к её низам, политически олицетворяемым большевиками.

В новой же аббревиатуре ВЧК — “В” и “Ч” это своего рода “временно-временная комиссия” или “чрезвычайно-чрезвычайная комиссия”. То есть власть стала гораздо косноязычнее по сравнению с 1917 г. Как известно, «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает». Но справедлив и обратный постулат: «Кто косноязычен, у того и сумбур в мыслях».

Этот сумбур нашел свое выражение и в словах Черномырдина на первом же заседании нынешней ВЧК. “Независимая” приводит два высказывания нынешнего премьера: 1) «Теорией нам сейчас заниматься некогда» и 2) «жесткое государственное регулирование». Последнее — характеристика руководящего указания о принципах деятельности ВЧК, по сообщению “Независимой”.

Сейчас чиновникам правительства и ВЧК некогда заниматься теорией, в прошлом им некогда было заниматься теорией. Но и в будущем им тоже некогда будет заниматься теорией, поскольку «жесткое государственное регулирование» без теоретического обоснования целей общественно-экономического развития и средств их осуществления — хуже, чем первобытное заклинание социально-экономических стихий народными умельцами-шаманами, к числу которых, как показал реформ, ни Черномырдин, ни Чубайс не принадлежат. Соответственно положение при сохранении прежнего курса реформ будет усугубляться, а вожделенные практические результаты будут недостижимы по причине отсутствия теоретического описания механизма катастрофы и путей выхода из неё. То есть вне зависимости от того, что происходит сейчас, необходимо найти время, чтобы , — это единственная возможность выйти из катастрофы если не завтра, то послезавтра.

Если же чиновники режима сами не находят времени, чтобы подзаняться теорией, то это означает, что они марионетки — биороботы [31] неких теоретиков и обладателей know haw, которые остаются за кулисами политического спектакля, поставленного в России и освещаемого прессой и телевидением.

Поэтому, вместо того чтобы попусту балаганить в ВЧК, гораздо практичнее выбрать время и заняться освоением теорий самим, пока в результате силового поддержания прежнего курса реформ не сложились такие условия, что время для занятий «теорией» выделит в принудительном порядке какая-нибудь третья сила, несущая убедительную удобопонимаемую теорию, которой проложат дорогу «предельно жесткие меры» и «карательные меры» (слова Чубайса) финансовой ВЧК.

Как сказал М.Е.Салтыков-Щедрин, сам в прошлом вице-губернатор: «Даже в самых лучших помпадурах творчество имеет характер случайности. Это не зиждители, а заплатных дел мастера.»

Статья в “Сегодня” посвящена визиту на Лубянку — штаб-квартиру экс-ВЧК обоих наставников нью-ВЧК. В ней приводятся слова, по всей видимости Черномырдина, о его стремлении «более подробно разъяснить сотрудникам спецслужбы общее содержание сути проводимых в стране реформ и внутреннюю политическую обстановку с тем, чтобы не дать втянуть себя в политическое противоборство различных группировок.» При этом Черномырдин на Лубянке прямо высказал “обеспокоенность наличием в России «отдельных лиц и группировок» [32], питающих опасные устремления, подрывающих безопасность страны и пытающихся «использовать процесс демократических преобразований для создания экстремистских, военизированных, террористических и иных формирований, деятельность которых противоречит интересам государства и демократии».

“Российская газета” от 26 октября 1996 г., обсуждая визит на Лубянку премьера, со ссылкой на радио «Рим», сообщает, что в связи с названными опасностями для “демократии” прозвучало имя А.И.Лебедя.

Это завораживание, заклинание [33] Лубянки премьером и главой администрации президента следует соотнести с тем, что ни Черномырдин, ни Чубайс, не отчитались перед народом о деятельности государства, которая на протяжении последних лет дает только отрицательные общественно-экономические результаты, поддающиеся измерению и статистическому анализу [34]. И в дальнейшей перспективе деятельность реформаторов режима продолжает противоречить интересам большинства, отброшенного за годы реформ в экономическом отношении ниже уровня биологически достаточного потребления, вследствие чего идет непрерывное сокращение численности населения на протяжении последних лет. Именно в этом и состоит «общее содержание сути [35] проводимых в стране реформ», поддающееся измерению и статистическому анализу. И по этой же причине в период проведения переизбирательной кампании президента, американские советники его предвыборного штаба рекомендовали уклониться от отчета о результатах реформ и их обсуждения.

Проще говоря, Чубайс и Черномырдин призывали экс-ВЧК к бездеятельному созерцанию и невмешательству в процесс карательных акций нью-ВЧК, созданной “командно-административным” способом, вопреки Конституции РФ, не предусматривающей такого органа , для функционирования которого не создано и законодательной базы.

То есть по сути, для поддержания того процесса, что нынешний режим называет “демократическими преобразованиями”, ему потребовался , на который будет возложена миссия репрессий в отношении финансовых лиц: физических и юридических; но на финансовые злоупотребления угодных, т.е. тех кто будет делиться [36] с режимом суммами, не проходящими по официальной бухгалтерии [37], он будет смотреть сквозь пальцы, осуществляя произвол номенклатуры “демократизаторов”.

Свою статью “Независимая” сопроводила карикатурой, на которой изображен монумент Советской космонавтике у ВДНХ (ракета на взлете), по наклонной поверхности которого скатывается детская коляска, что является прямым заимствованием сюжета и композиции из фильма С.Эйзенштейна “Броненосец «Потемкин»” [38]. Кроме того “Независимая” сочла своевременно вспомнить о политпросвете масс и поместила в текст статьи цитату из ПСС В.И.Ленина (т. 26, с. 218), где «вождь мирового пролетариата» дал определение революционной ситуации. В статье делается вывод: «“низы” созрели для того, чтобы принять практически любого лидера, который сможет выдвинуть общенациональную идею и указать четкий (пусть и утопический) путь, по которому обществу предстоит идти в ближайшие годы.

Без всякого сомнения, таким лидером уже не сможет стать в силу известных обстоятельств Борис Ельцин. Не может претендовать на такую роль и ни один персонаж из «партии власти». Именно поэтому «партия власти» и набрасывается на любого политика, волею судьбы [39] оказывающегося на полголовы [40] выше других.»

Вопрос о “политическом лидерстве” как явлении в жизни общества, и в частности о лидерстве Б.Н.Ельцина относится к политической мифологии демократии. Как отмечалось в одной из прошлых аналитических записок, Б.Н.Ельцин с 1985 г. по настоящее время успел предстать во множестве образов: настоящего коммуниста — борца с безответственностью и самодурством зажравшейся партноменклатуры; беспартийного лидера общенародного государства типа “власть советов”; могильщика “власти советов” и отца российской президентско-парламентской “демократии” и капитализма западного типа; многие забыли о том, что будучи президентом России, Б.Н.Ельцин является еще и великим князем Российской империи, в какое достоинство произвели его зарубежные монархисты (кирилловичевского толка) за разгром ГКЧП; кроме того, он — рыцарь Мальтийского ордена, и — как рыцарь — обязан подчиняться его капитулу, чем он отличается в худшую сторону от Павла I, попытавшегося возглавить этот орден и приспособить его к обслуживанию внешней политики самодержавия России.

Все это время вокруг Ельцина менялась политически активная массовка, наполнявшая корпус ответственных чиновников в аппарате государственного управления, что и определяло лицо режима и стиль политики. Так вести себя может человек, который, будучи “себе на уме”, молчаливо делает известное ему дело с известными ему целями, избавляясь от временных попутчиков, которые способны выполнить те или иные промежуточные задачи; это подобно отстрелу отработавших свое ступеней ракетоносителя. Но так же точно может вести себя и человек, который не принадлежит себе. То есть, будучи юродивым, одержимым (в инквизиторско-психиатрическом понимании этого слова) или безвольным ставленником некой внутрисоциальной мафии (церковного ордена), он во всем полагается на силу, осуществляющую водительство в отношении него, и просто подписывает бумаги и произносит благонамеренные речи в том или ином стиле, собирая или устраняя необходимую аппаратную массовку, придерживающуюся очередной — в — доктрины (однопартийно-советский “социализм”, многопартийно-советский “социализм” и т.д.)

Не исключено, что очередь дошла до устранения демократического фасада ростовщической диктатуры, соответственно чему “Независимая” газета и предупреждает всех заинтересованных лиц о созревшей предреволюционной ситуации. Насколько Б.Н.Ельцин окажется в ней дееспособен, зависит не от мнения журналистского корпуса России. И он будет очень дееспособен, если её взращивал для решения очередных задач, поставленных перед государственной властью её хозяевами.

“Аргументы и факты” № 43, октябрь 1996 г. поместили два взаимно дополняющих интервью: с А.И.Лебедем и А.А.Собчаком.

Собчак начинает свое интервью словами: «Все пять лет работы в Санкт-Петербурге я анализировал, что делалось на политическом небосклоне, видел ошибки и пытался давать какие-то рекомендации. Главное, мы упустили стратегическую инициативу.»

Выделено нами: это признание подтверждает вывод в обзоре прессы “Глобальная социология с разных точек зрения”, о том что потенциал экспансии ростовщической тирании Запада в Россию под видом демократизации жизни нашего общества — выдохся.

После этого признания Собчак впадает в юридическое фантазерство: «Я считаю, что сейчас надо провести три реформы. Государственно-правовую, земельную и военную. Причем, пока в Думе преобладает коммунистическая оппозиция, нужно использовать конституционное право президента править с помощью указов. Так в свое время поступал де-Голь. Для этого нужно сделать проект закона, а потом указ — одинакового содержания. Проект закона направить в Думу, пусть они рассматривают, обсуждают, отвергают. А указ издать в этот же день, и там написать: “Настоящий указ действует до момента принятия Думой закона”.»

Собчак вряд ли понимает, что этими рекомендациями он подрывает принципы парламентской “демократии” вообще. Конечно, всякий Парламент говорильня, изображающая реальную власть, а не орган осуществления реальной власти: хунта из 15 человек за три дня решит больше вопросов, чем парламент за год, и потому хунты [41] выигрывают у парламентов по превосходству над ними в быстродействии. Многопартийный парламент, не желающий проводить желательную реально правящей “элите” политику, действительно можно заблокировать рекомендуемым Собчаком методом.

Но чтобы проводить в жизнь указы, прежде того необходимо создать в государственном аппарате вложенные в него, неафишируемые структуры, которые дисциплинированно будут проводить в жизнь оные указы. Такой стиль правления может быть эффективным при условии, что побочным действием оные указы не вызовут к жизни оппозицию, более дееспособную чем сам режим “указивок” и его марионеточная официально рекламируемая оппозиция. Если же такого рода структур нет, а социальная база для дееспособной оппозиции есть, то режим сам себе сломит шею [42]. Генерал де-Голь мог править указами потому, что указы выражали более мощную концепцию управления, чем та концепция, которую пыталась осуществить оппозиция де-Голю. Собчак же сам признает, что стратегическую инициативу демократизаторы упустили. Упустили же потому, что “демократизаторы” — дубины [43] — не смогли обеспечить в своей политике единство слова и дела, единство обещаний и свершений.

Если оставить в стороне практические возможности и невозможности осуществления рецепта Собчака, и квалифицировать его предложение чисто юридически, то Собчак предлагает перейти к правлению на основе внутриаппаратной , еще более жесткой, чем гласная (пусть даже лицемерная) партийная дисциплина КПСС периода застоя. Национал-экстремисты называют этот стиль правления “жидо-масонским заговором”, а Собчак соответственно льет воду на мельницу национал-экстремистов.

После этого в интервью Собчака следуют обнаженные глупости: «Сейчас много безработных офицеров. Что делать?…От Петербурга до Мурманска — расстояние почти 1000 км, и ни одной заправочной станции! (…) Надо построить через каждые 50 км центры обслуживания и дать там работу демобилизованным офицерам. Построить им дома (в кредит), сохранить за ними оружие. Технику они знают. Продавать бензин будут 24 часа в сутки. Их жены будут работать в мотелях, кафе, магазинах. Это живые деньги. В России огромное количество дорог. (…) они (т.е. демобилизованные офицеры и члены их семей) станут нашими союзниками, потому, что будут арендаторами или собственниками…» И далее в том же стиле речи Манилова о мосте через помещичий пруд с сидельцами в лавках на мосту или “тронной речи” Остапа Бендера перед шахматистами о построении светлого будущего в Нью-Васюках, но по методу .

Реальные же возможности народного хозяйства России осуществить собчаковскую программу освещают “Финансовые известия” № 100 от 24 октября 1996 г. в статье “Россия становится островом погибших отраслей”. В ней сообщается: «Страна утратила более трехсот направлений технологий и производств. В аэрокосмической и биотехнологической областях, в сфере новых материалов и информатики. Практически ушло в небытие производство прецезионного оборудования, станков с ЧПУ, промышленных роботов. (…) По данным Торгово-промышленной палаты России, в середине 1996 г. года капитальные вложения в сопоставимых ценах в годовом исчислении и с устранением фактора сезонности по сравнению с 1989 г. составили лишь 17 %. В сфере промышленного оборудования, которое является частью капиталовложений, — около 13 %, в легкой промышленности — 16 %. Загрузка производственных мощностей в среднем составляет 50 %, и увеличить её во многих случаях невозможно. (…) По данным Центробанка, в 1995 г. на один рубль новых капиталовложений стало приходиться на 67 % меньше дополнительной продукции, чем в 1991 г. В нынешнем году этот показатель еще хуже. (…) Но банковская система не самоценна. Её обслуживающие функции по отношению к промышленности ведут к простому выводу: она должна быть адекватна состоянию промышленности. Стоит убрать лишь подпорки ГКО [44] — и банки посыплются так, как сегодня валится промышленность. Ибо не нужны 2000 банков, чтобы обслуживать промышленное кладбище. И трудно обвинить банки в недоступности кредита, когда само государство дает недоступные для промышленности ориентиры его стоимости [45]. А к этому ориентиру банк прибавляет всю тяжесть фискальной длани государства, все риски и собственный интерес. Бессмысленное множество налогов, чехарда в налогообложении парализовали бизнес, заставляя его уйти в тень.» Завершается статья словами: «Общество готово нести жертвы во имя будущего — это доказано последним десятилетием. Но может ли быть жертвой то, что составляет основу жизнедеятельности общества?»

Чтобы обустроить Мурманскую магистраль, необходимы не «живые деньги» в собственности у 2000 ростовщических банков, а предсказуемость и управляемость макроэкономики в целом и бюджетов большинства из общего числа её слагающих предприятий для каждого хозяйствующего субъекта; а также и бюджетов семей, слагающих общество, поскольку если уничтожен платежеспособный спрос населения, то этим уничтожается деловая активность на всех специализированных рынках, включая рынок бензоколонок и их строительства вместе со всей инфраструктурой.

Ростовщичество, которому открыли дорогу юристы-демократизаторы, в числе которых активно действовал и Собчак, сожрало платежеспособный спрос населения и тем самым разрушило взаимно обусловленные пропорции производственных мощностей в отраслях, что и уронило производство в несколько раз по сравнению с 1991 г. И пока ростовщическая шпана России паразитирует на народе и его производстве при попустительстве и поощрении этого со стороны государства, никакие «живые деньги» не помогут.

Мы считаем, что первое из финансово-экономических прав человека — быть свободным от ростовщической удавки, и это право подавляется ныне действующей . Но если оно не обеспечено, то невозможно обеспечить свободный труд, всеобщую занятость и социальную защищенность. Сталинизм в отношении к ростовщичеству был гораздо чище нынешней дермократии. Поэтому, для устранения финансового макроэкономического кризиса необходимы среди прочих и юридические меры, но не те, о которых пустословит Собчак и Квсе годы реформ. И прежде прочих необходимо введение в Конституцию РФ следующей статьи:

Кредитно-финансовая система России строится на принципе рубля и копейки, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, а также 3) ограничением доходов и накоплений в семьях [46], уровнем заведомо достаточным для жизни и развития семьи, но не позволяющим семье паразитировать на чужом труде.

Финансово-бухгалтерский и производственно-технологический макро— и микроэкономический смысл этой конституционной нормы, выражающей общефизический [47] по отношению ко многоотраслевым производственно потребительским системам, вряд ли будет понятен большинству журналистов и юристов, которые, как и Собчак, имеют “гуманитарное” образование, забыли физику и арифметику, но зато преисполнены пустословия и юридического мракобесия, восходящего к Римскому праву.

Но и управленческий смысл Римского права так же остался вне их понимания, иначе бы они отказались от него, поскольку и в современном виде восходящая к нему юридическая традиция выражает дух рабовладения, что —демократично. А призывать к демократии с позиций нео-Римского права финансового ростовщического рабовладения — значит расписываться в собственной глупости и/или в лицемерии. Тем не менее, есть достаточно широкий слой в обществе, которому предложенная конституционная норма приемлема и понятна, и они будут действовать по целесообразности, вне зависимости от государственных законов и указов, направленных на подавление сиюминутных и долговременных жизненных интересов большинства, прикрывающих злодейства зажравшегося и выжившего из ума, пока ещё властного, меньшинства благообразными повадками соблюдения великосветского этикета и космополитичными словами.

Дух рабовладения, свойственный юридической традиции Римского права, проявился и в приведенной цитате из интервью Собчака: офицер, по долгу службы просидевший в глуши на “точке №…” лучшие годы жизни, часто вместе с семьей, по завершении службы — в качестве должен до смерти сидеть снова в глуши на “точке бензоколонка №…” и 24 часа в сутки обслуживать не менее “Камазов” на трассе. Многие действительно согласятся из одной точки в Мурманской тундре перебраться на другую точку, в той же тундре, поскольку им некуда больше деваться. Но они не будут союзниками “демократизаторам”. И если этот проект осуществить, сохранив оружие офицерам, а Собчака отправить на автомобиле в Мурманск, то скорее всего он будет обречен стать без вести пропавшим, ибо в Вооруженных Силах — не все наемники и безыдейные пьяницы, а Войско не переприсягало на верность идеологическим хозяевам Ротшильдов, “элитным” ростовщикам Ротшильдам, Рокфеллерам, Кандесю, доморощенной ростовщической шпане и доморощенным российским холуям их всех… И даже если такую присягу марионеточный режим навяжет, то она ни к чему не обязывает ни одного нравственно здорового человека, пребывающего в здравом уме.

Мурманский край и Северо-Запад в целом обживать надо с Любовью к природе и людям, а не по рецептам утратившей интеллект “элиты”, зажравшейся в паразитизме на чужом труде.

К интервью А.И.Лебедя в “Аргументах и фактах” мы ещё вернёмся, а пока продолжим тему фантазий о государственном строительстве на основе «юридического склада ума» [48].

“Известия” от 26 октября 1996 г. в разделе “Реклама” в траурной рамке поместили статью С.Царегородцева “Конституционный кризис в России. Анализ и перспективы развития” Её тексту предшествует эпиграф: «Результатами выборов в Государственную думу я доволен. Самое главное, что ни одна партия не взяла за основу своей программы критику действующей российской конституции.» (Б.Ельцин. Декабрь 1995 года).

В статье обсуждаются три кита “федерализма” и его выражение в Конституции США в сравнении с невыраженностью “федерализма” в Конституции РФ.

В частности федерализм США построен на принципе равенства субъектов федерации, делегирующих вполне конкретные полномочия федеральному центру. В России же ныне действующая Конституция «допускает и закрепляет право центра устанавливать дополнительные полномочия себе и субъектам федерации по собственному разумению.»

Если посмотреть на те явления, о которых лепечет С.Царегородцев, в США федерализм — порождение “субъектов” федерации, а в России «федерализм» — столетний процесс юридического расчленения единой и неделимой, условно говоря, Российской “империи”, а по существу — процесс юридического расчленения единой региональной цивилизации, объединяющей в течение столетий в общих границах Российского государства многие народы. Но этот взгляд неприемлем для авторов статьи в “Известиях”.

Вторым принципом американского федерализма является «приоритет законодательной воли субъектов федерации в конституционном процессе. (…) речь идет о том, что основной закон федерации вступает в действие на территории субъекта только после ратификации его соответствующим законодательным собранием.» Это якобы «исключает возможность возникновения претензий субъектов по поводу добровольного его участия в федерации».

Это уже либо явное невежество, либо явная ложь автора статьи в расчете на невежество других. Исторически реально, то население, что проживало на землях в границах современных Соединенных Штатов, было уничтожено и загнано в резервации именно потому, что не желало входить в состав эталонно “демократичной” федерации, созданной на началах приоритета свободы организованного банковского ростовщичества. После свершения геноцида на завоеванных землях “дикарей-индейцев” и “полудикарей-мексиканцев” разместились «субъекты федерации»: пришельцы — отщепенцы от народов Европы и их потомки, которые, забыв преступления своих отцов и дедов, принялись учить мир демократии и .

«Третий принцип. Статья 4 конституции США определяет только одно основание вмешательства центра во внутренние дела субъекта без его просьбы о таком вмешательстве. Это (выделено нами). Даже вопросы превышения полномочий штата решаются его же верховным судом.»

Насколько известно, южные штаты в гражданской войне намеревались выйти из федерации и образовать конфедерацию, но вовсе не отказывались от республиканской формы правления. Тем не менее федеральное правительство вмешалось в их судьбу, сохранив целостность федерации. То есть автор “Известий” опять пишет то, что подрывает его же вожделения и что не подтверждается исторической практикой.

Далее в статье идет перечисление нелепостей правления не понимавшей заокеанского федерализма центральной власти СССР и России, и статья завершается словами:

«Создание полноценной федерации — единственный способ сохранения Чечни и других территорий в составе России. Более того, это единственное необходимое и достаточное условие для возможного восстановления союза государств в границах бывшего Советского Союза.

Россия может существовать как единое целое. Мы можем построить федерацию, мы должны это сделать.

В противном случае Москва к двухтысячному году станет столицей. Столицей Московской области.»

Из статьи в отделе рекламы “Известий” можно понять, о чем сказал автор. Можно догадаться, на что он намекнул: Для исчерпания кризиса России необходимо как минимум — переделать Конституцию РФ в соответствии с изложенными им “принципами федерализма”, а как максимум — перевести на русский Конституцию США и ввести её в действие в качестве Конституции РФ, возможно с некоторыми дополнениями. Но для понимания существа проблемы, еще следует вспомнить то, о чем С.Царегородцев умолчал.

Кризис в России — региональной цивилизации — действительно есть, в том числе и конституционный кризис. Но не отсутствие изложенных принципов “федерализма” в Конституции РФ порождает сепаратизм среди населения её территорий. Причины сепаратизма разнородны. Среди них есть и финансово-экономические. В частности среди не-”элитарного” населения России нет желания платить заведомо неоплатные долги по процентам кредитов, которые за годы реформ набрало Московско-Кремлевское дурачье и рвачи.

Один из способов не платить заведомо неоплатных долгов федерального правительства, который многим в регионах России видится как средство решения всех местных проблем без исключения, — объявить о том, что регион в прошлом был захвачен империей, а выход региона из состава РФ — акт обретения национальной свободы от имперского гнета, в том числе и от ростовщического глобального гнета, ретранслируемого в регионы РФ её демократизаторами. То обстоятельство, что региональная марионеточная “элита”, по обретении государственной самостоятельности, снова влезет в долговое ярмо, на этой стадии политического процесса обходится молчанием.

Отход от «республиканской формы правления», являющийся в США основанием для вмешательства федерального центра в дела штата без его просьбы, также связан с проблемой корпоративного банковского ростовщичества. Банковская — ростовщическая по её существу деятельность — на Западе юридически рассматривается как разновидность частного предпринимательства граждан государства. Но реально трансрегиональная ростовщическая корпорация банковских кланов — без каких либо основ выборности и отчетности перед населением — управляет производством и распределением продукции в макроэкономической системе евро-американской цивилизации в целом, а сверх того и в районах, подвергшихся её финансовой колонизации. В этом — НАДГОСУДАРСТВЕННОГО правления, для которого в масштабах одного государства глобальной ростовщической корпорации «республиканская правления», при которой неугодный парламент можно разогнать или заблокировать парламентским кризисом [49], а неугодное правительство или главу государства можно заблокировать через парламент или независимую от государства, но зависимую от банков “четвертую власть”, создающую мнение толпы по всем вопросам. В крайнем случае допустима и монархия, как правления, но в сочетании с парламентом-говорильней, устраняющей самовластье монарха, более или менее склонное к выражению , что не всегда совпадает с волей глобальной ростовщической корпорации.

Соответственно сказанному о соотношении и антинародного кланово-племенного ростовщичества, известинский борец за федерализм по-американски в России почти половину статьи, занимающей полный газетный лист, уделил несовершенству системы налогообложения РФ и трудностям формирования государственного бюджета в ней, но ни слова не сказал о том, что трудности наполнения бюджета через налоги вызваны тем, что те суммы, которые должны были бы пройти через налоги и бюджетные расходы — из оборота производственной сферы народного хозяйства и семей, составляющих общество, .

Американская система законодательства и якобы демократическая государственность — реально безвластная ширма для прикрытия ростовщической тирании примерно полусотни семейств, контролирующих мировые финансы безраздельно, бесконтрольно и безотчетно по отношению к большинству населения планеты. Метрополия глобальной ростовщической трансрегиональной корпорации — в США, Великобритании, Швейцарии: в этих странах все более или менее благополучно просто потому, что ростовщическая “элита” не гадит там, где живет, чтобы под носом у неё не воняло да и, чтобы кто-нибудь не пристрелил их со злости, что стало обычным завершением в судьбах ростовщической банковской шпаны в России.

В России и в “третьем мире” плохо потому, что они объекты эксплуатации: с точки зрения ростовщической “элиты” здесь живет рабочее быдло и его погонщики: банковская шпана, политики. А кроме них, и демократизаторски взбудораженная интеллигенция, т.е. — вся прозападно настроенная демократическая общественность, добывающая себе пропитание продажей своего пустословия и якобы-обеспокоенности социальным прогрессом, но не способная организовать производство, точно также как к этому не способна ростовщическая и биржевая шпана во всех этих станах.

И соответственно, предложение преодолеть кризис в России переходом на американскую систему законодательства, начиная от принципов построения конституции, по умолчанию предполагает геноцид в отношении нынешних и будущих поколений коренных россиян и последующую колонизацию опустошенной ростовщичеством страны выходцами с Запада. Именно так и возникли США на костях и крови коренного населения.

Финансово-экономический кризис в России может быть изжит раз и навсегда совершенно иначе. В Конституцию РФ необходимо, в частности, ввести ранее приведенную статью о принципах функционирования кредитно-финансовой системы, и вычистить авгиевы конюшни законодательства, в стойлах которого раскормлены множество невежественных в социологии собчаков и макаровых. При этом необходимо устранить из законодательства всё, что несовместимо с этой статьей. Она же искоренит и финансово-экономические причины сепаратизма.

Но кроме неё, в Конституцию РФ необходимо ввести и ряд других статей, определяющих нормы в так называемой “гуманитарной области”, а по существу — в сфере обработки информации в системе государственного управления и народного образования.

Г.А.Зюганов в “Советской России” от 26 октября 1996 г. опубликовал статью, название которой дополняет смысл заглавий статей о “грозящей катастрофе”: “На пороге «семибоярщины»”. В ней он в частности совершенно правильно и адекватно обстановке дополняет тему “конституционного кризиса”:

«Отдельно следует сказать о роли и статусе средств массовой информации в политической системе общества. Мы живем в такой период, когда выражения “четвертая власть” и “информационное оружие” утрачивают свой метафорический характер и приобретают буквальный смысл и значение. И они должны быть юридически признаны и законодательно закреплены.

В демократическом обществе никакая власть не может быть невыборной, несменяемой и бесконтрольной. Необходимо, так сказать, раскавычить понятие “четвертая власть” и юридически признать государственные электронные средства массовой информации самостоятельной ветвью власти — информационной — наряду с законодательной, исполнительной и судебной. В качестве первого шага исключить ведающие ими государственные органы из системы исполнительной власти, перейти к их формированию на паритетных началах парламентом, правительством и судебной властью с учетом мнения политических партий, профсоюзов, общественных организаций и т.д., обеспечить их финансирование на основании отдельной статьи госбюджета. Разработать четкие нормы, гарантирующие доступ в эфир всех политических сил, действующих в рамках закона.»

К сказанному Г.А.Зюгановым следует добавить, что поддержание самоуправления России требует в ближайшее время создать и внутрироссийский аналог “Интернет”, поскольку компьютерная сеть — наиболее демократичное, открытое средство распространения информации и получения быстрого доступа к её источниками всеми, кто нуждается в тех или иных сведениях в своей профессиональной и общественной деятельности.

И законодательство страны, начиная от Конституции РФ, действительно должно определять общественно безопасные нормы употребления разнородных средств массовой информации и . Но это выделение в законодательстве “четвертой власти” — информационной, имеет общественно полезный смысл только при введении в Конституцию РФ ранее приведенной статьи о принципах функционирования кредитно-финансовой системы, исключающих финансовый паразитизм меньшинства на труде большинства.

Г.А.Зюганов предупреждает о существе грозящей катастрофы: «Предпринимательский слой обязан принять активное участие в борьбе с бедностью и нищетой и подвергнуть себя определенному самообложению, пожертвовав частью нынешних удовольствий. Должно быть прекращено бегство капиталов [50] за рубеж. Вместо этого должны начаться долгосрочные инвестиции в материальное производство под нормальный процент прибыли, хотя бы и уступающий проценту от спекулятивных операций.

На всё это у теоретиков и практиков “чикагской школы” [51] один иронический ответ: подобные требования противоречат духу наживы, не соответствуют правилам сложившейся сегодня экономической игры, когда спекулировать и пускать деньги в рост неизмеримо выгоднее, чем что-либо производить.

(…) Но если это течение в сторону национально-государственного краха, то нужно найти в себе политическую волю, чтобы переломить порочные правила, коль скоро это необходимо для спасения страны.

И сделать это должны в первую очередь сами предприниматели, потребовав от власти перемены экономической политики, установления таких правил, которые будут стимулировать производство [52]. Тем самым они докажут, что имеют долгосрочные интересы и правильно их понимают.

В противном случае капитал лишний раз подтвердит оценки его как силы разрушительной, антигосударственной и антинациональной, не видящей перед собой ничего кроме сиюминутной наживы [53]. Тогда резко возрастут и его шансы разделить судьбу первой волны российского капитализма эпохи 1861 — 1917 годов…»

Русский историк В.О.Ключевский заметил: «Истинная цель благотворительности состоит в том, чтобы некому было благотворить.» Если отстроиться от каламбурного стиля, то речь идет о том, чтобы в результате благотворительности в обществе не было нуждающихся в ней. И еще ранее Н.И.Греч заметил: «Не милостыня нужна бедняку, а работа и достаточная плата.» Но не вняли: нажива была дороже будущего своего, своих детей и внуков, что очень убедительно показал 1917 и некоторые последующие годы.

К сожалению, и нынешнее поколение политиков и предпринимателей не понятливее прежних: в “Финансовых известиях” от 31 октября 1996 г. статья Льва Макаревича “Банковский кризис разрастается вместе коллапсом экономики.” А как бы хотелось? — производство во всех отраслях падает, население устойчиво вымирает в финансово-экономическом геноциде последних лет, а банки, своим ростовщичеством породившие производвственно-потребительский спад, процветают? Они своим ростовщичеством создали в обществе заведомо неоплатную задолженность, которая некоторым образом распределена по множеству финансовых лиц, которые думают, что они живы, не подозревая, что они давно уже в финансовом отношении. Часть этой заведомо неоплатной задолженности распределена и по банковским структурам ростовщической шпаны.

Можно ли было всего этого избежать, тем не менее проводя общественно-экономические реформы, обеспечивающие рост экономики? — Можно было: Еще в 1994 г. в Государственной Думе созыва 1993 г. была распространена в количестве нескольких сотен экземпляров Аналитическая записка [54] “О характере банковской деятельности и росте экономики”, в которой с бухгалтерской точностью был описан механизм возникновения финансово-экономического кризиса, вызванного ростовщическим развратом. Депутаты были заняты большой политикой, им как и Черномырдину ныне, было не до занятий теорией.

Некоторое количество экземпляров было передано в Министерство экономики, где у руля находились якобы профессионалы с высшим финансово-экономическим образованием и некоторое количество кандидатов и докторов наук. То есть, эти теорию прошли в прошлом и, можно было надеяться, что чтение аналитики трудностей в её понимании вызывать у них не могло. Когда же с ними связались и попросили дать вразумительный ответ, один из клерков аппарата Якова Моисеевича Уренсона (тогдашнего зам. министра), дал ответ по телефону в том смысле, что это не по профилю министерства, а если авторы Аналитической записки испытывают трудности с публикациями по теме диссертаций, то им лучше обратиться в Академию Наук и университеты.

Большего слабоумия госаппарата и представить трудно: его предупреждают, что политический курс ведет к общественно-экономической катастрофе и объясняют, что конкретно необходимо предпринять, чтобы её избежать, а в ответ: “Это не по нашему профилю, обращайтесь в университеты…” — А почему в университеты? Ведь еще в 1818 г., в год рождения К.Маркса Николай Иванович Тургенев, русский экономист и декабрист-заочник (14 декабря 1825 г. был за границей, приговорен заочно к вечной каторге, разрешено было вернуться в Россию в 1857) сказал просто и ясно: «Заметим однажды и навсегда, что в области финансов открытия невозможны.» Тоже не вняли, хотя действительно, в области финансов всё поддается бухгалтерскому анализу и прогнозу, а выдавать докторские дипломы за неумение использовать в прикладных задачах управления народным хозяйством всего четыре действия арифметики [55] — это наводить тень на плетень.

Перспектива принятия новой конституции в Белоруссии беспокоит Госдеп США и Совет Европы. В Белоруссии на референдум выносятся два проекта конституции: один вышел из аппарата президента страны А.Лукашенко, а второй из недр Верховного Совета республики. “Российская газета” от 26 октября в статье “Ватерлоо псевдодемократии” анализирует оба.

18 октября Госдеп США выразил свою обеспокоенность тем, что проект президента якобы «не предусматривает даже видимости разделения властей, защиты индивидуальных прав и свобод и верховенства закона» — стенает Госдеп, а междуобщественность видит более “демократичным” проект Верховного Совета. “Российская газета” сравнивает оба проекта, хотя ей с большим трудом удалось получить проект Верховного Совета. Согласно её анализу, всё, перечисленное в цитате из заявления американского Госдепа, почти текстуально совпадая, присутствует и в проекте президента Белорусии, и в проекте Верховного Совета, но при этом Проект Верховного Совета производит впечатление списанного с президентского, с некоторыми изменениями формулировок.

Делается вывод: «Коротко говоря, А.Лукашенко предложил народу республики проект Основного закона, очень похожий на российскую (выделено в публикации) Конституцию, а парламент воспроизвел нечто хасбулатовское.»

Также сообщается, что и в самой Белорусии свой проект Конституции её “демократизаторы” из Верховного Совета держат почти что втайне (народ его не знает), среди прочего, видимо, оберегая от и внесенную в него пожизненную индульгенцию себе: Ст. 88 разрешает депутатам совмещать работу в Национальном собрании с любой другой должностью. А ст. 89 дополняет: «депутат Верховного Совета не несет юридической ответственности за свою деятельность как в период исполнения депутатских полномочий, так и после их прекращения.»

Оговорок относительно юридической ответственности за деятельность по совместительству не сделано, хотя политическая практика современности показывает, что в пору в Конституции закрепить и право депутатов последующих созывов привлекать к уголовной ответственности за антинародное законотворчество парламентариев предыдущих созывов. Это одно из средств обеспечить верховенство совести и ответственности над закона, способного выражать не только жизненные интересы народа, но и чьи-то паразитические своекорыстие или продажность.

Если “Российская газета” не ошибается в своем анализе обоих проектов, то получается так, что Госдеп США и междуобщественность вмешиваются в дела Белоруссии, желают свалить крестьянина-государственника А.Лукашенко, навязав конституцию многопартийно-парламентского —толка, чтобы управлять извне процессом концептуально неопределенного самоуправления многопартийцев в Белоруссии. А в России тем временем через “Известия” зондируется общественное мнение на предмет выявления в обществе неудовлетворенности ныне действующей Конституцией президентско-парламентского характера и возможностей введения в неё конституционных принципов федерализма США, юридически расчленяющих единство России — региональной цивилизации — и передающей безраздельно власть трансрегиональной мафии ростовщических кланов. То есть синхронная возня по поводу конституций РФ и Белоруссии это — два камушка из одной мозаики антиславянской геополитики.

Президентско-парламентский характер ныне действующей Конституции РФ для хозяев западной геополитики может стать неприемлемым, в случае изживания концептуальной неопределенности государственного управления России на основе перехода от псевдодемократической пустой болтовни к эффективному управлению по Концепции общественной безопасности при глобальном уровне ответственности и заботы.

“Коммерсантъ” № 40 от 22 октября 1996 г., тоже анализирует проекты конституции Белорусии в сравнении их с Конституцией РФ и приходит к близким выводам. Но он кроме того посвятил и А.И.Лебедю три статьи: «блиц-криг Был такой человек. И мы его знали.»; «пресс-конференция …Сказал Лебедь человеческим голосом. Стенограмма пресс-конференции Александра Лебедя в офисе агентства “Интерфакс”»; «Рейтинг есть — ума не надо». Все эти каламбуры — по поводу снятия Лебедя с поста секретаря Совета безопасности. Комментарии журналистов к этому событию можно охарактеризовать пословицей: Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны…

Из первой статьи можно узнать: «Конкретное содержание перепалки [56] не имеет в этой ситуации ровным счетом никакого значения и не обсуждается ни премьером, ни президентом. Поэтому и снимают Лебедя не за попытку государственного переворота. Это над ним повисло в качестве предупреждения на будущее.

Начиная с 4 июля Лебедю делали знаки: войди в команду, умерь публичность и напористость, стирающую грань между помощником и президентом. Чубайс открытым текстом говорил: президент будет жить, уймись, давай работать вместе. Возможно Лебедя подвели навыки десантника: у него была заданная цель и установка её достичь. Всё остальное и все остальные в расчет не принимались. В чистом поле так, наверное, и надо. На политическом — невозможно, опасно для окружающих.» и далее в том же духе, о том как мастера политической интриги сыграли на амбициях и наивности дилетанта в политике, которого многие журналисты воспринимают в качестве солдафона. В частности, приводится цитата из С.Кара-Мурзы: «Развитие Лебедя в последнее время свидетельствует о том, что придя к власти, он мог бы заняться национальной русской забавой “Кто виноват? [57]”»

Далее высказываются гипотетические возможности и невозможности о деятельности С.Ю.Глазьева, А.В.Коржакова, самого А.И.Лебедя совместно и раздельно в ходе «войны компроматов».

Но гораздо интереснее то, что прошло мимо комментариев прессы, но содержится в тексте стенограммы пресс-конференции самого А.И.Лебедя:

«Сегодня утром я побывал у премьер-министра, представил ему ряд документов и потребовал объяснить, что происходит. Премьер-министр довел до моего сведения, что вчера случайно включил телевизор и увидел конец передачи “Герой дня”. В общем он не был в курсе. Пообещал разобраться. На 9.15 было назначено совещание руководителей силовых структур, собрали их почему-то в самом дальнем зале. (…) Пришел какой-то клерк и пригласил в кабинет премьера. Я тоже пошел в кабинет премьера. Появился какой-то клерк и сказал, что меня нет в списке. Я ему объяснил, что мне об этом должен сказать премьер-министр. Он начал лепетать, что он лично несет ответственность и не допустит. Я ему объяснил куда он должен идти, он туда пошел. Пришел премьер-министр. Я задал ему вопрос: “Я здесь лишний?” Он сказал: “Что вы, что вы, присаживайтесь.” Прошло короткое пятиминутное совещание. Министры пошли проводить коллегии. Вернувшись к себе, я вышел на прикрепленных к президенту и попросил личной встречи на 10 минут. Было обещано доложить. После доклада было сказано, что звонок последует после 13 часов. Институт регентства, надо полгать, сработал, передался известный указ. Ещё раз хочу повторить: у меня нет ни малейшего сожаления о потере первых двух должностей. Я в чиновники не гожусь. Кланяться не умею. Не умею прислуживать.»

Если отстраниться от журналистского воображения событий, в котором лисы политической интриги съели не понявшего, куда он попал, Лебедя, то можно увидеть другое. В аппарат вошел человек со стороны, привыкший в армии работать с живыми людьми. А в государственном аппарате придерживаются иного стиля: “что бы ни делать, лишь бы не работать” и предпочитают в качестве носителей информации бумагу [58], а не живых людей, которым бумага только служит в качестве носителей информации при осуществлении ими работы, а не бумаготворчества. При этом высшие чиновники теряют управление, поскольку подчиненные им клерки низведены до уровня “бумагоносителей из кабинета в кабинет”. В этой атмосфере процветает институт управления внутриаппаратными мафиями, частным случаем которого является институт “регентства”. А.Чубайс уже получил среди части политических сил титул «регента», хотя регентство — это такая же иллюзия власти, как и миф о власти политических лидеров. Когда работают с бумагами, избегая работы с живыми людьми (в составе и вне аппарата в центре и на местах), то аппарат обречен погибнуть в столкновении с общественной управленческой самодеятельностью, в которую живые люди душу вкладывают и работают с людьми, а не исключительно с бумажными носителями информации.

Иными словами вхождение живого человека со стороны в аппарат и реакция аппарата на вхождение в него живого человека, показала аппарата наблюдателям, что этот аппарат, напичканный безжизненно трепещущими и лепечущими клерками и высшими -начальниками, — никчемен. В перспективе от него — оргштатных расписаний и персонала — можно и должно избавиться в деле самоуправления России.

Однако отечественная журналистика — собрание людей, в большинстве своем умеющих много и журчаще писать и говорить, но так и не научившихся чувствовать течение жизни, не научившихся думать и понимать. Отсюда немногословность и краткость выражений, несущих однозначный определенный смысл, воспринимается ими как скудоумие человека; а по-глухариному токующий пустобрех для них — высокий интеллектуал. Отсюда же проистекают их калам-дурные названия статей вроде «Рейтинг есть — ума не надо.» Из оной можно узнать журналистское воображение свершившегося:

«Генерал Лебедь оказался в положении гроссмейстера Бендера, который из всей шахматной премудрости знал лишь про ход “е2 — е4”, но был вынужден проводить сеанс одновременной игры с членами шахматного клуба г. Васюки. Совпадения были практически буквальными, от хрестоматийного “Уберите фотографа! Он мешает течению моей шахматной мысли!” (эпизод с фоторепортером, снявшим генерала в чеченской бурке и папахе) до беседы с одноглазым любителем шахмат, в роли которого выступил министр Куликов [59]: “У меня все ходы записаны! — Контора пишет!” Разыгранная гроссмейстером [60] Лебедем защита Филидора обречена кончиться стандартным образом — посредством сгребания фигур с доски и запусканием их в морду [61] и ночной погони (введенный Куликовым режим усиленного несения службы) с воплями “Держите гроссмейстера!”» — По всей видимости именно этот эпизод ночной погони поясняет А.И.Лебедь в стенограмме пресс-конференции на с. 16 этого же номера “Коммерсанта”:

«Поставили людям задачу, они её выполняли. Никаких насильственных действий к ним не применялось. Их просто ласково попросили пройти, они посмотрели вокруг и решили, что надо идти. Сегодня это было представлено так, что я якобы сорвал какую-то чудо-операцию по захвату каких-то… Вот четыре заявления, точнее рапорта. Смысл их единый. По крайней мере я так считаю. Вот эти фамилии здесь есть. Убедились? Вот возьмем любой рапорт и читаем: “Настоящим докладываю, что 17 октября 1996 года мне, младшему лейтенанту милиции, удостоверение номер, была поставлена задача осуществлять наблюдение за секретарем Совета безопасности Лебедем А.И., приказ отдавался в устной форме, в планах задания, как и в других документах не расписывался.” То есть создали ему условия, для того чтобы он преступил закон, ибо за должностными лицами не положено вести наружное наблюдение. Это во-первых. Во-вторых, если такое решение принято, то должен быть план задания. Это официальный отчетный документ, ибо такого наблюдающего могут просто отстрелять. Потом надо будет принимать решение: платить — не платить. В-третьих, почему сюда попали младшие лейтенанты? Ответ очень простой: просто опытные опера — опытные! — они знают, чем это пахнет. Они просто сюда нам сбагрили молодых: “Идите, ребята, попасите.” Ребята попасли. У них изъяты удостоверения, у них изъята видео— и аудиоаппаратура. Поэтому я не срывал никаких суперопераций и официально об этом заявляю. Я просто залег и немножко повоспитывал — очень ласково, культурно и цивилизованно — наружное наблюдение за мной, с утра еще секретарем Совета безопасности. Поэтому не надо впредь военных песен и рассказывать сказки о том, что если бы не Лебедь, то что бы мы такое натворили. Натворили уже! И в Чечне натворили, и в стране натворили. [62]

Причину же своего снятия с поста А.И.Лебедь пояснил словами своего же преемника на посту Секретаря совета безопасности: «Ко мне после подписания хасавюртских соглашений пришел известный предприниматель, общественный деятель, бизнесмен, владелец ОРТ, “Сибнефти”, “ЛогоВАЗА” Борис Абрамович [63] Березовский, начал меня пугать. Когда понял, что я не пугаюсь, он просто сказал: “Какой бизнес вы развалили. Всё так хорошо, ну, убивают немножко. Всегда убивали и убивать будут.”»

Эти слова поясняют уже приводившиеся слова “аналитика” Наталии Геворкян из “Коммерсанта”: «Чубайс открытым текстом [64] говорил: президент будет жить, уймись, давай работать вместе.»

“Коммерсантъ” (летний тираж 73 100 экз., хотя содержанию более соответствовало бы название журнала “Комерсант-ДТ”), как известно, — “аналитический еженедельник” издательского дома «Ъ», ориентированный на бизнесменов и политиков России. Благодаря ему фактология — стенограмма пресс-конференции в нём конечно доступна всем его читателям, но что касается с позволения сказать “аналитики”, то это — сиюминутность, ублажающая спокойствие “политических фигур” режима и бизнесменов, без какого-либо освещения им стратегических перспектив развития страны. Такой “аналитикой” можно тешить себя, пока катастрофа — пребывает еще в стадии “грядущая” или “грозящая”, в надежде что она сама собой “рассосется”; но на основе такой “аналитики” невозможно выработать концепцию, позволяющую избежать катастрофы, поскольку катастрофы сами собой не рассасываются.

То есть психически нормальный — это означает дальновидный и осмотрительный — политик и предприниматель должен анализировать всю доступную фактологию сам, или же прислушиваться не только к ублажающей его “аналитике” «Ъ и К», но и к неприятной во многом альтернативной аналитике, не видящей стратегических перспектив в сиюминутной нажив-(-е; -ке: — кому как больше нравится). В частности на ранее цитированный намек “гражданина-товарища-барина” Г.А.Зюганова, который можно пояснить так: “народам России нужны не только большевики-политики, но и большевики-предприниматели” — необходимо отвечать бизнес-планом и его выполнением.

Когда катастрофа рвачества созреет, оправдываться ссылками на приятственную “аналитику” «Ъ» [65] будет невозможно. Факты и мнения известны из “демократической” и “антидемократической” прессы одни и те же, но как к ним относиться, с какими мнениями соглашаться, а какие отвергать, чему следовать в жизни — нравственный произвол каждого, и отвечать придется каждому за его нравственно обусловленный выбор и непреклонность в его осуществлении в жизни.

Этика в некоторых условиях становится оружием. И если А.И.Лебедь не кривил душой в процессе его вхождения во власть нынешнего режима и выхода из неё, то того, что он сказал за всё время, уже более чем достаточно, чтобы повторить известные слова М.С.Горбачева: «Процесс пошел…» и добавить к ним: Его не дано остановить тем, кто кривил душой и рвачествовал все годы реформ.

Рейтинг у «Ъ» действительно есть — ума “аналитикам” его не надо. И они проходят мимо сказанного на пресс-конференции А.И.Лебедем: «Я сначала отлажу систему, я люблю создавать систему. А потом посмотрю по обстановке, к чему будет эта система приспособлена.»

На последнее можно дать ответ заранее: Система будет приспособлена к тому, что предопределяет истинная нравственность А.И.Лебедя при её создании, вне зависимости от того, насколько он лично-сам образован и сведущ в политических интригах, социологии, экономике и т.п. Анализу и построению не учили и не учат на “элитарных” факультетах МГУ или Института им. Плеханова, что блестяще подтверждают Гайдар, Чубайс, Лившиц и прочие. В армии же анализу и строительству целесообразно работающих систем действительно можно научиться и научить этому других. Поэтому выпускники факультетов журналистики пусть поменьше пеняют в адрес ВДВ и шутят, что каждый прыжок с парашютом — одно сотрясение мозга, что не идет на пользу интеллекту. — За собой прежде смотреть надо: мозги журналистики хорошо бы встряхнуть просто в целях нормализации кровообращения, чтобы наконец они начали работать.

И особое разъяснение для “бендеров” в терминах Горина и К: выход А.И.Лебедя “к микрофону” во многом подобен эпизоду из миниатюры М.М.Жванецкого эпохи застоя, когда прорвавшийся к микрофону кричит: “Спа-си-бо! Спа-си-бо! Спа-си-бо! За кефир — отдельное спасибо!!!” Проще говоря “кефир” в нашей стране пьют многие, но далеко не каждый имеет возможность крикнуть в микрофон «За “кефир” — отдельное спасибо!» А если по-русски, то не один А.И.Лебедь недоволен тем, что натворили в стране в ходе реформ, и многие кроме него любят и умеют строить Систему… Ждите… Будет…

В 1985 году была провозглашена “перестройка”. 9 мая 1985 года газета “Труд” вышла с фотографией на первой полосе президиума торжественного заседания, посвященного 50-летию победы Советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов. На этой фотографии видно, что в то время как М.С.Горбачев нечто лепечет с трибуны, верхняя половина его черепа продублирована и дубликат полуголовы лежит на столе перед Е.К.Лигачевым. “Труд” в те годы обладал наибольшим тиражом из всех центральных газет. Многими эта фотография была воспринята в качестве прозрачного намека. Намек был понят и в структурах тогдашней власти, что и определило характер перестройки: сдачу Западу задарма всего, что было сделано хорошего для жизни народа за годы Советской власти. Но итог всему этому один из активистов реформ — А.Собчак подвел сам: «Мы упустили стратегическую инициативу.» В войнах против самодержавия народов цивилизации России стратегическую инициативу теряют не многократно, как подачи в теннисе, а только один единственный раз, после чего следует сокрушительный разгром агрессора: «Русские медленно запрягают, но быстро ездят.» Это относится и к войнам с применением информации в качестве оружия массового поражения.

Но в том же номере “Аргументов и фактов”, где Собчак подвел итоги стратегического наступления ростовщической дермократии в статье “Фототехника и политика” описано и происхождение фотографии в “Труде” 9 мая 1985 г.: «При монтаже двух фотографий в суете со второго снимка забыли убрать голову генсека.»

Забыли убрать или посчитали целесообразным оставить — это аппаратно-мафиозная тайна. Но даже если и действительно «забыли убрать», то всё, свершившееся после этой публикации, приводит ко мнению, что нашлось кому употребить эту забывчивость и неопрятность в работе редакции “Труда” в прозрачный намек ведущим политикам СССР с целью вызвать их трусливое послушание. И коли к этой теме вернулись — мало ли какие редакционные и издательские казусы бывали в прошлом — спустя одиннадцать лет, это следует понимать, что один этап “перестройки” завершился.

Что на новом этапе? “Аргументы и факты” в той же статье про “фотопорешили полезным поместить фотопортрет известного политика Германии из книги Г.Хофмана “Неизвестный Гитлер”. Спрашивается: это просто так ни к чему?

Или это — программа на очередной этап “перестройки”: то есть И.О.Гитлера в России уже есть, но он еще не известен в таковом качестве публике, о чем и уведомляются “преданые” и “посвященные” и осталось только собрать для него массовку и выпустить её на “демократизаторов”?

А чтобы “неизвестный” не ошибся при исполнении уже предназначенной ему роли, Александра Ивановича Лебедя на посту Секретаря совета безопасности заменили де факто Борисом Абрамовичем Березовским [66] при номинальном руководстве Рыбкина, а отдуваться за расстроенные финансы страны назначили загадочно улыбчивого Александра Семеновича Лившица? Стандартный сценарий ХХ века…

Но у России есть и иные возможности. Интервью “Аргументам и фактам” А.И.Лебедь завершил словами: «Более того, я не горячий человек. И точно знаю, что побеждать дано холодным и расчетливым.»

Спровоцировать, как то было в Германии, управляемый извне и потому обреченный на безоговорочную капитуляцию бунт “военного сословия” (кшатриев) против знахарей глобального малого “народа” (брахманов-идеологов), не удастся ибо в России есть свое многонациональное ЖРЕЧЕСТВО, которое и не приемлет, когда политические знахари дурят народ, в том числе и в области военного дела.

Приложение к “Независимой газете” от 24 октября 1996 г. “Независимое военное обозрение” под старинным латинским девизом “Si vis pacem, para bellum” [67] опубликовали большую статью “ВМФ в обеспечении национальной безопасности России”. В ней анализируются итоги деградации ВМФ страны после распада СССР и высказываются пожелания на будущее в отношении путей воссоздания военно-морской мощи, отвечающей требованиям обеспечения безопасности. По существу это — оторванные от экономики и военно-технических наук мечтания на военно-морские темы.

Статья завершается словами: «Таким образом, к 2010-2015 гг. мы должны иметь флот в составе около 300 — 320 современных боевых кораблей (до 95 подводных лодок, до 95-100 крупных надводных кораблей и до 120-130 боевых катеров и кораблей прибрежной зоны), что в три раза меньше по количеству, чем их было в 1990 г., но в 2,5-3 раза больше по их суммарном боевому потенциалу для ведения операций на море. Это позволит ВМФ поддерживать примерный паритет сил с группировками ВМС США, НАТО, других стран и блоков ХХI века а основных операционных морских зонах и регионах, надежно решать задачи предотвращения вооруженных конфликтов с морских направлений, поддерживать мир и стабильность на морях.»

Тема развития Вооруженных Сил России после распада СССР, и военно-морских сил в частности, — тема требующая отдельного освещения. Прежде всего необходимо иметь в виду, что дееспособные вооруженные силы может содержать только нравственно здоровое общество, поддерживающее высокий образовательный и научный статус и имеющее здоровую экономику. Этими качествами Россия сейчас не обладает. Кроме того разрушилась инфраструктура базирования и освещения обстановки всех родов войск, а военно-морского флота и прочих сил флота в особенности. Сверх того тяготы военно-морского флота усугублены разрушением инфраструктуры судостроительной промышленности, по какой причине даже чисто технически в настоящее время Россия не в состоянии возобновить строительство всех тех классов кораблей, которые мог строить СССР в целом, не говоря уж о том, чтобы возобновить на современном уровне цикличное выполнение кораблестроительных программ полного профиля (разработка требований и заданий на проектирование — проектирование — строительство — эксплуатация — утилизация).

Но и в СССР вредительство и глупость Н.С.Хрущева и двух последних главкомов Горшкова и Чернавина воспрепятствовали строительству полноценных авианосцев водоизмещением не менее 80 тыс. тонн с катапультным взлетом самолетов и палубными самолетами освещения обстановки и выдачи целеуказания.

Без палубных самолетов освещения обстановки и выдачи целеуказания корабль может действовать только в оперативной зоне своего флота в тесном взаимодействии с береговой авиацией, чьи самолеты освещения обстановки и целеуказания должны обеспечивать управление палубной авиацией. Кроме того катапультный взлет — средство увеличения полезной полетной нагрузки даже для тех самолетов, что способны к самостоятельному взлету с трамплина.

То есть эффективность авиагруппы после катапультного взлета всегда предопределено выше, чем после трамплинного, конечно если она искусственно не сдерживается глупостью преимущественно берегового кабинетного начальства стремящегося доказать обратное [68]. Но мало того, трамплин сжирает до 70 метров длины полетной палубы корабля, чем снижает боевую эффективность системы “корабль + самолеты на его борту”, поскольку наличие трамплина либо нарушает цикличность формирования и боевого дежурства авиагрупп из-за невозможности парковки самолетов на покатой горе в носовой части, либо при поддержании цикличности сокращается численность авиагрупп за счет сокращения полезной площади полетной палубы и изменения маршрутов перемещения по ней авиационной техники при массовом её использовании.

Необходимо отдавать себе отчет и в том, что авианосец водоизмещением менее 80 тыс. тонн просто по свойственным ему параметрам качки не способен в северных и других штормовых районах обеспечить базирование палубной авиации с параметрами безопасности взлета и посадки близкими к параметрам безопасности на тихой воде. При волнении более 6 баллов (почти вся зима в Северной Атлантике) аварийность на авианосце водоизмещением около 50 тыс. тонн будет на порядок на два выше чем на 80 тысячном только по причине несколько больших размахов килевой качки, не поддающейся принудительному успокоению в отличие от бортовой качки.

По названным причинам ТАКРЫ типа “Киев” — “Кузнецов” [69] вообще не следовало строить: они не противовес и не альтернатива авианосцам США. Они могут быть использованы только в операциях против флотов и территорий третьих стран самостоятельно при заведомом нейтралитете США, либо же под прикрытием их действий флотом США.

Возобновлять строительство авианесущих кораблей “контроля моря”, как то предлагают авторы статьи “ВМФ в обеспечении безопасности России”, не следует, даже если бы это было технологически возможно. Реально же доставшийся в наследство России от СССР недостроенный атомный ракетный крейсер “Петр Великий” [70] по завершении десятилетнего строительства (столь длительного из-за расстройства финансов страны её же правительствами) в первом же плавании потерпел аварию: разрыв паропровода в машинном отделении с человеческими жертвами.

Есть и другие ущербные военно-технические решения, которые несут в себе корабли горшковского периода и от которых свободны корабли США, хотя тем свойственны другие недостатки.

Кроме того глупость Горшкова [71] в течение двадцати лет поддерживала строительство несуразных подводных лодок, в проектах которых в жертву рекордным скоростям полного подводного хода приносилась скрытность и надежность. В результате по данным открытой печати, к началу перестройки американцы качественно лидировали в шумности подводных лодок [72], в то время, как наши главные конструктора Спасский, Ковалев пытались доказать в то время паритет качества и преступно не предпринимали никаких мер, к тому чтобы отказаться от тупиковой концепции подводного кораблестроения даже после ухода Горшкова.

Низость культуры проектирования подводных лодок, взращенной академиками Спасским, Ковалевым выражается в том, что в результате разного рода аварий на борту, в мирное время мы потеряли затонувшими в море больше атомных подводных лодок чем США. При этом США не потеряли ни одного стратегического ракетоносца, в то время как один из наших затонул незадолго до встречи в Рейкьявике Горбачева и Рейгана. Таковы были итоги к моменту распада СССР.

Но эта культура проектирования не заменилась альтернативной ей культурой и в годы реформ, поскольку после всех этих аварий их руководители проектирования не были отстранены от должностей, не было проведено никакой ревизии и экспертизы их конструкторского наследия и реорганизации проектно-конструкторских бюро на осуществление новых идей, несомых другими людьми. Корпоративно-клановые интересы “научной элиты” возобладали над смыслом дела.

Кроме того в самой системе проектирования не благополучно обстояло дело и с информационной безопасностью: в американской военно-морской печати публиковались якобы гипотетические материалы о советских проектах, но некоторые конкретные данные приводившиеся в этих материалах, можно было получить только в стенах КБ, НИИ и заводов, поскольку лодки строятся в закрытых эллингах и анализ фотографий со спутников для такого рода экспертизы бесполезен.

Но многое в проектах говорило и о том, что в условиях кумовства, клановости проектно-конструкторских работ, низкой культуры проектирования, круговой поруки и безответственности нарушалась и оборотная к секретности сторона информационной безопасности: в проекты можно было внедрить и рекомендации из-за рубежа, подрывающие характеристики новых кораблей; делалось это под видом внедрения экзотических технических новшеств, якобы способных обеспечить резкий рост тактико-технических характеристик кораблей. Так по действительно независимым экспертным оценкам некоторые “странности” в проекте “Комсомольца” и в обеспечении его эксплуатации — породили обстоятельства, приведшие к гибели корабля, людей и экологическим проблемам, но после того, как судя по всему, американцы решили некоторые свои проблемы, и эта лодка стала им не нужна.

Обращаться по этим вопросам в государственные органы нынешнего режима бесполезно, поскольку в них предпочитают работать с бумагами, циркулирующими в контурах официальной номенклатуры должностей и распределения обязанностей не между людьми, а между клетками в штатном расписании.

После этого освещения обстановки в теории ВМФ и реальной жизни можно перейти к сообщению “Известий” от 25 октября о закладке в Северодвинске стратегического подводного ракетоносца “Юрий Долгорукий”. Видимо Свыше союз Чубайса и Лужкова был неугоден, поскольку с первой попытки торжественная закладка корабля из-за непогоды в Архангельском аэропорту не состоялась.

По поводу же возобновления строительства АПЛ в России после распада СССР “Известия” сообщают: «… Головной корабль, который открывает новую серию под названием “Борей” (…) Атомоход похож по своим обводам (…) на нашу знаменитую серию ракетных атомных лодок класса “Дельта-4, 3, 1” по натовской классификации. (…) Превзойдет он предшественников по важнейшим боевым показателям: скрытности, то есть по гидроакустическим шумам (они у “Долгорукого” будут значительно ниже), по длине инверсионного следа, тепловым показателям, а также по способности преодолевать противолодочные рубежи и противостоять атакам надводных кораблей и субмарин. Специалисты знают, что это важнейшие качества: они означают, что подводный корабль может много раньше чем противник, услышать и увидеть его своими приборами, раньше провести необходимые маневры и выполнить боевую задачу.»

Специалисты в США действительно знают, что если конструкция “Борея” двухкорпусная на большей части длины лодки, как и у предшествовавших ей “Дельт” разных серий, то по законам механики шуметь она будет примерно также как и “Дельты”, скрытность которых в боевом дежурстве обеспечивается не их техническим совершенством (поклон за отсутствие такового академикам Спасскому и Ковалеву и главкомам Горшкову и Чернавину с их аппаратом ГУК и НИУ), а изощренностью их командиров в использовании особенностей гидрологии районов плавания. Специалисты США также знают, что если даже на одновальной лодке (“Дельты” двухвальные; двухвальные лодки более шумные) частота вращения гребного винта более 100 оборотов в минуту, то ни о какой гидроакустической скрытности корабля в современных условиях говорить не приходится. Именно потому стратегические ракетоносцы ВМС США типа “Огайо” — однокорпусные, одновальные с частотой вращения гребного винта на полной скорости не более 100 оборотов а минуту.

Поэтому американцы с одобрением отнесутся к расточению трудовых, материальных и финансовых ресурсов России в строительстве серии никчемных кораблей. США не идут на сокращение ракет морского базирования именно потому, что знают: подводные лодки советской постройки — дерьмо. В одном из их военно-морских журналов во времена правления Рейгана мимоходом был задан вопрос: что делать с русскими подводными лодками в угрожаемый войной период? И был дан недвусмысленный ответ: Уничтожать!

Топить можно только обнаруженные лодки. Стратегические ракетоносцы в угрожаемый период возможно топить только в одном случае: если ВМС США обнаруживает большинство ракетоносцев, по какой причине затерявшееся в океане меньшинство либо будет обнаружено при выходе в режим предстартовой подготовки, либо выпущенные малочисленные ракеты будут уничтожены средствами ПРО континента с достаточно высокой надежностью перехвата.

То есть, если США, узнав о возобновлении строительства стратегических ракетоносцев в России по новому проекту, не предложат России договор о ракетах морского базирования, то это означает, что с их точки зрения весь проект “Борей” такая же дрянь, как и “Дельты” и “Тайфуны”, и пусть их Россия строит беспрепятственно, дабы разорить свою же экономику.

При невежестве же “обеспокоенной общественности” в конкретных проблемах строительства и эксплуатации кораблей и прочей боевой техники, это возобновление строительства атомоходов — имитация режимом своего военно-патриотического усердия (не по разуму), при антинародной сущности, скрываемой рекламной кампанией.

Кроме того, судостроение — интегрирующая отрасль в том смысле, что в изделии под именем “корабль” объединена продукция всех отраслей промышленности. Если Россия усилиями злоумышленных и безмозглых реформаторов превратилась в кладбище отраслей, то ни о каком судостроении, а тем более о военном кораблестроении в ней не может быть и речи, как не может быть и речи о самостоятельности её военно-экономической политики, поскольку производство военной техники предопределенно окажется в зависимости от возможности или невозможности импорта тех или иных видов продукции, технологического оборудования и прикладной научно-технической информации.

Сказанное означает, что от момента восстановления управляемости и саморегуляции народного хозяйства страны в режиме роста производства во всех отраслях, чей отраслевой выпуск недостаточен по отношению к демографически обусловленным потребностям населения, потребуется примерно пять лет на реконструкцию и возобновление культуры производства в оборонных и двойного назначения отраслях; сверх того, примерно пять лет на возобновление инфраструктуры базирования и обслуживания ВМС и других родов войск с учетом изменившейся географии страны при одновременном выполнении в том же пятилетии комплексной программы перевооружения соответственно доктрине оборонной достаточности.

Для этого необходима не нью-ВЧК, а квалифицированный Госплан, способный к плановому общественно целесообразному управлению производством и распределением с использованием механизма рыночной саморегуляции экономики. Этого не умел делать прошлый Госплан СССР, но этому не желают учиться и коммерческие банки. А потому действительно грядет катастрофа дурости и рвачества.

30 октября — 4 ноября 1996 г.

России нужны большевики-предприниматели

Среди событий апреля — мая в концептуальном отношении наиболее интересно обращение российских предпринимателей к политическим лидерам и их сторонникам «Выйти из тупика!», опубликованное в частности в «Советской России» 27 апреля 1996 г.

Прежде всего, необходимо отметить, что вряд ли кто из его подписавших имеет достаточно времени, чтобы составить и отредактировать текст документа такого рода: т.е. авторство его скорее всего иное, хотя люди, безусловно, не подписывают документы, которые так или иначе не выражают их мнение. Фраза из этого обращения: «Те, кто посягает на российскую государственность, ставя на идеологический реваншизм, на социальную конфронтацию, должны понимать, что отечественные предприниматели обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия и на слишком беспринципных, и на слишком бескомпромиссных политиков» — ко многому обязывает.

Из текста обращения ясно, что предприниматели имеют претензии и к нынешнему прозападно-демократическому духу государственного правления, и к правлению государством в духе марксизма-ленинизма как в прошлом, так и в потенциальном будущем. Но кроме воли и ресурсов, упомянутых ими и безусловно необходимых для воздействия на наиболее рьяных политиканов любого толка, необходима и концепция упра- ния, о наличии или отсутствии которой в опубликованном заявлении ничего не сказано.

Среди подписавших заявление — председатель правления совета директоров группы «Мост» В.Гусинский. В прошлом году средства массовой информации всего мира муссировали тему о том, что аналитический отдел «Моста» возглавляет Ф.Д.Бобков [73] (в советском прошлом заместитель председателя КГБ СССР и начальник 5-го главного управления КГБ, ведавшего “идеологической борьбой”), а кроме него в аналитических службах «Моста» работают порядка тысячи бывших специалистов аналитиков КГБ и МВД СССР, оставшихся не у дел в государственных органах после событий 1991 г.

Иными словами: в какой мере аналитики работают на коммерческие интересы «Моста», а в какой мере «Мост» выражает некие более значимые, чем коммерческие интересы старых профессиональных аналитиков? и имеют ли они концепцию и стратегию осуществления концепции, которые сочли нецелесообразным публиковать вместе с обращением?

Примерно месяц потребовался бывшему главному идеологу ЦК КПСС, а ныне “академику” (за неведомые достижения в науке) А.Н.Яковлеву, чтобы выступить с “пастырским” вразумлением заблудших отечественных предпринимателей, обратившихся к политическим лидерам. Его “вразумление” опубликовано в «Известиях» № 93 от 22.05.96 г. «Банкиры и большевики. Россию, как кролика, постоянно тянет в пасть удава.»

«Известиям» свойственно передергивать и извращать и факты, и сказанное другими. Не удержались они от этого и в данном случае. Статью начинает преамбула: «Группа ведущих банкиров и предпринимателей, пригрозив кошельком, обратилась с призывом “объединить усилия для поиска политического компромисса” между основными силами на президентских выборах. Причем не какого-то там тактического, а компромисса стратегического.» — Никаких угроз кошельком в тексте обращения «Выйти из тупика» нет, но предупреждение о том, что в отношении беззаботных и безответственных политиканов будут приняты меры воздействия в случае, если обстановка в стране будет ими обостряться, — есть.

После же прочтения “вразумления” А.Н.Яковлева, складывается впечатление, что он сам знаком с обращением предпринимателей только в чьем-то лживом пересказе, либо же — вынужден исполнить социальный заказ, глупость которого для него очевидна, но отчитаться о выполнении необходимо: старая партаппаратная болезнь.

А.Н.Яковлев изображает дело так, будто предприниматели идут на поклон к КПРФ и, в ожидании победы их лидера на выборах, заранее стремятся заручиться гарантиями на будущее. А.Н.Яковлев на исторических примерах показывает, что партии марксистов свойственно вероломство при заключении компромиссов и договоров, которые они заведомо и не собирались выполнять. Его предостережения от компромиссов с ними были бы еще более убедительны, если бы он привел примеры собственного лицемерия, двурушничества и вероломства в период своей деятельности в партийном аппарате, и особенно на посту члена политбюро ЦК; т.е. привел бы примеры того, как он сам, произнося множество марксистских слов о социалистическом светлом будущем, предал идеалы большевиков. Большевизм и марксизм — не одно и то же идейное и общественно-историческое явление.

А.Н.Яковлев назвал один из разделов своего “пастырского воззвания” «О компромиссах», как некогда назвал две статьи и В.И.Ленин, лицемерие и жестокость которого бывший идеолог ЦК усердно ныне разоблачает. Написав довольно много о компромиссах и жестокости марксистов, которых он отождествляет с большевиками, в своем большинстве не вдававшихся в подробности марксистско-ленинского письменного наследия, А.Н.Яковлев не сказал главного: временно

С этой целью сторонники взаимоисключающих концепций, дабы не обострять обстановку, на некоторое время воздерживаются от тех или иных действий, свойственных их концепциям. При этом одни идут на компромисс для того, чтобы ничто не изменилось в приятном им жизненном укладе общества, породившего множество проблем, в слепой надежде, что проблемы сами собой как-нибудь “рассосутся”; другие идут на компромисс потому, что знают: проблемы сами собой не рассосутся, но общество еще не готово их разрешить без того, чтобы не породить еще худшие проблемы и бедствия. Они идут на компромисс в предвидении того, что, когда общество вызреет для решения проблем без катастрофы, то компромисс сам себя изживет, поскольку новые жизненные обстоятельства позволят людям разрешить накопившиеся проблемы иными способами, еще либо неизвестными, либо непризнанными в момент предложения компромисса.

В.И.Ленин в 1917 г. предлагал компромисс своим противникам — тогдашним либералам — для того, чтобы, когда впоследствии в России созреют условия, , прийти к государственной власти и изменить жизнь не-”элитарного” большинства к лучшему (см. «О компромиссах», ПСС, т. 34): в этом в те времена были идеалы большевизма, но марксизм, ему сопутствовавший нес в себе иные скрытые идеалы. С Лениным, который до концы своих дней не мог разделить марксизм и большевизм, не пожелали пойти на компромисс представители оказавшегося на вершине государственной власти меньшинства, которое хотело сохранить свой “элитарный” потребительский статус за счет ущемления жизни не-”элитарного” большинства.

В.И.Ленин предлагал компромисс для того, чтобы изменить жизнь общества, его отвергли в слепом упрямстве, что ничего изменять не придется. Когда политика временного правительства в духе болтовни и бездеятельности привела в 1917 г. к катастрофе, то сторонники ранее отвергнутого пришли к власти и восстановили государственное управление, победив в гражданской , которые, ранее отвергнув компромисс, не воспользовались властью, для того, чтобы решить проблемы общества и оставить партию В.И.Ленина не у дел [74]; естественно, что в гражданской войне погибли и многие непричастные к разногласиям политических лидеров: “паны” дерутся — у “холопов” чубы трещат.

в прошлом, совершили множество страшных ошибок, а примазавшиеся к их партии лицемерные мерзавцы совершили множество еще более страшных преступлений, но те, чья недееспособность открыла партии марксистов-большевиков дорогу к власти в 1917 г., попросту погубили бы окончательно страну упорствованием в своей управленческой бездеятельности и благонамеренной пустой болтовне, которая только вела к усугублению проблем.

А в наши дни, убежденный антикоммунист А.Н.Яковлев, занимавший в прошлом руководящие должности в аппарате и вредивший партии большевиков изнутри, преступления себе подобных антикоммунистов — зарвавшихся партийных и государственных деятелей — отождествляет с , выражающимися политически в большевизме.

Однако, необходимо отметить, что сторонники повторного избрания Б.Н.Ельцина на пост главы государства разыгрывают антикоммунистическую карту не менее глупо, чем А.Н.Яковлев. В действительности антинародный марксистский режим интернацистов пришел в России на смену не менее антинародному кастово-”элитарному” режиму. Вот краткий перечень наиболее крупных антинародных преступлений эпохи только последнего царствования династии Романовых с 1895 по 1912 г. (менее 20 лет):

1). Ходынская драма при коронации Николая II;

2). Русско-японская война, в которой, если оставить вне рассмотрения спорные тонкости военного искусства, то из состава боекомплекта Порт-Артурской эскадры не взрывались около 25 % снарядов главного калибра, а Цусима стала разгромом, потому что не взрывались более 95 % снарядов из состава боекомплекта русских кораблей;

3). Расстрел верноподданной толпы 9 января 1905 г. в Санкт-Петербурге, спровоцированный при попустильстве С.Ю.Витте, бывшем в должности председателя Комитета министров;

4). Ленский расстрел в 1912 г. рабочего люда на золотых приисках, где русские рабочие были фактически сданы в бесправное рабство зарубежному капиталу;

5). Дезорганизация Российского тыла и фронта масонствующей либеральной “элитой” (тогдашней интеллигенцией) в ходе первой мировой войны, дискредитировавшая династию и вызвавшая ни чем не оправданные массовые военные потери народов России еще до 1917 г. (см. Н.Н.Яковлев “1 августа 1914”).

Всё это говорит о том, что у народа было достаточно причин для того, чтобы в гражданской войне 1917 — 20 гг. не выступить против власти партии большевиков, а даже поддерживать её.

Компромисс, предложенный В.И.Лениным, не состоялся. Известно, что история сослагательного наклонения не имеет, однако потомкам полезно делать практические выводы из ошибок прошлого, если они не хотят, чтобы история наказывала их за невыученные уроки. Компромисс между партиями образованного “элитарного” меньшинства, претендовавшими на выражение в государственном управлении общенародных интересов, в 1917 г. не состоялся по причине их гордыни и взаимной предубежденности, не признавшей за оппонентами искренних ошибок и приписывавшей им непроходимую глупость и лицемерный эгоизм.

Безграмотное, преимущественно крестьянское [75], большинство, вовлеченных большевизмом в активную политическую деятельность, шло за теми или иными лозунгами, не имея ни образовательных возможностей, ни времени для того, чтобы понять доктрины, стоявшие за лозунгами, и предвидеть последствия их осуществления в России.

В таких условиях самостоятельная организация не-”элитарного” большинства населения как в концептуальной, так и в подчиненной ей прочей политической деятельности, была невозможна, что порождало широкую пропасть, которая разделяла жизненные идеалы и исторически сложившуюся реальность в их коллективном бессознательном и сознательном. Если бы даже большевики в начале ХХ века и смогли сформировать концепцию жизнестроя общества, альтернативную библейской (в том числе и в марксистской упаковке), то безграмотное большинство все равно довольствовалось бы лозунгами, за которыми и пошла достаточная для государственного оформления идеи Советской власти часть населения.

В конце ХХ века в России качественно иная ситуация: два последних поколения имеют полное среднее образование и более 15% высшее, что практически не дает шансов “элитарному” правящему меньшинству паразитировать, провозглашая лозунги. Это и находит свое выражение в необходимости подогревать избирательную активность населения от выборов к выборам ссылками на мнение популярных актеров, тренеров юмористов и т.п., будто кто-либо из них [76] имеет практический опыт государственного управления [77] или способен ясно изложить новое знание, на основе которого можно вскрыть ошибки прошлого и текущего управления, чтобы избежать их впредь.

Необходимость разогревать предвыборные страсти в толпе означает, что большинство населения молчаливо не желает довольствоваться лозунгами — этикетками концепций, — как это было до 1917 г. По крайней мере, политически активная часть населения многонациональной России, обладая одним из наиболее высоких в мире уровнем образования, способна прочесть и понять Концепцию Общественной Безопасности и отличить её от всевозможных Концепций национальной безопасности.

В этих условиях предложенный предпринимателями компромисс — полезен, поскольку в нем возможно избавиться от изживших себя прошлых доктрин. То есть следует признать, что в нынешнем поколении политически активных Российских предпринимателей есть потенциально дееспособный слой, более умный и добрый, чем беззаботные: российская правящая “элита” (предприниматели и интеллигенция) 1917 г. и всевозможные марксисты прошлого и настоящего.

Предприниматели в подписанном ими обращении указуют на необходимость компромисса для всех, кто не желает усугубления нынешних бедствий при насильственном разрешении концептуальных неопределенностей управления в обществе как в пользу сторонников марксистско-ленинской доктрины (КПРФ, Г.А.Зюганов), так и в пользу сторонников западно-демократического общественного устройства, всё еще отождествляемого многими с деятельностью Б.Н.Ельцина.

В обращении предпринимателей сторонникам каждой из этих концепций прямо и не двусмысленно сказано, что, как показал исторический опыт советского периода и последующих антисоветских реформ, каждой из прошлых концепций устройства жизни общества свойственно свое сочетание достоинств и недостатков. То есть следует понять, что нынешнее состояние дел — результат последовательного господства в управлении государством каждой из них.

И, хотя возврат в советское прошлое образца до 1987 г. невозможен, но, как показал исторический опыт, после 1991 г. также не состоялась и неоспоримая убедительная победа западного псевдодемократического ростовщического общественного уклада над самобытным российским путем развития.

Соответственно таким сложившимся реально жизненным обстоятельствам, в обращении предпринимателей и предложено наиболее безопасное для общества: не накалять обстановку, вызывая к жизни призраки своего прошлого или овеществляя в своей стране зарубежные наваждения настоящего. Согласие с этим предложением создает условия, в которых все без исключения приверженцы России — благоносной великой державы XXI века — со временем очистились бы от прошлых ошибочных воззрений и заблуждений и занялись делом обустройства жизни общества на основе проистекающей из нашего реального исторического прошлого концепции, отличной и от марксизма, и от западно-образцовой “демократии”, одинаково неработоспособных в России.

А бывший член политбюро ЦК КПСС, отчитывая постсоветских банкиров за их стремление к компромиссу со всеми политическими силами общества в объективно сложившихся жизненных обстоятельствах, порожденных концептуально неопределенным государственным управлением, намеком подстрекает “новый класс” к классовой борьбе: «И тем не менее я верю в здравый смысл нового класса, историческая миссия которого заключается в том, чтобы выступить локомотивом экономического процветания России.»

Если в этой фразе заменить термин “новый класс” на более определенный и привычный для марксиста-догматика — “класс капиталистов”, то мы увидим неотъемлемую, ранее сокрытую обратную сторону марксистской “луны” — призыв к бескомпромиссной классовой борьбе, но на сей раз обращенный к предпринимателям, а не к наемному персоналу. Это — экстремистский призыв некогда примазавшегося к большевикам марксиста, для которого осуществление идеалов большевизма в жизни также неприемлемо, как в прошлом и для Л.Д.Троцкого (а для его хозяев — и по сию пору).

Интересно также обратить внимание на то обстоятельство, что хотя обращение предпринимателей подписали не только банкиры (финансисты), но и производственники (не-финансисты), А.Н.Яковлев, в своём “пастырском воззвании” обращается исключительно к банкирам.

Это было бы правильно на Западе, где реальная исполнительная, но не концептуальная, власть безраздельно сосредоточена в руках малого числа ростовщических кланов, из поколения в поколение контролирующих банковское дело. Те банкиры выросли в информационной среде западного коллективного сознательного и бессознательного, считающего банковское ростовщичество благом. Отечественные современные предприниматели выросли в информационной среде советского коллективного сознательного и бессознательного. И разное информационное наполнение коллективного сознательного и бессознательного обуславливает большую разницу в образе мыслей и глубинной структуре психики их личностей: поэтому, что возможно и работоспособно на Западе, невозможно, неработоспособно и вредно в России: при импорте форм организации жизни и деятельности людей в обществе. Эта особенность образа мыслей многих россиян, свойственная им вне зависимости от их нынешней классовой принадлежности, ясно выразилась и в тексте заявления предпринимателей.

В частности, к бывшему партаппаратному марксисту-пустобреху А.Н.Яковлеву обращены слова их заявления: «На КПСС „…“ лежит и ответственность за поражения застоя. Именно под руководством КПСС страна проспала [78] две технические революции: современную индустриальную в 60-е годы и информационную в 70-е. Именно верхушка КПСС повинна в развале СССР.»

Но и нынешнему зазывале — демократизатору-западнику — А.Н.Яковлеву и его сообщнику на выборах в Думу в 1995 г. Е.Т.Гайдару в заявлении предпринимателей сказано: «Деятельность отдельных политических фигур и политических партий привела к тому, что слово “демократия” превратилось для многих наших сограждан чуть ли не в синоним антигосударственности. Оплевывание исторического пути России и её святынь, растаптывание советского периода [79] истории России должны быть отвергнуты и прекращены.»

Объяснение этому восприятию “демократии” в качестве антигосударственности простое: исторически реально, что при попустительстве и прямом соучастии таких лидеров КПСС, как А.Н.Яковлев, к настоящему времени в России сложилась система хозяйствования, в которой каждый банкир и каждый вкладчик банка — ростовщик. Это — мерзостно: ни одно общество не процветало, создав внутри себя отношения взаимного ростовщического паразитизма. Это всегда вело к падению производства (абсолютному или относительно уровня производства ему современных иных обществ) и извращению нравственности и деградации, если общество своевременно не очищалось от ростовщической заразы (и её пропагандистов), даже если она именуется вполне благообразно: в наши дни — “демократией”.

Будучи марксистом-троцкистом, А.Н.Яковлев извращает сказанное в обращении предпринимателей и отвергает целесообразность предлагаемого ими компромисса, хотя предложению компромисса и обоснованию его необходимости в обращении предшествует предостережение: «В итоге победит не чья-то правда, а дух насилия и смуты. Взаимное отторжение политических сил столь велико, что утвердиться одна из них может только путем, ведущим к гражданской войне и распаду России.»

По вопросу о том, как избежать этих бедствий в случае предложенной им бескомпромиссной борьбы банкиров за свои узко классовые интересы (по существу борьбы против большинства населения), А.Н.Яковлев отмолчался, принципиально отвергнув , чтобы бескомпромиссно ничего не менять в потоке нынешних усугубляющихся бедствий: известное троцкистское — «ни войны, ни мира».

Видимая борьба в России марксистско-троцкистской доктрины и доктрины частнопредпринимательской демократии по западному образцу — это борьба между новой и прошлой модификациями одной и той же библейской доктрины, о существе которой речь пойдет далее. Марксизм-троцкизм в частнокапиталистической демократии Запада пребывает на положении наследного принца, которому царственный папаша позволяет хамить себе и затевать покушения на свою жизнь, но в то же время оберегает жизнь наследника от покушений со стороны альтернативного большевизма. Сказанное касается не личностей Маркса и Троцкого, а их идеологического наследия.

Это охранительное отношение на Западе к марксизму хорошо отражено в заметке «Утописты народ горячий» в «Российской газете» от 31 августа 1995 г. В ней сообщается о проходившем в Канаде (Монреаль) 18-м международном конгрессе историков. Жаркая дискуссия развернулась вокруг докладов россиян и восточно-европейцев. «Присутствовавшим на “круглом столе” западным марксистам и троцкистам (весьма многозначительное противопоставление или выделение троцкизма из марксизма: наш комментарий) не понравились ссылки на христианскую религию в докладах. Их задело, в частности, утверждение, что утопия завладевает умами в обществе в результате отхода от христианских ценностей. Российских историков обвинили в обскурантизме и в том, что они пытаются перевести стрелку часов на много столетий назад. Историки из Восточной Европы и России были солидарны в критике марксизма, что не понравилось их западным коллегам. (Международное канадское радио).»

В глобальном историческом процессе попытка передать под управление “наследного принца” (марсизма-троцкизма) “Российскую провинцию” (масонства) успехом не увенчалась, по какой причине “царственный папаша” (финансовая тирания — “демократия” ростовщиков) намерен взять управление на себя.

Более или менее осознанно выраженное отрицание и марксизма, и “демократии” в обращении российских предпринимателей — проявление большевизма, свойственного коллективному бессознательному России. В условиях предложенного компромисса бессознательный большевизм отечественных предпринимателей имеет тенденцию стать сознательным: для этого созрели все биосферные и общественно-экономические условия.

Чтобы не быть голословными, обратимся к работе 1952 г. ненавистного многим и А.Н.Яковлеву, в том числе, И.В.Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», которую, по логике вещей, идеолог, антикоммунист-партаппаратчик, “демократ”-рыночник должен был бы знать; а если при этом быть еще и честным, то идеологически разгромить и показать её теоретическую и практическую несостоятельность. Большевик И.В.Сталин пишет: «… наши предприятия не могут обойтись и не должны обходиться без учета закона стоимости [80].

Хорошо это или плохо? Не плохо. При нынешних наших условиях это действительно неплохо, так как это обстоятельство воспитывает наших хозяйственников в духе рационального ведения производства и дисциплинирует их. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников считать производственные величины, считать их точно и так же точно учитывать реальные вещи в производстве, а не заниматься болтовней об “ориентировочных данных”, взятых с потолка. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников искать, находить и использовать скрытые резервы, таящиеся в недрах производства, а не топтать их ногами. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников систематически улучшать методы производства, снижать себестоимость производства (…) и добиваться рентабельности предприятий. (…)

Беда в том, что наши хозяйственники (…) за немногими исключениями, плохо знакомы с действием закона стоимости, не изучают их и не умеют учитывать их в своих расчетах. Этим собственно и объясняется та неразбериха которая царит у нас в вопросе о политике цен.

Вот один из многочисленных примеров. Некоторое время тому назад было решено упорядочить в интересах хлопководства соотношение цен на хлопок и зерно, продаваемое хлопкоробам, и поднять цены на хлопок, сдаваемый государству. В связи с этим наши хозяйственники и плановики внесли предложение, которое не могло не изумить членов ЦК, так как по этому предложению цена на тонну зерна предлагалась почти такая же, как на тонну хлопка, при этом цена на тонну зерна была приравнена к цене на тонну печеного хлеба. (…) Что бы было, если бы предложение этих товарищей получило законную силу? Мы разорили бы хлопкоробов и остались бы без хлопка.»

Всё подчеркнутое в тексте цитаты из работы большевика И.Сталина — тоже цитата, но уже из статьи “«Русское чудо» в режиме реального времени”, за подписью отечественного современного капиталиста — президента “Инкомбанка” В.Виноградова, — опубликованной в еженедельнике «Экономика и жизнь» № 14, апрель 1996 г. Анализ обеих этих публикаций показывает, что вся статья В.Виноградова вполне разумно может быть размещена в тексте работы И.Сталина без каких-либо нарушений связности изложения и возникновения глупостей.

То есть в России частный предприниматель-капиталист В.Виноградов и коммунист-большевик И.Сталин, скорее всего смогли бы найти общий язык в совместной деятельности на благо народа, если бы у них под ногами не путались пустобрехи, претендующие быть , подобные антикоммунисту и антидемократу А.Н.Яковлеву или Е.Т.Гайдару и продолжателям его начинаний, заполонившие партийно-советский и нынешний государственный аппарат. Их засилье в обоих случаях привело к недееспособности государственности. А приведенный пример взамной дополнительности цитат подтверждает правоту Пьера Куртада: «Сталин ушел не в прошлое, он растворился в нашем будущем.» [81] — как это не опечалит многих.

Существо такого единомыслия большевика и капиталиста в том, что банковская система — общегосударственная система счетоводства во многоотраслевой производственно-потребительской системе. Банковская система обслуживает механизм рыночной регуляции производства и распределения. И режим этой саморегуляции должен устойчиво — из поколения в поколение — удовлетворять жизненные потребности большинства. Общегосударственная эффективная система счетоводства необходима России в наши дни точно так же, как она была необходима и в 1952 г., когда И.В.Сталин опубликовал цитированную работу. Но

Поэтому следует понимать роль кредита и ростовщичества в финансовой деятельности общества. Кредит согласует текущий платежеспособный спрос со спектром предложения продукции и услуг по ценам, заявленным производителями. То есть кредит позволяет интенсифицировать продуктообмен, и тем самым способствует эффективности многоотраслевой производственно-распределительной системы, качество которой предопределяет благосостояние общества. Однако, сопутствующий кредитованию ссудный процент порождает опережающий рост цен по сравнению с ростом производства в неизменных ценах (обусловленном энергопотенциалом общества) и платежеспособностью общества на производственных и потребительских рынках. То есть ссудный процент тормозит или полностью останавливает сбыт произведенного, а как следствие — тормозит и останавливает производство и разрушает систему межотраслевых и внутриотраслевых хозяйственных связей [82].

Сказанное — экономически, бухгалтерски неопровержимо и означает, что кредитование должно стать беспроцентным: это единственный в наши дни путь повышения общественной и биосферной безопасности многоотраслевых производственно-потребительских систем, изменяющий качество жизни. Банк и его вкладчики имеют право только на долю в доходах от успешно завершившихся инвестиционных проектов, в которых они приняли финансовое участие, но не на ссуднопроцентную предоплату их беззаботности и безответственности — паразитизма на производстве, обществе и биосфере. Но для такого изменения качества банковской системы, необходимо перестроить всю законодательную базу общества.

А.Н.Яковлев и заказчики его “пастырского воззвания” к банкирам вряд ли поддержат такое начинание и курс таких реформ. Свое “пастырское воззвание” к отечественным банкирам, продолжающим быть ростовщиками, А.Н.Яковлев завершает словами: «Господа банкиры, не продавайте веревки» — будто ему до сих пор неведомо, что эта “веревка” банкиров на “демократическом” Западе есть ростовщическая финансовая удавка на шее производства и потребления и самой демократии. И то, что в России рекламируется в качестве образца для подражания, в своем существе является системой безудержного финансового ростовщического рабовладения. И об этом западному обывателю говорят прямо, причем вовсе не митинговые психопаты:

«Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир практически господствует в обществе над предпринимателем посредством господства над кредитом.»

Если помнить, что западный банкир — всегда ростовщик, то из этих слов Г.Форда можно понять, что человек, создавший автомобильную империю, пребывая в длительном конфликте с ростовщическими кланами США, и не прибегавший к кредитам, вовлекший в обслуживание автогиганта множество фирм, близко подошедший к рубежу самодостаточности производства и потребления во многоотраслевом концерне, предпочел бы жить в обществе, в котором нет ни единого ростовщического банка: от беды подальше.

«Если вы хотите остаться рабами банкиров и оплачивать издержки собственного рабства, то позвольте им продолжать создавать деньги из ничего и управлять кредитом страны.» — мнение бывшего президента Bank of England Дж.Стэмпа. Г.Форд и Дж.Стэмп по существу охарактеризовали геополитические цели антикоммунистических реформ в границах бывшего СССР, одним из надсмотрщиков в осуществлении которых со времен Колумбийского университета является А.Н.Яковлев.

Обращение предпринимателей показывает, что до 1991 г. всевластное засилье марксистских пустобрехов в партийном и государственном аппарате препятствовало созидательной деятельности многих людей, которые к настоящему времени смогли реализовать себя в качестве преуспевающих предпринимателей и руководителей коллективов.

Но в то же время партийная и государственная дисциплина Советской власти вгоняла многих недобросовестных в страх, чем и препятствовала их отъявленному паразитизму на труде других людей. После уничтожения Советской государственности высшим партийным руководством, паразитизм не только обрел свободу действий в обществе, но нашел себе место и во вновь сложившихся государственных структурах, которые нуждаются в очищении к настоящему времени еще в большей мере, чем партийный и государственный аппарат СССР к началу “перестройки”.

В «Правде» от 23 мая 1996 г. беседа «России нельзя не быть великой» с генерал-майором Н.Рыжаком, заместителем руководителя аппарата Комитета по вопросам безопасности и обороны Совета Федерации. В ней Н.Рыжак дает оценку ранее прокомментированного документа «Политика национальной безопасности Российской Федерации (1996-2000)»: «В нем сделана попытка обозначить национальные цели, ценности и национальные интересы России с учетом нынешней ситуации в стране и в мире, чтобы в дальнейшем приступить к разработке концепции. Такой подход неверен. На мой взгляд прежде следовало бы разработать концепцию, а затем на её основе наметить конкретную политику, т.е. пути реализации концепции.» Это — ответ на вопрос журналиста о конференции по проблематике “национальной безопасности” (какой одной нации во многонациональной стране?), проведенной, как сообщается, по инициативе Юрия Батурина — помощника президента России по национальной безопасности.

Оценка Н.Рыжаком названного документа в целом совпадает с нашей, высказанной в рецензии на него «”Renyxa” — дурная основа политики России.» Но сообщаемое в «Правде» следует дополнить следующей информацией: в аппарат президента еще в декабре 1994 г. были переданы материалы концепции, альтернативной ростовщическому финансовому рабовладению Запада, и альтернативной антиинтеллектуальной тирании марионеточных пустобрехов от Библии, марксизма и абстрактного “гуманизма” («Краткий курс…» и др.). 26 сентября 1995 г. на заседании Президиума РАН обсуждалась проблема национальной безопасности России («Вестник Российской Академии Наук», 1996, том 66, № 3, с. 201 — 221).

На заседании присутствовал и Ю.М.Батурин. Выслушав доклад директора Института США и Канады С.М.Рогова, Ю.М.Батурин, судя по опубликованным материалам, ничего не сказал по существу Концепции общественной [83] безопасности России, которая к этому времени должна была быть ему известна, и обсуждение которой в то время готовилось на проведенной впоследствии в Академии военно-космических сил им. А.Ф.Можайского конференции с участием представителей многих заинтересованных государственных и негосударственных структур. Тем не менее, Ю.М.Батурин предложил РАН ответить на следующие вопросы:

«Станет ли Россия на путь укрепления государственности и создания сильного государства или погрязнет в анархии?

Выберет ли самобытный путь развития или растворится в западной цивилизации?

Обречет себя на самоизоляцию или повторит экспансию на этот раз в области политики, экономики и культуры?

Сделает ли ставку на самодостаточность, то есть опору на собственные силы, или на интеграцию в мировую экономику?

Согласится ли со статусом европейской державы, имеющей региональные интересы, или будет добиваться статуса великой державы с глобальными интересами?

Был ли неизбежен распад СССР? Как относиться к этому событию — как к государственному преступлению или моменту в историческом развитии России?

Возможны ли в России западные ценности — рыночная экономика, частная собственность, правовое государство, наконец, демократия?

Выполнила ли Россия свою историческую миссию или её слов еще впереди? Истощились ли мы в конкуренции с другими этносами или сохранили потенциально скрытые силы?»

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что вопросы поставлены в грамматической форме, уместной для стороннего, наблюдателя, но — предосудительной для российского государственного деятеля, от деятельности которого на посту советника президента во многом и зависят ответы на эти и другие вопросы. То есть сама постановка вопросов в такой форме — выражение паразитизма на государственной должности.

Кроме того, ни концепции “национальной безопасности”, разрабатываемые в государственном аппарате, ни тем более Концепция общественной безопасности, предложенная государственному аппарату по общественной самодеятельности, , поскольку успешность всякой созидательной деятельности предопределяется тем, насколько её концепция и стратегия понятны активным поколениям населения, и насколько в них выражены долговременные интересы живущих и будущих поколений . Разрушение же, наоборот, гораздо успешнее протекает в обстановке массового неведения и невежества и скрытности небольшого числа деятельных посвященных в концепцию разрушения.

Это означает, что, если материалы Концепции общественной безопасности, которую Ю.М.Батурин обязан был знать по своему должностному положению, не были известны в Президиуме РАН, то было просто бесчестно по отношению к членам Президиума РАН предлагать им заново изложить мнение по вопросам, которые определенно освещены в неизвестных тем материалах; не говоря уж о том, что нормальный стиль деятельности государственного аппарата предполагает заблаговременное ознакомление науки с такого рода материалами, поступающими в государственный аппарат от самодеятельных граждан.

Первая “разумная” причина такого поведения государственного чиновника на Президиуме РАН может лежать в том, что некие ответы на задаваемые им вопросы уже ему известны, но неприемлемы по своему содержанию; опровергнуть концепцию, в которой даны ответы, — своего разумения не хватает, а открытое обсуждение концепции нежелательно, поскольку оно закроет возможности некой иной концепции, осуществление которой в России и без того проблематично, как показали прошедшие после 1991 годы реформ. Если это так, то государственность играет с наукой в темную.

Вторая понятная и возможная причина такого поведения: чиновнику просто плевать, какая концепция осуществляется в политике государственного аппарата; ему важно, чтобы для него лично была кормушка, а если проводимая в жизнь концепция изменится, то он столь же прилежно будет произносить свойственные новой концепции слова (конечно если сумеет их выговорить или связать одно с другими: так старообрядчество во многом возникло потому, что многие попы эпохи Никона знали службу с детства на слух и не могли освоить никонианские книги по причине собственной безграмотности, лишившей их куска хлеба от иерархии новой церкви). Но это — тоже разновидность паразитизма на общественно необходимой должностной деятельности.

Сказанное — наше концептуально определенное действие, а не личностный выпад против Ю.М.Батурина, поскольку он имел полную возможность не вписаться в оценки, и без него свойственные нашей концепции, и не попал бы в этот контекст, если бы вёл себя иначе.

В том же выступлении на президиуме РАН Ю.М.Батурин сказал: «Думаю, совсем необязательно формулировать концепцию национальной безопасности в виде какого-либо документа. Великобритания, например, свои национальные интересы знает, открыто о них говорит, хотя документа, в который они бы были занесены, не имеет на протяжении многих веков.»

По своему существу это высказывание предполагает возможность осуществления государственного управления в России на основе “само собой разумения” некой концепции, проводимой в жизнь по умолчанию. Управление на таких основах вообще-то возможно, и оно будет устойчиво, если в коллективном сознательном и бессознательном общества господствует только одна концепция.

Если же в нём несколько взаимно исключающих одна другие концепций обладают соизмеримой значимостью, то получается устойчивый хаос, как выражение концептуально неопределённого управления. При устойчивом господстве только одной концепции, государство может жить, даже не имея конституции. Как правильно сказал один из израильских раввинов, «нам не нужна конституция: у нас есть Тора.»

С точки зрения теории управления неважно, изложена ли концепция в государственном документе или в неусомнительном писании, на котором построена система в толпо-”элитарном” обществе: в любом из двух случаев концепция управления устойчиво присутствует в информационной среде общества; причем во втором случае она закреплена более надежно, поскольку одни и те же люди, сохраняя приверженность культу, способны пережить смену нескольких режимов государственности со всеми их документами и архивами.

Великобритания действительно могла обходиться без государственных концептуальных документов, поскольку в течение столетий была лидером региональной (а не глобальной) цивилизации, построенной на концептуальной основе , и согласно ей осуществляла пресловутую глобальную поработительную “миссию белого человека” в отношении небиблейских культур, пока США не вытеснили её с этого поля деятельности. В их управлении всё “само собой разумелось” единообразно на основе Библии.

Россия сама есть региональная цивилизация многих народов со многими культурами, развивающаяся в границах общего им всем государства. Если государственность России утрачивает эту способность на каком-то этапе развития России-цивилизации, то Россия-цивилизация сметает прежнюю государственность и порождает новую, которая удовлетворяет потребности её народов в на очередном отрезке истории.

Сказанное о соотношении в России государственности и цивилизации — ответ помощнику президента по национальной безопасности Ю.М.Батурину на его первый и основной вопрос, предшествующий ранее цитированным в настоящем документе:

«Одна из самых глубоких загадок российской истории, на мой взгляд, — это экспансия по всем направлениям. Ради чего русский народ, донельзя разреженный на Восточно-Европейской равнине, за какие-то 300 — 400 лет усилиями не только государства, но и частных лиц занял территорию в три-четыре раза большую, чем “первоначальная родина”, пересек Берингов пролив и дошел до Калифорнии?»

Коллективное бессознательное и сознательное в разных регионах России-цивилизации различно, поскольку оно — продукт различного исторического прошлого. По этой причине на каждом этапе исторического развития России-цивилизации её государственность вынуждена оглашать и осуществлять определенную доктрину решения проблем, общих всем её народам и специфических проблем, с которыми сталкивается каждый из её народов. Коллективное бессознательное и сознательное либо принимает и осуществляет такого рода очередную определённо оглашенную доктрину, либо игнорирует нравственно неприемлемые доктрины-пустоцветы.

Поэтому отрицание советником по национальной безопасности главы государства необходимости формулировать концепцию общественной безопасности в виде государственного, доступного всем гражданам документа, — подрыв многонациональной безопасности России-цивилизации в угоду глобалистским устремлениям какой-то иной нации или хозяев псевдонации.

М.С.Горбачев в бытность свою главой правящей партии и государства, не огласив определённую концепцию “перестройки”, открыл дорогу реформам на основе принципа неопределённого “само собой разумения”. Итог известен: государственности СССР не стало; все бывшие советские республики либо сами переживают бедствия, либо паразитируют на бедствиях и неустроенности жизни у соседей; свершилось всё в полном соответствии с определённо оглашенной Советом национальной безопасности США Директивой 20/1 от 18 августа 1948 г. Это приводит к вопросу: советник президента Ю.М.Батурин ни чему не научен опытом М.С.Горбачева по исполнению в отношении своей Родины определенной Директивы Совета национальной безопасности заокеанского государства? или он в тайне желает получить тот же результат в отношении Российской Федерации?

В газете «Выборы 96» от 18 мая 1996 г. статья за подписью Г.Г.Рогозина (в прошлом году упоминался прессой в качестве мощного аналитика, специалиста по “нетрадиционным” — оккультным — наукам, экстрасенса и т.п. с итоговой оценкой “черного мага при президенте”) «Новый политический курс Бориса Ельцина — возвращение Президента к народу». Это — перепечатка материала с тем же названием, опубликованного в газете «Президент» № 30 от 15 — 21 августа 1995 г. за подписью анонимного “Аналитического центра”. Тематически она дополняет выраженную и Ю.М.Батуриным устремленность некоторой части чиновников государственного аппарата к управлению без оглашения определенной концепции.

Обе публикации одного и того же материала разделяют девять месяцев, за которые многое успело измениться и в жизни страны, и по различным вопросам. Эти публикации являются индикатором глубины обратных связей в системе государственного управления и способности аппарата осмысленно реагировать на поступающую в него информацию.

Статья Г.Г.Рогозина как раз и начинается с вопроса об обратных связях в системе общественного самоуправления: «Почти никто из политиков в своем близоруком понимании общественных процессов действительно не осознает народ как источник власти, не оценивает глубинных мотивов массового политического поведения и т.д. И в этом состоит их серьезная ошибка. Главным условием легитимности и стабильности политической системы является наличие устойчивой “обратной связи”, выражающейся в виде поддержки и требований населения к институтам политической власти. „…“ Политики, не имеющие обратной связи с народом, обречены на отторжение массовым сознанием.»

Далее в статье речь идет о существе должности и личности главы государства в цивилизационной своеобразности многонациональной России: в современных условиях о роли Президента и личности Б.Н.Ельцина.

«Статусная роль Президента определяется глубинной этнической памятью народа (в нашей терминологии коллективным сознательным и бессознательным, сложившимся в обществе в его историческом развитии: — наша вставка) и обусловлена цивилизационным типом российского самосознания. Это понятие находится вне иерархии политических ценностей и не зависит от конъюнктуры сегодняшнего момента. „…“ Президент для народа — это ВОЖДЬ, ЗАЩИТНИК, и ГЕРОЙ. Игнорировать эту объективную реальность нельзя, так как нельзя восстановить российскую государственность, не опираясь на российское самосознание.

В масштабе государства система координат “ВОЖДЬ — НАРОД” строится на основе двух базовых характеристик: социально-ценностных ориентациях как мощных побудительных мотивах поведения людей, воздействующих на направление эволюции государственной системы, и организующего интеграционного начала ЛИДЕРА — ВОЖДЯ НАРОДА.»

Приведенные фрагменты перекочевали из публикации августа 1995 г. в публикацию мая 1996 без каких либо изменений, уточнений и оговорок. Сказанное в них соответствует концепции национал-вождизма. Альтернативные взгляды по существу концепции национал-вождизма в условиях общественной системы, по своим размерам намного превосходящей первобытную деревню каменного века, в которой национал-вождизм зародился, были доведены до “Аналитического центра” Г.Г.Рогозина в конце декабря 1995 — январе 1996 г. Они были изложены в документе «Обзор возможных вариантов развития событий после 1995 года» [84].

В нем сказано: «В современных условиях концепция национал-вождизма выражает стремление осуществить идеалы справедливости в управлении многонациональным государством на принципах, на которых было основано общественное самоуправление в племени во времена первобытнообщинного строя.

Члены одного племени знали лично почти всех своих соплеменников, их клановую принадлежность, знали достоинства и недостатки каждого. В такой социальной атмосфере, где ничто не могло утаиться от взгляда соплеменника, формировались шаманско-старейшинские структуры и выдвигался не-наследственный вождь. (Подчеркнуто нами при цитировании в настоящем документе.) Но досягаемость психики каждого средствами массовой информации порождает в обществе иллюзию глобальной деревни, в которой все, вроде как можно увидеть по телевизору, узнать из прессы, а в перспективе получить любую информацию через компьютерную сеть. Но между этой глобальной информационной “деревней” и реальной деревней, в которой жила община с вождем, есть разница: в реальной деревне каждый человек имел непосредственный доступ ко всей информации, а в глобальной информационной “деревне” хозяева и работники инфраструктуры средств массовой информации создают образы природных и общественных явлений, включая и образы вождей. И поставляемые средствами массовой информации образы могут сколь угодно отличаться от тех образов, которые возникли бы у аудитории, если бы она соприкоснулась с реальностью, на основе которой сделаны образы, доступные из средств массовой информации. Контроль истинности этой информации возможен только на основе “мистики”.

Иными словами, если в первобытнообщинные времена все племя создавало себе вождя, то в наши дни племя кинематографистов и журналистов создает вождей для всех других, безответственно манипулируя общественным мнением в бездумном — толпо-”элитарном” обществе. В результате чего “вождями” становятся даже те, кто по своим личностным качествам не смог бы пройти инициацию во взрослость в первобытнообщинные времена. “Вождь”, созданный в глобальной и региональной информационной “деревне” средствами массовой информации не может быть ни чем, кроме как инструментом, для решения каких-то кратковременных (в пределах срока активной жизни одного поколения) задач. С уходом (или устранением) вождя самоуправление общества по концепции национал-вождизма обречено на потерю устойчивости и переход на иную концепцию. Это лишает концепцию национал-вождизма долговременных исторических перспектив в современных условиях, но переход общественного самоуправления на нее, тем не менее, возможен как кратковременный эпизод, если сторонники иных концепций проявят свою недееспособность. Пока же лидеры разных толков национал-вождизма создают структуры и социальную базу из молодежи, кто понимает, что их будущее изначально съедено сов-партноменклатурой и ростовщиками-демократизаторами. Если им не указать иных перспектив, они пойдут за вождем до конца решительно и беспощадно, как то и было в Германии 1930-х годов; и они деятельно, , готовятся к трудностям неведомого им (в этом главное в национал-вождизме современности) похода, предназначенного им хозяевами “вождя” (“вождь” тоже не знает, куда заведет).

Наиболее массовой партией, изображаемой в качестве национал-вождистской в нынешнем партийном изобилии, и воспринимаемой многими именно в этом качестве, является ЛДПР. Но не следует поверхностно воспринимать образ, созданный средствами массовой информации, в качестве истинного, и на этой основе строить свое мнение об ЛДПР. Мы обратим внимание только на два открытых факта. Первый: нынешняя Конституция России существует во многом благодаря тому, что В.В.Жириновский рекомендовал своему электорату на выборах в Думу 1993 г. поддержать эту Конституцию. Второй: С подачи ЛДПР Дума созыва 1993 г. приняла Закон, согласно которому события 7 ноября (25 октября ст. ст.) 1917 г. квалифицируются как незаконный, антинародный государственный переворот. На этом основании все последующие законодательные и государственные акты считаются утратившими силу. И названа дата, накануне которой завершается период незаконности Советской власти: 5 декабря 1936 г. В “Правде” по этому поводу была истерика под заглавием “С топором на историю”. Если же подходить по существу, то Дума созыва 1993 г. Законом, принятым с подачи ЛДПР, объявила троцкизм преступлением против народов СССР. Объявлением же даты 5 декабря 1936 г. Закон создает юридическую предпосылку для перевода государственного управления в России на законодательную базу, отвечающую нормам Конституции СССР 1936 г. И якобы коммунистическая газета “Правда”, якобы скорбящая об утрате социалистических завоеваний народа с распадом СССР, при получении известия о принятом Думой с подачи ЛДПР Законе впадает в истерику… Есть о чем подумать.

Главная же проблема устойчивости национал-вождизма при смене поколений — легитимизация вождя-наследника: при живом “вожде” второй полноценный вождь в социальной системе избыточен, по какой причине претенденты на эту должность уничтожаются, как враги режима; после смерти “вождя” — дееспособного преемника нет, есть только жалкие подражатели, поскольку все потенциальные преемники тщательно выкосили один другого еще при его жизни, а он реально не имел возможности их защитить, иначе кто-то выкосил бы и его самого. Поэтому альтернативой ненаследственному национал-вождизму является концепция династического, наследственного национал-вождизма.»

Из текста статьи Г.Г.Рогозина допустимо сделать предположение, что современное нам государственное республиканское устройство — только переходная фаза к восстановлению монархии, возможно что через промежуточную диктатуру вождизма: националвождизма или космополитвождизма это — другой вопрос (в прошлом космополитвождизм Троцкого был устранен). Такое понимание допускает ранее цитированная фраза: «… нельзя восстановить российскую государственность, не опираясь на российское самосознание», поскольку ныне государственность есть, а восстановить можно либо Советскую власть, либо монархию. Однако Советская власть в её идеале отрицает восхваляемый в статье национал-вождизм, так что контексте статьи “Аналитического центра” единственный претендент на восстановление государственного устройства России — монархия.

Но в том же «Обзоре возможных вариантов развития событий…» далее речь идет и о перспективах исторически известного монархического правления в нынешних общественных условиях:

«С точки зрения теории управления, монарх в общественной системе отношений — профессионал управленец, наивысший в структуре соподчинения управленческих должностей в государственном аппарате, являющемся системой профессионального управления делами общества в целом. Во времена перехода от не-наследственного племенного вождизма к наследственному (династическому) многоплеменному вождизму в формах монархической государственности, в условиях ограниченного производственного потенциала, культурной и технологической, в частности, неизменности мира, наиболее эффективной системой передачи от поколения к поколению профессиональных знаний и навыков было обучение в семье. Один отец учил сына быть пахарем, другой отец учил сына быть государем. И в смысле учительства между ними не было никакой разницы.

Разница была только в общественно необходимом профессионализме, который отождествили с родовым и личностным благородством и достоинством, потому что в культурно и технологически неизменном мире можно было жить всю жизнь на основе единственный раз освоенных в детстве и отрочестве знаний и навыков: они не устаревали. Но в условиях необходимости работать от зари до зари при низкой энерговооруженности производства, в течение жизни одного поколения невозможно было самостоятельно воспроизвести все необходимые знания и навыки, необходимые для того, чтобы войти в иную сферу деятельности так, чтобы превосходство в профессионализме в ней новичка было общепризнанно.

В наши дни, в условиях многократного обновления технологий, чтобы поддерживать свой общественный статус, человек вынужден постоянно воспроизводить свой профессионализм, а для этого необходимо всю жизнь думать и самообучаться; помогать в этом другим. В таких условиях нет никаких внутрисоциальных факторов, которые бы гарантировали свойственность наивысшего профессионализма в области государственного правления выходцу из семьи государя; выходец из семьи пахаря может стать на порядок выше в качестве государственника-управленца, чем любой из потомков предшествующего поколения правящей “элиты”. Это означает, что после изменения соотношения эталонных частот [85] биологического и социального времени в обществе исчезли условия, в которых управленческое превосходство государя наследника над прочими людьми — объективная общественная данность.

Поэтому в наши дни благородство — обязанность каждого «человека: — уточнение при цитировании», а не наследственная привилегия немногих родов.

Но нет никаких и внесоциальных факторов, предопределяющих профессиональное управленческое превосходство рожденных в царской семье, над всеми прочими людьми: общество людей — не множество пчел в улье, где специфическое питание предопределяет будущность матки-царицы, а рядовое — рабочей пчелы.

Отрицать сказанное, кроме всего прочего, означает отрицать и Учение о жизни людей на Земле, данное Свыше через Иисуса Христа: «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так; а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; а кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления (или спасения?) многих» — Матфей, 20:25-28.»

Если начинать от обратных связей в честной политике государственного аппарата, то сказанное в декабрьском 1995 г. «Обзоре возможных вариантов развития событий…» должно было закрыть дорогу повторной публикации в мае 1996 г. (по крайней мере к публикации без внесения уточнений и изменений) того, что было опубликовано в августе 1995 г. до ознакомления с “Аналитического центра” с «Обзором…». Тем не менее материал опубликован без изменений, в полном соответствии с порицаемым в той же статье Г.Г.Рогозина способом правления:

«Современная же политическая элита, считая, что она знает “своей” электорат, предпочитает воздействовать на массовое сознание в одностороннем порядке: по схеме “сообщение — убеждение — внушение”, механизм которой определяется уровнем возможностей конкретного политика в организации пропаганды и рекламы своей политической деятельности.»

Это высказывание продолжает фразу, в которой речь шла об общественной необходимости и политической целесообразности «наличия устойчивой “обратной связи”, выражающейся…» в ранее цитированном начале статьи “Аналитического центра”; оно должно занять место в угловых скобках «…» после неё.

Это можно понять, что при искренней благонамеренности “Аналитического центра” Г.Г.Рогозина глубина обратных связей, значение которых для управления в “Аналитическом центре” понимают, тем не менее близка к нулю в силу разных госаппаратных обстоятельств. Либо же — все разговоры об “обратных связях” власти и народа — рекламно-предвыборный балаган, за ширмой которого осуществляется иная концепция, которая исключает народовластие.

Политика обусловлена нравственно, поэтому кому-то желателен толпо-”элитаризм”, а кому-то он противен. Соответственно возможна в той или иной мере, обусловленной коллективным сознательным и бессознательным, каждая из двух видов политики. Поэтому “Аналитический центр” имеет некоторые возможности придерживаться толп-”элитарных”, толпо-вождистских воззрений и содействовать их осуществлению в жизни. Это обстоятельство позволяет рассмотреть вопрос, насколько профессионально (в сравнении с известными аналогами в истории) насаждается некая модификация толпо-”элитарного” общественного устройства в постсоветской России.

В статье “Аналитического центра” Г.Г.Рогозина высказывается следующий тезис: «ЛИДЕР государства в общении со своим народом должен перейти с политического языка на язык национального самосознания. Эффективное управление социальными процессами, массовым поведением и общественным сознанием, должно строиться на основе трех “З”: ЗАКОННОСТЬ, ЗАЩИЩЕННОСТЬ, ЗАНЯТОСТЬ.

Именно эти три “З” определяют главные ценностные ориентации народа:

ЗАКОННОСТЬ, как требование обеспечения безопасности, прав и свобод граждан;

ЗАЩИЩЕННОСТЬ — как социальный гарант обеспечения государственной свободы ОБЩЕНИЯ, благополучия СЕМЬИ, воспитания НРАВСТВЕННОСТИ;

ЗАНЯТОСТЬ — как социальный гарант предоставления гражданам работы.

ЗАКОННОСТЬ, ЗАЩИЩЕННОСТЬ и ЗАНЯТОСТЬ должны стать основными лозунгами НОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА главы государства — будь то стратегия будущей предвыборной кампании Президента или просто укрепление его настоящей власти.»

В случае единообразного понимания во всех классах многонационального российского общества провозглашаемых законности, защищенности и занятости, конечно, возможно «эффективное управление социальными процессами, массовым поведением и общественным сознанием „…“ на основе трех “З”».

Войдем в обсуждение нынешних реальных трех “З” с “защищенности”. В нашем понимании экономической справедливости в обществе и защищенности, одно из первых прав каждого человека и любого народа в целом — быть свободным от ссудно-процентной ростовщической удавки. Тем не менее нынешняя “законность” России это право, что сводит занятость к фактическому финансовому рабству. Вкладчики не трех “З”, а других трех букв — МММ — позарились на ростовщический доход, не задумываясь о том, у кого и как должны быть изъяты деньги на выплату обещанных им сотен процентов годовых. Когда МММ-шники и прочие “обманутые вкладчики” [86] оказались обобранными, возник вопрос о защищенности этого множества от малого числа более . Для этого платежеспособность в обществе должна быть перераспределена в пользу обанкротившихся и непреклонно преуспевающих финансовых воров: т.е. тому большинству населения, которое не поддержало финансово-воровскую инициативу МММ и прочих гениев финансовых афер, должен быть нанесен сверх того, что им успели нанести в прошлом всевозможные сахаровы, боннеры, а.н.яковлевы и горбачевы, гайдары и чубайсы, положившие начало такой законности, защищенности, занятости — нынешнему бесправию человека под властью проростовщического режима.

Соответственно такому осуществлению защищенности, законности, занятости, утверждение о том, что «ЛИДЕР государства в общении со своим народом должен перейти с политического языка на язык национального самосознания», подразумевает, что воры, ростовщики, паразиты в совокупности образуют некую нацию, обеспечить национальную безопасность которой призвал РАН советник президента по национальной безопасности Ю.М.Батурин. Это приводит к бесхитростному предложению: назовите эту нацию воров и паразитов. Либо же согласитесь, что прав И.В.Сталин: это не нация [87], но нечто иное, а говорить с народом должно на языке классово обусловленных идеалов нравственности.

Поскольку дело происходит в России, то следует ожидать, что столкнувшись в жизни с осуществлением такой проростовщической законности, защищенности, занятости, и “национального” самосознания сторонников и проводников политики этих трех “МММ” и прочих афер на сочетание , исторически более устойчивое в российской культуре, чем “З+З+З”… На этом вся “харизма” и “пассионарность” вождя завершатся и он окажется неспособным «трансформировать [88] на новый виток эволюционного развития».

Жизненная целесообразность породит и осуществит иные законность, защищенность, занятость, которые, однако, предосудительны и Последнее обстоятельство исключает возможность “компромисса” в смысле устойчивого во времени управления Россией на основе попытки одновременного соблюдения двух взаимно исключающих одна другую законностей.

Отсидеться в концептуально неопределённом — не удастся. Следует либо подчиниться хозяевам ростовщичества, либо непреклонно проводить в жизнь иную концепцию: если А.Н.Яковлев, огласив “пастырское воззвание” к российским банкирам, определил позицию хозяев ростовщической законности, то для России это безопаснее рассматривать в качестве их предупреждения (“пастырское воззвание” к банкирам последовало примерно месяц спустя после встречи президентов России и США в Кремле и публикации в газете «Известия» 17 апреля 1996 г. статьи «Россия и геополитика» за подписью председателя одного из подкомитетов Комитета по геополитике Государственной Думы М.Л.Монастырского, попавшей в поле зрения сопровождавших Б.Клинтона аналитиков).

Но даже, если “Аналитическому центру” Г.Г.Рогозина толпо-”элитарное” существование масс в ростовщической удавке предпочтительнее, чем общество свободных людей, обладающих равным человечным достоинством, то для насаждения некой модификации толпо-”элитаризма” всё же следует иметь в помыслах нечто, более работоспособное, чем три “З”.

А.Ревиль в книге «Иисус Назарянин» (СПб, 1909 г.) излагает результаты своего исследования предыстории и истории возникновения христианства. В эпоху египетских Птолемеев носителями иудейского закона были люди Великой Синагоги (Великого Собрания). «Эти последние дали три правила:

— будьте обдуманы в своих суждениях;

— старайтесь иметь много учеников;

— насадите изгородь вокруг Закона.

С того времени начинаются упоминания об ученых, которые были выдающимися руководителями в деле передачи и толкования Закона. Первым из них был Симон Справедливый, последний из представителей Великой Синагоги (около 230 г. до Р.Х.) и его преподавание резюмировалось в следующих правилах: “Мир утверждается на трёх вещах:

— Законе;

— Культе;

— Благотворительности.”»

Это сочетание — Закон, Культ, Благотворительность — свидетельствует о более глубоком понимании древними руководителями Великой Синагоги психологии толпы, чем это выражено в статье “Аналитического центра” Г.Г.Рогозина, поскольку руководители Великой Синагоги не забыли Культ. При осуществлении Культа в толпе, люди лишены толковать Закон и течение событий в их жизни по своему разумению без того, чтобы не войти в конфликт даже не с вождями толпы, а с самой толпой. Сытая толпа в условиях крепко поставленного Культа не то, чтобы не знает, что она творит, она даже и знать того не хочет, предпочитая добронравному деятельному произволу свободной воли и совести — законность, даже выражающую неоспоримое злонравие хозяев толпы.

Но Закон это — только одно из выражений концепции общественной жизни. И в толпо-”элитарной” концепции одна из проблем — снятие внутренних антагонизмов в иерархии толп. Эта проблема также нашла решение при построении библейской культуры:

“Не давай в роcт брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).— Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут”Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостлив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся”Исаия, 60:10 — 12. И эта мерзость насаждалась еще до Симона из Великой Синагоги, который вряд ли мог ей не следовать, но тем не менее был назван Справедливым.

Запрет на “внутринациональное” ростовщичество позволил управлять снятием внутренних экономических антагонизмов за счет перераспределения в культово монолитной “общине” ростовщического дохода: это — внутренняя “благотворительность”. Ростовщический доход, превышающий доходы во внешней социальной среде, позволяет не производить, а покупать продукцию и услуги во внешней среде по монопольно высоким ценам, которые делают недоступным многое в жизни тем, кто не принадлежит к ростовщичествующей общине. Освобожденные в ней от необходимости производить материальную продукцию и услуги, имеют свободное время для интеллектуальной деятельности вне сферы производства: в управлении, в науке, искусствах и т.п. Излишек от ростовщических доходов и монопольно производимые услуги “интеллектуального” характера могут быть отданы во внешнюю среду или проданы по бросовым ценам, не подрывающим устойчивости системы (например, через организацию типа “Фонд Сороса”): это — “благотворительность” во внешней среде. Замученный культом (каждую субботу — на “промывание” мозгов и нравственности в синагогу) не задумывается о ростовщическом, но на законных основаниях, вспомоществовании своему благополучию, считает себя законопослушным (по умолчанию: непорочным и добродетельным человеком) и удивляется тому, откуда берется “антисемитизм”, являющийся реакцией на организованное еще в древности ростовщичество. Эта внешне общественная реакция на организованный паразитизм, в историческом прошлом была преимущественно эмоциональной, лишенной организующей общество основы альтернативной ростовщичеству концепции, и потому встречала презрение вне ростовщичествующей общины со стороны прикормленных внешней “благотворительностью” толпы “интеллектуалов” в национальных обществах, которые никогда не задумывались в своем большинстве о такого рода целостности информационной системы Библейской культуры.

В прошлом эта система была способна обеспечить до некоторой степени «эффективное управление социальными процессами, массовым поведением, и общественным сознанием», но не на основе каких-либо трех букв, а на основе Закона ( , и никейского христианства), Культа, и “Благотворительности”, скрывавших и выражавших мерзостную доктрину “Второзакония-Исаии”.

Российские сторонники толпо-”элитаризма” самими принципами построения доктрины финансового рабовладения “Второзакония-Исаии” обречены: либо сгинуть; либо ишачить [89] на её хозяев; либо отказаться от толпо-”элитаризма” и последовать в государственном управлении иной — человечной доктрине. Последнее — в жизненных интересах многих поколений честного добросовестного большинства людей и наиболее целесообразное: в этом выборе и непреклонности в его осуществления — исторически непреходящая суть большевизма.

В Российской истории один из наиболее самоубийственных факторов — ленивый скептицизм, отрицающий любое [90] творчество ссылками на собственные бездумно унаследованные традиции, господствующее мнение вышестоящего начальства и отсутствие за рубежом чего-либо подобного предлагаемому новшеству, дополняемые готовностью укоренить в культуре народов России любую дрянь из-за рубежа, приписав ей несвойственные той благотворность.

Соответственно этой особенности унаследованных российских традиций, не желающим своим умом решать проблему очищения банковского дела от ростовщической мерзости, следует знать, что проблема уже давно обсуждается за рубежом; и даже были предприняты социальные эксперименты на тему работоспособности кредитно-финансовой системы без ссудного процента.

В книге Маргрит Кеннеди «Деньги без процентов и инфляции» (Lilalex Швеция, 1993 г. русское издание) сообщается, что в 1890 г. [91] в библейской цивилизации преуспевающий аргентинский коммерсант Сильвио Гезель «сформулировал идею „естественного экономического порядка“, обеспечивающего обращение денег, при котором деньги становятся государственной услугой, за которую люди отчисляют плату за пользование. Вместо того, чтобы платить проценты тем, у кого больше денег, чем им нужно, люди — для того, чтобы вернуть деньги в оборот, должны были бы платить небольшую сумму за изъятие денег из циркуляции. Эта плата идет на пользу не отдельным индивидам, а всем.»

По существу это — предложение ограниченного налога за пользование кредитно-финансовой системой без свободного, т.е. неограниченного ссудного процента.

В австрийском городе «Вёргле, имевшем тогда население в 3000 человек, идея денежной реформы овладела умами в 1932-1933 гг. Бургомистр города убедил коммерсантов и управленческий персонал в том, что никто ничего не потеряет, а наоборот, много приобретет за счет эксперимента с деньгами в той форме, как это изложено в книге Сильвио Гезеля «Естественный экономический порядок».

Горожане выразили согласие, магистрат выпустил 5000 «свободных шиллингов» (т.е. беспроцентных шиллингов), которые были покрыты такой же суммой обычных австрийских шиллингов в банке. В городе был построен мост, улучшено состояние дорог, увеличились капиталовложения в общественные службы. «…» В течение года 5000 свободных шиллингов были в обращении 463 раза, было произведено товаров и услуг на сумму в 2 300 000 шиллингов (5000 х 463). Обычный шиллинг за это время был в обращении 213 раз.

Именно в это время, когда многие страны Европы вынуждены были бороться с растущей безработицей, уровень безработицы в Вёргле снизился за год на 25 %. «…» Когда более 300 общин в Австрии заинтересовались данной моделью, Национальный банк Австрии усмотрел в этом угрозу своей монополии. Он вмешался в дела магистрата и запретил печатание свободных местных денег. Несмотря на то, что спор длился очень долго и рассматривался даже в высших судебных инстанциях Австрии, ни Вёрглю, ни другим европейским общинам не удалось повторить этот эксперимент.» [92]

Так же полезно знать и понимать особенности кредитно-финансовой системы Японии, весьма отличной от систем стран библейского Запада, чтобы не удивляться кажущейся бессмысленности с западной точки зрения происходящих в ней событий.

В книге Сигието Цуру «Конец японского “экономического чуда”» (“Прогресс”, М., 1981) сообщается следующее. В макроэкономической системе Японии — норма скрытые субсидии и дотации. Одна из форм такого способа регуляции платежеспособности отраслей во многоотраслевом хозяйстве страны — выдача государством лицензии на какой-либо дополнительный вид деятельности фирмам, специализирующимся в убыточной, но общественно или государственно-политически необходимой отрасли, с целью их финансовой подпитки. Так судостроительная промышленность Японии в 1954-55 гг. кроме основной деятельности была занята импортом в страну сахара, что позволило снизить на 20 — 30 % экспортные цены на суда и со временем выйти на первое место в мировом судостроении (с. 110).

В Японии никогда не было свободного, как на Западе, ссудного процента (с. 136). Это означает, что не было и привычного Западу “рынка финансов” (инвестиционных кредитов). В таких условиях спрос на кредиты имеет тенденцию превышать возможности их предложения, не нарушающие ликвидности банков. Соответственно отсутствию саморегуляции “рынка финансов” ставкой ссудного процента, финансовые органы (банки, фонды, государственные органы и т.п.) распределяли финансовые ресурсы по своему усмотрению (как у нас Госплан, Госснаб и т.п.), т.е. по чиновничьему произволу.

Но чтобы чиновничий произвол не обанкротился, все без исключения распределители ресурсов, должны иметь работоспособную систему прогностики и экспертизы поступающих запросов. Если кредитно-финансовая система исключает возможность получения паразитических ростовщических доходов [93], то система прогностики и экспертизы — средство обеспечения длительного существования банка, фонда и т.п.; если же ставка ссудного процента осуществляет регуляцию рынка инвестиционных кредитов, то расходы на экспертизу и прогностику в банке или в фонде — потеря прибыли от неограниченного ростовщичества.

“Экономическое чудо” Японии — победа интеллекта над бездумным, антиинтеллектуальным Западным ростовщическим паразитизмом. Соответственно, если хотите “чуда” в России — подавите и исключите из жизни господство паразитизма, освободив интеллект и добронравие от ростовщического гнета. Социальные крупномасштабные эксперименты за рубежом, проведенные под давлением жизненных обстоятельств и конкуренции региональных цивилизаций, уже доказали эффективность производственно-потребительских систем, освобожденных от ростовщической удавки ссудного процента.

Не зная этого и не задумываясь об интеллектуальных процессах, сопутствующих финансовой деятельности, подходя к оценки японских событий с точки зрения западных финансовых воззрений, «Коммерсант» № 18 от 21 мая 1996 г. недоуменно иронизирует над слиянием Токийского банка и банка «Мицубиси» в банк «Токио-Мицубиси» в статье «Слияние, которое не потрясло мир».

С точки зрения западников «огромные японские банки работают менее эффективно, чем их европейские и американские собратья. „…“ Неэффективность связана с тем, что государственное регулирование ослабило конкуренцию среди банков, и они спокойно разрастались в тепличных условиях. Теперь из-за низкой нормы прибыли им трудно перестроиться: любые траты на повышение качества услуг всей сети грозят вообще съесть прибыль.»

Но о том, что есть некое зеркальное соответствие секторов экономики по обе стороны Тихого океана, в статье ни слова. В США — «эффективные банки» и Конгресс ежегодно обсуждает проблему торгового сальдо с Японией и методы недопущения её качественной и дешевой (в данном контексте свободной от ростовщической накрутки в цене) продукции на американский рынок и проталкивания своей на японский. В Японии — «неэффективные банки», с низкой нормой прибыли и массово производимая качественная продукция всех отраслей, а государственность как-то раз была вынуждена извиняться перед США за произнесенные в Японском парламенте слова о том, что американцы в производстве неумелы [94] и ленивы, и почти ежегодно обеспокоена проблемой роста курса иены, вызывающего сопутствующий рост цен на японскую продукцию в иных валютах при выходе на зарубежный рынок, что нарушает экспортно-импортный баланс, необходимый для страны с несамодостаточной макроэкономикой.

А если бы экономика Японии была самодостаточна и не зависела от экспортно-импортного оборота при всём уже ею достигнутом, то государственность капиталистической Японии вполне могла бы проводить и политику планомерного снижения цен, повышающих уровень благосостояния большинства граждан. Это невозможно при свободном ссудно-процентном кредитовании, уничтожающем свободу частного предпринимательства. Но если нет ростовщической ссудно-процентной удавки на обществе, то нет и экономических различий между Сталинским большевизмом коммунизма и свободным от ростовщичества частным предпринимательством капитализма, как это утверждение и не покоробит многих, считающих себя борцами с тоталитаризмом за демократию, свободу частного предпринимательства, и опасающихся возрождения Сталинизма.

Продолжим прерванное цитирование «Коммерсанта»: «”Мицубиси” и Токийский банк решили использовать эту ситуацию парадоксальным способом. Они как будто пошли дальше по неверному пути: укрупнились еще больше, образовав самый большой не только в Японии, но и в мире банк с активами, превышающими $800 млрд. (у „Санвы“, бывшего лидера, активы на треть меньше).»

За этим высказывается “обвинение” в адрес японских банков: «Следствием гигантизма является универсальность.» Под этим понимается, что банк обслуживает множество физических и юридических лиц, действующих в различных отраслях и в разных регионах, в том числе и за рубежом. Этому стилю деятельности кредитно-финансовой системы выносится порицание: «Дитя системы уничтожит своего родителя. Все остальные банки просто не смогут конкурировать с таким гигантом, и им придется искать для себя какие-то ниши.»

То обстоятельство, что во многоотраслевой производственно-потребительской системе банки несут на себе функцию счетоводства, и по отношению к этой системе их ссудно-процентная конкуренция является паразитизмом на ней, не укладывается в сознание человека, видящего один-два банка, и в упор не желающего видеть целостность и развитие не финансовой, а производственно-потребительской системы, на устойчивой работе которой построена жизнь всего общества и государственности и к которой принадлежат все банки-счетоводы.

И далее о банках Японии «Коммерсант» пишет: «Они не умеют экономить»; «Они не умеют увольнять»; «Они не внушают доверия»; «Им придется перестраиваться». «В общем, не стоит завидовать новому банковскому лидеру: слияние породило массу проблем, которых не было у двух отдельных банков. Никто не берется предсказать, удастся ли с ними разобраться и начать новую жизнь.»

Из этого видно, что рыночнику-западнику — выкормышу ростовщичества — никак не понять, что банковское счетоводство — ничто без системы производства, которую оно всего лишь обслуживает. Статье «Слияние, которое не потрясло мир» сопутствует комментарий «Почему самые большие и богатые в мире банки находятся в Японии?» В ней есть одна ключевая фраза: «А потом банки сделались хозяевами всей японской промышленности.» Это — глупость. Они — не хозяева в западном понимании бизнеса, отождествляющем предпринимательство и ростовщичество. Они часть японской производственно-потребительской системы. Поэтому «на пресс-конференции по поводу слияния банков президент Тасуку Такагаки и председатель совета директоров Цунео Вакаи много говорили о „гармонизации отношений сотрудников“, помощи финансовому сектору Японии — и ни слова о конкретных планах нового банка.»

Если будут сняты антагонизмы в обществе («гармония между сотрудниками» государства-суперконцерна), то будут и благодатные планы, и их осуществление. Если гармонии не будет, то любые благонамеренные декларации на пресс-конференциях и в воззваниях к народу — повиснут в воздухе.

Для России наших дней, конечно желательно, чтобы очищение управления от проявлений изживших себя доктрин, протекало при поддержке государственности. Однако, поддержка уже существующими структурами государственной и финансово-хозяйственной власти разного рода концепций, включая и общественно-экономические программы разного уровня значимости, в принципе необязательна, поскольку бесструктурное самоуправление общества само проложит себе дорогу и породит необходимые ему структуры из “неорганизованной социальной стихии”: это вопрос времени. Но если прежде существовавшие структуры оказывают поддержку некой концепции, появившейся в обществе, то тем самым они ускоряют ее осуществление, даже если государственность тем временем поддерживает изжившие себя общественно-экономические доктрины.

Так и в наши дни проникновение в общественное самоуправление жизнеспособных альтернативных концепций имеет место. «Известия» от 24 мая 1996 г. сообщают: «Ожидается введение новой валюты — энергорубля. Президент крупнейшего РАО „Единая энергетическая система России“ Анатолий Дьяконов заявил, что в правительстве решается вопрос о введении новой расчетной единицы под условным названием энергорубль, который будет иметь хождение при расчетах в топливно-энергетическом комплексе. По мнению А.Дьякова „…“ эта мера снимет проблему многоступенчатых неплатежей [95], которая губительно сказывается на бюджете. «…»

Если у Правительства хватит ума и непреклонности сделать этот внутриотраслевой “энергорубль” государственным рублем — единственной законной денежной единицей внутри России, — то встанет вполне разумный вопрос: Какое основание, кроме традиции ростовщического паразитизма, имеет банковская система осуществлять энергетически необоснованную эмиссию средств платежа, взимая ссудный процент по кредиту? — ведь сама она не производит ни единого киловатта энергии или тонны первичного энергоносителя. И не пора ли законодательно привести в соответствие: первое — объем средств платежа в обороте, на котором основано всё счетоводство в макро— и микроэкономике; и второе — энергопотенциал общества, на котором основано всё производство в народном хозяйстве и быт домашних хозяйств?

Как известно из школьного курса физики, полезный результат, получаемый в любом процессе, количественно определяется по формуле:

“Результат” = КПД * “Количество энергии (материи [96] ), введенной в процесс”

Судный процент в кредитно-финансовой системе — финансовая попытка присвоить себе весь энергопотенциал общества и весь полезный результат производственной деятельности на его основе малочисленной группкой ростовщических кланов, которые за последние несколько тысяч лет сами не произвели ничего, кроме заведомо неоплатных долгов созидателей перед ними — паразитами. Общество, которое поддерживает в своей кредитно-финансовой системе ростовщический паразитизм, — общество глупцов, молчаливо подразумевающих, что закон сохранения энергии, выражающийся в приведенной формуле про “КПД” (коэффициент полезного действия), не распространяется на всю многоотраслевую производственно-потребительскую систему человечества, основанную на потреблении и преобразовании энергии в технологических процессах.

Если Государственная власть не считает себя собранием паразитов и неучей, глупейших из людей, то согласившись со сказанным, ей следует предпринять целенаправленные действия для того, чтобы закон сохранения энергии в общественном производстве был выражен и в Конституции России так:

Кредитно-финансовая система России строится на принципе рубля и копейки, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, а также 3) ограничением доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

Естественно, что и остальное законодательство должно быть приведено в соответствие Конституции, а внутренняя и внешняя политика, должна протекать в соответствии с Конституцией и Законодательством, выражающими Концепцию общественной безопасности, содержание которой должно быть общеизвестно.

Соответственно сказанному ранее в настоящем документе, а также в материалах Концепции общественной безопасности (“Краткий курс…” и другие известные государственному аппарату материалы), ускорение перехода от концепции существования населения в ростовщической удавке в качестве придатка к производственному комплексу, к Концепции жизни в стране и в любом её регионе в биосферно допустимой хозяйственной деятельности, целесообразно взаимодействие на общей концептуальной основе под руководством общего директората трех фирм, условно названных далее:

1) “Энергия” — производство и продажа энергоносителей и электроэнергии;

2) “Инвестиционный фонд” (банк) — счетоводство и банковское обслуживание структур-потребителей энергии — предприятий и домашних хозяйств;

3) “Стандарт” — держатель системы стандартизации, метрологии, сертификации и ключей юридических и аналитических ко всей информации, необходимой для устойчивого управления в соответствии с избранной концепцией.

РАО «Единая энергетическая система России» уже сказало свое слово, в полном согласии с вышеизложенным. И это, косвенно подтверждает сказанное в обращении предпринимателей: если нынешние политики России окажутся недееспособными и принципиально бескомпромиссными сторонниками ростовщической удавки на шее россиян (в том числе и будущих поколений), то в стране действительно есть люди, которые «обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия и на слишком беспринципных, и на слишком бескомпромиссных политиков.»

28 мая — 4 июня 1996 г.

Возможности и алгоритмы развертывания финансово-промышленной группы «…»

Поскольку принято решение о создании финансово-промышленной группы (ФПГ), следует признать, что её становление может протекать исключительно, как продолжительный процесс, в ходе которого предстоит решить множество разнохарактерных задач по организации её устойчивого функционирования как целостности, включающей в себя значительное количество юридических лиц в разных отраслях производства и в иных видах деятельности. Настоящий документ посвящен освещению наиболее важных и преемственной последовательности возможного их разрешения.

В условиях рыночной саморегуляции производства и потребленияв обществе существование, как хозяйственной целостности финансово-промышленной группы, объединяющей на добровольной основе множество юридических лиц, занятых разными видами деятельности, предполагает, что директораты всех входящих в неё структур, придерживаются одинаковых воззрений на причинно-следственные обусловленности в макроэкономике в целом и в кредитно-финансовой системе, в частности. При этом если их воззрения сообразны реально протекающим общественно-экономическим процессам, и они способны к определенной, общественно целесообразной концептуальной дисциплине в профессиональной деятельности каждого, то на основе одной и той же входящей информации они будут вырабатывать статистически близкие управленческие решения своего уровня управленческой ответственности. Это и обеспечит единство финансово-промышленной группы, как хозяйственной целостности в статистическом смысле (т.е. устойчивой статистики деловых связей между партнерами), т.е. без прямого административного диктата, как это было в разнородных производственных объединениях советского периода.

Реально, современная экономическая наука не отвечает такого рода потребностям формирования квалифицированных специалистов для управления предприятиями в составе финансово-промышленной группы и управления ФПГ в целом. Несостоятельность науки нашла свое выражение в том, что множество обещаний реформаторов улучшить экономическое положение простого человека — в течение последних лет не подтверждены жизненной практикой; а крупнейшая в мире финансово-промышленная группа (народное хозяйство СССР), существовавшая де-факто к началу реформ, развалилась в их ходе с падением производства в несколько раз.

Такая оценка экономической и социологической науки исходит из воззрения, что рекомендации политикам и директорскому корпусу, даваемые квалифицированными экономистами и социологами должны приводить к тем последствиям, которые они обещают, а не к обратным [97]: помнится Е.Т.Гайдар и команда подобных ему обещали трудности на год — два, за которыми последует уверенный рост и экономическое “чудо” ко благу большинства населения страны, освобожденного от неумного партноменклатурного диктата.

В этих условиях платить деньги существующим вузам и университетам за подготовку кадров — заведомо убыточная растрата финансовых средств: в области экономики и финансов им по существу нечему учить, хотя они и знают много интересных фактов; возможно только использование их площадей и привлечение некоторых их преподавателей для чтения узко специальных курсов (линейная алгебра, теория вероятностей и математическая статистика) в составе собственной программы подготовки специалистов.

Это реальное и печальное банкротство отечественной и зарубежной финансово-экономической науки приводит к необходимости: ФПГ должна готовить их самостоятельно.

Как следствие банкротства легитимной экономической науки и специального образования, этому сопутствует второе печальное обстоятельство: нет и готового штата альтернативных кандидатов в преподаватели, которых можно было бы нанять для работы такого рода в .

То есть первичный штат преподавателей для подготовки и переподготовки управленческих кадров для работы у себя — ФПГ также должна подготовить самостоятельно.

Альтернативная воззрениям легитимной науки информационная база для специалистов — будущих преподавателей и управленцев — существует в виде текстовых файлов и машинописных текстов, в которых общественно-экономические процессы описаны с точки зрения . Последнее обстоятельство и отличает альтернативную информационную базу от воззрений разных школ социологии и экономики легитимной науки, господствующей в системе высшего и среднего специального образования, которая по настоящее время избегает рассмотрения общественно-экономических процессов с привлечением понятийно определенного терминологического аппарата теории управления, по какой причине не видит или не может описать и понять многих весьма прозрачных явлений в жизни общества, включая его экономику и финансы.

Общий объем текстов составляет:

— около 600 машинописных страниц не публиковавшихся рабочих материалов историко-социологического анализа;

— сборник “Мёртвая вода”, объемом несколько более 30 печатных листов, вышедший в 1992 г. тиражом 10 000 экз. и ставший уже легендарной библиографической редкостью в околополитических кругах;

— текстовые и графические файлы в формате “Word for Windows 6.0”:

— “Концептуальные основы самоуправления России” (содержит краткое изложением теории подобия макроэкономических систем и основы метрологии по отношению к макроэкономическим и финансовым системам, ранее опубликованное двумя изданиями общим тиражом до 15 000 экз., уже разошедшимися) — 790 килобайт;

— Рабочие материалы к экономическому разделу второй редакции “Мёртвой воды”, содержащие: подробное изложение теории подобия макроэкономических систем; вопросы метрологии по отношению к макроэкономическим и финансовым системам, лежащие в основе сопоставления финансово-экономической информации, относящейся к разным моментам времени и разным экономическим системам; вопросы использования математического аппарата при выработке и оптимизации управленческих решений макро— и микроэкономического уровня значимости — 1600 килобайт (могут быть подготовлены для публикации в качестве книги и/или распечатки на принтере для внутреннего пользования в течение 2 — 3 месяцев, в зависимости от общего фона текущих событий и прочих работ);

— Рабочие материалы по вопросам, непосредственно не относящимся к экономике и финансам, но довлеющим над жизнью общества и разрешением или усугублением его проблем — 1500 килобайт;

— Разного рода обзорно-аналитические материалы по событиям и сообщениям средств массовой информации с середины 1995 г., сопутствующие рабочим материалам по прикладной тематике в качестве иллюстраций и фрагментов для будущих разработок — 2000 килобайт;

— Принятые в информационную базу тексты сторонних разработчиков по разного рода тематике, в совокупности доводящие архив файлов рабочей информационной базы до 10 мегабайт.

Поскольку с этими текстами, так или иначе, соприкоснулся за последние годы достаточно широкий круг лиц, многие из которых не остались безучастными к их содержанию и согласны с изложенными в них взглядами, то реально: процесс развертывания ФПГ начать с

На следует возложить задачу подготовки к публикации (и принтерной распечатке для внутреннего пользования) книг и тематических обзоров, на основе которых впоследствии можно было бы развернуть подготовку управленцев для нужд ФПГ в её учебном центре.

Кадры преподавателей для работы учебного центра ФПГ возникнут в составе редакционно-издательской группы — на основе самообразования — в процессе обработки её членами исходной информационной базы.

Опыт рыночных реформ в России свидетельствует, что все попытки создания финансово-промышленных групп, успешно протекают только до завершения стадии разработки и подписания документов об их учреждении. Нет ни одного примера создания финансово-промышленной группы, которая бы устойчиво функционировала как хозяйственная целостность и при этом вовлекала бы в свой состав новые предприятия, увеличивая объемы производства в ; и от которой периодически отпочковывались бы устойчивое в указанном смысле вторичные финансово-промышленные группы.

Одна из причин этого мертворождения лежит в мировоззрении. Западной экономической традиции, которая в марксисткой модификации господствует и в нашем обществе, свойственно рассматривать любое частное предпринимательство в качестве самодостаточного общественного фактора: то есть деньги в составе банковских финансовых ресурсов и в составе производственного капитала не различаются.

В рыночной экономике, рассматриваемой в качестве целостности, не обладающей неизменной структурой деловых связей, система бухгалтерского учета это — система счетоводства, сопровождающего производство. Она носит двухуровневый: во-первых, иерархически организованный и во-вторых, функционально различный на каждом из уровней характер.

Уровень низший: счетоводство в пределах самостоятельной частной фирмы, производящей продукцию или услуги, позволяющее ей вести учет затрачиваемых ресурсов и производимой товарной продукции, а также оптимизировать управление в своих пределах, исходя из оценки объемлющей её экономической деятельности общества.

Уровень высший: счетоводство в банковской системе, способное объединить множество частных фирм в целостную в статистическом смысле производственно-потребительскую систему, . И то и другое обеспечивается воздействием на предприятий, действующих на низшем иерархическом уровне.

Всякая финансово-промышленная группа — подсистема рыночной экономики, охватывающая эти два уровня счетоводства, сопровождающего производство и распределение продукции и услуг в обществе, вне зависимости от того, оформлена ФПГ юридически как некая структура, или существует де-факто без юридического оформления.

Всякое счетоводство без производства — ноль без палочки, но счетоводство банковской системы — довлеет над производством, поскольку производство не может обойтись без счетоводства в условиях рыночной экономики и товарно-денежного (а не отношений).

Это соотношение открывает три возможных пути развертывания

1. Предприятия счетоводства [98] низшего уровня создают фонд совместного пользования на оговоренных ими условиях, чем порождают собственное счетоводство высшего, по отношению к ним, иерархического уровня и образуют собой финансово-промышленную группу де-факто.

2. Предприятие счетоводства высшего уровня оказывает предприятиям счетоводства низшего уровня координационные (”своднические” по их существу) и консультационные услуги, сверх обычного счетоводства. В результате этого “сводничества” и квалифицированного консалтинга, возрастает качество управления и финансовая эффективность всей совокупности предприятий, участвующих в системе, а дополнительная прибыль [99], по соглашению или по умолчанию (т.е. рыночно), перераспределяется между участниками ФПГ.

3. Предприятие или корпорация предприятий счетоводства высшего уровня ведет счетоводство так, что попадающие в этот процесс предприятия счетоводства низшего уровня имеют склонность разоряться без финансовой подпитки со стороны доминирующих в платежеспособности предприятий, занятых заведомо прибыльным счетоводством на высшем уровне этой двухуровневой системы. В этом варианте, предприятия счетоводства низшего уровня оказываются на положении финансовых невольников, рабов по отношению к вышестоящим счетоводам.

Не трудно заметить, что первый и второй способ сочетаются, взаимно дополняя друг друга; третий — не сочетается устойчиво ни с одним из них, поскольку банковскую прибыль проще делать ростовщичеством, а оплата деятельности персонала по консалтингу и координации — влечёт недополучение .

Вне зависимости от способа образования , в дальнейшем перед всякой ФПГ открыты возможности существования в диапазоне: от распада до развития во многоотраслевой концерн, переваливший порог самодостаточности производства и потребления производимой в нём продукции при смене поколений в обществе. Что конкретно произойдет с ФПГ, определяется концепцией общественных отношений людей, соответственно которой протекает производство и распределение продукции ФПГ среди её персонала и воспроизводство квалификации в ФПГ при смене поколений.

При таком взгляде, экономика региональной цивилизации Запада — , возникшая по третьему способу. В ней господствует банковский капитал, чье доминирование в системе финансово-экономических отношений в своей основе имеет ростовщичество, представляющее собой на Западе узаконенное; экономика региональной цивилизации Юго-Восточной Азии при технико-технологическом лидерстве Японии (глобальном, что говорит о сравнительной макроэкономической эффективности) — также , возникшая путем сочетания первого и второго способов.

Если без опьянения иллюзиями смотреть на общественные и финансово-экономические процессы на территории СССР, “элитой” безо всяких к тому непреодолимых предпосылок, то это — вовлечение его производственных мощностей в западную , осуществляемое третьим из описанных способов: путем безудержного ростовщичества зарубежных банков, доморощенных коммерческих банков (ростовщической шпаны — при глобальном уровне рассмотрения процессов) и Центробанка нынешней государственности.

Поскольку благонамеренные реформаторы не понимают различия этих трех путей развертывания финансово-промышленных групп, то все попытки организовать в пределах российской экономики ФПГ протекают как создание , и разрушаются де-факто процессом вовлечения российских хозяйствующих субъектов в западную . Происходит это не само собой и не случайно в неуправляемой “стихии” рыночной саморегуляции, а соответственно целям хозяев Запада как социальной системы и на определяемых ими условиях вступления в эту ФПГ новой рабской силы, закабаленной заведомо и предумышленно неоплатными долгами, порождаемыми в обществе ростовщичеством. То обстоятельство, что в России большинству непонятно, кто и как диктаторски управляет этим процессом, не уничтожает процесса тиранического управления, как такового.

Участие в этом процессе на положении финансовых невольников, как видно из материалов совещания по созданию ФПГ «…», не устраивает её предполагаемых участников, намеревающихся создать . Но противостоять этому процессу, а тем более эффективно выйти из него, возможно только запустив процесс развертывания , сочетая первый и второй способы.

Соответственно первому способу, возможны два пути его осуществления: либо вовлечь в ФПГ сторонние банки, в которых участники ФПГ «…» уже держат свои финансовые ресурсы, что представляется в значительной мере бесперспективным, поскольку большинство банков участвует в вовлечении производственных мощностей России в ФПГ Запада по третьему способу; либо участникам ФПГ «…» следует перевести свои средства в банк «…», который должен обеспечить эффективное управление ими в интересах ФПГ в целом. В противном случае ФПГ не сможет управлять совокупным фондом своих финансовых ресурсов и рассыплется де-факто, как и прочие создававшиеся в последние годы ФПГ де-юре.

Чтобы сочетать первый способ со вторым, кроме подготовки управленческих кадров, в составе ФПГ необходимо иметь центр информационной поддержки управления. Он должен быть держателем системы стандартов разного назначения, используемых на предприятиях ФПГ, а кроме того — держателем системы адресов владельцев и разработчиков прикладной научной и технико-технологической информации, “ноу-хау” и т.п., необходимого для совершенствования производства и продукции предприятий участников ФПГ. Этот же центр должен быть держателем стандартной для ФПГ системы сбора и обработки финансово-экономической информации, на основе которой экспертно-аналитическое подразделение центра информационной поддержки управления ведет моделирование развития ФПГ и выбор вариантов управления и координации деятельности участников, для утверждения их руководством ФПГ в качестве стратегии её развития.

Именно для обеспечения согласованности и взаимопонимания в работе персонала этого информационного центра и директоратов входящих в ФПГ предприятий, и необходима собственная система подготовки управленческих кадров ФПГ, с обоснования необходимости которой начат настоящий документ, и которая должна учить МЕТОДОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ.

Поскольку тематика с которой имеют дело в процессе работы персонал центра информационной поддержки управления и директораты предприятий, входящих в ФПГ, весьма разнообразна, то это приводит к пониманию ещё одной причины, по которой не следует обращаться за помощью в создании кадрового корпуса управленцев к классической системе финансово-экономического образования. Она построена в отрыве от знания реальных технологий и продукции, управление которыми есть управление научным, технико-технологическим и потребительским процессом. Финансово-экономическое же образование построено вокруг оторванного от жизни словоблудия метрологически несостоятельной “политэкономии”, бухгалтерского, финансового по его существу, учета и законодательства о хозяйственной деятельности.

Специалист, имеющий прикладное производственное базовое образование, как правило владеет математическим аппаратом в объеме программы вуза. Счетоводство-бухгалтерия — четыре действия арифметики в отношении чисел на счетах разного функционального назначения. Счета в пределах предприятия образуют систему, описываемую Планом счетов бухгалтерского учета [100]. То, что называется бухгалтерская проводка, — перемещение сумм со счета на счет — является финансовым аналогом правил Кирхгофа, известных из главы “Электричество” школьного учебника физики: сколько снято с одного счета в плане счетов — столько должно записать на какой-то другой счет в том же плане счетов предприятия. Единственное исключение на низшем иерархическом уровне — расчетный счет в банке, через который производятся расчеты с партнерами по хозяйственной деятельности. Но и в банковской системе — то же самое: если со счета одного предприятия списана какая-то сумма, то должна появиться на счету какого-то другого предприятия, возможно что в другом банке, но всё равно действующем в общей всем кредитно-финансовой системе. На высшем иерархическом уровне счетоводства тоже есть «счет исключение» — счет, через который производится эмиссия и изъятие из оборота финансов. Кредитование под процент — посягательство по умолчанию на нарушение «закона сохранения финансов на счетах», сопровождаемое опережающим, по сравнению с темпами роста в неизменных , ростом цен.

Это обстоятельство позволяет утверждать, что освоение счетоводства специалистом-управленцем, имеющим базовое технико-технологическое образование, — не представляет принципиальных трудностей. Любой нормальный человек, имеющий образование среднее и выше, способен понять функциональную нагрузку каждого из счетов в Плане счетов бухгалтерского учета и правомочность одних и запретность других бухгалтерских проводок на уровне, позволяющем видеть финансовую меру реальных экономических производственно-потребительских процессов как в пределах своего предприятия, так и в пределах любой макроэкономической системы, начиная от региональной ФПГ и кончая глобальным хозяйством человечества. Это так, даже если он не будет готов к высококвалифицированному исполнению профессиональных обязанностей бухгалтера: практически каждого можно научить водить автомобиль, но не каждый в состоянии выиграть авторалли.

То же касается и законодательства о хозяйственной и финансовой деятельности. Человек, обладающий способностью сопоставлять статьи законодательства с реальной жизнью, не обязательно профессиональный юрист.

Сказанное не означает, что в ФПГ следует отказаться от услуг профессиональных высококвалифицированных бухгалтеров и юристов, владеющих “тонкостями” и двусмысленностями законодательства. Но не из них следует готовить высший административный персонал ФПГ, на котором лежит задача управления технологиями и производимой и потребляемой продукцией, которые только описываются финансовыми документами с оглядкой на действующее законодательство.

Счетоводческая и юридическая грамотность для специалистов, которые и не владея ею выполняют управленческие обязанности технико-технологического характера на предприятиях, — только средство, позволяющее им слить зоны своей управленческой ответственности в целостную ФПГ, если они действительно желают сотрудничать в .

При попытке организации единства управления в ФПГ на основе кадровой базы, получившей финансово-счетоводческое и юридическое образование, в силу их некомпетентности в технико-технологических вопросах, определяющих суть производства, ФПГ неизбежно сваливается в паразитизм голого ростовщического счетоводства на производстве и биосфере, как это имеет место в ФПГ — экономике Западной региональной цивилизации.

Если ФПГ существует де-факто, то де-факто существуют её внутренний рынок и внешний по отношений к ней рынок. На внутреннем её рынке преобладают технологически преемственные продуктопотоки между предприятиями ФПГ, далеко не все из которых выходят на внешний по отношению к ФПГ рынок с конечной в технологических цепочках ФПГ продукцией, потребляемой предприятиями, не принадлежащими к ФПГ, а так же непосредственно семьями, составляющими общество. Кроме того, некоторая доля продукции, необходимой в собственном производстве ФПГ, приобретается её предприятиями на внешнем по отношению к ФПГ рынке у сторонних поставщиков.

ФПГ может развалиться как под воздействием процессов, протекающих на её внутреннем рынке, так и под воздействием процессов, протекающих на внешнем по отношению к ней рынке. При этом многие из предприятий, входящих в ФПГ, могут понести разного рода ущерб вплоть до банкротства и ликвидации со всеми неприятными для персонала последствиями; причем этот процесс может носить лавинообразный характер, завершающийся гибелью самой ФПГ.

Это означает, что ФПГ должна иметь систему управления своим внутренним рынком и систему защиты своих участников от неприятностей, возникающих на внешнем по отношению к ней рынке: иными словами, в ней должна действовать эффективная система защиты финансовой безопасности каждого из её участников, в противном случае ФПГ развалится.

По отношению к ФПГ существуют входной прейскурант, определяющий расходы её предприятий при покупки продукции у сторонних поставщиков; и выходной прейскурант, определяющий доходы её предприятий при продаже продукции сторонним потребителям. Эти прейскуранты — внешние по отношению к ФПГ факторы, которые определяют её совокупную прибыль (или убытки) при определенном объеме производства и распределении продукции по рынкам. И эта совокупная корпоративная сумма в качестве частных прибылей и убытков, распределяется по предприятиям участникам ФПГ, в зависимости от на промежуточные продукты в технологической преемственности взаимных поставок в пределах ФПГ. Причем промежуточные прейскуранты в открытых рыночных системах — также внешние неподконтрольные ФПГ факторы. Но колебания цен промежуточных прейскурантов в процессе деятельности ФПГ, изменяет рентабельность предприятий вдоль цепочки технологической преемственности продуктопотоков внутри ФПГ. Это означает, что возможны такие соотношения цен входного и выходного прейскурантов каждого из предприятий в пределах ФПГ, что его производство утратит рентабельность. И если, рентабельность производства не будет восстановлена за счет перераспределения совокупной прибыли ФПГ, то нерентабельное, по не зависящим от него причинам, предприятие выпадет из цепочки технологической преемственности в пределах ФПГ. В последствии его крах может вызвать и крах других предприятий в этой цепочке технологической преемственности, которые некогда не захотели поделиться с первым банкротом своими сверхприбылями.

То есть система финансовой безопасности ФПГ должна включать в себя систему анализа балансов обмена продукцией и финансами как , так и между участниками ФПГ и их сторонними партнерами. А на основе анализа балансов должна действовать система дотирования и субсидирования производства и его реконструкции у некоторых участников ФПГ за счет перераспределения в ней совокупной прибыли [101].

Но обстановка, в которой действует ФПГ может быть усугублена тем обстоятельством, что кредитно-финансовая система государства неустойчива [102], по какой причине пользование ею ведет к распаду ФПГ и других макроэкономических систем вследствие непредсказуемых колебаний относительной платежеспособности и доходов одних групп физических и юридических лиц по отношению к другим, что в итоге уничтожает платежеспособный спрос большинства: как фирм-производителей продукции, так и населения — потребителя продукции.

Такой общий финансово-экономический фон приводит к необходимости создания в ФПГ по существу своей кредитно-финансовой системы: 1) параллельного государственному средства платежа (возможно, что без его юридического оформления в качестве такового), системы параллельных цен на основе параллельного средства платежа, и системы конвертирования государственных средств платежа в параллельные и обратно с заведомо положительным сальдо конвертации в пользу ФПГ.

Есть одно мало известное обстоятельство, связанное с крахом «Тверьуниверсалбанка». В 1994 г. средства массовой информации рекламировали вексель «Тверьуниверсалбанка», предлагая его в качестве при взаимных расчетах предприятиям России. То есть «Тверьуниверсалбанк» создал по существу , параллельные государственному рублю. Тогда же «Тверьуниверсалбанк» возглавил Н.И.Рыжков, бывший не только Предсовмина СССР, но ещё ранее прошедший через пост Зампредгосплана СССР. Поскольку была надежда, что , осенью 1994 г. в «Тверьуниверсалбанк», на его имя, было предано письмо и аналитическая разработка о развертывании ФПГ путем сочетания первого и второго способа, благо уже собственного параллельного рублю средства платежа упрощало построение системы финансовой безопасности ФПГ. Но письмо осталось без ответа и без видимых в то время последствий. Однако последствия имели место:

Существование в России параллельного рублю, альтернативного средства платежа не подконтрольного хозяевам ростовщической корпорации, неуместно в концепции вовлечения производственных мощностей России в Запада, управляемой по третьему способу: конкуренты в самодержавном счетоводстве — не нужны…

Это означает, что вне зависимости от того, понимали это в «Тверьуниверсалбанке» или нет, но его руководство попало в положение, в котором следовало сделать выбор: либо ФПГ по первому способу в сочетании со вторым при осмысленном и общественно целесообразном счетоводстве «Тверьуниверсалбанка»; либо быть «Тверьуниверсалбанку» ростовщической шпаной в ФПГ Запада, управляемой по третьему способу при счетоводстве Ротшильдов и прочих генералов мафии ростовщичества.

Положение обязывает… если положение, а равно и притязания, не обязывают к тому, что должно, то оно же и убивает. Это относится не только к “физическим”, но и к юридическим лицам, а также и к объектам и субъектам “большой политики”. Убивает не машина, сбившая беззаботного зеваку вне зоны перехода, а сама ситуация пересечения улицы вне зоны перехода. И должно выбирать, какими дорогами ходить.

Избрав же путь, .

Всё ранее изложенное — описание общей обстановки, в которой предстоит развернуть ФПГ, при серьезном намерении это сделать. Алгоритм развертывания ФПГ в последовательности действий представляется следующим:

???? Первый поток Действий Второй поток действий Третий поток действий

???? 1. Создание редакционно-издательской группы и подготовка документов и учебных пособий к публикации и принтерной распечатке для своего круга.1.Юридическая разработка вопроса о (…), обслуживающего ФПГ.1. Проведение и поддержка в средствах массовой информации кампании по распространению информации, подрывающей возможности для деятельности по ростовщической концепции организации ФПГ.

???? 2. Выделение из редакционно-издательской группы преподавательской группы и начало подготовки управленческого корпуса для нужд ФПГ. Перемещение финансовых ресурсов участников ФПГ в систему банка «…»

???? 3. Подготовка кадров и селекция сотрудников для центра информационной поддержки управления ФПГ. 3. Введение в обращение обособленного средства платежа для обслуживания нужд ФПГ.

4. Функционирование и расширение ФПГ (экспансия в другие отрасли и регионы) в направлении достижения порога самодостаточности производства и потребления во многоотраслевом концерне на основе деятельности центра информационной поддержки управления ФПГ, который должен иметь стратегию развития ФПГ и обновлять её сообразно обстановке.

август 1996 г.

Эта же стратегия-алгоритм выхода из кризиса может быть использована и на уровне государственности Российской Федерации, конечно если политики прекратят должностную чехарду, предвыборные истерики и раскрутки эмоций в толпе, перестанут дурить людям головы, а кто не может работать, тот уйдет сам. В противном случае они сами себе и многим другим свернут шеи… Чтобы избежать этого и необходимо многое изменить в государственному правлении, а политикам и бизнесменами придерживаться при этом определенной самодисциплины.

6 ноября 1996 г.

Основополагающий конституционный принцип — “общество — власть”: Обратные связи в экономике

По завершении множества внутри— и межпартийных конституционных и экономических совещаний единомыслия в обществе по-прежнему нет: одни полагают, что сначала необходимо принять новую конституцию, чтобы на ее основе строить новое общество и экономику: другие полагают, что сначала необходимо вывести общество из кризиса, а потом закрепить конституционно этот образ жизни. Но основополагающих идей, понятных и поддерживаемых большинством созидательных сил, на основе которых можно было бы вывести страну из кризиса, никто не решился высказать. Тем не менее, все хотят благоденствия, роста благосостояния.

Благосостояние возникает в единстве общественного объединения труда и распределения производимого в обществе. Поэтому желательно было бы выделить исторически объективный параметр, который связывал бы через общее понимание справедливости с качеством управления делами всего общества со стороны государства. Это так, поскольку общественное разделение профессионализма — это различие труда 1) непосредственно производительного в сфере материального производства и обработки информации (науки, искусства) и труда 2) управленческого по организации производства и распределению производимого. И благоденствие невозможно при нарушении взаимосвязей между ними.

Управление производством продукции на основе продуктообмена в технологической преемственности производств и общественного разделения профессионализма непосредственно или через доверенных лиц порождает в обществе ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА. Широта этого права определяется тем, какие этапы полной функции управления, на каком интервале времени (в глобальном историческом процессе), в отношении каких объектов реализуются, и за кем объективно утверждается и признается это право сначала ОБЫЧАЕМ, а затем и законодательством.

Различие между частной и общественной формами собственности на средства производства в том, как реализуется, а не декларируется законом это право управления. При общественной собственности на средства производства весь персонал, участвующий в их обслуживании, имеет реализуемую возможность сменить управленцев, если находит, что качество управления производством и распределением продукции не отвечает общественным потребностям. Таким образом в ЛЕЖИТ МИРОВОЗЗРЕНИЕ НАРОДА, . только закрепляет законодательно мировоззренческий стереотип.

По данным «Инженерной газеты» (№ 45, 1992 г., «Не заглядывай в карман начальства») к 1980 г. соотношение зарплаты высшей администрации к среднестатистической составляло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Японии — 17 раз. По качеству управления, выражающемуся в производительности труда, темпах роста производства и качестве серийной продукции эти страны следовали в обратном порядке. Это данные почти 15-летней давности. За прошедшее время Япония упрочила свое положение и продолжает наращивать свою значимость в мире, иена выросла по отношению к доллару вдвое; ФРГ впала в затяжной кризис вследствие скоропалительного поглощения ГДР; США отстают от Японии и Западной Европы, пытаются удержать свое положение скупкой мозгов за рубежом и поддержанием бросовых цен на сырье и энергоносители на мировом рынке. Это означает, что в этих странах ошибки управления по своей тяжести обратно пропорциональны зарплате управленцев. На других исторических при мерах также можно показать, что, чем выше уровень жизни (потребления прежде всего) семей управленческого корпуса по отношению к среднему в обществе, тем больше трудностей испытывает это общество по сравнению с другими, ему современными обществами, по причине низкого качества управления.

То есть, ОТНОШЕНИЕ УРОВНЯ ЖИЗНИ СЕМЕЙ УПРАВЛЕНЦЕВ К СРЕДНЕМУ В ОБЩЕСТВЕ УРОВНЮ ЖИЗНИ — ПОКАЗАТЕЛЬ, который может быть контролируем и который исторически объективно связан с социальной напряженностью и качеством управления всеми видами деятельности в общественном разделении профессионализма; социальная напряженность и качество управления народным хозяйством в свою очередь определяют благосостояние всех и темпы его роста.

Речь идет о властных управленцах, чьи слово и подпись придают управленческую силу управленческой по своему содержанию информации, а не о множестве мелких клерков, чьи слово и подпись безвластны, но кто тянет на себе весь груз рутинной обработки информации во всех структурах государственной и хозяйственной власти.

Посмотрев на разрыв зарплаты высшей администрации относительно средней в США, Японии, ФРГ, предположим, что существует обратное соотношение зарплат: зарплата высшей администрации ниже, чем средняя в обществе. Предположим, что зарплата главы государства и уровень потребления его семьей материальных благ и услуг соответствует максимуму 25 % населения с наинизшими доходами и минимуму 75 % остального населения с более высокими доходами и уровнем жизни. Высшие и прочие государственные чиновники и хозяйственники, частные бизнесмены имеют зарплату больше главы государства, но не выше среднего уровня в подконтрольной им сфере деятельности. При этом реальная зарплата управленцев и уровень жизни их семей не будет превышать среднего в обществе уровня с учетом оплачиваемого из госбюджета и благотворительных фондов бесплатного потребления по потребности, одинаково доступных всему обществу. Предположим, что это — КОНСТИТУЦИОННАЯ НОРМА, а попытка изменить эту конституционную норму есть измена Родине в пользу организованного сатанизна (поясним: Род в древнеславянских Ведах — имя Предвечного Всевышнего Господа).

Теперь обратимся к официальной статистике России. «Экономика и жизнь» (№ 26, 1993 г.) приводит распределение населения России по размеру среднедушевого денежного дохода в апреле. Так вот, если бы формулируемый нами конституционный принцип уже действовал, то по апрельскому распределению доходы управленческого корпуса (руководители местной, региональной администрации, директораты науки, производств, банков, торговли, средств массовой информации, главы ветвей власти и высших структур государства) уложились бы в вилку от 8000 до 12000 рублей, т.е. в ими же установленный интервал величин от минимальной пенсии (8112 руб.) до прожиточного минимума (11800 руб.) на душу населения; а 2 % населения имели в то время доходы более 25000 руб. Это означает, что жены и дети высших управленцев первыми бы взвыли от той политики, которую проводят отцы семейств, будучи управленцами в государственных и хозяйственных структурах; то есть сама политика была бы невозможна, поскольку мужья имели бы головомойку дома задолго до того, как уровень потребления упал бы в их семьях ниже прожиточного минимума. Но, если уж он упал, то поскольку на эти суммы жить невозможно, то это ставит управленческий корпус перед выбором:

1) поднять себе зарплату и предоставить бесплатные льготы по сравнению с остальным населением, но это — измена Родине, государственный переворот; брать взятки — обыкновенная уголовщина, а большая зарплата от взяточничества — не защита;

2) изменить курс реформ так, чтобы они и их семьи могли жить на зарплату не выше средней год от года лучше. Именно последнее и желательно для подавляющего большинства населения: жить на свою зарплату год от года лучше.

Дело в том, что рост благосостояния отдельного человека, каждой семьи в течение их жизни обусловлен двумя факторами: 1) перемещением в более высокодоходные социальные группы и 2) общим ростом благосостояния при стабильно высоком качестве управления в обществе, в силу чего растут объемы производства и потребления во всех социальных группах, группах доходности населения.

Социальные группы, в том числе и высокодоходные, достаточно стабильны по составу входящих в них семей. В силу этого объективного обстоятельства меньшинство СЕМЕЙ улучшает свое благосостояние за счет продвижения в более высокодоходные социальные группы, а большинство СЕМЕЙ (равно населения) — за счет общего роста производства при стабильно качественном управлении. На протяжении 150 лет по настоящее время общий рост производства следует за ростом производства техногенной энергии (производимой техникой), который составляет не более 5 % в год. Но перемещение вверх по пирамиде богатства возможно темпами гораздо более высокими, чем 5 % в год за счет хапужничества и эксплуатации разного рода нехваток, в том числе и на профессии и, в частности, дефицита на управленческие профессии. Этот путь скоробогатения соблазнителен для многих, но пройти его удается единицам, поскольку уже сложившаяся наследственно-клановая «элита» пускает в «пред-элиту» и позволяет приобщиться к «элите» далеко не каждому х а п у г е.

По причине биологического духовного и физического вырождения наследственно-клановая «элита» испытывает трудности с комплектованием сферы управления и других «элитарных» сфер деятельности специалистами, исторически необходимого квалификационного уровня. Это вынуждает толпо-"элитаризм" упрощать по мере роста производства переход в высокодоходные социальные группы тем, кто способен защитить интересы сложившейся в качестве политика, заклинателя толпы, обращающего «рабочее быдло» в безучастную массу, не встревающую в сферу управления; а также тем, кто способен ублажать “элиту" в качестве звезд искусств, корифеев науки и техники и заурядных проституток и холуев.

Таким образом, если из поколения в поколение управленцы вне зависимости от их личного происхождения по своему уровню потребления принадлежат к высшим и средним слоям , то концепция управления народно-хозяйственным потенциалом исходит из потребительских интересов малочисленных высокодоходных групп населения. При этом, если идиотизм власти (или осознанное ее подчинение глобальной «элитарной» клановой системе — сионо-масонскому биороботу, отрабатывающему веками сионо-нацистскую концепцию глобального невольничьего строя и биороботизации большинства) заводит общество на грань гибели народа, «элитарное» меньшинство и его ближайшее окружение, наемники и прихлебатели все равно живут по-прежнему хорошо, а то и лучше, чем прежде, в то время как трудящиеся массы — большинство — перебивается с хлеба на воду и вымирают. Так было во всех революциях (Франция, Россия); во всех канунах военных разгромов (царская Россия, Германия в обеих мировых войнах). Так происходит и в России в эпоху ель-ЦИНИЗМА хапуги, «бизнесмены», мафиози жируют, государственные чиновники, директораты банков и производств поднимают зарплату себе и живут сытнее и роскошнее чем в "застой”, в то время как народ вымирает, поскольку уже несколько лет рождаемость ниже смертности (лето 1993 г.).

Теперь обратимся к книге В.И.Ленина «Государство и революция»: "… на примере Коммуны (Парижской, 1871 г. — авт.) Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть «бюрократами», быть «чиновниками», перестают по мере введения, кроме выборности, еще и сменяемости в любое время, да еще СВЕДЕНИЯ ПЛАТЫ К СРЕДНЕМУ РАБОЧЕМУ УРОВНЮ, да еще замены парламентских учреждений работающими (парламент — от французского «парле» — говорить, т.е. парламент — говорильня, в большинстве случаев попусту: — авт.), т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь. (…) Маркс… увидел в практических мерах Коммуны ТОТ ПЕРЕЛОМ, КОТОРОГО БОЯТСЯ И НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАТЬ ОППОРТУНИСТЫ ИЗ-ЗА ТРУСОСТИ, ИЗ-ЗА НЕЖЕЛАНИЯ БЕСПОВОРОТНО ПОРВАТЬ С БУРЖУАЗИЕЙ… “ — текст выделен нами, авт.

Обратим внимание, что Парижской коммуны классиками марксизма. С точки зрения общей теории управления низведением зарплаты управленцев к среднему в отраслях материального производства уровню Парижская Коммуна пыталась замкнуть обратные связи общественного управления на трудящееся большинство, переключив их с замыкания на высокодоходные группы, как национальной, так и трансрегиональной наднациональной «элит». Коммуна рухнула, поскольку те, кто был согласен исполнять управленческие обязанности на предлагаемых ею условиях, не обладали необходимой квалификацией; а обладавшие необходимой управленческой квалификацией, были преисполнены «элитарных» амбиций, видели в парижских рабочих разнуздавшуюся чернь, которую необходимо быстрее загнать в их конуры, то есть оказались НРАВСТВЕННО НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, чтобы управлять делами общества, исходя из жизненных интересов большинства и жить при этом так, как живет средняя семья.

Поскольку для большинства семей переход в более высокодоходные группы закрыт, то общественно целесообразно, чтобы концепция управления народно-хозяйственным потенциалом была ориентирована на максимальный рост покупательной способности средней зарплаты; на то, чтобы разброс минимальной и максимальной зарплаты (доходов) стимулировал рост квалификации и добросовестное исполнение своих должностных обязанностей на своем рабочем месте, а не поощрял карьеризм и прожигание жизни ВСЕГО ОБЩЕСТВА И БИОСФЕРЫ высокодоходным, по существу паразитирующим меньшинством; чтобы год от года снижались цены и расширялся перечень продукции и услуг бесплатного потребления, так или иначе оплачиваемых госбюджетом, профсоюзами, бюджетами предприятий, если это позволяют культура потребления, производство и общества.

Это в принципе достижимо в случае принятия всем обществом, а не только законодателями, конституционной нормы, низводящей управленческий корпус к уровню доходов не выше среднего в обществе. Если общество находится вне кризиса, то, не имея возможности поднять себе номинальные денежные доходы и создать особые «бесплатные» льготы, управленческий корпус для роста благосостояния своего личного и своих семей вынужден будет использовать единственное средство, неотъемлемо находящиеся в его распоряжении — ПРОФЕССИОНАЛИЗМ. Но при высказанной конституционной норме сфера управления перестает быть притягательным местом для своекорыстных рвачей, и не обладающих профессионализмом бездельников, эксплуатирующих господствующий стереотип отношения к власти в толпо-"элитарных" обществах: выше должность — больше власти, следовательно должна быть и выше зарплата и больше бесплатных льгот. Но именно этот господствующий стереотип отношения к власти и обращает государственный аппарат и банковскую систему, да и все остальные сколько-нибудь властные структуры, в бездумную, бездушную машину, ПРОДАЖНО отрабатывающую любую внедренную в нее концепцию управления, программу деятельности.

Этого не заметно, если концепция высшего глобального надиудейокого «масонства» предуказует стране «процветание». Но, если же надмасонская глобальная концептуальная власть предуказала стране разорение, а ее народу вымирание, то не увидеть этого можно только будучи идиотом или холуем сильных мира сего. Увидеть и подчиниться можно только будучи трусом, т.е. осознающим себя в качестве предателя своего народа. В Коране такого рода боязливым дается предупреждение Богом: «Не бойтесь же людей, а бойтесь Меня!» — сура 5:48.

Такая конституционная норма общественно целесообразна, поскольку низведение управленческого корпуса и других «элитарных» сфер деятельности к уровню жизни семей, занятых в сфере материального производства, с одной стороны защищает их от хапуг, шарлатанов и карьеристов, а главное — является замыканием обратных связей в контурах управления через сферу потребления на общество, а не на помыкающее обществом, возомнившее себя «элитой» меньшинство. Отношение же доходов семей из сферы управления к доходам средней семьи — мера глубины обратных связей. Чем больше глубина обратных связей, тем более высокое качество управления может быть достигнуто, если это позволяют другие параметры системы. По отношению к обществу, чем меньше единицы указанное отношение, тем больше глубина обратных связей в системе «власть — общество» в сфере экономики. Главный же ограничитель — НРАВСТВЕННОСТЬ общества и управленческого коруса, определяющая нижнюю границу этого отношения, при которой обществу хватает управленцев необходимой ему для дальнейшего роста квалификации. А перспективы его развития зависят от того, какая доля молодежи согласна освоить управленческие специальности, заранее зная, что их денежные доходы никогда не превысят средних в обществе и будут даже падать по мере вхождения их в высшие эшелоны власти. Так выглядит общество и власть в сфере экономики с точки зрения общей теории управления. Но о том же говорят и НЕСОБЛЮДАЕМЫЕ людьми Откровения Свыше.

ЕВАНГЕЛИЕ: “Не собирайте себе сокровищ на земле…" — Матфей, 6:19. "… не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих” — Матфей, 4:4. «Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» — Матфей, 5:20. «Никто не может служить двум господам… Не можете служить Богу и мамоне» (богатству) — Матфей, 6:24. "Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а, кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; а, кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом.” — Матфей, 20:25-27.

То есть нынешние лидеры страны напрасно демонстрируют себя народу в православных храмах, не выполняя этого и многое другое: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю» — Лука, 6:46. Но в мечеть им тоже идти не следует. Коран также дает обществу рекомендации о выборе людьми необходимого им управленческого корпуса, чье руководство не будет злонравным: «Последуйте за тем, кто не просит у вас награды и кто на прямом пути!» — сура 36:20. Предупреждает Коран о недопустимости власти стяжателей богатства: "Кто идет прямым путем, тот идет для самого себя, а кто заблуждается, то заблуждается во вред самому себе; НЕ ПОНЕСЕТ НОСЯЩАЯ НОШУ ДРУГОЙ (т.е. беременная; это аналогично «что посеешь — то пожнешь»: — авт.) и МЫ НЕ НАКАЗЫВАЛИ, ПОКА НЕ ПОСЫЛАЛИ ПОСЛАННИКА (напомнить о Боге, указать на ошибки, чтобы имели время и возможность покаяния и исправления жизненного пути. — Авт.). "А когда Мы желали погубить селение (т.е. общество. — Авт.), Мы отдавали приказ ОДАРЕННЫМ БЛАГАМИ в нем, и они творили нечестие там; тогда оправдывалось над ними слово, и уничтожали Мы его (общество, народ. — Авт.) совершенно.” — сура 17:16, 17, пер. И.Ю.Крачковского, текст выделен нами. — Авт.

То есть, с точки зрения зафиксированного в Священных писаниях, отношение стоимости уровня жизни семей управленцев к средней в обществе стоимости уровня жизни семей можно рассматривать в качестве одной из мер осатанелости общества и его управленческого корпуса.

Точка зрения коммунистов-атеистов приводилась ранее и выражена у В.И.Ленина в «Государстве и революции». Нынешние реаниматоры марксизма обходят ее молчанием. Но для них уже есть предупреждение в «Анти-Дюринге» Ф.Энгельса: цитата Е.Дюринга: «Общество делает самому себе честь, когда отмечает высшие виды деятельности, предоставляя им умеренную добавку для нужд потребления». В ответ Ф.Энгельс просто язвит, показывая СТЯЖАТЕЛЬСКИЕ НАКЛОННОСТИ такого рода "борцов за счастье народное”: «И г-н Дюринг тоже делает самому себе честь, когда, соединяя невинность голубя с мудростью змия, так трогательно заботится об умеренном добавочном потреблении для дюрингов будущего».

«Умеренность» добавочного потребления — мера терпения несправедливости производительно трудящимся большинством, а не «умеренные” “элитарные» притязания на преимущественное потребление со стороны «интеллигенции», бизнесменов-хапуг, управленцев. “Высшие виды деятельности”, точнее люди ими занятые, делают себе честь и воспитывают остальное общество, когда не претендуют на преимущественное потребление материальных благ, произведенных другими, пусть даже и под их высоко квалифицированным руководством.

“Умеренность” добавочного потребления — мера терпения несправедливости производительно трудящимся большинством, а не “умеренные” “элитарные” притязания на преимущественное потребление со стороны “интеллигенции”, бизнесменов-хапуг, управленцев.

«Высшие виды деятельности», точнее люди ими занятые, делают себе честь и воспитывают остальное общество, когда не претендуют на преимущественное потребление материальных благ, произведенных другими, пусть даже и под их высоко квалифицированным руководством.

Именно эта непритязательность власти порождает у неё моральное право требовать от подчиненных добросовестного исполнения ими возложенных на них обязанностей: “Я получаю меньше, чем ты, и потому я имею моральное право требовать, чтобы ты, зарабатывая больше, чем я, работал добросовестно, и не вынуждал меня тыкать тебя носом в твою расхлябанность, неумелость, бессовестность, пьянство, разврат, лживость и т.п.” Появление такого морального права у начальства есть повышение ответственности за свою деятельность у подчиненных и нематериальное стимулирование их труда. При обычном же толпо-“элитарном” соотношении зарплат начальника и подчиненного оба знают, что подавляющее большинство является карьеристами, которые рвутся к более теплым местечкам, боясь потерять уже достигнутое. По этой причине аппарат управления занят не столько управлением, сколько карьеристскими интригами, тем более опасными для остального общества, чем выше зарплата и прочие доходы по мере продвижения к вершинам власти, поскольку в такой ситуации карьеризм порождает безоглядную вседозволенность по отношению ко всему окружающему.

С другой стороны, только те управленцы, которые нелицемерно осуществляют в своей деятельности принцип потребления по минимуму и ниже среднего в подконтрольной им сфере, обретают во мнении остального общества право на ошибку, поскольку последствия их управленческих ошибок, выразившихся в финансово-экономической сфере, начинают ощущать раньше и тяжелее тех, кто оказался под их властью.

Хо Ши Мин (основатель социалистического государства во Вьетнаме), отказавшийся на приеме, устроенном в его честь в Югославии, от обилия деликатесов со словами: “Товарищи и господа, пожалуйста, ешьте и забудьте обо мне. Я ведь представляю Вьетнам, мой народ голодает. И я могу принять только то, что ест мой народ — скромную мисочку риса”, — имеет право на ошибки, если сказанные им слова были искренни. Ненавистный многим Ф.Э.Дзержинский, если был искренен, имеет право на ошибку: еще до революции, уже имея опыт пребывания в тюрьме, он позволил себя арестовать вместе с другими, чтобы помочь в тюрьме тем, кто впервые попал под арест, хотя имел возможность скрыться с места ареста; после революции в голод на Лубянке как-то раз тайком для него одного жарили картошку на сале и, чтобы он съел её, уверяли, что и все остальные сотрудники ели в столовой ВЧК на обед тоже картошку на сале [103].

Но ни Н.С.Хрущев, ни А.Д.Сахаров, ни заказчик легендарной “государственной” дачи в Форосе М.С.Горбачев, ни Б.Н.Ельцин, ни Е.Т.Гайдар, А.Б.Березовский ошибок не совершали. Если что-то ими сделано в ущерб интересам народа, то это — исключительно преступления, поскольку все они — члены потребительской элиты; а многие улучшили свое потребительски “элитарное” положение определённо вследствие якобы “ошибок”, ими совершенных, в результате которых большинство населения оказалось под воздействием экономического геноцида.

Теперь вернемся к лозунгу «Народ и партия едины!» Народ — производительно трудящееся большинство. Партия — правящая. «Партия» по-русски — всего лишь ЧАСТЬ ЦЕЛОГО, а не множество единоверцев в некую доктрину в политике. «Политика» по-русски — в переводе с греческого — в свою очередь: «поли» — много, «тикос» — интересы; то есть «политика», как общественное действие, есть упорядочивание и удовлетворение интересов множества людей в жизни общества. Поэтому, если обращаться к смыслу слов лозунга, то все просто: часть народа, трудящиеся в производственных сферах, и часть народа, несущая полную функцию управления по отношению ко всей народной жизни, образуют единство. Одним из элементов этого единства является уровень потребления материальных благ в семьях управленцев и в остальном обществе. Поскольку «рыба с головы гниет», а возможности избыточного потребления — искушение, то, чтобы голова не загнивала в самодовольстве “элитарной” вседозволенности, необходим ПАРТМАКСИМУМ для ; т.е. ограничение доходов в сфере управления, чтобы она не порождала паразитирующую потребительскую “элиту”. Лозунг «Православие! Самодержавие! Народность!» имеет тот же смысл, если не забывать, что Православие — больше чем ветвь исторически реального христианства и церковная иерархия, узурпировавшая это самоназвание безо всяких к тому оснований в её собственной деятельности; а самодержавие это — не-марионеточность государственной власти, но вовсе не обязательно монархия. Аналогичный смысл находим и в Коране: «И пусть среди вас будет община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти счастливы!» — 3:100, это — всё то же единство управленцев и народа.

Да, это — идеал. Но этот идеал может воплощаться в жизнь только в условиях «партмаксимума» для правящей самодержавно партии — части населения, единой в образе жизни с остальным народом, поскольку тогда самодержавие имеет тенденцию быть в согласии с Богодержавием по мере понижения «партмаксимума», когда управление ведется не за страх, не за плату, а по совести. Это одна из сторон явления духовности, по-русски именуемого СОБОРНОСТЬ, а по-арабски ИСЛАМ, поскольку и то, и другое предполагает Божье водительство, как средство достижения бесконфликтности множества самоуправлений людей по их свободной воле в пределах одной общественной системы.

В былые времена партмаксимум был. И член правящей партии, занимая определенные должности, зарабатывал на них меньше, чем беспартийный специалист. Партмаксимум защищал сферу управления от хапуг, поскольку при нём в сфере управления стабильно могут удерживаться те, кто видит в своей деятельности служение благу общества, а не средство личного или семейно-кланового обогащения. По этой причине лозунг «Народ и партия едины!» не вызывал ни озлобленности, ни иронии у тех, кто трудился добросовестно и честно желал справедливости в жизнестрое, а не возрождения толпо-“элитаризма” и его вседозволенности в каких бы то ни было формах. Отмена партмаксимума уничтожила моральный авторитет власти и привела, в конце концов, к тому, что бронированный лимузин для властителей получил название ЧЛЕНО-воз. По-русски после этого сказать о власти больше нечего…

Крах царизма, КПСС и предстоящий крах “демократизаторов” имеет одну и ту же причину: несоблюдение “партмаксимума” управленцами и “элитаризацию”, ведущую к вырождению управленческого корпуса и “высших” видов деятельности. ЭТО РАЗРЫВ ОБРАТНЫХ СВЯЗЕЙ в системе «власть — общество» через экономику, а не политическая демагогия популистов, утопистов, романтиков.

Если кому-то не нравится партмаксимум в качестве замыкателя обратных связей, то пусть он не обольщается: это означает, что он защищает чьи-то стяжательские наклонности, но не сферу управления от утечки кадров.

Ссылки на то, что управленец зачастую работает по 16 часов в сутки, несостоятельны. Тогда предоставляемыми ему благами пользуется семья, потребляя все это просто так и развращая подрастающих в ней детей избыточной нетрудовой дармовщиной. Кроме того, 16-часовой труд, тем более в сфере обработки информации, : т.е. качество управления при таком режиме труда будет низким, вследствие чего нет причин для его повышенной оплаты. К тому же человек при этом не имеет времени ни для чего кроме работы, становится придатком к рабочему месту, и у него нет ни времени, ни желания пользоваться этими избыточными возможностями потребления.

Но есть еще один способ замкнуть обратные связи: отстрел и другие репрессии в отношении несостоятельных специалистов, шарлатанов, карьеристов, их кукловодов и членов семей всех них (муж и жена — одна сатана; яблочко от яблоньки недалеко падает — это о детях). История знает два варианта такого замыкания:

1) разовый государственный переворот с заранее подготовленными списками на уничтожение и

2) систематические плановые репрессии, производимые с одной стороны государством, его спецслужбами, а с другой стороны — народной самодеятельностью — РЭКЕТ, который также затрагивает не кого попало, а наиболее преуспевающих обирал-управленцев-бизнесменов.

Те, кто не отстоял партмаксимум в 1920-е годы, кто радовался отмене этой “глупости”, во множестве гибли сами и увлекали других, когда обратные связи были замкнуты, в конце концов, через НКВД-ГУЛАГ; и тогда в лагеря пошла и бездумная, и всё понимавшая периферия сионо-масонской глобальной клановой системы, приведшей к власти в России в 1917 г. своих ставленников. По плану “Ост”, возложенному на гитлеровскую Германию высшим надиудейским “масонством” (знахарством), предстояло корректировать последствия не вполне удачной революции 1917 г. и уничтожить до 90 млн. человек населения СССР в концлагерях в течение нескольких лет с окончательным уничтожением государственности и самобытной культуры.

Избежать этого удалось, хоть как-то заблаговременно замкнув обратные связи: не получилось через партмаксимум и национально-пропорциональное представительство в партийных и государственных структурах (4-й и 3-й приоритеты обобщенных средств управления), пришлось замыкать через НКВД (преимущественно 6-й приоритет). Коррекцию же последствий неудач 1917, 1937, 1945, 1949 годов надиудейскому “масонству” пришлось вследствие этого отложить до начала “перестройки”.

Репрессивный аппарат в качестве замыкателя обратных связей далек от идеала: ошибки репрессий неизбежны и сверхпропорциональны по отношению к их массовости. Но обратные связи, так или иначе, замыкать необходимо, иначе хаос, катастрофа культуры и государственности, колонизация, иго.

Остается вспомнить: “перестройка” началась с воплей о “необоснованных” репрессиях во времена И.В.Сталина; за этим последовало быстрое падение качества управления и его следствия — развал государственности, народного хозяйства, падение уровня жизни большинства семей, рост уголовщины… и повышение уровня жизни “элиты” “демократизаторов, ворвавшейся в структуры осуществления власти ”.

Так что ситуация добровольного выбора очень проста:

· либо “партмаксимум” для управленцев на уровне не выше среднего уровня в жизни общества с понижением реальных доходов по мере приближения к вершинам власти: государственной, народно-хозяйственной и т.п. и национально-пропорциональное представительство в структурах государства;

· либо отсутствие “партмаксимума”, но отстрел и репрессии (государственные и в порядке осуществления народной самодеятельности) в отношении управленцев, карьеристов, шарлатанов, их кукловодов и членов их семей во всех “высших” отраслях деятельности;

· либо — при отказе от первого и второго — потеря общественного самоуправления по причине утраты обратных связей в ходе совместной деятельности радикально-реформаторских и консервативно-ретроградких шарлатанов, карьеристов, их кукловодов, одержимых жаждой к стяжанию богатства, славы, почестей и т.п., порождающих концептуально неопределенное управление. За последним следует хаос, катастрофа культуры и государственности, иго и гибель народа, как максимум.

Выбор — свободный, но после выбора — путь узкий; мельтешение на нем есть выбор третьего, пусть даже и бездумный выбор, в попытке уклониться от выбора. Выбор первого есть выбор соборного народовластия. И если говорить об этом юридическим языком, то Конституция России должна начинаться так:

1. Государство Россия есть самодержавие её нардов, стремящихся к Богодержавию.

2. Самодержавие народов в своей основе имеет всеобщую равную возможность освоения любого Знания, образования, выходцами из всех социальных групп каждого из народов России. Это делает концептуальное самовластье открытым уделом для добро-вольно-мыслящего ответственного большинства людей и исключает возможность устойчивого злоупотребления концептуальным самовластьем злонамеренным антиприродным своекорыстным осатанелым меньшинством.

3. Проведение в жизнь в текущем правлении самодержавной концепции народного жизнестроя достигается ограничением уровня потребления благ и услуг, предоставляемых управленцам и их семьям, уровнем не выше среднего в отраслях материального производства в народном хозяйстве в соответствии с пониманием существа общественной собственности на средства производства, как открытости управленческого корпуса для вхождения в него выходцев изо всех общественных групп, что неизбежно выражается в статистике занятости. Частная собственность на средства производства коллективного пользования выражает себя в разного рода ограничениях на вхождение в управленческий корпус, формирующийся на замкнутой по отношению к обществу основе, что также выражается в статистике.

4. Контроль общества за соблюдением сказанного обеспечивается публикацией статистики и динамики её изменения по образовательному уровню, нервно-психическим заболеваниям (половым извращениям, самоубийствам в частности), доходам и бесплатному потреблению материальных благ и услуг, преступности среди всех народов и евреев, а также во всех социальных группах. Преднамеренное искажение и сокрытие указанной информации, а также иная ложь управленцев, есть измена Родине в пользу организованного сатанизма.

5. Кредитно-финансовая система России строится на принципе наращивания покупательной способности средств платежа, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, 3) ограничением доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

Все остальное в Конституции вторично и необходимо только для разъяснения, уточнения способов реализации в жизни общества этих четырех положений (пятое внесено в текст декабре 1995 г.), являющихся ОСНОВОПОЛАГАЮЩИМ КОНСТИТУЦИОННЫМ ПРИНЦИПОМ.

Свобода вероисповедания и утверждение в Конституции идеала Богодержавия — разные вещи. Богодержавие и согласное с ним самодержавие народа не втиснешь в юридические рамки, определяющие способы распределения материальных благ, голосования и т.п. Но Конституция прямо должна говорить об отношении к Богу, Его Воле, Милости, а не об отношении к исторически сложившимся земным конфессиям и ритуалам. «Царство Божие внутри вас есть» и каждый человек должен для себя сам либо признать Его Волю в качестве власти, либо осознанно отвергнуть: это и есть свобода совести, свобода воли. И, вступая в сферу управленческой деятельности в государстве-суперконцерне в качестве руководителя других людей, именно с этого самоопределения своей жизни по отношению к Богу человек должен начинать деятельность.

Но, если этих пяти положений, выражающих нет, то “конституция” и воровской закон вседозволенности осатанелых управленцев неотличимы друг от друга, сколько бы основной воровской закон не болтал о “свободе”, “правах человека”, “демократии”, “свободе совести и вероисповедания”, поскольку права человека в сфере правления гораздо уже, чем вне её, так как возможности его гораздо шире, чем вне её. И любое возвышение ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ВЛАСТИ над обществом ЛЮДЕЙ, есть разрушение общества, человечности, т.е. — преступление своих прав властью.

В народе при толпо-“элитарном” устройстве общества на уровне сознания индивидов господствует стереотип: чем больше власти — тем больше благ у её носителя и его родственников и приятелей. Но коллективная психика — более мощная информационная система и более устойчивая. Коллективное сознательное и бессознательное народа отражено в его пословицах, поговорках и других видах народного творчества. Оно более точно отражает объективные процессы, происходящие в природе и обществе. Поговорка «Рыба с головы гниет» выражает подсознательное образное понимание народом причин загнивания всякой управленческой “элиты” и, в частности, в качестве одной из причин — монопольно высокую цену на продукт управленческого труда.

И мы никому и ничего не доказываем, излагая основополагающий принцип нашего будущего государственного строительства. Мы всего лишь предлагаем подумать и осознанно показываем причинно-следственные обусловленности в общем ходе вещей, видение которого на уровне подсознания и коллективного бессознательного в народе давно уже есть, и всё здесь сказанное — давно уже непреложная нравственная истина, отраженная в пословицах и поговорках, русских былинах и эпосе других народов.

Но: «Поистине, Бог не меняет того, что (происходит: — вставка по контексту) с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них (т.е. нравственности и образа мыслей)», — Коран, сура 13:12. Жизнь же течет туда, куда её направляет объективная, а не декларируемая нравственность множества людей. Нравственность формируется бездумно и сознательно. И сейчас исторический период благоприятен для изменения общественного сознания и изменения объективной нравственности общества таким образом, чтобы идеалы нравственности подсознания и коллективного бессознательного, выраженные в пословицах и поговорках, стали осознанной нормой жизни общества. А конституции и прочая юрисдикция — всего лишь изъяснение одной нравственности словами, дабы защитить свою осознанную нравственность от других, с нею несовместимых нравственностей и произволов, из чуждой нравственности проистекающих. Нельзя жить несколькими нравственностями, иначе противоречия многих нравственностей раздерут в клочья души, жизни, народы, государства, планету.

И пусть каждый, кто думает, что он имеет благ меньше, чем того хочет, знает: он имеет больше, чем того заслуживает по его добронравию. Кроме того, ему уже дано всё, чтобы жить человечно: Бог не возлагает на человека ничего, сверх возможного для человека.

Сначала народ формирует идеалы, потом сближает с ними свою объективную нравственность и стремится, чтобы законодательство исходило из неё, а не из злонравия правящей “элиты”. Если “элита” в своей законодательной деятельности игнорирует идеалы и объективную нравственность народа, то законодательство становится никчемной бумагой, поскольку народ его игнорирует, живя по произволу своей нравственности. А навязать исполнение законодательства силой и обманом не всегда удается по причине отсутствия кадровой базы, одержимой продажностью и слепотой необходимой для такого насилия численности. Но если народ нравственно не вырос до предлагаемого ему законодательства, то будет то же самое: законодательство не будет соблюдаться.

Попытки облагодетельствовать Россию по рецептам “передового” Запада не увенчаются успехом, в том числе и в области законодательства. Запад имеет юридическую базу модернизированного Римского права, а это есть законодательство модернизированного “элитарно”-НЕВОЛЬНИЧЬЕГО строя. И если Запад от него до сих пор не отказался, то причина этого всего одна: Запад — цивилизация невольников и рабовладельцев, хотя за две тысячи лет невольничий строй стал мягче и деликатнее, не столь откровенен: он не тычет невольнику в лицо его цепи, а именует их “достижениями цивилизации”.

Проще говоря: модернизированный невольничий строй вынужден больше лгать, чем это было в откровенно невольничьи времена. Всё это мы видим в процессе “элитарных” попыток демократизировать Россию по западным рецептам. При этом разросшаяся численно “элита” преследует одну цель — заставить народы работать побольше, а жить победнее: это видно, если смотреть не на предвыборные обещания, а на реальные дела “демократизирующей” власти. Но у западной цивилизации есть всего два рецепта заставить народ работать на “элиту”: № 1 — инфляция и безработица в условиях голосований запрограммированных средствами массовой информации “мозгов” и № 2 — узаконено невольничий строй для большинства, не признаваемого “элитой”, основанный на страхе и полицейских репрессиях.

Для России все это уже в прошлом, а вся её история — история неприятия её народами пришлых и местных рабовладельцев. Россия — не отсталая, как полагают для себя многие “демократизаторы” на западный манер, а обогнавшая Запад в развитии потенциала духовности и идеалов нравственности страна. И все её проблемы в истории — выражение попыток одержимой стяжательством “элиты” насадить народу, противные его идеалам нравственности формы общественной организации. И тех, кто в очередной раз станет на пути, мешая реализовать этот потенциал духовноти и идеалов нравственности, навязав новый виток разделения на “элиту” и “рабочее быдло” ждет судьба их предшественников, в какие бы одежды они не рядились.

Западная цивилизация и есть : т.е. — падающая, западня для тех, кто не успеет из неё вовремя выйти, не то, чтобы войти. А для выхода из неё необходимо погасить собственные “элитарные” амбиции. А они есть у всех, претендующих быть спасителями России и её народов: у коммунистов и антикоммунистов, иерархов церквей, мирян и атеистов, у патриотов и космополитов — у большинства политически активных лидеров. И все хотят управлять, не зная, что есть такое процесс упраВОЛЕНИЯ содержательно; хотят писать законы, не задумываясь, откуда и как они проистекают, и зачем нужны. Управление всегда субъективно. Но управлять можно только объективными процессами. И если есть только иллюзия существования объективного процесса, но самого адекватного видения объективного нет, разочарование будет вполне реальным и объективным. В прошлом в этом убедились все исторически выродившиеся “элиты”: “семибоярщина” в смутное время; монархисты и либеральная буржуазия в 1917 г.; сионо-интернацисты — троцкистско-ленинская “гвардия” — в 1937 г.; оЧУРБАНившаяся партноменклатура; впавшие в ельцинизм “демократизаторы”. Кто следующий?

Если следующие не выработают и не предложат народу ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП, в котором народ признает выражение идеалов нравственности большинства, то их ждет судьба их предшественников. Ибо без конституционного принципа Богодержавия и партмаксимума для управленцев никто не сможет делать ПРАВОЕ ДЕЛО ПРАВДЫ, поскольку, будучи по на словах правым, он всегда будет истинно левым, вынужденным лгать для утверждения “умеренного добавочного потребления” для управленцев и прочих высших деятелей в обществе.

В сентябре 1990 г. тиражом 25 млн. экземпляров “элита” “демократизаторов”, готовясь к взятию власти у партноменклатуры, опубликовала “Как нам обустроить Россию” Со-ЛЖЕ-ницина. Ровно через год ЛОЖЬ развалила единый СССР и продолжает второй год раздирать Россию на куски… Россию же можно обустроить только по ПРАВДЕ, справедливости. А правду знают все, кроме избранных… для того, чтобы лгать; кто лжет искренне, а кто по продажности — это несущественные для общества мелочи.

Современные законодатели пытаются вынести на референдум различные варианты конституций. Это заведомо — провокация против народа, ибо все положения конституции вынести на него невозможно без профанации дела. Мы предлагаем вынести на референдум основной конституционный принцип, и формулируем его в данной статье.

Наше предложение соответствует именно текущему состояния человечества: изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени. Явление ускоренного по сравнению со сменой поколений людей обновления технологий и прочего прикладного знания означает переход социальной суперсистемы из одного режима функционирования в качественно другой режим с иными способами обработки информации и иными методами замыкания обратных связей в контурах управления информационными потоками вне зависимости от типа общественно-экономической формации. Это требует, и неизбежно ведёт к исчезновению прежней нравственности и обусловленной ею логики социального поведения как индивидов, так и больших социальных групп.

В новой логике социального поведения, выразится иная господствующая нравственность, которые утвердят жизнь в соответствии с высказанным здесь основополагающим конституционным принципом.

Это означает, что господствовавший до смены соотношения эталонных частот биологического и социального времени стереотип “больше власти — больше жизненных благ” объективно сменится на другой, обеспечивающий более высокое качество управления, так как потребность общества в повышении этого качества тоже объективна.

А наличие зависимости между и работников и подтверждается статистикой всей мировой истории.

НАШЕ ДЕЛО — ПРАВОЕ!

ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!

5 декабря 1994 г.,

День Конституции

Советского Союза;

(Уточнения: 28 декабря 1995 г.;

28.01.1999 г.)

Наши дни: Православная иерархия и патриотизм в России

Практически с самого начала перестройки и демократизации в сонме иерархов Русской православной церкви покойный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн занял особое положение. Множество статей и книг, вышедших за последние годы за его подписью, создали ему репутацию духовного наставника и лидера патриотически настроенной общественности, склонной искать выход из нынешнего кризиса в возврате Росии и прежде всего русского народа к православно-церковной традиции общественной жизни. Для творчества митрополита Иоанна было характерным отрицать молчаливо какие бы то ни было достижения в жизни народов страны в советский период истории и при этом идеализировать прошлое до 1917 г., воздерживаясь от критики политики царизма и соглашательства с несправедливостями иерархии церкиви на протяжении веков в церковно-православный период истории страны.

Многие считают, что все здоровые силы общества действительно могут сплотиться в борьбе с очевидным злом современной неурядицы в государстве, попросту умалчивая или забыв о своих прежних разногласиях и идеологических спорах [104], как то и делал митрополит Иоанн. Однако, предлагая забыть каждому свойственное тому, он сам не забывал своего и пропагандировал якобы как спасительные библейские учения в традиции русского православия, не желая вдаваться в конкретный смысл этого вероучения.

Но второго ноября 1995 г. недужный митрополит Иоанн скоропостижно и внезапно скончался на презентации отеля “Северная корона”, проводимой банком “Санкт-Петербург” (см. “Северная столица” 10-16 ноября 1995 г., которая по каким-то причинам назвала дату смерти 3 ноября; А.Невзоров в “Диком поле”, посвященном этому событию, показал в кадре Свидетельство о смерти митрополита с датой 2 ноября).

Многие до сих пор думают, что патриотическая общественность в его лице потеряла своего реального лидера, наставника в вопросах нравственности и смысла жизни. Однако дело сводится к тому, что реально патриотическая общественность утратила только возможность тешить себя самообольщением, что митрополит Иоанн действительно был лидером.

Смысл всякого ввероучения всегда конкретен и может отрицать искренние благонамеренные речи, которыми сопровождается пропаганда вероучения. Именно смыслом вероучения программируется психика множества людей, принимающих вероучение, и, как следствие, через это множество людей программируется поведение общества в целом на протяжении жизни многих поколений. Поэтому следует обратиться к смыслу социальных доктрин Православия как такового, и смыслу социальных доктрин Библии, как священного писания общего для России и неправославного Запада, прежде чем говорить о патриотизме православной иерархии [105].

Исторически реально Православие в целом, и в России в частности, не имеет какой-либо особенной обществоведческой доктрины, в которой были бы изложены взгляды Иерархии и Церкви в целом на допустимое и недопустимое в жизни общества и государства. Сказанное не вымысел и не клевета. Чтобы убедиться в этом, обратимся к Приложению 1 в «Православном катехизисе» епископа Александра Семенова-Тян-Шанского [106], с. 151:

«1 — Промыслительное отсутствие догматов по общественным вопросам при наличии основных данных для их решения.

Жизнь отдельных христиан влияет на общественную жизнь. Отсюда может встать вопрос: какими должны быть, с христианской точки зрения, государство, экономика, социальная структура, и могут ли они быть христианскими? Церковь не имеет догматических решений этих вопросов, и христианские мыслители решают их по-разному.

Но отсутствие догматов в этой области предохраняет, в некоторой мере, людей от худшей формы тирании во имя Христа, не исключая, впрочем, некоторые бесспорные данные, помогающие находить верные решения.»

Но не лучше ли задуматься: не земной ли это «промысел» «мировой закулисы» (с которой якобы боролся митрополит Иоанн) породил отсутствие «догматов по общественным вопросам» в Православных церквях, дабы беспрепятственно разрешать неопределенности общественного самоуправления в своих интересах?

Сказанное епископом исторически недостоверно: «Святая» инквизиция, иезуиты, православные никонианские гонения в течение более чем двух столетий на православных же старообрядцев, насильственное крещение инославных перед пугачевским бунтом и т.п. тирания отсебятины (во имя Христа?) — спокойно уживались с отсутствием упомянутых общепризнанных Церковью «догматов» в попытке навязать людям, пастве самодурственную отсебятину церковных и светских иерархов. Это делалается столетиями вопреки общественным понятиям о справедливости и водительству Духом Святым.

А отсутствие исходных принципов общественной организации жизни людей и ведения ими народного хозяйства, т.е. в церковном лексиконе — «христианских догматов по общественным вопросам» — расчищает место для беспрепятственного действия в обществе общебиблейских — ветхозаветно-талмудических догматов по тем же вопросам. И об этом свидетельствует вся история и современность.

Обратимя еще раз к Доктрине “Второзакония-Исаии” [107]:

“Не давай в роcт брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).— Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут”Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостлив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся”Исаия, 60:10 — 12.Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию Русского Православия, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), от имени Христа, безо всяких к тому оснований, провозглашает ее до скончания веков в качестве благого Божьего промысла: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполниться все” — Матфей, 5:17, 18.

Это — конкретный смысл Библии, которым заразилась Русь в общении с Византией, уже умиравшей от того же самого Библейского яда. И пусть православная патриотическая общественность честно ответит себе на вопросы:

· Где русский или общероссийский патриотизм в доктрине “Второзакония-Исаии” и кононически-новозаветном соглашательстве с нею?

· Что конкретно в реальной жизни знаменует, что ростовщическая мерзость доктрины “Второзакния-Исаии” — неисповедимый благой Божий промысел, якобы провозглашенный Христом до скончания века, если смерть митрополита Иоанна знаменует обратное?

Дело в том, что все, в кратце высказанное здесь об исторически реальном христианстве и Православии на Руси и в России, написано не после смерти иерарха Иоанна, а обстоятельно изложено в “Вопросах митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской Православной Церкви”, переданных в его окружение, а в его лице — Церкви в марте 1994 г. и после нескольких месяцев церковного молчания изданных типографски. С марта 1994 г. в окружение покойного митрополита “Вопросы митрополиту Иоанну и иерархии Русской православной церкви” передавались несколько раз, но на “Вопросы…” не было дано ответа: ни прямо через тех лиц, кто передавал работу в окружение митрополита; ни опосредованно — в публикациях, с которыми митрополит Иоанн выступил после этого в печати.

Каждый руководитель обязан нести ответственность за работу своего окружения и канцелярии в частности. Потому нет особой нравственно-этической разницы: лицемерные клерки из его окружения не передали “Вопросы…” митрополиту, либо же клерки перадали названную работу адресату, но митрополит не ответил потому, что не посчитал нужным или не нашелся, что ответить. Так или иначе митрополит Иоанн и иерархия Церкви отмолчались.

Смерть иерарха Иоанна хронологически последовала после того, как иерархии в его лице были заданы неприятные для православной традиции и самомнения православных вопросы; а также и предложены ответы на них, не совпадающие с церковными воззрениями на свою роль в истории России. Всё было сделано искренне, без задней мысли, но иерархия в лице Иоанна (или клерков и духовных чад митрополита) сочла за благо отмолчаться и отмолчалась.

И соответственно этому факту, смерть иерарха знаменательна и по отошению к иерархии. Она знаменательно подтверждает правоту сказанного здесь о мерзостной библейской доктрине “Второзакония-Исаии” и церковно-христианского соглашательства с нею: иерарх церкви скончался, пытаясьблагословить, на презентации в отеле (место для заезжих чужестранцев) “Северная Корона” (символ монархии, социальной иерархии сословно-кланового строя, отрицающего равенство человеческого достоинства людей), устроенной банком “Санкт-Петербург” (одной из множества ростовщических контор, порожденных в России в соответствии с библейской доктриной угнетения всех людей и биосферы планеты расово-”элитарным” ростовщическим паразитизмом и лицемерием).

Если благословение всего этого, воплощающего в России доктрину “Второзания-Исаии” и Православного соглашетельства с нею, не состоялось по причине смерти иерарха, взявшегося за это дело, то в нашем понимании это — знак Свыше, что БИБЛЕЙСКАЯ МЕРЗОСТЬ противна Богу.

Верующему Богу человеку после такого освпадения попытки благословить и смерти Иоанна, естественно задуматься о том, что же несет в себе и что олицетворяет собой Л.Нарусова, если попытка благословить её пресекается Свыше смертью митрополита? Но если отстраниться от верноподданности православной иерархии, этому совпадению сопутствует и другой вопрос: Не умер ли митрополит Иоанн потому, что исчерпал Божеское попущение в отношении своей земной и церковной деятельности в момент, когда пришел на совет нечестивых и поднял руку для благословения сатанизма, вопреки тому, что ему были заданы определенные вопросы по этому поводу?

Как известно один из библейских пророков, не выполнил социальный заказ, и вместо того, чтобы проклясть — благословил и остался жив. Здесь же иерарх скончался при попытке благословить, хотя и без прямого социального заказа, но из ритуальной вежливости, что на наш взгляд еще хуже.

Все люди смертны, но в нашем понимании бытия, христианину по истине,по истине не подабает умирать, благославляя явления “элитарного” самопревозношения и ростовщиеского паразитизма. Это же относится и к гибели лидера российских христианских демократов В.Савицкого, погибшего не в борьбе за счастье народное, а в “Мерседесе” в результате автокатастрофы. “Христианской демократии” В.Савицкого в духе доктрины “Второзакония-Исаии” было неприемлемо отказаться от ростовщического кредитования, но в итоге он перестал пятнать пречистое библейской мерзостью.

Но это приводит к вопросу и о судьбе Церкви в целом: Почему Церковь, не отрекшаяся от этой мерзости, и не провозгласившая свое устремление к истине по совести, должна быть угодна Богу?

И почему Православная церковь не является тоталитарной сектой, проповедуя эту мерзостную доктрину? То обстоятельство, что она вторглась ИЗВНЕ в нашу культуру более 1000 лет тому назад, работает на доморощенной кадровой базе, многие поколения сжились с её присутствием и деятельностью, существа дела не меняет: она горделиво от имени Бога проповдедует паразитизм и расовый таталитаризм, не внемля Божьим знаменям в жизни, отрицающим церковную доктрину. Если же говорить о подвижниках, то они были, есть и будут, вне зависимости от того, какая иерархия правит: Сергий Радонежский, Пересвет, Ослябя, Гермоген — прежде всего русские люди, личности, но не церковная иерархия, которая их благодетельностью покрывает несомую ею мерзостную доктрину ростовщического паразитизма расы иудейской господ.

И пусть православные патриоты без лицемерия ответят: Чем митрополит Владимир, принявший кафедру после смерти Иоанна, хуже чем Иоанн, если Владимир, поскольку он не пишет якобы патриотических статей и книг, всего лишь более явно работает на ту же самую доктрину?

Пусть православный патриот в связи с этим подумает, какая экономическая разница благословлено ростовщичество, угнетающее Россию и весь мир ритуально приемлемым ему благообразным православным иерархом, либо это делает непосредственно раввин от синагоги или иерарх регулярного масонства? В русском языке есть поговорка, относящаяся к этому случаю: что в лоб, что по лбу — все равно больно.

Святая Русь — это возможно; но святое ростовщичество и святое соглашательство с ним — это невозможно, а при попытке освятить мерзость именем Божьим — дурно кончается, что и продемонстрировал явственно митрополит Иоанн.

Многим православным и околоправославным — вне зависимости от их объяснений — неприятно по существу лишь то, что после 2 ноября 1995 г. покров патриотической демагогии на библейской доктрине расового паразитизма, с которой они свыклись в Русской православной церкви, исчез, после чего она предстала голенькой без патриотического макияжа в своей истинной сущности.

С 12 января 1996 г. Санкт-Петербургская митрополичья кафедра перешла к митрополиту Владимиру. В прошлом митрополит Владимир проходил службу в Иерусалиме, после чего представлял московскую патриархию в Женеве во Всемирном совете церквей. По прибытии в Санк-Петербург митрополит Владимир многократно был показан по телевидению. При этом трудно было не обратить внимание на тот факт, что в качестве посоха иерарха он использует задрапированный “кадуций” — жезл, вершину которого обвивают две змейки (как на рисунке, только обескрыленный и с крестом на головке). Это — атрибут восходящей к греческому-египетскому Гермесу герметической глобальной традиции тайных посвящений, в том числе и западных масонских. То есть посох митрополита Владимира любой посвященный поймет как выражение принадлежности его (в некотором качестве) к глобальной иерархии “мировой закулисы”, с которой митрополит Иоанн якобы вел непримиримую борьбу. Но на многих фотографиях и митрополит Иоанн остался запечатленным с тем же “кадуцием”, что унаследовал от него митрополит Владимир.

Это внешняя атрибутика, но и, если смотреть по существу, то оба митрополита при всем их внешнем различии в поведении и высказываниях — приверженцы доктрины “Второзакония-Исаии”: то есть во внутриобщественном отношении — духовные марионетки поработителей и угнететелей России; а в мистико-религиозном — ставленники сатанизма, поскольку ничто не знаменует, что ростовщический парарзитизм доктрины “Второзакония-Исаии” и церковно-христианское соглашаетльство с ним — милость Божия.

На наш взгляд, митрополит Владимир гораздо предпочтительнее, чем митрополит Иоанн, поскольку многие патриоты с его приходом лишились возможности пребывать в приятном самообольщении, их ни к чему не обязывающем. Пребывая в ритуально выдержанном приятном самообольщении, они перекладывали свою долю ответственности за судьбы России на митрополита Иоанна, олицетворявшего церковный патриотизм безо всяких к тому реальных оснований в вероучении и в историко-обществоведческой науке Православной Церкви. Теперь же ответственность за судьбы России придется нести самим без иллюзий в отношении патриотизма библейской иерархии, либо же признать свою недееспособность.

Чтобы стать дееспособными патритоами, придется пересмотреть свое отношение к Библии и церковно-православной традиции. Те из православных патритотов, которые не могут отрешиться от мысли о святости Библии, пусть ответят себе на еще один вопрос: Чего они возмущаются происходящим в России после 1985 г.? — если всё это происходит в полном соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии” и соглашательства с нею большей части иерархов, а тем более эйкуменического крыла Русской православной церкви: Гайдара и Ким должно на руках носить за осуществление в жизни библейских иедеалов, а они в оппозицию к режиму; а если они считают, что Библия, в её исторически сложившемся виде — воистину не искаженное ложью священное писание, то выступая против режима, осуществляющего библейские идеалы и программу мироустройства, они пребывают в оппозиции и к богу. Если режим — проводит в жизнь библейскую доктрину, а патриотами он клеймится как сатанинский, то надо иметь мужество признать и Библию извращением истинно Божьих Откровений в интересах сатанизма.

Церковь учит так:

1. Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.

2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, Иже от Отца рожденного прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша.

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша и погребенна.

5. И воскресшаго в третий день по Писанием.

6. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца.

7. И паки грядущаго со славою судите живым и мертвым, Его же Царствию не будет конца.

8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящего, Иже с Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшаго пророки.

9. Во едину Святую, Соборную и Апостольскуо Церковь.

10. Исповедую едино крещение во оставление грехов.

11. Чаю воскресения мертвых,

12. и жизни будущаго века.

Аминь.

По своему существу Никейский символ веры — , т.е. он — предание старцев, , рассыпанные авторами канонических Евангелий по своим текстам. Вследствие этого Никейский символ веры должно было начинать словами:

Верую в предания старцев — отцов церкви, — которые учат, что я… () и далее по тексту Символа вhры.

Устранение из Символа веры речей самого Христа не может не иметь религиозных и внутриобщественных последствий для обществ, чья духовная и вся прочая культура выросла из Никейской догматики. Символ веры, хотя и существует вместе с каноном Новозаветных писаний, не отрицающим прямо Благовестие Христово, в одной и той же церкви, тем не менее он не столь безобиден, как может многим показаться.

Иисус же своих современников по плоти учил совсем другому, что в молчании церквии столетиями подменяют отсебятиной:

«С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием входит в него (Лука, 16:16). Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это все (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам (Матфей, 6:33). Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Матфей, 5:20).

Господь Бог наш есть Господь единый (Марк, 12:29). Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Матфей, 22:37, 38). Не всякий говорящий Мне “Господи! Господи!” войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Матфей, 7:21). Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят (…) Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него (Лука, 11:9, 10, 13). Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину… (Иоанн, 16:13)

Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомниться в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам (Марк, 11:23, 24). Молитесь же так:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила, и слава во веки!” (Матфей, 5:9 — 13). Не придет Царствие Божие приметным образом (…) ибо вот Царствие Божие внутри вас есть (Лука, 17:20, 21).»

Это — два взаимно исключающих вероучения. И Церковь, как это ни печально, далека от того, чему учил Христос…

Мы не одиноки в такого рода оценке. Пример тому — стихотворение, присланное из Воронежа, казалось бы весьма далекого от православно-интеллигентских распрей Москвы и Санкт-Петербурга:

Божий знак

Торговцев гнал из храма Иисус,

Но наши иерархи всё забыли…

Торгуют сами и не дуют в ус,

Как будто их не рукоположили.

И все спешат, молитвой освещая,

Лихих мздоимцев, банки и конторы,

Не думая: придется отвечать

За новые содомы и гоморры…

О, Иоанн! И ты не устоял -

Пошел на службу к “рыцарям” удачи.

Не потому ли Бог и покарал,

Как знак того, что сгинет всё собчачье.

О мой народ! Услышь, что говорю!

Тебе не даром Знак Великий дан:

Крестом решивший послужить ворью,

Подняв лишь руку — рухнул Иоанн!

12 марта 1996 г., 13 декабря 1996 г.

[1] За исключением наук, которые сами являются языками описания Мироздания: таких как математика, грамматика и т.п., аппарат которых тем не менее может быть привлечен и к описанию процессов управления.

[2] Процесс — со-бытие во множестве взаимно вложенных процессов-событий, которых протекает вместно,

[3] В наиболее общем случае под термином “вектор” подразумевается — не отрезок со стрелочкой, указывающей направление, а упорядоченный перечень (т. е. с номерами) разнокачественной информации. В пределах же каждого качества должна быть определена хоть в каком-нибудь смысле мера качества. Благодаря этому сложение и вычитание векторов обладают некоторым смыслом, определяемым при построении векторного пространства параметров. Именно поэтому вектор целей — не дорожный указатель “туда”, хотя смысл такого дорожного указателя и близок к понятию “вектора целей управления”.

[4] Число от 0 до 1, по существу являющееся оценкой объективно возможного, мерой неопределенностей; или кому больше нравится в жизненной повседневности — надежды на “гарантию” в диапазоне от 0 %-ной до 100 %-ной.

[5] См. специальную литературу.

[6] Сокрытие некой правды, свойственной гитлеризму, при всех его злобствованиях — причина по которой “Майн кампф” просто замалчивается вместо того, чтобы быть разгромленой идейно.

[7] К 1996 г. США наконец-таки признали, что Р.Валленберг сотрудничал с их разведкой. Так, что это дело борьбы спецслужб и у советской стратегической разведки видимо и в 1945 г. были сведения о том, что он не просто дипломат и с ним есть о чем поговорить “за жизнь”. Это разборки спецслужб, а не произвол МГБ в отношении дипломата… Одна из последних публикаций на эту тему в “Российской газете” от 19.11.96. “Лавренти Берия вел тайные переговоры с Гиммлером?”, в которой Л.Берия изображен слабоумным, а Р.Валленберг — безвинной жертвой обстоятельств.

[8] Республиканско-парламентская форма государственного правления — особое удобство для Мирового Правительства при необходимости сменить главу государстве.

[9] Текст, выделенный курсивом, попал в канон Нового Завета в пересказе апостола Павла: 1 послание Павла коринфянам, гл. 13.

[10] Имеется в виду внесоциальный источник информации, нечеловеческий разум.

[11] Оба летчики выполнившие рейсы в указанное место 30 апреля

[12] О работах А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского по перестройке хронологии истории см. специальную работу «Провидение — не “алгебра”…», СПб, 1996 г.

[13] В 1923 — 1924 гг. троцкист, каковым по существу и остался до конца дней, хотя и втеся в доверие к руководству и вышел на вершину властных структур СССР при Сталине.

[14] См. приведенную далее аналитическую записку “О характере банковской деятельности…” и оцените численно параметры финансовой системы:

(S — K%)/(S + K); S/(S + K).

[15] А равно и притязания на занятие положение.

[16] Есть ещё и злонамеренные сторонники реформ, которые рассматривают как благо, или сопутствующие благу незначительные издержки, — все те бедствия, которые вынуждены переживать в их ходе большинство людей, и которых они сами избежали став “новыми русскими”.

[17] Н.К.Байбаков, более 20 лет возглавлявший Госплан СССР, в своих воспоминаниях “Сорок лет в правительстве” (М., 1993 г.) характеризовал реформы команды Е.Т.Гайдара словами: «Если бы я при Сталине допустил 20-миллиардную денежную эмиссию, не обеспеченную товарами, то в лучшем я получил бы 10 лет лагерей.»

После Сталина эмиссия определялась не возможностями производства при неизменных и снижающихся ценах, а полит-паханской конъюнктурой.

[18] КПД в совокупности отраслей растет не быстрее энергопотенциала. Кроме того в используемой нынешней цивилизацией технико-технологической базе его рост ограничен: практически КПД «1.

[19] Покупательная способность доллара по электроэнергии в СССР — России за последние 10 лет (1994 г.) осталась неизменной и равна 1 доллар — 175 кВт*час.

[20] Возможно, что экономика Японии управлялась даже без теоретического обоснования необходимости соблюдения в таком его выражении.

[21] По отношению к многоотраслевой производственно-потребительской системе прейскурант на продукцию, непосредственно потребляемую людьми — вектора ошибки управления ею. В идеальном режиме управления розничные цены — ноль; цена — мера нехватки продукции по отношению к запросам общества как к таковым. Её функция — ограничить потребление в обществе всего того, чего не хватает.

[22] «Во время “холодной войны” в Федеративной Республике появился бестселлер с необычным заголовком “Восток минус Запад равняется нулю”. Если учесть, что влияние Византии автор почему-то приписал Западу, то становится ясно: приведенный им баланс заведомо неверен.

Тем не менее “импорт” западной цивилизации и культуры в Россию — исторический факт. Еще Иван Грозный посылал немца Иоганна Шлите на родину вербовать “экспертов” для Руси» и т.п. — цитировано по упомянутому журналу “Германия” на русском языке № 3/1995.

[23] В еженедельнике “Экономика и жизнь” № 14, апрель 1996 г. опубликована статья за подписью президента “Инкомбанка” В.Виноградова “«Русское чудо» в режиме реального времени”, в которой высказаны надежды и пожелания на будущее. Она прокомментирована в записках “России нужны большевики-предприниматели” и “Экономические ли проблемы у капитализма в СССР?”

[24] Вопрос даже о Запада России, не то что о её существе тоже не встает в сознании “социолога”.

[25] В терминологии демократизаторски взбудораженной “интеллигенции”.

[26] Подробно, но в иных аспектах, это высказывание комментировалось в аналитической записке “Преступность и законность: население и государственность” в октябре 1995 г.

[27] В.С.Павлов в книге “Упущен ли шанс? или финансовый ключ к рынку” (Москва, “Терра”, 1995) сообщает, что к обмену крупных купюр, проведенному по его инициативе ещё в бытность СССР, не было предъявлено 12 млрд. руб. (стр. 246). По его оценкам это — неотмываемые деньги тогдашнего криминалитета. Но в те времена годовой бюджет министерства обороны СССР был порядка 18 млрд. руб. Это означает, что в единовременном финансовом импульсе криминалитет превосходил министерство обороны СССР, вынужденное тратить 12 млрд. руб. примерно в течение 8 месяцев.

[28] В последствии сообщалось, что Кравчук опроверг этот эпизод со ссылками на Израильские органы власти, но узнав об этом Юрген Ротт по-прежнему настаивает на своем.

[29] 130 миллиардов долларов на начало августа 1996 г. по словам В.С.Черномырдина.

[30] Указ впоследствии отменен, хотя за время своего непродолжительного существования он успел вызвать по сообщениям прессы отток вкладов граждан из разных банков от 20 до 80 %.

[31] Отношение человека к роботу, в том числе и к биороботу — лежит вне области этики… Об этом мало задумываются те, кто позволяет себя использовать в таковом качестве.

[32] Ленин, Сталин, Дзержинский выражались более определенно: меньшевики, эсеры, троцкисты, левая оппозиция, правая оппозиция и персонально в отношении лидеров: Бухарин, Рыков, Томский, Троцкий, Каменев, Зиновьев и пытались объяснить существо своего политического курса народу. А здесь формулировки более уместные для ловли рыбки в мутной водичке, чем для политического обзора и постановки задач перед спецслужбами в расчете на народную поддержку деятельности правительства и спецслужб.

[33] Акт социальной магии.

[34] Имеются в виду объемы производства и потребления продукции, динамика инвестиций и их отдача, доступность, , здравоохранения и образования, преступность и т.п.

[35] “Содержание сути” — еще один образец косноязычия антирусской власти, выражающий её распущенность в мыслях.

[36] “Делиться надо!” — известный афоризм А.С.Лившица.

[37] Ведь не будет же интересоваться нью-ВЧК, откуда взялись те сотни тысяч долларов наличкой, что были обнаружены у сотрудников президентского предвыборного штаба при выходе их из Дома Правительства РФ в период выборов.

[38] Сцена расстрела толпы на Потемкинской лестнице в Одессе.

[39] «Посеешь поступок — пожнешь привычку; посеешь привычку — пожнешь характер; посеешь характер — пожнешь судьбу…» Об этой мудрости обычно забывают, те кто вспоминает “судьбу” к месту и не к месту.

[40] Вопрос о полуголове мы обсудим позднее.

[41] Демократизаторы в России упустили завидную возможность: Попросить А.Пиночета прокомментировать ГКЧП, который они все эти годы изображают как хунту. Скорее всего смеху бы было…

[42] В условиях России есть ещё одно сопутствующее обстоятельство: образно говоря «шапка Мономаха гораздо тяжелее, чем ермолка». По этой причине шея, выросшая под лкой и не мыслящая себя без её гнета, сама собой ломается под бременем «шапки Мономаха».

[43] “Демократизатор” — народное название милицейской дубинки, вошедшее на некоторое время в обиход в начале “перестройки”.

[44] Это не Государственный комитет обороны, а государственные коммерческие облигации, т.е. фиктивное средство сведения концов с концами в банковском и государственно-бюджетном бухгалтерском учете.

[45] Проблема «многоступенчатых неплатежей» создана ссудным процентом коммерческих банков и центробанком, которому Правительство запретило давать кредиты под процент, меньший, чем процент инфляции (радио “Свобода”, “Канадское радио” 29.01.1994). Этим указанием центробанку Правительство В.С.Черномырдина уже более, чем два года тому назад, стало тянуть рост инфляции за уши и достигло в этом успеха.

[46] Семья должна первенствовать перед индивидом в качестве субъекта и объекта права. Тому, кто с этим не согласен, предлагается ответить на вопрос: была ли у него мама человеком или он сам лично произошел от обезьянки?

[47] На наш взгляд, Конституция не должна противоречить законам природы. Предложенная статья — аналог формулы «про коэффициент полезного действия», которая вообще-то должна быть понятна всем выпускникам советской средней школы, к числу которых принадлежит А.А.Собчак и большинство отечественных юристов и журналистов, пишущих на темы законодательства и экономики.

[48] Слова Лазаря Моисеевича Кагановича, которыми он характеризовал стиль мышления, под гнетом которого люди пытаются втиснуть жизнь в рамки законов, проистекающих из прошлого или из собственных фантазий о будущем вопреки . Как можно понять из его “Памятных записок”, вышедших в свет в 1996 г., ему ермолка была обременительна. Как самоучка он многого не мог своевременно узнать сам, и потому совершил многие ошибки, но все должны помнить и быть благодарны: Победа в 1945 г. стала возможной потому, что к 1941 г., во многом благодаря его воле и руководству, железнодорожный транспорт оказался способен обеспечить эвакуацию промышленности и людей, работу тылов и борьбу фронта.

[49] В том числе и по Собчаковскому рецепту.

[50] Следует добавить: от ростовщического грабежа реформаторов-демократизаторов начиная от Гайдара и кончая Черномырдиным. Должно покончить с ростовщичеством, а если реформаторы будут мешать, то можно покончить и с реформаторами на основании .

Юристам следует наконец-таки понять, что все законы пишутся по . Соответственно одной системой законодательства один нравственно обусловленный произвол защищает себя от другого нравственно обусловленного произвола. Может случиться и так, что государство поддерживает одну систему законодательства, а в обществе есть дееспособные оппозиционные силы, которые разрабатывают, поддерживают и употребляют в своей деятельности иную — альтернативную систему законодательства вне зависимости от отношения к этому государственной юриспруденции. Так что всё — по нравственному произволу и на законных основаниях. И если нынешнее поколение юристов-демократизаторов этого не поймет и попытается узурпировать законотворчество и законотолкование, употребляя его против народов России, то пусть потом не пеняют: есть Законы, которые действуют с момента их оглашения, а не с момента признания их государством в качестве своих юридических норм. И они действуют даже, если государство отрицает эти Законы: в этом случае они уничтожают государственность и многих ей приверженных.

[51] Точнее сказать: у теоретиков и практиков в России.

[52] Следует добавить: И общественно безопасно упорядочивать распределение, поскольку благосостояние это — взаимно обусловленное единство производства и распределения, лежащих в основе потребленияпотребления.

[53] Вообще-то “нажива” и “наживка” — однокоренные слова. И устремившиеся к наживе, пусть подумают заблаговременно, к кому они попадут на стол в качестве готового блюда…

[54] См. ранее в настоящем сборнике.

[55] В бухгалтерии только — сложение и вычитание; когда дело доходит до процентов, то еще и умножение и деление. Все операции производятся в системе двойных записей в Т-образных счетах (двухколоночных: приход-расход и на перекладине “Т” название специализации счета), неизменной по форме с XVII века. Не считая тонкостей бухгалтерских проводок, требующих знания законодательства, всё это осваивается за 4 часа, если не придуриваться и не наводить тень на плетень.

[56] Имеются в виду взаимные обвинения: Лебедем Куликова во взяточничестве в ходе ведения операций в Чечне в частности и Куликовым Лебедя в подготовке силового захвата власти в том числе и с привлечением чеченских сепаратистов.

[57] Остается только спросить: Неужто виновных в свершившемся и в происходящем нет? Другое дело общественно безопасно следует ответить на вопрос: Что с ними делать? Вахтовым методом послать строить дороги руками, а не языком, как А.Собчак? или выслать их на любезный им демократический Запад? или оформить дворниками и ассенизаторами, коли от их профессорских и политических усилий один вред?

[58] Желательно не более 3 листов, поскольку быстро читать и видеть за прочитанным жизнь — не умеют, а продираться сквозь обстоятельные большие доклады и фундаментальные работы для недоношенного интеллекта утомительно. Ясно же сказано: «Теорией нам сейчас заниматься некогда.»

[59] Ну это чересчур: Куликов возможно многого не видит, но двумя глазами и сквозь пальцы.

[60] И когда только успели произвести в гроссмейстеры и какого ордена? Гроссмейстер выше рядового рыцаря. Или опять журналисты пишут сами неведомо что: рейтинг журнала есть — ума журналистам не надо.

[61] Неужто президенту или премьеру запустят в лицо политической фигурой Чубайса? — Как смело журналист загибает, не боясь привлечения за оскорбление личности, должности и символа нации.

[62] Ответ пугливому без понимания С.Кара-Мурзе.

[63] По имени отчеству чтобы никто не сомневался…

[64] А в большинстве случаев политические фигуры говорят не открытым текстом, а по коду так, чтобы «преданные поняли» (М.Е.Салтыков-Щедрин “Помпадуры и помпадурши”)? т.е. “демократические фигуры” говорят “для посвященных”, чтобы “демос”-народ ничего не понимал а ишачил за “морковку”, которую не дают, а только показывают?

[65] «Ъ» — немая буква, звучание которой в современном языке утрачено, так что нечего и прислушиваться. Зато «ДТ» в конце названия несли бы прозрачный намек на определенный смысл.

[66] Израиль официально признал его своим гражданином.

[67] Хочешь мира, готовься к войне.

[68] Согласно правилам США командир авианосца должен иметь определенный стаж летчика и судоводителя и знать тактику и стратегию применения корабельного состава и авиации. В СССР же высшие политики считали, что люди ни разу не взлетавшие и не садившиеся на палубу корабля, знающие либо самолет, либо корабль обосновано отрицают американский 70-летний опыт строительства и эксплуатации авианосцев и палубной авиации.

[69] Интересно отметить, что когда “Кузнецов” еще только строился, то в японской судостроительной печати были опубликованы аналитические разработки предполагаемого вида этого корабля. При этом японские аналитики нарисовали его в некоторых отношениях более совершенным, чем это сделали отечественные проектанты.

[70] Третий в серии: т.е. он устарел к моменту начала строительства не говоря уж о том, что состарился за время 10-летней постройки (технический ресурс кораблей такого класса 25 — 40 лет). При царе за восемь лет успевали спроектировать и построить одновременно 4 однотипных корабля такого водоизмещения на Балтике, и 3 на Черном море и это считалось медленным. А здесь за 20 лет (если считать от атомного “Кирова”) — три.

[71] Кто сомневается в приведенной оценке его деятельности может найти в библиотеках и прочитать книгу за его подписью “Морская мощь государства”. Кто считает, что римляне были правы и «о мертвых либо хорошо — либо ничего», пусть поймет, что римляне сгинули с исторической сцены потому, что они избегали говорить правду во всех случаях, вследствие чего накапливалась ошибка самоуправления их шедшей к самоуничтожению цивилизации.

[72] Порядок следования по убыванию шумности: самые шумные наши стратегические ракетоносцы; потом — наши многоцелевые лодки; потом американские многоцелевые; и самые бесшумные — американские стратегические ракетоносцы. (По данным одного из номеров русского издания американского журнала “Scientific American”)

[73] Воспоминания о совместной деятельности с Ф.Д.Бобковым опубликовал Н.Н.Яковлев в приложении к 3-му изданию (“Москвитянин”, 1993) его книги «1 августа 1914» (см. также в журнале “Молодая гвардия” в одном из номеров после 1991 г.: № 8, 1993 г. -?). Однако к сказанному им следует относиться критически, поскольку, как видно из воспоминаний, сотрудничая с Н.Н.Яковлевым, КГБ не посвящал его во многое, а использовал его знания и писательский талант в своих целях.

[74] Обществу всё равно, под каким государственным руководством были бы решены объективно назревшие проблемы: в любом случае, их решение лишает социальной базы оппозицию, будь во главе дееспособной власти Николай II, А.Ф.Керенский, В.И.Ленин или Л.Д.Троцкий или кто еще; но неспособность решить проблемы, создает социальную базу для оппозиционных претендентов на власть в государстве.

[75] Крестьянство к 1917 г. составляло 85% от всего населения России и повсеместно приняло участие в гражданской войне на обеих сторонах, часто меняя свою позицию. Антикоммунистам полезно знать, что продразверстка была введена в декабре 1916 г., но в этом направлении ни царское, ни временное правительства развернуться просто не успели; Тамбовское восстание началось еще до октября 1917 г. и то возгоралось, то тлело, пока его не подавили военной силой с применением химического оружия под руководством примкнувшего к троцкистам М.Н.Тухачевского уже при власти марксистов-интернацистов Л.Д.Троцкого…

[76] Список из прособчаковского предвыборного листка «Петербург, выбирай!» от 30 мая 1996 г.: “ученый” академик Дмитрий Лихачев, певица Эдита Пьеха, виолончелист Мстислав Ростропович, бездарные экономисты (как явствует из показателей производства) Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, фигуристка Ирина Роднина, застольный “бард” Булат Окуджава, узкий специалист Наталья Бехтерева, митрополит Санкт-Петербургский Владимир, тренер “Зенита” Павел Садырин, киноактеры Лидия Федосеева-Шукшина, Михаил Ульянов, юморист Михаил Жванецкий и подобные им.

[77] Лидия Федосева-Шукшина сыграла роль Екатерины II, а Михаил Ульянов — и образцового большевика председателя колхоза, и маршала Г.К.Жукова, но всё же надо иметь очень извращенный образ мышления, чтобы настаивать на том, что государственная деятельность на экране и в практической политике — одно и то же. Поэтому большинству населения нет дела до того, подписали актриса Элина Быстрицкая и режиссер Марк Захаров «предвыборную листовку, агитирующую жителей Санкт-Петербурга голосовать за кандидата в губернаторы Владимира Яковлева», или не подписывали, как со ссылкой на ИТАР-ТАСС сообщает упомянутый предвыборный листок «Петербург, выбирай!», поскольку за пределами театральной сцены они, как и прочие популярные личности, — заурядные граждане, а не благоносные деятели сферы государственного и хозяйственного управления, чье мнение ответственно. Многим помнится, как Михаил Ульянов в Верховном Совете СССР предлагал, в виде исключения, разрешить М.С.Горбачеву быть президентом СССР два срока: ну и что вышло из правления его в течение первого срока?

[78] Следует добавить: и провела в застольях с выпивкой.

[79] По принципу дополнительности информации, этому соответствует предложение переосмыслить всё известное о советском периоде истории, дабы понять его объективное историческое значение.

[80] Наш вопрос к рыночникам антисталинистам: Какой может быть , если нет рыночного механизма, в котором закон стоимости складывается?

[81] Эпиграф к книге «О природе СССР. Тоталитарный комплекс и новая империя» Эдгара Морена (Москва, “Наука для общества”, 1995 г.;французское издание — Fayard-1983)

[82] Западная экономическая наука называет это бессмысленным термином-вывеской: “перегрев экономики”.

[83] предполагает безопасность многонационального обществе в глобальном историческом процессе, что отличает её от иллюзорной неопределённо какой нации, осуществляемой в ущерб многонациональному человечеству.

[84] Он был также распространен и Думе созыва декабря 1995 г.

[85] По отношению к человечеству можно ввести понятия времени. Логика социального поведения на исторически длительных интервалах времени объективно обусловлена объективных процессов в биосфере и в обществе, которые возможно избрать в качестве биологического и социального времени.

В каждой генеалогической линии, среднестатистически, у родителей раз в 15 — 25 лет появляется первый ребенок. Продолжительность активной жизни имеет примерно такое же значение. Частота эталона биологического времени может быть принята f= 1 /(25 лет). Он характеризует скорость обновления информации в генофонде популяции и мало менялась на протяжении всей истории по сравнению с эталонной частотой социального времени.

В жизни технократической цивилизации доминирует непрерывный процесс вытеснения устаревших технологий и технических решений новейшими, но . Поэтому можно подсчитать среднестатистический период обновления всего технологического социально значимого знания — Т. В качестве эталона частоты социального времени можно взять частоту f = 1 / Т. Она характеризует скорость обновления социально значимой информации, не передаваемой генетически через физиологию, но передаваемой через культуру, несомую общественным устройством (социальной организацией), от поколения к поколению. Эта частота f на протяжении истории непрерывно возрастала: во времена фараонов и Екклезиаста, когда формировалась библейская концепция управления, она составляла величину порядка 1 / (сотни лет); в настоящее время эталонная частота социального времени составляет 1 / 10 — 1 / 5 лет.

Произошло изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, что неизбежно влечет смену логики социального поведения. Мы живем в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, и уже идет формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, но становление новой логики социального поведения в качестве статистически преобладающей еще не завершилось. И каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность осознанно отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни.

При библейском соотношении частот эталонов, какое знание человек приобретал к 25 годам, с тем знанием он и умирал. Обретение нового прикладного знания давало ему и/или его потомкам возможность подняться вверх по ступеням социальной пирамиды толпо-"элитаризма" и устойчиво занимать это положение, хотя бы эмигрировав в другую страну, если в его родной стране хозяева толпо-"элитарной" пирамиды не могут найти для него свободной кормушки.

[86] Печаловаться следует не о том, что вкладчиков постигло разочарование вследствие понесенного ими ущерба. Печаловаться следует о том, что столь много людей (порядка 40 млн. чел.: по данным РТВ 9 октября 1995 г.) позарились на большую халяву. С одной стороны это злонравно, а с другой стороны в каждом школьном учебнике обществоведения советской эпохи написано достаточно, чтобы человек избежал судьбы “обманутого вкладчика”, а в учебнике всемирной истории подробно описана панамская афера и стрижка купонов в империи Наполеона III, завершившей свое существование Парижской коммуной.

[87] Смотри его работу «Марксизм и национальный вопрос», в которой изложены взгляды большевизма на жизнь и формирование наций (этногенез).

[88] Характеризовать самосознание «энергией самосознания» — по существу то же самое, что измерять мощность (работоспособность) системы обработки информации в лошадиных силах, а -. Информация в самосознании — по её существу в общественных процессах — основа для управления энергией “социальной стихии”, и её значимость и эффективность не зависит от мощности потока несущей её энергии, а определяет результативность употребления энергии.

[89] “Ишачить” — глагол, образованный от существительного “ишак” (осёл — вьючное животное).

[90] Слово “любой” — вообще-то однокоренное со словам “любить”, “любовь”; т.е. любой — это не какой попало, а вполне определенный по своему качеству во всеобщности.

[91] В Коранической цивилизации запрет ростовщичества положен в её основу изначально.

[92] Ротшильдам и Ктакие эксперименты — хуже кости в горле, и кроме того в те времена им Гитлера надо было к власти приводить на волне экономических неурядиц, а в Вёргле — процветание без ростовщичества и законной “благотворительности” Ротшильдов. И тем — хоть в петлю лезь.

ДОБАВЛЕНИЕ: Предшествующий абзац был написан в конце мая — начале июня 1996 г. В начале августа 1996 г. средства массовой информации сообщили, что наследник клана Ротшильдов Аншельм найден мертвым висящим в петле в номере одного из парижских отелей…

[93] Банковская прибыль в Японии в 1960-е гг. была не выше 0,5 %: это в пределах величины погрешностей макроэкономических расчетов. А в 1995 г. при возникновении валютно-финансовых трудностей не прибыль, а ставка ссудного процента была понижена до 0,5 %. Это говорит о том, что её можно было уронить законодательно до нуля, безо всякого вреда, а только с пользой для экономики страны.

[94] Столкнувшись после 1991 г. на российском рынке с американской продукцией, остается только согласиться с мнением, прозвучавшем в японском парламенте: упаковка безусловно хороша, но то, что в ней — оставляет желать лучшего: будь то продукты питания, одежда, техника или программный продукт.

[95] Проблема «многоступенчатых неплатежей» создана ссудным процентом коммерческих банков и центробанком, которому Правительство запретило давать кредиты под процент, меньший, чем процент инфляции (радио “Свобода”, “Канадское радио” 29.01.1994). Этим указанием центробанку Правительство В.С.Черномырдина стало тянуть рост инфляции за уши.

[96] Е = МС

[97] Если всё же настаивать на дееспособности науки и реформаторов, то следует признать, что .

[98] По отношению к процессу становления и существования финансово-промышленной группы в рыночной экономике, определяющую роль играет именно счетоводство-бухгалтерия. По этому для точной передачи смысла и используется непривычный для финансово-экономического слэнга термин “предприятие счетоводства”.

[99] По существу это — не полученная прибыль и убытки не участвующих в системе “сводничества”-консалтинга сторонних предприятий.

[100] План счетов бухгалтерского учета — общегосударственный документ.

[101] Так в конкретном случае ФПГ, действующей в сфере пищевой промышленности России: если закупочные цены на сельхозпродукцию выросли в 700 раз, а на продукты питания в 2700 раз (2700/700 = 3.857), то для поддержания устойчивости ФПГ целесообразно перераспределение дохода от обработчиков сельхозпродуктов с производителям. Если обработчики с этим не согласны, то существование ФПГ невозможно, поскольку на первом этапе российское сельское хозяйство будет уничтожено потоком импортных сельхозпродуктов, произведенных при дотировании и субсидировании сельского хозяйства в государствах Запада; а на втором этапе будет уничтожена и пищевая промышленность России, пока предпочитающая дешевые импортные сельхозпродукты, произведенные на дотациях. Это так, поскольку при вступлении России в ФПГ Запада население должно быть сведено к минимуму (порядка 30 млн. чел) и занято в сырьедобывающих и других грязных отраслях при полной продовольственной зависимости рабской силы от хозяев Запада.

[102] Так кредитно-финансовая система России приведена в безобразное состояние тем, что реформаторы предоставили свободу ростовщичеству и эмиссией, под кнутом ростовщичества, многократно нарушали стандарт энергетической обеспеченности рубля. Полезный эффект от действия любой системы численно определяется формулой «Эффект»= «КПД» х «количество подведенной к системе энергии». Это соотношение выражает закон сохранения энергии и справедливо по отношению к народному хозяйству, как к системе производства. Числа записаны на купюрах и счетах, а масштаб цен определяется: объемом кредита, ставкой ссудного процента и количеством средств платежа в обороте. Чтобы финансовая система функционировала, устойчиво сопровождая продуктообмен, пропорция «Количество рублей, готовых купить что-то в данный момент»/«энергопотребление в производстве» должна колебаться в весьма ограниченных пределах, а не изменяться многократно в течение года как это имеет место в России в ходе реформ. Это — зловредно, но кто из причастных к этому искренний дурак, не ведающий, что творит, а кто продажный мерзавец, или предатель из трусости — для народа не имеет значения.

[103] Даже, если кто-то будет настаивать, что это — легенды, придуманные задним числом, то они объективно отвечают нравственности справедливости и потому будут жить как упрек реальной нравственности антикоммунистической правящей “элиты” вне зависимости от того, являются ли исторической правдой, либо позднейшей выдумкой. Кроме того что бы и как бы ни происходило в ведомстве, возглавляемом Ф.Э.Дзержинским, беспризорников оно не уничтожало, а пыталось воспитать настоящими людьми и многие из беспризорников, попавших под опеку ВЧК, ими действительно стали.

Нынешние же критики Ф.Э.Дзержинского своей политикой создали в стране множество беспризорников после 40 лет мирной жизни. И о том, чтобы воспитать этих беспризорников людьми нынешняя власть заботится куда меньше чем ВЧК, возглавляемая Железным Феликсом.

[104] По существу — спорах о смысле жизни человека и общества.

[105] Паства занята каждодневной работой и у неё нет времени для анализа смысла библейского многословия, поэтому Иерархии профессиональных богословов и богомольцев несут гораздо большую долю вины и ответственности за всё чем их паства.

[106] Хотя епископ принадлежал к зарубежной церкви, созданной русской эмиграцией после 1917 г., но его Катехизис был куплен в киоске Александро-Невской лавры, а многие православные, считающие себя патритотами России наших днейй, ссылаются на этот катехизис в беседах.

[107] Название условное, поскольку в том мире, в котором живем мы, пророки Божьи не заповедали такой мерзости.