sci_politics nonf_publicism Внутренний Предиктор СССР Старые сценарии на новый лад?

Сборник аналитических материалов разных лет по политической сценаристике В настоящий сборник включены тематически связанные работы разных лет, которые снова оказались актуальными в связи с событиями в мире и в России конца 2001 — начала 2002 гг.: 1. Обзор возможных вариантов развития событий после 1995 года 2. Великий инквизитор? РЕЦЕНЗИЯ 1 на повесть “Инквизитор” (Автор Сергей Норка, Москва, “Вагриус”, 1997 г., тир. 20 000 экз.) 3. Чернильный визитёр РЕЦЕНЗИЯ 2 на повесть Сергея Норки “Инквизитор” 4. Большевизм в Богодержавии — единственное лекарство от фашизма 5. Убийство Саши и Маши — предлог для фашизации России?

ru
Fiction Book Designer 27.02.2006 FBD-GD45GXSW-QIQL-3KM1-8AWD-63TS5HBOAHV8 1.0

Внутренний Предиктор СССР


Старые сценарии на новый лад?

____________________

Сборник аналитических материалов

разных лет по политической сценаристике

Санкт-Петербург

2002 г.

Страница, зарезервированная для выходных типографских данных

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

В настоящий сборник включены тематически связанные работы разных лет, которые снова оказались актуальными в связи с событиями в мире и в России конца 2001 — начала 2002 гг. Тексты работ приводятся в прежних редакциях, хотя кое-где изменена стилистика, а новые сноски отмечены датой их включения.

1. Обзор возможных вариантов развития событий после 1995 года

Настоящий обзор не является пророчеством. То есть его не следует понимать в том смысле, что будет только так и никак иначе. Возможное будущее многовариантно, а всякое, общее всем настоящее есть результат осуществления многих частных процессов управления, каждый из которых выражает вполне определенную частную концепцию управления, со свойственными ей целями и средствами их достижения. Каждая из концепций имеет в обществе более или менее широкую социальную базу, обладающую различными характеристиками социальной активности и дееспособности. Вследствие этого, в настоящем присутствуют черты, свойственные каждой из концепций, выраженные более или менее ярко, хотя и с некоторыми отклонениями от идеального управления по каждой из них.

То же касается и будущего: оно явится как общий всем результат всего прошлого самоуправления общества в соответствии со всей полнотой спектра частных концепций управления, присутствующих в его культуре. Кроме того, необходимо помнить об иерархически высшем по отношению к обществу — внесоциальном управлении: это — религиозный и эгрегориальный факторы, конкретное предсказание действий которых с внутрисоциального уровня, иерархически более низкого по отношению к ним, невозможно: это область пророчеств, даваемых с уровня эгрегоров и от Бога — Творца и Вседержителя.

Сторонники каждой из частных концепций в их полном спектре, а также “кочевники” между концепциями, несут в себе более или менее осознаваемые ими намерения действовать или бездействовать в тех или иных ситуациях. По этой причине каждой частной концепции соответствует, хотя бы в коллективном бессознательном, некий сценарий действий, направленных на осуществление целей концепции. Этот сценарий, в зависимости от обстоятельств, не вполне подвластных концепции, будет реализовываться убежденными ее сторонниками и примкнувшими к ним “кочевниками”: частично осознанно (т.е. обдумано), а частично бездумно — на основе подсознательных автоматизмов. Весь полный спектр самодеятельности множества людей в соответствии с частными концепциями будет в некоторых своих частях их полного спектра “подстригаться” Свыше, а в других поддерживаться Свыше — в зависимости от того, насколько намерения и действия людей соответствуют благому Божьему Промыслу. Цели Промысла открыты в Откровениях, вследствие чего, соотнося людские намерения, свойственные каждой из концепций, со смыслом Откровений можно увидеть концепцию, действия в соответствии с которой наиболее вероятно будут реализовываться в будущем, подавляя и устраняя не совпадающие с нею действия людей по прочим частным концепциям, поскольку в ней, по сравнению с прочими концепциями, меньше всего антагонизмов между внутрисоциальными процессами самоуправления и иерархически высшим по отношению ко всему Вседержительным управлением. Противоборство этой концепции может иметь временные иллюзорные успехи, поскольку в очевидных успехах ее антагонистов уже сокрыты семена их будущих неудач и поражений.

Соответственно этому будем вести освещение возможных вариантов развития событий.

Глобальная ситуация в целом характеризуется, прежде всего прочего, кризисом, в котором выражается самоубийственная тупиковость развития Западной региональной цивилизации. В основе её культуры лежит Библия, о которой все слышали, но мало кто знает по существу сказанное в ней прямо, а тем более — свойственные ей умолчания — герметизм, о котором знают только посвященные, сообразно ступеням, ими занимаемым в иерархии регулярного глобального иудо-масонства.

Существо библейской концепции вкратце выражено в доктрине господства над всеми народами методами расовой ростовщической диктатуры:

“Не давай в роcт брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).— Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут”Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостлив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся” - Исаия, 60:10 — 12.

Христианские Церкви настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), от имени Христа провозглашает ее до скончания веков: “Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполниться все” — Матфей, 5:17, 18.

Вследствие того, что попытки ввести Россию как целостность в лоно Западной цивилизации, построенной на этих принципах, не увенчались успехом, то по отношению к России хозяева иудо-масонства на протяжении последних веков имели единственную цель: расчленить её как культурную и государственную целостность, и интегрировать в состав конгломерата государств Запада её обломки. Все остальные декларации: о свободе, правах человека, общечеловеческих ценностях — только камуфляж для прикрытия этой стратегической цели и создания “массовки из аборигенов”, руками которых её намереваются достичь и в наши дни.

Историческая практика показывает, что временные успехи на этом пути, сопровождались активизацией как внутри-Российских процессов, так и “непредсказуемой мистики”, в результате чего Самодержавие России — региональной цивилизации, равнозначной в истории всем прочим региональным цивилизациям, еще не изжившим себя, обретало новый облик и новые возможности. Вследствие этого разрушение и интеграцию обломков России в Западный конгломерат регулярно приходится начинать заново в среднем раз в 50 лет.

Соответственно этому в нынешнем кризисе демократизаторов призыва 1985 — 1991 гг. выражается пробуксовывание очередной попытки расчленить Россию и интегрировать её обломки в региональную цивилизацию Запада. Это пробуксовывание внутри России выражается в форме концептуально неопределенного государственного управления, когда мероприятия, соответствующие взаимно исключающим частным концепциям одновременно проводятся в жизнь, уничтожая пути к осуществлению всех благих намерений сторонников каждой из множества, далеко не всех объективно благих концепций.

Российская реальность такова, что многие, в том числе и те, кто считает себя “элитой” в регионах России, не понимают разницы между платежами налогов в бюджет Федерального Правительства, и платежами процентов по кредитным ссудам в системе коммерческих банков, включая и зарубежные. Эта разница невелика в условиях государственной задолженности коммерческим банкам, особенно зарубежным, когда Правительство России само платит по кредитным ссудам, но все же она есть. Дело в том, что при ограниченной денежной эмиссии налоги — денежные и натуральные, — собираемые государством — некая доля от уже произведенного в стоимостной или натуральной форме учета. Платежи процентов по кредиту с момента подписания договора о взятии ссуды — утрачиваемая доля от объема еще не произведенной продукции. Исторически реально ставки ссудного процента выше темпов роста производства продукции в народном хозяйстве (или хозяйстве региона) в целом, ограниченных технологическим прогрессом и энергопотенциалом, вовлекаемым в производство. По этой причине богатство, создаваемое должником, автоматически перетекает в его стоимостной форме учета к корпорации кредиторов, монополизировавших сферу кредитования на началах библейского ростовщического паразитизма.

Деньги, выплаченные как проценты по кредиту, возвращаются в оборот, только как прощение долгов корпорацией, либо же покрываются эмиссией государства. Деньги, выплаченные как налоги государству, автоматически возвращаются в оборот как бюджетные расходы по программам общегосударственной значимости, конечно, если государство само не платит неоплатной дани трансрегиональной ростовщической корпорации.

Проще говоря, разница между налогами и платежами процентов по кредиту в том, что государство, свободное от долгов ростовщикам, возвращает через бюджетное финансирование программ все, что берет в качестве налогов: главное только, чтобы программы выражали долговременные интересы подавляющего большинства нравственно здоровых семей в обществе. Банковская же корпорация, не создавая ничего — кроме неоплатной задолженности, — забирает через ссудный процент у должников-созидателей всё, что хочет; и из этого не возвращает обществу ничего, сверх того, что позволяет ей доминировать в сфере платежеспособности за всё.

При глупостях, которые вытворяет Федеральное Правительство в процессе концептуально неопределенного управления, при непонимании этой разницы между платежами налогов и процентов по кредиту, многим возомнившим себя региональными “элитами”, также непонятно, почему что-то вроде маленькой Чечни, Татарстана или Якутии, где под ногами нефть или алмазы, освободившись от административной опеки задолжавшего международным ростовщикам Федерального Правительства, не сможет иметь столь же высокий потребительский статус, как Арабские Эмираты, или Голландия, Люксембург и им подобные “сувенирные” государства.

Со стороны ультрарадикального крыла глобального масонства возможна попытка реализовать этот потенциал финансово-экономически невежественного бездумного сепаратизма, спровоцировав Федеральное Правительство на какие-либо действия, которые будут восприниматься подавляющим большинством населения не просто как сомнительно полезные (как это имеет место по отношению к оценке локальных действий в Чечне), а просто как антиобщественные, антинародные действия.

С точки зрения владельцев этого сценария, идеальным было бы вовлечение России в силовые действия на территории бывшей СФРЮ против мусульманского населения, на защиту которого должны выступить не НАТО в целом, а заморские США, не досягаемые для России в условиях войны без применения ядерного оружия. Россия же досягаема для США и в условиях войны обычными средствами так же, как в прошлом Ливия, поскольку 2 находящихся в строю авианесущих крейсера [1], не имеющие палубных самолетов целеуказания и освещения обстановки, не идут ни в какое сравнение даже с одним авианосцем (из 15 противостоящих им в ВМС США), особенно в штормовых условиях Севера (вследствие разницы в мореходности кораблей: США — водоизмещение более 80000 т; ТАКРЫ России — 45 — 55 тыс. т). На Тихом же океане — только береговая авиация, неспособная сдержать авианосный флот, как показал опыт второй мировой войны, война в Корее, война во Вьетнаме. Кроме того, отставание в шумности АПЛ России [2] носит характер Цусимы, уже свершившейся пока на чертежных досках и стапелях. При чисто технической неготовности ВМФ России к противостоянию США на море, и надгосударственному управлению войной (как это было в 1939 — 40 гг. во Франции), даже почти чисто формальная война, при эпизодических набегах ВМС США с нанесением точечных ударов палубной авиацией по военно-морским базам, часть из которых в окружении государств, имеющих претензии к России (Севастополь, Балтийск); по целям в глубине территории, может стать, с точки зрения хозяев этого сценария, средством нейтрализовать Федеральное Правительство. Европейским членам НАТО в этом сценарии уготовано разыграть роль миротворцев.

В случае создания таких условий, была бы осуществлена попытка заместить власть Федерального Правительства режимами региональных “элит”, подконтрольными напрямую трансрегиональной корпорации ростовщических банков, с возможным оформлением “Конфедерации сувенирных государств” — центра, не обладающего реальной властью на территории России, подобного Межпарламентской ассамблее СНГ; в случае такого развития ситуации произошло бы и желанное многим — в России и на Западе — размежевание с народами ислама, что создало бы потенциал для будущей войны за глобальную нейтрализацию исламского фактора пушечным мясом России в интересах хозяев Западной региональной цивилизации, претендующих на свойственных им расово “элитарных” ростовщических принципах в перспективе построить глобальную цивилизацию.

Соответственно этому ультрарадикальному сценарию, один из сербских прорицателей уже назвал дату начала некой войны между Россией и США: 16 мая 1996 г. В нее действительно возможно вляпаться, потакая беззаботности и мелочному эгоизму сербской “элиты”, только забыв слова Александра III: За то, что происходит на Балканах, я не отдам жизни ни одного русского солдата.

Николай II этому геополитическому воззрению не внял; что в итоге получилось, — известно. Если бы сербы, хорваты и так называемые “мусульмане” в Югославии были преисполнены ответственностью за судьбы народов, хотя бы своей страны, то этой войны не было: все было бы решено ко благу большинства средствами психиатрии и юриспруденции в отношении злобствующего меньшинства. А в условиях беспощадной одержимости национальных “элит” кучей взаимных притязаний, каждый беззаботный, безответственный мелконационалистический эгоизм ищет себе союзников за пределами Югославии, дабы мощь союзника, в угоду своему эгоизму, он обрушил бы на дома своих “противников”. :

В наши дни одна часть югославов преисполнена ненависти к другой части югославов: безусловно, там есть много несчастных и обездоленных, но в этом конфликте нет правых; в нем одни злочестивые вкушают ярость других.

Такое Заявление следует пояснить ссылками на Новый Завет, Коран, и наследие “классиков марксизма-ленинизма”. Пусть все югославы разных национальностей и вероисповеданий благоустраивают жизнь в Югославии сами: своим умом, по своему нраву — так, как хотят: изживать в их душах взаимную ненависть — это дело их самих, а не миротворческих полицейских сил, способных только посадить каждого ненавистника в сделанную из его же костей и шкуры национально-государственную клетку, да и то на время.

Хотя ультрарадикальный сценарий реально возможен, но он представляет глобальную опасность, поскольку ему сопутствует и реальная возможность потери надгосударственного управления ходом предусмотренной в нем формально-юридической “безопасной” войны между США и Россией. Став реальной войной без ограничений, такая война может уничтожить на планете все, включая и ультрарадикальных сценаристов.

В “Известиях” № 191 от 10 октября 1995 г. заметка «Потомок Нострадамуса в Белом доме. Провидец предупреждает президента Клинтона о „конце света“, который придет из России в 1999 году». В ней сообщается, что клановый потомок Нострадамуса (Карл Белая Борода — так он назван в публикации, и таким его предсказал А.С.Пушкин в “Руслане и Людмиле”) посетил Б.Клинтона и рекомендовал ему не «позже марта 1996 г». осуществить коррекцию глобального политического курса США. Клинтон счел за благо собрать бригаду экспертов, дабы осуществить предложенные Карлом «пять шагов, которые спасут мир». В частности этими рекомендациями объясняют стремление США обеспечить скорейшее замирение подопечного им Израиля и Арабского Востока; а также их усилия по насаждению полицейского мира на территории Югославии, который, как возможно полагать, должен свершиться раньше, чем вмешательство России обретет опасную весомость.

Из этого сообщения можно понять, что хозяева региональной цивилизации Запада, предпочли бы заняться решением проблем Запада и глобальных проблем в отсутствие горячих войн. Но они также имеют возможность вляпаться в ненужную им войну с Россией, подобно тому, как это случилось с Германией в 1914 г.: немцы, правильно оценив военно-техническую и политическую неготовность России к войне, решили воспользоваться её временной недееспособностью после русско-японской войны и революции и обделать свои и австро-венгерские делишки на Балканах, в предположении, что Россия, осознавая свою неготовность к силовому противоборству, останется нейтральной. Но Николай II объявил мобилизацию, что в Германии было воспринято в качестве объявления войны, в Берлине пришли в ужас… но назад пути не было и Германия объявила войну России [3].

У нас не принято вспоминать, что сербы по сию пору чтут Г.Принципа как национального героя, не ужасаясь тому, что его психическая неуравновешенность и глобальная безответственность дала повод к первой мировой войне, унесшей множество жизней и обездолившей целое поколение в Европе. И в наши дни на возможности России и её собственные проблемы сербской “элите” также наплевать, как это было и в 1914 г. Поэтому, учитывая исторический опыт прошлого и реальности настоящего, лучше заблаговременно развести войска России, НАТО и США, чтобы исключить саму возможность спровоцировать столкновение их воинских контингентов, из которого может разразиться, как минимум катастрофа нынешней государственности России и сопутствующее ей усугубление бедствий.

Пусть югославы вкусят западного образа жизни и западного полицейского порядка, о котором они так мечтали в курортно-мирные годы “тоталитаризма Тито”. Когда они насытятся западным образом жизни и его ростовщической “демократией”, они сами будут искать альтернативу и западному капитализму, и тито-марксистскому прошлому; но уже с умом, а не в бессмысленном эмоциональном порыве. Только тогда им будет действительно необходима наша помощь; тогда и поможем. Сейчас же общность незначительной части населения России и Югославии, посещающей храмы, — не основание для того, чтобы усугублять положение в своей стране.

При условии сохранения мирных отношений со странами-членами НАТО и сопредельными государствами, в России — региональной цивилизации многих народов будет устойчиво протекать процесс очищения спектра частных концепций общественного устройства от изживших себя частных концепций, оставшихся в качестве наследия прошлого, и от беспочвенных фантазий в отношении будущего.

При этом надо понимать, что выборы в Государственную Думу 17 декабря 1995 г. (кстати, почему они были назначены на первый день еврейской хануки?) — ничего не значащий эпизод в этом процессе. Это — административный акт, вне зависимости от результатов которого сторонники каждой частной концепции будут действовать в соответствии с нею, по разным причинам игнорируя мнение сторонников альтернативных концепций, не признавая за ними ни интеллектуальной мощи, ни обыкновенной порядочности в человеческих отношениях.

В этом смысле выборы в Думу — по их последствиям — ничем не отличаются от референдума 17 марта 1991 г. о дальнейшей судьбе СССР. На нем, не смотря на очевидную внутреннюю противоречивость вопроса, большинство проголосовало за сохранение единого цивилизационного пространства в общих всем народам государственных границах. Тем не менее, вопреки ясно выраженной воле большинства, региональные политические “элиты” тех лет, из трусости и подлости не посмевшие поставить однозначно на референдуме вопросы 1) об отказе от всех достижений социалистического периода и реставрации капитализма и 2) о разрушении единства СССР, реализовали “свои” сценарии, осуществив при этом Директиву СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г. [4], порожденную межрегиональной глобальной иудо-масонской “элитой”, действовавшей через межрегиональную группу в Верховном Совете СССР и неоспоримо тенденциозные средства массовой информации, оплевавшие весь исторический период после 1917 г.

Поэтому прежде, чем говорить о возможных путях развития ситуации в России после 1995 г., следует вспомнить ситуацию и тенденции (направленности) её развития, сложившиеся к августу 1991 г., которые были искусственно заблокированы теми, кто возбудил участников ГКЧП.

К этому времени шёл к завершению процесс размежевания руководства КПСС и “партийной массы” — тех многих миллионов людей, которые убеждены, что при всех извращениях, имевших место в СССР, общественные отношения в нем сложившиеся в результате государственного переворота, названного Великой Октябрьской Социалистической революцией, лучше, человечнее, справедливее, чем капитализм в его западной или восточно-азиатской модификации. Кроме того, и вне КПСС было достаточно много людей, которые убеждены, что более одной реально правящей партии ни один народ прокормить не может, и потому порядок (т.е. концептуальную определенность и концептуальную дисциплину правления) следует устанавливать в одной правящей партии, дабы эта партия правила так, чтобы тем, кто добросовестно трудится, жилось легче, свободнее и спокойнее, чем тем, кто специализируется на извлечении нетрудовых доходов и использовании своего положения в органах партийной, государственной и хозяйственной власти в целях обогащения и “продвижения по службе” своих многочисленных родственников и приятелей (часто просто собутыльников), чем и угнетает жизнь тружеников.

Эта тенденция выражалась, в частности, в том, что уже в первые 10 минут работы XXVIII съезда КПСС было внесено предложение делегатом из Магадана (Блудовым?) о том, чтобы заслушать отчет политбюро и руководителей партии персонально, и выразить полное недоверие М.С.Горбачеву, как генеральному секретарю ЦК КПСС. Также изрядная часть делегатов хотела добиться от членов политбюро А.Н.Яковлева объяснений его действий по поддержке антикоммунистического сепаратизма в Прибалтике; а от нынешнего главы Грузии Э.А.Шеварднадзе — объяснений его антигосударственной деятельности на посту министра иностранных дел СССР. Четвертый съезд народных депутатов СССР тоже начался с внесения предложения С.Умалатовой о рассмотрении вопроса о вотуме недоверия М.С.Горбачеву — президенту СССР, генеральному секретарю правящей партии.

Хотя эти предложения не прошли ни на съезде партии, ни на съезде депутатов, но они объективно выражали мнение достаточно широкой части населения СССР. Исторически реально, что к августу 1991 г. КПСС возглавляли отъявленные лицемеры-антикоммунисты и при этом не все рядовые члены КПСС были сторонниками очищения социализма от извращений; но также исторически верно и то, что с 1960-х гг. многие сторонники социалистического развития страны без извращений не допускались руководством партии в её члены; а многие коммунисты остались вне партии, потому что брезговали вступать в партию, возглавляемую такой бессовестной марионеточной публикой, как Хрущев, Брежнев, Горбачев. Необходимо также отметить и то обстоятельство, что даже при всей государственной антипартийной пропаганде тех лет, коммунистические партии даже в республиках Прибалтики к июлю 1991 г. миновали кризис, и в них возобновился приток коммунистов, выразивших свою приверженность идеалам социализма таким способом.

С точки зрения концепции установления порядка в одной правящей партии, какой в СССР была КПСС, вина участников ГКЧП вовсе не в том, что они сделали или, что им было инкриминировано следствием. Вина их в том, чего они не сделали. Вместо того, чтобы возглавить, они своим бездействием прервали процесс очищения партии и социализма от буржуазно переродившейся партийно-советской “элиты”, а также от примазавшихся представителей до-советской правящей “элиты” Российской империи, которые все вместе захватили власть в партии и, как следствие — союзное и республиканское руководство. Бездеятельность ГКЧП передала государственную власть откровенным сторонникам концепции перехода к капитализму и ростовщической псевдодемократии западного образца.

Четыре года, прошедшие после ГКЧП и роспуска СССР региональными “элитами”, достаточно большой срок, чтобы продемонстрировать неоспоримое превосходство концепции ростовщической псевдодемократии западного образца в России. Причем в начале этого периода общественные условия были благоприятны для псевдодемократов, поскольку подавляющее большинство населения уже устало от пустословия партийных пропагандистов и перестроечной болтовни. Псевдодемократам требовалось только поддержать производство, как минимум на прежнем уровне и сохранить социальную защищенность большей части населения на время становления нового государственного режима, потому что подавляющее большинство населения оценивает власть по покупательной способности своей зарплаты, а в корпоративные споры историков и идеологов между собой и в их взаимные обвинения большинство не имеет времени вникать.

Но за время ростовщической реформации под лозунгами “демократизации”, по причине главным образом несостоятельности экономических воззрений Е.Т.Гайдара и его команды состава 1992 — 93 гг., “демократическая элита” растеряла свою социальную базу, особенно в промышленных регионах, а своим рвачеством и недееспособностью в области организации многоотраслевого производства создала многочисленную оппозицию разной степени дееспособности. Иными словами псевдодемократы-западники, как и ГКЧП, своей недееспособностью в области государственного управления и организации хозяйственной деятельности населения расчистили место для осуществления альтернативных западной демократии иных частных концепций.

К числу альтернативных ей частных концепций, имеющих зримую социальную базу, относятся:

1. Восстановление управления по концепции социализма в России с последующим восстановлением СССР и очищения реального социализма от разного рода извращений;

2. Восстановление управления по концепции монархии;

3. Восстановление управления в России по концепции национал-вождизма, чаще именуемого “фашизмом” на основании исторического опыта Италии и Германии 1925 — 45 гг.

В этом абзаце перечислены основные частные концепции самоуправления общества в порядке, обратном их сменяемости в реальной истории России до 1936 г. Поэтому обсуждение их существа и потенциала будем вести в хронологическом порядке их сменяемости.

В современных условиях концепция национал-вождизма выражает стремление осуществить идеалы справедливости в управлении многонациональным государством на принципах, на которых было основано общественное самоуправление в племени во времена первобытнообщинного строя.

Члены одного племени знали лично почти всех своих соплеменников, их клановую принадлежность, знали достоинства и недостатки каждого. В такой социальной атмосфере, где ничто не могло утаиться от взгляда соплеменника, формировались шаманско-старейшинские структуры и выдвигался не-наследственный вождь. При переходе к устойчивым племенным союзам, чья культура простиралась на больших территориях, концепция племенного вождизма с не-наследственными вождями в бесклассовом обществе утрачивала работоспособность, поскольку личное общение каждого члена племени со всеми остальными или подавляющим их большинством становилось невозможным. Тем более оно невозможно в условиях многомиллионного населения современных, даже моноэтнических государств. Но досягаемость психики каждого средствами массовой информации порождает в обществе иллюзию глобальной деревни, в которой все, вроде как можно увидеть по телевизору, узнать из прессы, а в перспективе получить любую информацию через компьютерную сеть. Но между этой глобальной информационной “деревней” и реальной деревней, в которой жила община с вождем, есть разница: в реальной деревне каждый человек имел непосредственный доступ ко всей информации, а в глобальной информационной “деревне” хозяева и работники инфраструктуры средств массовой информации создают образы природных и общественных явлений, включая и образы вождей. И поставляемые средствами массовой информации образы могут сколь угодно отличаться от тех образов, которые возникли бы у аудитории, если бы она соприкоснулась с реальностью, на основе которой сделаны образы, доступные из средств массовой информации. Контроль истинности этой информации возможен только на основе “мистики”.

Иными словами, если в первобытнообщинные времена все племя создавало себе вождя, то в наши дни племя кинематографистов и журналистов создает вождей для всех других, безответственно манипулируя общественным мнением в бездумном — толпо-“элитарном” обществе. В результате чего “вождями” становятся даже те, кто по своим личностным качествам не смог бы пройти инициацию во взрослость в первобытнообщинные времена. “Вождь”, созданный в глобальной и региональной информационной “деревне” средствами массовой информации не может быть ни чем, кроме как инструментом, для решения каких-то кратковременных (в пределах срока активной жизни одного поколения) задач. С уходом (или устранением) вождя самоуправление общества по концепции национал-вождизма обречено на потерю устойчивости и переход на иную концепцию. Это лишает концепцию национал-вождизма долговременных исторических перспектив в современных условиях, но переход общественного самоуправления на нее, тем не менее, возможен как кратковременный эпизод, если сторонники иных концепций проявят свою недееспособность. Пока же лидеры разных толков национал-вождизма создают структуры и социальную базу из молодежи, кто понимает, что их будущее изначально съедено сов-партноменклатурой и ростовщиками-демократизаторами. Если им не указать иных перспектив, они пойдут за вождем до конца решительно и беспощадно, как то и было в Германии 1930-х годов; и они деятельно, , готовятся к трудностям неведомого им (в этом главное в национал-вождизме современности) похода, предназначенного им хозяевами “вождя” (“вождь” тоже не знает, куда заведет).

Наиболее массовой партией, изображаемой в качестве национал-вождистской в нынешнем партийном изобилии, и воспринимаемой многими именно в этом качестве, является ЛДПР. Но не следует поверхностно воспринимать образ, созданный средствами массовой информации, в качестве истинного, и на этой основе строить свое мнение об ЛДПР. Мы обратим внимание только на два открытых факта. Первый: нынешняя Конституция России существует во многом благодаря тому, что В.В.Жириновский рекомендовал своему электорату на выборах в Думу 1993 г. поддержать эту Конституцию. Второй: С подачи ЛДПР Дума созыва 1993 г. приняла Закон, согласно которому события 7 ноября (25 октября старого стиля) 1917 г. квалифицируются как незаконный, антинародный государственный переворот. На этом основании все последующие законодательные и государственные акты считаются утратившими силу. И названа дата, накануне которой завершается период незаконности Советской власти: 5 декабря 1936 г. В “Правде” по этому поводу была истерика под заглавием “С топором на историю”. Если же подходить по существу, то Дума созыва 1993 г. Законом, принятым с подачи ЛДПР, объявила троцкизм преступлением против народов СССР. Объявлением же даты 5 декабря 1936 г. Закон создает юридическую предпосылку для перевода государственного управления в России на законодательную базу, отвечающую нормам Конституции СССР 1936 г. И якобы коммунистическая газета “Правда”, якобы скорбящая об утрате социалистических завоеваний народа с распадом СССР, при получении известия о принятом Думой с подачи ЛДПР Законе впадает в истерику… Есть о чем подумать.

Главная же проблема устойчивости национал-вождизма при смене поколений — легитимизация вождя-наследника: при живом “вожде” второй полноценный вождь в социальной системе избыточен, по какой причине претенденты на эту должность уничтожаются, как враги режима; после смерти “вождя” — дееспособного преемника нет, есть только жалкие подражатели, поскольку все потенциальные преемники тщательно выкосили один другого еще при его жизни, а он реально не имел возможности их защитить, иначе кто-то выкосил бы и его самого. Поэтому альтернативой ненаследственному национал-вождизму является концепция династического, наследственного национал-вождизма.

Идея монархического правления в России неотделима от исторически реального православия. Исторически реально царизм в России (а не в удельно-княжеской Руси) от рождения был библейски-православным. И в наши дни речь идет о восстановлении именно православной монархии. Поэтому необходимо видеть существо двух социальных явлений: 1) династического национал-вождизма — института монархии, как такового; и 2) библейского православия, как религии и общественной идеологии.

Мы живем в эпоху после смены соотношения эталонных частот биологического и социального времени. Подробно вопрос о смене соотношения эталонных частот биологического и социального времени рассмотрен в книге “Мёртвая вода” (СПб, 1992 г., 1998 г., 2000 г.) и в “Кратком курсе” (в журнале “Бизнес и учет в России”, № 5 — 6, 1994 г., а также отдельные издания последующих лет).

Существо изменения соотношения частот эталонов времени состоит в том, что в библейские и добиблейские времена через культурно и технологически неизменный мир проходило множество поколений; в наши дни на протяжении активной жизни одного поколения успевает смениться несколько поколений промышленной и бытовой техники и технологий.

Это изменение информационных условий жизни влечет за собой и массовые изменения психологии людей, по какой причине формируется новая логика поведения людей в обществе. И для сторонников концепции монархии, прежде всего прочего, должно ответить себе на вопрос и при этом не ошибиться: насколько новая формирующаяся логика социального поведения вписывается в сословно-монархическую пирамиду холопско-господских внутриобщественных отношений; насколько эта пирамида может быть устойчивой при смене поколений после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени.

С точки зрения теории управления, монарх в общественной системе отношений — профессионал управленец, наивысший в структуре соподчинения управленческих должностей в государственном аппарате, являющемся системой профессионального управления делами общества в целом. Во времена перехода от не-наследственного племенного вождизма к наследственному (династическому) многоплеменному вождизму в формах монархической государственности, в условиях ограниченного производственного потенциала, культурной и технологической, в частности, неизменности мира, наиболее эффективной системой передачи от поколения к поколению профессиональных знаний и навыков было обучение в семье. Один отец учил сына быть пахарем, другой отец учил сына быть государем. И в смысле учительства между ними не было никакой разницы.

Разница была только в общественно необходимом профессионализме, который отождествили с родовым и личностным благородством и достоинством, потому что в культурно и технологически неизменном мире можно было жить всю жизнь на основе единственный раз освоенных в детстве и отрочестве знаний и навыков: они не устаревали. Но в условиях необходимости работать от зари до зари при низкой энерговооруженности производства, в течение жизни одного поколения невозможно было самостоятельно воспроизвести все необходимые знания и навыки, необходимые для того, чтобы войти в иную сферу деятельности так, чтобы превосходство в профессионализме в ней новичка было общепризнанно.

В наши дни, в условиях многократного обновления технологий, чтобы поддерживать свой общественный статус, человек вынужден постоянно воспроизводить свой профессионализм, а для этого необходимо всю жизнь думать и самообучаться; помогать в этом другим. В таких условиях нет никаких внутрисоциальных факторов, которые бы гарантировали свойственность наивысшего профессионализма в области государственного правления выходцу из семьи государя; выходец из семьи пахаря может стать на порядок выше в качестве государственника-управленца, чем любой из потомков предшествующего поколения правящей “элиты”. Это означает, что после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени в обществе исчезли условия, в которых управленческое превосходство государя наследника над прочими людьми — объективная общественная данность.

Поэтому в наши дни благородство — обязанность каждого человека, а не наследственная привилегия немногих родов.

Но нет никаких и внесоциальных факторов, предопределяющих профессиональное управленческое превосходство рожденных в царской семье, над всеми прочими людьми: общество людей — не множество пчел в улье, где специфическое питание предопределяет будущность матки-царицы, а рядовое — рабочей пчелы.

Отрицать сказанное, кроме всего прочего, означает отрицать и Учение о жизни людей на Земле, данное Свыше через Иисуса Христа:

«Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так; а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; а кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления (либо спасения?) многих», — Матфей, 20:25 — 28.

Из этих слов ясна неуместность в истинно Христианском обществе титулований, в которых выражается анти-Христианство: ваше величество (к коронованным особам), ваше святейшество (к первоиерархам церквей), превосходительства, степенства и господа (к “прыщам” помельче) и парные им оскорбления низших в иерархии людей: “покорный слуга”, “холоп”, “раб”.

Кроме того, анти-Христианство исторически реальных церквей выражается в том, что в христианской Библии отсутствует текст под названием «Святое благовествование от Иисуса Христа». Исторически реально, что Богом Благая весть была дана для передачи людям Иисусу, которого Он сделал Христом, но не Матфею, не Марку, не Луке, не Иоанну. Исторически реально, что текст, озаглавленный «Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна», отвергнут и забыт церквями, но он существует по сию пору, как мало кому известный хранимый апокриф (в Ватикане — на арамейском; в библиотеке Габсбургов в Австрии — на старославянском, что предосудительно для православия). Отвергнут он потому, что из него явствует, что Иисус учил своих современников по плоти, не верноподданному подчинению царям земным, а непреклонному исполнению в земной жизни воли Царя Небесного и Земного — Господа Бога, Творца и Вседержителя.

Также анти-Христианство исторически реальных церквей выражается в том, что в их Символе веры, нет ни единого слова, из переданных евангелистами слов Христа: весь Символ веры — отсебятина “отцов церкви”, отвращающая паству от Откровения Свыше: «С сего времени Царствие Божие благовествуется и каждый усилием входит в него…», — Лука, 16:16.

Обладая перечисленными знаменательными свойствами, ни одно из вероучений исторически реальных христианских церквей не учит истинной религии и чистой вере Богу. Вследствие этого, в качестве общественных идеологий все они — разнообразные экспортные модификации ростовщического иудаизма, построенные таким образом, чтобы ввести в духовную неволю, кабалу к кланам ростовщиков-единоверцев всех и каждого, кто примет их в качестве истинного вероучения.

Все, высказанное здесь об исторически реальном христианстве вкратце, обстоятельно изложено в “Вопросах митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской Православной Церкви”, переданных Церкви в марте 1994 г. Митрополит Иоанн и иерархия отмолчались. Но смерть иерарха Иоанна — знаменательна по отношению к иерархии; и знаменательно подтверждает правоту сказанного здесь: иерарх церкви скончался [5], пытаясьблагословить, на презентации в отеле (место для заезжих чужестранцев) “Северная Корона” (символ монархии), устроенной банком “Санкт-Петербург” (одной из множества ростовщических контор, порожденных в России в соответствии с библейской концепцией расово-“элитарного” ростовщического паразитизма).

Все люди смертны, но в нашем понимании бытия, христианину по истине умирать, благословляя явления “элитарного” самопревозношения и ростовщического паразитизма. Это же касается гибели лидера российских христианских демократов В.Савицкого, погибшего в “Мерседесе” в автокатастрофе, “христианской демократии” которого неприемлемо было отказаться от ростовщического кредитования.

Исторически реально концепция монархии в России под лозунгом «Москва — третий Рим» — концепция, обслуживающая мерзостную библейскую концепцию глобального “элитарно”-невольничьего существования под гнетом диктатуры хозяев ростовщиков-невольников. Пока монарх очередного “Рима” не противится глобальному иудо-масонству, “Рим” существует; если же он начинает противиться, то на основе Библии ни он, ни его сподвижники не могут найти средств, чтобы защитить себя и свою страну от той же самой Библии и действующего на её основе иудо-масонства. Это наиболее отчетливо выразилось в деятельности Петра I, заместившего многие мерзости отечественной культуры того времени мерзостями западной культуры под соусом “просвещения”; и в деятельности Николая II, который не смог обеспечить самобытное мирное развитие страны, вследствие чего его правление завершилось управляемой катастрофой государственности в 1917 г. Народ же дал оценку доктрине «Москва — третий Рим» предельно краткую; дал оценку с позиций нравственного превосходства над её сторонниками: Трудом праведным — не наживешь палат каменных.

Тем не менее, должно понимать, что в 1917 г. в открытую оппозицию к возникшему режиму стали только наиболее эмоционально взвинченные сторонники монархической идеи. Наиболее дальновидные её сторонники и кланы опекунов династии готовились к такому варианту развития российской истории задолго до 1917 г. и предпринимали в связи с этим действия по упреждающему проникновению в структуры правящих в исторической перспективе партий.

Это отражено и в прессе. Августовский номер (1995 г.) “Совершенно секретно”, «Кричать шута на царство» — преамбула к статье «Смутное время», в которой публикуются выдержки из «Прогноза основных событий российской политической жизни на 1995 — 1997 годы, развития событий после 1997 года. Общие и личностные аспекты», подготовленного Международным фондом астрологических и экстрасенсорных прогнозов “Стратегия”. Наибольшей значимостью в публикации обладает следующее сообщение:

«Основной канвой событий 1995 — 1996 годов станет дальнейшее ослабление позиций коммунистических и западнических сил, рост влияния спецслужб, падение престижа республиканских властей, рост авторитета монархических сил, восстановление в декабре 1996 года монархии». Неизбежность исполнения обещанного обосновывается следующей фразой: «Кроме чисто астрологических методов использовался метод прямой связи с супервизором через нескольких независимых медиумов».

Согласно этой стратегии предполагается вовлечь множество банков в аферы, в результате которых общество должно увидеть их массовое банкротство (начиная с осени: реально всплеск банковской паники имел место в августе и затих.), что должно сопровождаться длительным макроэкономическим хаосом вследствие разрушения структур общегосударственной системы бухгалтерского учета, какую макроэкономическую функцию — вести счета — несут на себе банки.

Это осуществимо технически просто. В условиях, когда большинство, даже банкиров, не понимает, что единственное, что создают банки, это — нехватка платежеспособности в обществе, необходимо прекратить эмиссию средств платежа. После этого дефицит платежеспособности — объем взаимных неплатежей коммерческих структур и населения — распределится некоторым образом среди физических и юридических лиц. Если это состояние в обществе продержать достаточно долго, не производя ни эмиссии, ни взаимозачетов долгов и их прощения, то выход из ситуации один: юридическое оформление множества банкротств. В число банкротов попадет и некоторое количество банков, на которые придется некоторая доля дефицита платежеспособности, которую они не смогут списать в качестве допустимых убытков. Все шито белыми нитками, злонравно, но вполне законно.

Политические партии, по этому сценарию, должны быть втянуты в организацию массовых общественных беспорядков (эта задача возлагается на коммунистов). Беспорядки должны начаться в ноябре 1995 г. (после чего в кампанию самодискредитации предполагается последовательно вовлечь все прочие партии; реально ноябрь и декабрь 1995 г. прошли, однако спокойно). После этого по расчету хозяев этого сценария в народе должен “сам собой” возникнуть авторитет альтернативных всем парламентским партиям монархистов, которые в этих условиях предъявят своих претендентов на престол из числа уцелевших в революциях Романовых. На 2003 г. предсказывается вяло текущая безрезультатная война с Китаем, по завершении которой — дальнейшее процветание империи.

Однако война России и США из-за неумиротворения в Югославии, этим сценарием не предусмотрена; а если предусмотрена в целях уничтожения авторитета республиканских властей, то будет списана на мировое иудо-масонство и организована “тихой сапой” также, как уже молча восстановлен герб Российской империи с объяснением для дураков республиканско-демократического смысла его монархической символики.

Но кроме этого сценария, который можно назвать национал-монархическим есть еще и другой монархический сценарий, который можно назвать интернационал-монархическим. Если хозяевам национал-монархического сценария свойственно настаивать на сохранении в 1918 г. жизни всей царской семьи либо отдельных её членов, вследствие чего среди наших современников живы легитимные наследники престола по линии Николая II; или же настаивать на проведении Земского собора, который “всенародно” изберет общепризнанного монарха, то хозяева интернационал-монархического сценария заинтересованы доказать гибель всех без исключения членов семьи Николая II, вследствие чего возобновить монархическое правление в России должно одному из потомков великого князя Кирилла Владимировича, присягнувшего на верность масонскому временному правительству в 1917 г. (Об этом см. например кн. Н.Н.Яковлева “1 августа 1914 года”) В жилах наследника Кирилловича кроме крови Романовых, разных немцев, включая и кайзера Вильгельма II Гогенцоллерна, и дворцовой обслуги течёт кровь грузинской династии Багратион-Мухранеги, которую принято выводить от библейского царя Давида. И последнее обстоятельство придает глобальную библейскую легитимность претенденту на престол по этой линии.

Кроме внутриобщественной и религиозной концепции монархии, о чем было сказано раньше, наличие национал-монархического и интернационал-монархического сценариев одновременно, еще одно отягчающее обстоятельство, которое может сделать невозможным обе ветви сценария. Два царя сразу — это слишком много для одной мон-архии; каждый из двух альтернативных монархических сценариев — помеха для осуществления другого.

Кроме того с монархическим вариантом своеобразно связан роман И.Ильфа и Е.Петрова “Двенадцать стульев”. Образно говоря, предводитель дворянства в государстве — царь. Легитимный предводитель дворянства И.М.Воробьянинов гоняется за утраченным наследством своей тещи-вдовы (кто “дети вдовы” — известно). Технический директор (руководитель) “концессии” — хапуга, мечтатель о западной демократии — О.Бендер. Сюжет завязывается в Старгороде — городе “однофамильце” первого патриарха московского и всея Руси советской эпохи. Одна из ветвей Церкви, в лице о. Федора, самочинно организует “конкурирующую фирму”. Самочинная фирма о. Федора самообманывается и попадает на ложный путь, вследствие чего обнажается сумасшествие алчного о. Федора. “Демократ-идеалист” О.Бендер пролагает дорогу “предводителю дворянства” к вожделенному “стулу” (трону), обретя который “предводитель дворянства” сходит с ума, вследствие разочарования. О.Бендер надолго остается не удел по причине создания ему неблагодарным “предводителем” проблем со здоровьем. Но “изюминка” в том, что пока обе конкурирующие “фирмы” плели интриги, бесхитростный сторож клуба железнодорожников, выходец из простонародья, нашел некое сокровище, при помощи которого всем миром построили новой. То есть реализовалось Пушкинское, альтернативное третье-римскому: Все в том городе (в каком иносказательном “городе”-символе?) богаты, изоб нет — одни палаты.

Как известно, “Двенадцать стульев” — одно из популярнейших произведений советской литературы, которое многие читали и перечитывали взахлеб. Объективно психологически сценарий, изложенный в нем в художественно образной форме, существует как в подсознании большинства, так и на уровне “коллективного бессознательного”. Он более свеж и популярен, чем православные заклинания социальной стихии на мертвом церковнославянском языке, понимание которого утрачено большинством населения. Поэтому к сценарию “Двенадцати стульев” (тронов) — по числу колен Израилевых — следует относиться очень серьезно. обществом возможно управлять и на основе распространения и тиражирования сплетен и анекдотов…

Многие придерживаются мнения, что общество справедливости может быть построено на основе марксистско-ленинского учения о социализме и переходе от социализма к коммунизму. Они считают, что реальные достижения социализма в СССР, говорят как раз об истинности этого учения. Именно это мнение и выразилось в лидерстве коммунистической партии в партийных списках на выборах в Государственную Думу 17 декабря 1995 г. В связи с этим мнением в пояснении нуждаются ряд значимых фактов.

К.Маркс — внук двух раввинов — пропагандистов расово-“элитарной” доктрины ростовщического паразитизма. Первое: В “Капитале” он написал много о чем, по большей части весьма заумно, но главное о чём он не написал, — это о том, как управлять чужой экономикой методами ростовщического кредитования и аренды. То есть К.Маркс не написал о главном, под чем лежит раздавленная вся Западная региональная цивилизация. Второе: Как и должно законопослушному раввину, в театрализованной дискуссии с Б.Бауэром по “еврейскому вопросу” (см. первый том второго издания их с Ф.Энгельсом сочинений, стр. 411), когда Б.Бауэр затронул ветхозаветно-талмудическую идеологию, являющуюся средством управления по отношению к еврейской диаспоре, К.Маркс увел обсуждение от анализа внутрисоциального и религиозного смысла Библии и Талмуда и свел весь “еврейский вопрос” к фразе: «химерическая национальность еврея есть национальность купца, денежного человека вообще». Иными словами, мало ли на свете людей, которые любят деньги: что тут особенного? Близорукие сионисты ненавидят Маркса за эту фразу, но дальнозоркие хозяева Библии, Талмуда и сионистов за сохранение умолчанием тайн социальной магии поставили на могиле Маркса весьма приличный памятник — идол, которому поклоняются по сию пору визитеры; а якобы антисемиту и антикоммунисту А.Гитлеру “не пришло” в голову (или нашлись силы, которые ему не позволили) уничтожить дом, в котором родился К.Маркс. В этом доме теперь музей, который во время визита в ФРГ посетил “архитектор перестройки” А.Н.Яковлев — антикоммунист, как и Гитлер, и “отец русской демократии”, как известный предводитель дворянства. Третье: и в наши дни на Западе к марксизму во всех его разновидностях, за исключением сталинизма, поддерживается охранительно бережное отношение.

Так в “Российской газете” от 31 августа 1995 г. опубликована статья “Утописты народ горячий”. В ней сообщается о проходившем в Канаде (Монреаль) 18-м международном конгрессе историков. Жаркая дискуссия развернулась на нем вокруг докладов россиян и восточно-европейцев.

«Присутствовавшим на “круглом столе” западным марксистам и троцкистам (весьма многозначительное уточнение “западные марксисты”, подразумевающее наличие анонимных “восточных”, говорить о которых в “приличном обществе” не принято — это сталинцы; и выделение троцкизма из “марксизма вообще”: наш комментарий) не понравились ссылки на христианскую религию в докладах. Их задело, в частности, утверждение, что утопия завладевает умами в обществе в результате отхода от христианских ценностей. Российских историков обвинили в обскурантизме и в том, что они пытаются перевести стрелку часов на много столетий назад. Историки из Восточной Европы и России были солидарны в критике марксизма, что не понравилось их западным коллегам» (Международное канадское радио)».

Из приведенной цитаты можно понять, что на Западе разрешено критиковать марксизм и троцкизм, но запрещено громить и искоренять и марксизм в целом, и его троцкистскую разновидность. Российской же “интеллигенции” свойственно шарахаться из огня да в полымя, что, по всей видимости, и вылилось в отрицание марксизма и пропаганду православно-никейского библейского взгляда на мир и исторический процесс на конгрессе историков. Иными словами, марксизм в его не-сталинистских модификациях содержится в политическом парничке Запада в качестве рассады на будущее.

Причина, вынуждающая хозяев Запада к опеке и защите марксизма от разгрома, лежит в том, что по существу своему интеллектуализм диалектического и исторического материализма, известного как “марксизм”, представляет собой концепцию передачи лидерства во власти в Западной региональной цивилизации от ростовщических банковских кланов — финансовой аристократии — к “яйцеголовой” профессуре и “работникам культуры” — преимущественно расовой ИУДЕЙСКОЙ “интеллектуальной аристократии”, “аристократии духа”. Но с точки зрения непредвзятого наблюдателя, противопоставлять “христианские ценности” после-Никейских (собор 325 г.) церквей марксизму — выражение крайней слепоты: это два лика одной и той же библейской концепции.

Иерархи церквей и иерархи коммунистических партий одинаково охраняют молчанием функциональную способность механизма управления чужой экономикой методами ростовщического кредитования. Они одинаковы в навязывании признанных ими в качестве истины догм, чем вводят свою “паству” в кабалу к хозяевам ростовщических кланов, монополизировавших управление инвестиционными потоками в мировом хозяйстве на основе банковской системы.

Кроме того, точно также как церкви извращают и разрушают интеллект догматом о «Троице» (3 = 1, а 1 = 3 непостижимым образом), которому не учил ни Христос, ни апостолы (его нет в явном виде в Новом Завете именно потому, что он привнесен в исторически реальное христианство спустя несколько поколений после их ухода из этого мира), так же и пропагандисты марксизма извращают и разрушают интеллект противопоставлением материализма и идеализма, чем они отрицают объективность в Мироздании смысла (информации) и меры (формы — матрицы, статистически предопределенных возможных состояний материи). Триединство материя-информация-мера для марксистов всё едино — «материя» — «философская категория, служащая для обозначения объективной реальности», которая при отрицании ими объективного смысла в ней для марксистов не менее непознаваема, чем богословская «Троица». Насаждаемый вместе с марксизмом культуры разрушающего себя мышления — одна из важнейших причин деградации КПСС. Об этом, в общем то прямо поется в партийном гимне: «Кипит (когда вода кипит, то её объем утрачивает целостность и неразрывность, а кроме того — улетучивается) наш разум возмущенный…» Поэтому, те кто привержен идее справедливого для трудящихся добросовестно общественного и государственного устройства, напрасно возлагают свои надежды на марксизм-ленинизм-троцкизм.

В предвыборном открытом письме КПРФ (“Советская Россия” от 16 декабря 1995 г.) есть такие слова: «Наша партия прошла через трудный анализ прошлого». Это ложь и самообольщение: если бы прошла, то сама бы признала, что марксизм — это новый лик все той же библейской концепции безраздельного полновластия хозяев ростовщических кланов. После приведенных слов в упомянутом письме высказывается следующее: «В жизненных испытаниях очистились её ряды…» — Единожды солгав, кто тебе поверит?…

Вопрос об очищении рядов требует уточнения: от кого? Если кланы опекунов династии Романовых готовились к приходу партии к власти в 1917 г., то надо быть очень наивным, чтобы думать, что они оставили без опеки уже правящую партию. Это опекунство и выразилось, на наш взгляд, в одном из монархических сценариев, возложившем на коммунистов задачу организации общественных беспорядков. Поэтому не следует удивляться, если нынешнее руководство коммунистов в будущем проявит такую же кажущуюся недееспособность в критических ситуациях, как в прошлом проявили супруги Горбачевы, члены ГКЧП, просто потому, что промонархическая агентура в руководстве коммунистов в очередной раз предаст доверившуюся руководству партийную массу.

Ни лидеры, ни печать всего множества коммунистических партий после 1991 г. не сказали ничего такого, из чего было бы неоспоримо видно, что они концептуально размежевались с библейской концепцией “элитарно”-невольничьего строя и иными модификациями толпо-“элитарного” общественного устройства, в которых отрицается равенство достоинства личностей людей и выражается принцип иерархичности личностных отношений в обществе.

Кроме того существует еще одна возможность сговора. Анализ писаний и высказываний Г.А.Явлинского показал, что экономически это — марксизм, однако выраженный во фразеологии западного демократизма. Анализ писаний, высказываний и деятельности Е.Т.Гайдара на должности вице-премьера показал, что экономически это — откровенный ростовщический капитализм образца западного XVIII — первой половины XIX веков (в этой древности воззрений — одна из причин краха гайдарономики; В.С.Павлов справился бы с созданием финансово-экономического базиса “демократии” западного типа гораздо успешнее, но, чтобы этого не случилось, В.С.Павлова вовлекли в ГКЧП, А РАЗРУШЕНИЕ экономических основ демократии доверили Е.Т.Гайдару, с чем он блестяще справился).

Лучшее — враг хорошего. Марксизм порожден хозяевами Западной региональной цивилизации во второй половине XIX в. в качестве улучшенного средства управления социальной системой с целью замены отслужившего свое и исчерпавшего себя способа саморегуляции макроэкономики на принципах бездумного старого ростовщичества. Поэтому греза многих демократически возбужденных — стратегический союз Е.Т.Гайдара и Г.А.Явлинского невозможен, хотя эпизодические лобзания в трудную минуту были и будут. Но союз двух, по экономическому существу марксистских, движений — возглавляемых Г.А.Зюгановым и Г.А.Явлинским — уже существует по умолчанию на основе близости экономических воззрений, даже если еще он и не оглашен лидерами блоков.

Г.А.Явлинский рассматривается на Западе в качестве желательного преемника Б.Н.Ельцина на посту “и.о. царя” — государя — президента России. Поэтому социал-демократическое крыло в КПРФ, не склонное к реставрации монархии или восстановлению концептуально определившейся Советской Власти, отличной от известной нам по историческому прошлому СССР концептуально неопределенной советской власти, может поддержать Г.А.Явлинского в качестве единого кандидата обоих блоков: либо гласно; либо по умолчанию, заявив открыто, что КПРФ не будет выдвигать своего кандидата на пост государя, а уходит в “конструктивную оппозицию”.

Также среди коммунистов есть и сторонники овладения государственной властью в её нынешних формах с целью перехода к Советской Власти, сначала в России, а потом и за её пределами, по мере “усугубления общего кризиса капитализма”. Этим придется выбирать между сталинизмом и троцкизмом.

Троцкий (Л.Д.Бронштейн) марксистом был. Сталин (И.В.Джугашвили) марксистом по существу не был, хотя и пользовался марксистской фразеологией. Именно в этом причина открытой бескомпромиссной борьбы сталинизма и троцкизма все годы после 1917-го. Исторически реально, что борьба шла за понимание одних и тех же слов в марксистско-ленинском наследии в двух взаимно исключающих друг друга смыслах; и как следствие — за проведение государственной во-первых, внутренней, а во-вторых, внешней политики по двум, взаимно исключающим одна другую, концепциям самоуправления общества, смысл которых в те времена выражался однако в одних и тех же словах марксистско-ленинского наследия и “коллективном бессознательном”.

Неприятие Сталинизма историками и “политологами” — ортодоксальными марксистами и прочими “элитарными” самохвалами — можно понять из анекдота, приводимого в книге “Краткий курс истории ХХ века в анекдотах…” (Москва, “Звонница — МГ”, 1995 г.):

Художник Кацман рисует портрет Сталина и ведёт с ним разговор: Кацман: “Товарищ Сталин, а Вы какими языками владеете?” Сталин: “Немецким, немного.” Кацман: “А-а-а…” Сталин: “Зато я знаю историю человечества…”

Подавляющее же большинство историков и социологов знают — каждый свои — ортодоксальные мифы об истории человечества, которые заметно отличаются от реально свершившейся истории. Кроме того, Сталин не только знал историю, но и понимал, как работает механизм мифотворчества. Большинство писателей “про Сталина” крайне поверхностно относятся к фактам его биографии.

1. Сталин получил семинарское образование. Иными словами, в отличие от большинства историков и политологов, он досконально знал Библию — доктрину управления обществом в Западной региональной цивилизации.

2. Родным языком Иосифа Джугашвили был грузинский. Русский язык был языком общеимерского общения, языком государственной церкви. Это означает, что ученику семинарии чаще приходилось иметь дело с Библией на церковнославянском и русском (перевод на современный русский был сделан в ходе подготовки к празднованию “1000-летия России” — 1886 г.).

Если Вы намереваетесь освоить какое-либо знание, например химию, и Вы возьмете для этого английский или немецкий учебник и обложитесь словарями, то в конце концов Вы освоите и знание, и новый язык. Причем знание Вы освоите знание глубже и полнее, чем если бы пользовались учебником на родном языке. Дело не в том, что иностранный учебник лучше, чем отечественный. Дело в том, встречаясь, со знанием, выраженным на родном языке, большинство людей воспринимают только знакомые им слова, но образное мышление в это время отвлекается на посторонние предметы. Имея дело со знанием, которое выражено на чужеродном языке, поневоле приходится синхронизировать деятельность правого и левого полушарий головного мозга, образного и абстрактно-логического мышления, без согласованной работы которых невозможно синонимическое преобразование текста в процессе перевода с одного языка на другой в ходе учебы. То же касается и освоения Сталиным марксизма. То есть на подлингвистическом, подъязыковом уровне психики Сталину должна была быть свойственна тождественность марксистской и библейской доктрин, хотя на лингвистическом, языковом уровне психики присутствовало две разных языковых формы выражения одного и того же.

3. Сталин в юные годы, когда завершается процесс личностного становления, общался не только с библейски закодированными людьми. Иными словами узость и ограниченность Библии в качестве концепции управления обществом (её не всеобщность, не универсальность) Сталину была известна и должна была быть понятна уже в юные годы. Кое что об этом ему мог рассказать, в частности Гурджиев, с которым Сталин встречался еще во время учебы в семинарии; в той же семинарии, как сообщается Гурджиев обучался раньше и сам. Очень интересная была семинария…

4. Сталин был думающим человеком и был способен за два часа прочитать до 500 листов неразвлекательного текста и понять его в целом адекватно.

5. Сталин окончил еще и курсы бухгалтеров. В практической бухгалтерии, основанной на четырех действиях арифметики, не существует неизмеримых и нефиксируемых объективно величин. Это значит, что управление экономикой СССР во времена Сталина велось на основе реальной бухгалтерии, а не на основе не поддающихся измерению в условиях реальной хозяйственной деятельности “прибавочной стоимости”, “основного” и “прибавочного” рабочего времени “основного” и “прибавочного” продукта, и прочего безмерного вздора, навязываемого марксизмом в качестве исходных категорий политэкономии. Марксистское отрицание объективности Меры и Смысла в Мироздании бьет этими химерическими категориями по социализму и коммунизму — по справедливости в жизни общества — разрушительнее чем библейское ростовщичество в домарксистскую эпоху.

Г.А.Зюганов, А.И.Солженицын, И.Р.Шафаревич, ныне покойный А.Д.Сахаров — все получили высшее образование в области математики в объеме университетского курса. Это гораздо больше, чем четыре действия арифметики, на которых основана практическая бухгалтерия. И хотя все они к марксизму относились и относятся по-разному, ни один из них не сказал ничего по вопросу о метрологической несостоятельности марксистской политэконмии, хотя образование позволяло это каждому из них. В этом молчании проявляется библейское единство все разрушающего блока антикоммунистов и антипартийных. Так и бывший в прошлом главным идеологом КПСС, а ныне “академик”, А.Н.Яковлев в том числе и по причине непонимания метрологической нестостоятельности политэкономии марксизма блокировался с не менее дремучим в экономическом невежестве “кандидатом наук” Е.Т.Гайдаром на выборах 1995 г.

В случае прихода марксистов-псевдокоммунистов к административному полновластию в государстве, они не смогут в короткие сроки восстановить управление народным хозяйством директивно-адресным способом на основе структур ныне отсутствующих Госплана, Госснаба, комитетов партии в регионах и на производствах потому, что прежний авторитет структур в народе и преемственность управления обеспечить невозможно из-за отсутствия кадровой базы; дееспособную кадровую базу на марксистско-ленинском наследии не создать без того, чтобы не ответить на вопросы, которые затронуты в настоящем материале, и на которые нет понятных и содержательных ответов в мрак—сизме. Но на основе метрологически несостоятельной политэкономии марксизма-ленинизма невозможно организовать и саморегуляцию производства и потребления на основе “товарно-денежных отношений” (“рыночным механизмом”) в общественно приемлемом режиме, чтобы обеспечить благополучие и социальную защищенность добросовестных тружеников, чьи интересы якобы выражают и намереваются защитить марксисты-ленинцы-троцкисты. То есть экономикой страны при номинальной власти мраксистов управлять будет из-за рубежа Международный валютный фонд методами ростовщического кредитования, что он и делал после 1953 г. вне зависимости от всех перемен декораций режимов в нашей стране.

Будучи государственно-управленчески недееспособными, марксисты-ленинцы-троцкисты вынуждены будут искать тех, на ком они бы смогли разрядить общественное недовольство результатами антинародного правления из-за рубежа, сопутствующего их номинальной власти просто потому, что ничего иного делать не умеют, а отвечать за свою неумелость сама партийная “элита” не пожелает, как не желала отвечать за свою управленческую недееспособность и “троцкистско-ленинская гвардия” после прихода к власти в 1917 г.: многих контрреволюционеров РКП(б) создала сама из числа лучших профессионалов разных отраслей своею управленческой недееспособностью, которой те воспротивились или были попросту оклеветаны; в этом выразилось существо марксистской социологии в её изначальном, не “отягощенном” Сталинскими искажениями марксизма, виде.

Как относился Сталин на деле к библейско-марксистскому единству, можно понять из реальной экономической и идеологической жизни СССР в годы после завершения исключительно быстрого (что говорит о высоком качестве управления экономикой страны) восстановления народного хозяйства, разрушенного навязанной СССР третьей мировой войной (ротшильдовские войны должно считать от Наполеона). Финансовый механизм страны был настроен таким образом, что личные накопления контролировались, а цены ежегодно снижались: в этих условиях ростовщичество и прочие нетрудовые доходы не просто бессмысленны, но и опасны для тех, кто ими занимается. “Элитарных” идеологов же от марксизма и Библии регулярно обвиняли в разнообразной подрывной деятельности против социализма и Советской власти и нейтрализовывали принятыми в те времена методами, при помощи системы, созданной в соответствии с рекомендациями Ветхого Завета, Талмуда и писаний т. Троцкого с целью подавления не “элиты”, а трудящегося большинства.

Проблема тех лет состояла в том, чтобы “восточный марксизм” — сталинизм — социализм — коммунизм — обрёл свою лексику и метрологически состоятельную “политэкономию”, на основе которых он окончательно размежевался бы с марксизмом и библеизмом. Сталин указал по существу на эту проблему, хотя и в марксистской фразеологии, за полгода до смерти в “Экономических проблемах социализма в СССР” (стр. 18, 19 отдельного издания этой работы тех лет) [6].

Если это проделать, то латиноязычные “социализм”, “коммунизм” по-русски — общинность, соборность. Как раз то, чем всегда упрочивалась Россия. Этому образу жизни учили своих современников и Христос, и Мухаммад; еще раньше готовили им пути Иосиф Иаковлевич в Египте и Моисей, а также другие Посланники Божии, которые не причастны, к мерзостной доктрине “элитарно”-невольничьего строя, выраженной в Библии от имени Бога. И если кто действительно желает жить в справедливом обществе в соответствии с Промыслом, то предстоит очистить коммунизм от марксизма, а с исторически реального христианства снять кандалы Библии и никейской догматики. Если отрешиться от мифов об истории, постараться узнать историю и понять свойственный ей смысл, в частности этический, то именно в этом направлении и протекает устойчиво процесс разрешения концептуальных неопределенностей в самоуправлении общества в региональной цивилизации, которая остается сама собой вне зависимости от того, называется ли она Русь изначальная, Россия, СССР, СНГ… А все противное этому процессу, либо очищается от извращений и вписывается в него, либо исчезает по причине исторической ненадобности.

Если рассматривать внутрисоциальное противоборство разных человеческих общностей в свершившейся истории на достаточно длительных в историческом смысле интервалах времени, то в обобщенном смысле слова «оружие» — средства противоборства располагаются от 6 к 1 приоритету по ступеням следующей иерархии в порядке возрастания их поражающей мощи в смысле необратимости результатов применения, хотя быстродействие их от 6 к 1 приоритету и падает.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

6 приоритет: , поражающие живущих людей и материально-техническую инфраструктуру общества;

5 приоритет: оружие геноцида, поражающее как живущих, так и несколько последующих поколений (радиация, некоторые виды химического и бактериологического оружия, АЛККОГОЛЬ и прочие НАРКОТИКИ, многие “ЛЕКАРСТВА”, “пищевые” добавки и консерванты, загрязнители среды обитания).

4 приоритет: , кредитно-финансовая система. Где не пройдет войско, пройдет осел, навьюченный золотом (например, Ж.Аттали, Ротшильды).

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ

3 приоритет: информация описательно-фактологичского характера (светские идеологии, вероучения о религии, технико-технологическая прикладная информация).

2 приоритет: информация хронологического характера, позволяющая разрозненную фактологию разных отраслей деятельности людей привязать ко времени и соотнести друг с другом. Это дает возможность увидеть причинно-следственные связи и направленность течения со-бытий, развития ситуаций.

1 приоритет: информация распознавательного характера; методология познания, если говорить языком современной философии. , если назвать одним словом, говоря языком религии. : истины, правды, добра — лжи, зла. разнокачественностей в объемлющих их целостностях, порядка иерархии отношений взаимной вложенности одного в другое и характера отношений между частностями на одном иерархическом уровне и прочее. Различение, понимаемое как способность к Различению разного в темпе развития жизненных обстоятельств, течения со-бытий в их взаимной вложенности и статистически предопределенной взаимной обусловленности.

____________________

При употреблении вовнутрь социальной системы это же — иерархия обобщенных средств управления в случае наличия ОСОЗНАННОЙ, определенной концепции управления развитием жизнестроя общества. При употреблении вовне это, в случае несовпадения внутренних концепций жизнестроев обществ, — агрессия или защита от агрессии.

При соотнесении с этой иерархией средств управления и поражения, марксизм в некотором смысле прогрессивен, как попытка осуществить переход от лидерства в сфере власти общества носителей средств управления 4-го приоритета (ростовщики-финансисты) к доминированию носителей средств управления 3-го приоритета (идеологии, прикладная фактология различных отраслей деятельности и прежде прочих — науки, включая и обществоведение), но это все та же расово-“элитарная” доктрина [7], известная из библейских Второзакония и Исаии, поскольку сфера образования на Западе полностью контролируется иудо-масонством; а диалектический и исторический материализм отрицает объективность информации в Мироздании и не видит Меры — Божьего предопределения бытия всего, включая и общество. Но все же необходимо понимать, что мрак—сизм — это достижение хозяев толпо-“элитарной” Западной региональной цивилизации прошлого века. Встает вопрос: Что есть новенького?

При взгляде с позиций общей теории управления (см. упомянутую ранее книгу “Мёртвая вода”, часть 1 “Разгерметизация”) концентрация производительных сил человечества в целом в ходе становления глобальной общечеловечной цивилизации и свойственной ей объединяющей все народы глобальной культуры — процесс объективный. Однако, любые концепции управления процессом становления такой цивилизации всегда субъективны. Любой субъективизм в обществе обусловлен прежде всего прочего объективно свойственной конкретным людям нравственностью, которая может очень отличаться от деклараций об их благо-нравии.

И в субъективном описании спектра концепций, по которым общество некоторым образом объективно управляется вне зависимости от наличия или отсутствия описаний, выражает себя объективная нравственность конкретных людей, и обусловленная ею мера видения и понимания течения со-бытий в объемлющей все жизни Мироздания: естественно, — в конкретное историческое время. Управление — это перевод управляемой системы из одного объективно текущего режима в другой объективно возможный режим, выбираемый и осуществляемый по нравственно обусловленному субъективному произволу, ограничиваемому или поддерживаемому иерархически высшим объемлющим управлением.

В древне-египетские — библейские — времена процессы самоуправления в обществе были также, как и в наши дни, обусловлены объективной нравственностью людей, которая и выразилась в извращении Откровений подлогом и умолчаниями, что и зафиксировано в Библии.

И на этих унаследованных от библейских времен принципах: 1) золото — измеритель стоимости всего; 2) ростовщичество, хотя бы в ограниченных пределах допустимо (хотя объективных ограничителей нет: только субъективный произвол в корпоративном сговоре и бездумное чувство стадности в племени кредиторов и в обществах-должниках), — протекало исторически реально управление глобальным межотраслевым продуктообменом. Международная корпорация ростовщических кланов не знала особых проблем по крайней мере до 1974 г., когда США в одностороннем порядке вынуждены были под давлением обстоятельств отказаться от “золотого стандарта” — системы размена бумажных и безналичных денег (чисел на счетах) на золото по твердому курсу «цифры = количество золота».

Иными словами, хотя марксизм и не победил, но до 1974 г. можно было говорить о приемлемом для хозяев Западной региональной цивилизации лидерстве в сфере общественного управления банковской корпорации, действующей обобщенными средствами управления и поражения четвертого приоритета в соответствии с концепцией установления библейского мирового расового “элитаризма” и рабовладения в неочевидны формах. Такие вещи, как состояние биосферы — толпу еще не волновали, правящая “элита” возлагала решение общебиосферных проблем на потомков.

С отменой “золотого стандарта” де-юре была утрачена общепризнанная база сопоставления стоимостей, что в перспективе вело к утрате контроля над ценообразованием, и как следствие к приведению в недееспособное состояние всей глобальной системы управления уровня четвертого приоритета. В “Гиперболоиде инженера Гарина” А.Н.Толстой смоделировал возможное развитие событий, однако без учета истинного существа марксизма. Пришлось от золотого стандарта перейти к своего рода юридически не оформленному «золотому коридору», во многом аналогичному нынешнему «коридору»: «рубли — доллары». Золотой коридор состоялся как “фиксинг Ротшильдов” (фиксируемая цена на золото, искусственно поддерживаемая трансрегиональной банковской корпорацией в диапазоне 350 — 410 долларов за тройскую унцию на протяжении более чем десятилетия).

Но “фиксинг” — только оттягивает срок, по истечении которого хозяевам корпорации придется все равно отвечать на нежелательные для них вопросы: почему не шахтеры — добытчики золота, — а Ротшильды, никто из которых за последние 300 лет своими руками не создал ничего полезного? почему Ротшильды из поколения в поколения? из каких соображений 350 — 410 долларов? а что такое цифры на долларе или любом ином “шуршавчике” без фиксинга? а что такое цифры в системе безналичного бухгалтерского учета, когда нет ощутимого доллара? а почему “фиксинг” золота, а не чего-то еще: хлеба или техногенного энергоносителя — например?

Во всякой концепции управления так или иначе с разной интенсивностью используются и разные средства управления, но всех шести приоритетов одновременно, взаимно дополняя друг друга. Если в какой-то концепции один из уровней иерархии средств управления утрачивает работоспособность, то поддержание устойчивого управления, гарантирующего от возникновения социального хаоса или катастрофы культуры и цивилизации в целом, возможно двумя путями: либо сменой концепции управления на иную, в которой на уровне иерархии средств управления, утратившем работоспособность, используются иные средства и методы управления; либо в прежней концепции передать лидерство во власти более высокому уровню в иерархии средств управления, чтобы в спектре средств управления доминировал, лидировал еще работоспособный в ней уровень иерархии средств управления.

Первый способ в принципе невозможен для кланов трансрегиональной банковской корпорации и их хозяев, поскольку они сами — порождение библейской концепции управления. Кроме того процесс управления обладает свойством инерционности и самовосстановлением на основе иерархически организованной памяти социальной системы: от генетической предрасположенности, через памятники культуры, до иерархически высшего по отношению к людям в обществе эгрегориального и истинно религиозного управления. То есть, пока управление по некоторой концепции не потерпело неоспоримого для общества краха на наивысшем из приоритетов, она всегда будет воспроизводить себя в обществе, передавая лидерство во власти все более высоким уровням в иерархии средств управления, свойственных концепции. В историческом прошлом это очевидно: Запад прошел путь от грубого силового диктата к диктату высоких технологий, патентов и ноу-хау через финансовый диктат, но при этом активизация иерархически высших уровней не приводила к полному отказу от низших.

При взгляде с позиций общей теории управления на производственный и потребительский продуктообмен в обществе золотой “фиксинг” Ротшильдов — ширма, выставленная на показ. Все цены в прейскуранте перевязаны друг с другом, что хорошо видно в уравнениях межотраслевого баланса продуктообмена (по ним мировой авторитет — В.Леонтьев, нобелевский лауреат). Межотраслевой продуктообмен обусловлен культурой производства (технологиями, технологической дисциплиной, стандартами) и КОЛИЧЕСТВОМ ЭНЕРГИИ (биогенной и техногенной), вовлекаемой в производственные процессы. Если вынести за скобки технологический прогресс, то основой всего ценообразования в обществе является его энергопотенциал. Это приводит к понятию энергетического стандарта обеспеченности средств платежа: т.е. «числа в системе бухгалтерского учета = доля от мощности энергостанций». Однако оформление энергетического стандарта де-юре приводит к ясному пониманию (на основе уравнений межотраслевого баланса) того, что ростовщическое кредитование неоспоримо является посягательством кучки ростовщиков, которые из поколения в поколение не производят ничего кроме окружающей их нищеты, на весь энергетический потенциал общества; и как следствие неявное ростовщическое рабовладение становится очевидным. Если бы В.Леонтьев, или Л.В.Канторович (советский математик и экономист, нобелевский лауреат, академик АН СССР) сказали это, то нобелевских премий они бы никогда не получили. И эту “тайну” — преломления закона сохранения энергии в бухгалтерию — скрывает ширма “фиксинга золота” Ротшильдами.

Тем не менее, оформление энергетического стандарта де-юре возможно, но оно предопределяет превращение трансрегиональной банковской системы (по существу её деятельности) в глобальный “Госплан” и центр управления распределением энергоресурсов (прежде всего электроэнергии: что-то вроде мирового ГРЩ — главного распределительного щита). Но это возможно наэтических принципах, открыто отрицающих двойственные нравственные стандарты Библии: на уровне сознания для толпы (рабочего “быдла”) — заповедь Моисея — не укради; на уровне подсознания для толпы “богоизбранных” иудеев через доктрину “Второзакония — Исаии” — кради все, но мягко и культурно через узаконенный ссудный процент; а для межрегиональной “элиты”, но уже на уровне сознания, — делай, что хочешь, все прочие — рабочее быдло для удовлетворения твоих прихотей и нужд.

При сохранении же библейской концепции, передача лидерства во власти от четвертого приоритета третьему приоритету в иерархии средств управления должна гарантированно обеспечивать устойчивость процесса концентрации производительных сил человечества методами ростовщического кредитования в ходе построения глобальной “элитарно”-невольничьей цивилизации. А оболочка, скрывающая ростовщичество в новых условиях, должна восприниматься толпой как неоспоримое благо. Это “благо” должно быть общим и банковской системе и окружающему обществу, и в толпо-“элитарном” обществе оно не должно восприниматься в качестве средства диктата.

Еще в бытность СССР, ГРУ где-то в США подхватило слова “стратегическая компьютерная инициатива”, после чего последовало обращение к научным учреждениям Министерства Обороны прокомментировать эти слова. Насколько можно судить из дальнейшего, ничего путного по этому поводу военная наука и аналитики спецслужб не сказали.

Суть дела сводится к тому, что персональный компьютер уже реально вошел в жизнь глобальной цивилизации. Хотя в разных странах разная доля населения имеет доступ к персональным компьютерам, но тенденция такова, что в списке цен на товары персональный компьютер, портативный “ноут-бук”, уже занимает промежуточное положение между телевизором и автомобилем; все они имеют возможность, при установке модемов, к обмену информацией между собой по каналам телефонной связи с выходом на иные средства связи через коммуникационные узлы. Операционная система MS-DOS и её графическая оболочка Windows являются наиболее распространенной в мире программной средой, в которой работают большинство пользователей и под которую создается большинство прикладных программ во всем мире. Windows — программный продукт фирмы Microsoft.

В “Известиях” № 234 от 9 декабря 1995 г. Статья Ю.Коваленко “Миллиардер Билл Гейтс хочет поделиться с нами своим богатством”. В ней сообщается:

«Основатель информационной империи “Майкрософт” Билл Гейтс — самый богатый человек не только в Соединенных Штатах, но и — за исключением нескольких коронованных особ — в мире. Его состояние оценивается в 13 миллиардов долларов. Девять десятых всех компьютеров, которых в мире насчитывается около 60 миллионов, используют его программы» «Двадцать лет назад, когда я создавал “Майкрософт” — рассказывает на страницах журнала “Пари-матч” Билл Гейтс, который только что опубликовал книгу “Дорога будущего”, — я считал, что в скором времени каждая семья будет иметь свой компьютер. Этого пока не произошло. Однако, начавшаяся компьютерная революция завершится через пару десятилетий».

Итак, 1975 г. — начало периода становления империи “Майкрософт”. И это начало совпало с юридическим крахом золотого стандарта и актуализацией проблемы передачи лидерства во власти средствам управления третьего приоритета. Прошло 20 лет. Современная банковская деятельность, как и многие другие виды деятельности при общественно приемлемом уровне качества, невозможна без совершенной компьютерной базы и программного обеспечения. “Майкрософт” — глобальная корпорация, имеющая свою компьютерную сеть, в которую нет точек входа из других компьютерных сетей. “Майкрософт” молчаливо держит глобальный стандарт на операционные системы, и как следствие — на прикладной программный продукт применяемый в других сферах деятельности, поскольку его работоспособность определяется операционной системой. От этого зависят все; в том числе и банки; но банковская компьютерная бухгалтерия — уже рядовая компьютерная технология из всего их множества. Население планеты Земля в настоящее время составляет около 6 миллиардов. Из биологии известно, что для введения в режим автосинхронизации любой популяции (образно говоря для возбуждения единообразия бездумных действий, смысл которых проходит вне контроля сознания, на основе чувства стадности) достаточно, чтобы один процент от общей численности популяции действовал согласованно по единой программе. Иными словами, численность компьютеризованного населения, достаточна для управления толпой, в обход контроля её сознания. Одна из книг по Windows прямо так и называется “Библия Windows”. В 1995 г. вышла новая версия Windows-95, давая отсчет началу нового периода в управлении Западной региональной цивилизацией по 3000-летней библейской концепции.

То есть исторически реально стратегическая оборонная инициатива (СОИ — “звездные войны”) — это пугало, а господство MS-DOS и Windows фирмы Microsoft — реальное глобальное завоевание тех, кто контролирует юридических владельцев Microsoft.

В условиях нашей страны компьютеризация не зашла еще столь далеко, чтобы мы были в полной зависимости от работы компьютерной техники и её программного обеспечения. Но для тех стран, где компьютер, тем более носимый с собой, — атрибут повседневности, он же и представляет опасность в определенных социальных условиях. Как-то по телевидению был показан американский фильм “Бездна” сюжет которого сводится к одной фразе: о роли компьютера в мире тех, кто не умеет воспринимать мир, как он есть, думать сам и передоверяется в кризисной ситуации компьютерной поддержке. Группа специалистов ВМС ведет установку стратегического ракетного оружия на дне океана, совмещая это с какими-то геологическими исследованиями. В ходе исследований вскрывается геологическая полость, в которой сохранилась реликтовая биосфера. Некая “зверушка”, вырвавшись из полости на свободу, нападает на участников экспедиции и ломает вверенную им технику, в результате чего возникает аварийная ситуация. В этой ситуации команда обращается за поддержкой в принятии управленческих решений к компьютерной экспертной системе. Система задает вопрос: что происходит? — и предлагает выбор ответов: 1) авария в результате природного явления и 2) авария в результате нападения. Все считают, что аварийная ситуация возникла в результате нападения и из программного меню выбирают второе. Но разработчики программного продукта, обеспечивающего поддержку решений в кризисных ситуациях имели ввиду нападение реального противника, в то время как, обратившиеся к компьютерной поддержке имели в виду нападение реликтовой “зверушки”. В результате такого несовпадения параметров, принятых по умолчанию разработчиком и пользователем, аварийная ситуация усугубляется, поскольку первое, что делает программа — она подрывает ядерный боезапас, установленный на подводном плато.

Характерно и то, что виновник усугубления кризисной ситуации по сюжету фильма искренне полагает, что ошибся компьютер, разработчики, но не он сам, когда бездумно сыграл с компьютером в “угадайку”, передоверив ему все управление; все остальные участники событий в фильме, вынужденные расхлебывать последствия, в вопросах отношений с бортовым компьютером полностью доверяются компьютерщику, в результате чего возникает цепочка власти: 1) компьютер, максимум с искусственным интеллектом, 2) компьютерщик с вырубленным, отключенным собственным интеллектом, 3) коллектив узких специалистов, каждый из которых недееспособен вне своей профессии. Сюжет фильма расписали сценаристы, но развитие сюжета вполне жизненно для любого общества, в котором люди живут бездумно, как придется усугубляя ситуацию, порожденную их же бездумьем. В масштабах цивилизации такая упорядоченность в иерархии зависимости означает, что человечество — придаток и невольник техносферы, но не техносфера — одна из сторон многогранной деятельности общества людей. И в состоянии техносферы отражено мировоззрение людей. Человек может выразить в программном продукте только свое мировоззрение со всеми его ошибками. Поэтому, если люди — невольники техносферы, то это потому, что объективно в техносфере выразилось мировоззрение невольников и рабовладельцев.

Искусственная нога или рука одним словом называется “протезом”; тем не менее “искусственный интеллект” на элементной базе куда более примитивной чем та, на которой основан индивидуальный интеллект человека, не говоря уж о возможности соборного интеллекта многих людей, тем не менее считается не протезом, а усилителем человеческого — сейчас; а фантасты строят сюжеты, в которых искусственный интеллект превосходит человеческий.

ПРОМЕЖУТОЧНОЕ ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ

Стратегическая компьютерная инициатива не представляет реальной угрозы или опасности для общества, обладающего сообразной и соразмерной Мирозданию культурой мышления. Общество, в котором господствует бездумье, утрачена или извращена культура восприятия мира и культура мышления, обречено пасть жертвой своих же благонамеренных инициатив.

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ НА ОСНОВЕ КОМПЬЮТЕРНЫХ СЕТЕЙ, КАК ПРИНЦИП ПЕДАГОГИКИ

Если говорить об образовании, обучении, то опыт показывает, что освоение знаний человекомвозможно исключительно на основе самообразования. Это утверждение, по видимости извне, противоречит пониманию многими “педагогического процесса”, тем не менее, вся педагогика в обществе идет всего лишь двумя путями: 1) активизировать в ученике его собственное стремление к освоению знаний и помогать после этого процессу его самообразования и 2) кодировать психику ученика на уровне его сознания информацией, свойственной учебному плану и программе образования.

Подсознательный уровень ИЕРАРХИЧЕСКИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПСИХИКИ ЧЕЛОВЕКА, если рассматривать его, как систему обработки информации, — на много порядков превосходит в своих возможностях уровень сознания. Вследствие этого, если в раннем детстве родители смогли воспитать в ребенке основы культуры мировосприятия и осмысления воспринятого [8], то подсознание легко отражает агрессивное кодирование информацией учебного плана, которое обрушивает в него через уровень сознания, педагогика второго типа. Если этого не произошло, то из школы выходит много знающий, хорошо натасканный попугай, который запомнил огромное количество фактологической информации, говорит на нескольких языках, но не обладая культурой мировосприятия и культурой мышления, не способен выйти самостоятельно за пределы той информационной базы, которой его закодировала педагогика. Так готовятся реальные, а не мнимые “агенты влияния”, которые, естественно, на уровне сознания таковыми себя не признают и признать не могут: вербовка идет в обход их сознания, через подсознание. Один из общеизвестных примеров такого рода “знаек” в наши дни — Е.Т.Гайдар; и эта оценка подтверждается обвальным спадом производства, в котором нашла выражение оторванность от жизни мнений об обществе и экономике, внедренных в его психику.

Системы дистанционного обучения могут потенциально работать в двух режимах: 1) быть мощной поддержкой истинному самообразованию людей разного возраста (это открывает возможность быстрой межотраслевой переквалификации кадров в ходе научно-технического прогресса) и 2) быть системой кодирования, в обход контроля сознания,подсознательного уровня психики людей, обращающихся к ним. Последнее просто до примитивности: если человек расслабится и будет бездумно мысленно витать где-то, в то время как он находится в неком информационном потоке, то его подсознание зафиксирует в себе информацию, однако без какойлибо определенной её атрибутизации: «хорошо — плохо», «допустимо — недопустимо» и т.п. Информация приобщится к категории неосмысленных подсознательных автоматизмов: — А вы почему деретесь, Портос? — Я дерусь, потому, что я дерусь… — одна из фраз экранизации “Трёх мушкетеров” с М.Боярским в роли д’Артаньяна. Подсознательные автоматизмы такого рода, принимаются либо отвергаются в зависимости от реальной нравственности, свойственной человеку, которая находит свое выражение в откровенных высказываниях, проходящих через уровень сознания в его психике.

НРАВСТВЕННАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ РЕЗУЛЬТАТА

Это известно давно: есть древняя китайская пословица: Что бы добрый человек ни говорил, все есть истина; что бы злой человек ни говорил, все есть ложь. Все люди в большей или меньшей степени грешны, поэтому в жизни эта пословица должна пониматься в статистическом смысле по отношению к частностям, т.е. сопровождаться оговоркой: в большинстве случаев из всего их множества. А по отношению ко всеобщности — в том смысле, что истинному по существу высказыванию по частностям порочно нравственного человека, по умолчанию во всеобщности неотъемлемо сопутствует некая ложь, возможно им не осознаваемая. Лев Толстой сказал: “Слово есть поступок”. К этому можно добавить: молчание — тоже поступок. И ложь, свойственная внутреннему миру порочно нравственного человека, выразит себя во всех его поступках, а не только в словах и в умолчаниях. Выражает она себя и в программных продуктах, и в системах, их использующих.

Обратимся к изданию “Горбачев-Фонда” (возникновение его стартового капитала — это особый нравственно-этический и уголовно-юридический вопрос) “Перестройка. Десять лет спустя” (Москва, “Апрель-85”, 1995 г., тир. 2500 экз., т.е. издание под негласным грифом “для элиты”). Стр. 159, искусствовед Андреева И.А. сумбурно (цитата, стр. 156) высказывает следующее: “Нравственные основы — это высоко и сложно. Но элементы этики вполне нам доступны”. Это сказано после того, как мимо ушей искусствоведа (лирика) прошли слова “физика” — математика и якобы экологиста, академика РАН Моисеева Н.Н.: “Наверху (по контексту речь идет об иерархии власти) может сидеть подлец, мерзавец, может сидеть карьерист, но если он умный человек, ему уже очень много прощено, потому, что он будет понимать, что то, что он делает, нужно стране.” (стр. 148) — Никто не высказал возражений, хотя по умолчанию академик фактически огласил: “То, что хорошо для умного подлеца, — хорошо для всей страны”. Это умолчание академика не страшит, потому что он его не понимает. А что же его страшит? Об этом далее он говорит вслух: “Чего мы боялись? Мы боялись того, о чем писал А.А.Богданов в своей “Тектологии”: когда возникает некая система (организация), она рождает, хочет она этого или нет, собственные интересы. Так случилось с нашей системой. Возникла определенная элитарная группа, которая практически узурпировала собственность огромной страны”. — Лжет академик, ибо “определенная элитарная группа” не возникла из ничего; её породил принцип сформулированный выше академиком. Умные подлецы и мерзавцы действительно самоорганизуются и неизбежно породят собственные подлые и мерзкие интересы и будут их умно и энергично реализовывать, опираясь на научно обоснованные догмы моисеевых. Но все это перестроечную элиту не беспокоило ни во времена “застоя”, ни во времена развала, ибо она всегда, по утверждению Н.Н.Моисеева, боролась с монополизмом, “создавая корпорации, которые имели бы возможность конкурировать” (стр. 150). Академику невдомек, что при конкуренции подлецов и мерзавцев наверху всегда окажется самый умный и последовательный подлец и мерзавец. И потому “элита” “интеллигенции” обеспокоена другим: “Вот тут говорилось о рабоче-крестьянской интеллигенции. Но вы только вдумайтесь в то, что происходит в течение семидесяти лет, когда нужно было доказать ничтожество своего происхождения в поколениях для того, чтобы занять власть, чтобы её иметь,” — говорит “первоиерарх” кинематографии Н.С.Михалков — президент Российского фонда культуры. Кино — это, как раз то средство, которое в зримых образах и в музыке, сопровождающей фильм, входит непосредственно в подсознательный уровень психики, пока расслабленное сознание отдыхает, услаждаясь зрелищем; а эстетизм или антиэстетизм персонажей произведений искусства — средство воздействия на формирование нравственности; т.е. искусства охватывают 3 — 1 приоритеты иерархии средств управления и оружия; а каждое поколение деятелей искусства — действительно “инженеры человеческих душ” по отношению к последующим поколениям в обществе в целом. Теперь остается вспомнить эстетически совершенный фильм Н.Михалкова “Неоконченная пьеса для механического пианино”. В нем есть эпизод: деревенского парня сажают за пианино-автомат, звучит мелодия и у О.Табакова, играющего роль аристократа-бездельника выпучиваются от изумления глаза. Когда же выясняется, что пианино — самоиграющее, аристократ радостно самоутверждаясь кричит: “Я же говорил: Чумазый не может! Чумазый не может!”. И этот эпизод из художественного фильма, но уже в жизни, продолжают слова Михалкова о том, что семьдесят лет элитно-породистым высокородиям — “умникам по природе” — приходилось изображать из себя “чумазых”, якобы низкой породы. При этом следует обратить внимание, что пустословящий о любви к родине художник кино, далее в своем выступлении по отношению к власти в обществе употребляет слова “её иметь”. Власть в интересах общества иметь, как наложницу или проститутку, невозможно. В интересах общества власть осуществляют и делают это по совести с большим смирением без превозношения себя.

ВСЕ люди, принявшие участие в дискуссии в “Горбачев-Фонде” — продукт кодирующей педагогики, свойственной библейской концепции, поощрявшей завышенные самооценки у учеников, проходивших один за другим более или менее стандартные тестовые иерархически выстроенные рубежи: кто в школе “физики”, кто в школе “лирики”, кто в школе масонства. Завышенные самооценки — особого рода попытка вписать свою отсебятину в учебник реальной жизни. Именно за это неумение воспринимать жизнь такой, какой она есть, нежелание и неумение думать, расплатилась в 1917 г. прежняя российская “элита”. Но из всей сумбурной болтовни за круглым столом в “Горбачев-Фонде” можно понять, что прав В.О.Ключевский: закономерность исторических явлений (т.е. в смысле их предсказуемости и повторяемости) обратно пропорциональна их духовности. Духовность нынешних претендентов в социальную “элиту” — та же, что и прошлых “высокородных умников”; и если они не протрезвеют от опьянения ложью элитаризма, то и судьба их будет такой же: сгинут, чтобы очистилась от них жизнь. “История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков”, — В.О.Ключевский.

Хотя “элите” нравится цитировать Паретто, Богданова, Пригожина, уделивших каждый в свое время внимание вопросам самоорганизации систем (в том числе и социальных), но исторически реально следующее: возомнившие о своем элитарном превосходстве, не способны к самоорганизации и нуждаются в пастухе. Н.С.Михалков об этом говорит сам, за язык никто не тянул: «Господи, ну скажите же мне, кто из вас не хочет иметь достойных людей, которые бы вами руководили? Я мечтаю иметь умного министра обороны, мечтал иметь такого человека, который руководил бы моей жизнью и жизнью моей страны. Я готов их любить, но беда — не за что». Исторически реально подавляющее большинство организаторов жизни обществ, выводивших их из кризисных ситуаций, были из простонародья и именно по причине их низкого социального происхождения, они были неприемлемы современным им “элитам” в качестве руководителей жизни. Причина проста: “Элитарным” самоосознанием заранее предполагается, что “чумазый” не может ничего, кроме как ишачить на “чистопородную элиту умников”, которая якобы в праве учить всех жить, в том числе и дистанционно. Но реально “элитаризовавшееся учительство” не способно ни к чему, кроме как кодировать психику в новых поколениях мировоззрением сумбурного мышления и бездумной вседозволенности на основе подсознательных автоматизмов.

СИСТЕМА ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В ЛЮБОМ ЕЁ ВИДЕ на основе любых компьютерных стандартов, ПОСЛЕ ИЗМЕНЕНИЯ СООТНОШЕНИЯ ЧАСТОТ ЭТАЛОНОВ БИОЛОГИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ, УЖЕ СВЕРШИВШЕГОСЯ К КОНЦУ XX ВЕКА, ОТКРОЕТ ДОСТУП К ИНФОРМАЦИИ БОЛЬШИНСТВУ ЛЮДЕЙ, НА ОСНОВЕ КОТОРОЙ ОНИ САМОДЕЯТЕЛЬНО СМОГУТ ОСУЩЕСТВИТЬ САМООРГАНИЗАЦИЮ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ, УСТРАНИВ ВЛАСТЬ МЕРЗАВЦЕВ, ВОЗОМНИВШИХ СЕБЯ УМНИКАМИ. ЭТО БУДЕТ ОСВОБОЖДЕНИЕМ ОТ БИБЛЕЙСКИХ КАНДАЛОВ ВСЕХ НЕВОЛЬНИКОВ И ПРЕОБРАЖЕНИЕМ ТОЛПО-”ЭЛИТАРНОГО” ПСЕВДОЧЕЛОВЕЧЕСТВА В ОБЩЕСТВО ЛЮДЕЙ.

Оглашение прогнозов, предсказаний в бездумном толпо-“элитарном” обществе — один из способов управления им методами кодирования психики с последующим возбуждением программ кодировки через чувство стадности. Настоящий обзор — освещает некоторое множество вариантов, каждый из которых доступен для понимания на основе базового образования, полученного в средней школе, а тем более — в вузе. Поняв сказанное, каждый по своему нравственно обусловленному произволу может работать на осуществление избранного им варианта, показать в чем ошибки, и нести после этого ответственность перед Богом и людьми за то, что он сделает.

21 декабря 1995 г.

2. Великий инквизитор?

РЕЦЕНЗИЯ 1 на повесть “Инквизитор”

(Автор Сергей Норка, Москва, “Вагриус”, 1997 г., тир. 20 000 экз.)

Всё об этой повести можно сказать одной фразой:

Если это и великий инквизитор, то не во благо нардов России, а в интересах хозяев Гарвардского проекта порабощения России [9].

Основаниями для такой оценки являются следующие сведения, почерпнутые из книги:

1. Признается, что Библия — социология в закодированной форме, но ни слова не сказано, что в Истории существуют иные, альтернативные Библии социологии, как в закодированной форме, так и в ясно изложенной форме. В ясно изложенной социологии, в отличие от Библии, система умолчаний не подавляет и не отрицает систему оглашений. Библия же — расистская ростовщическая тирания, в которой должна быть “элита” и рабочая масса в разных отраслях деятельности, но не оппозиция, которая действуя грубой силой воспринимается рабочим быдлом и “элитой” в качестве криминалитета. Криминалитетом в прошлом были Будда, Иисус, Мухаммад, Моисей, Эхнатон, и многие другие…

2. Обосновывая необходимость инквизиции, автор как-то обошел стороной вопрос о том, почему Иисус лично не создал и не возглавил инквизицию. В нашем понимании причина в том, что сохранение святости инквизиции, даже в переделах жизни одного поколения — большая проблема. Иными словами, если осуществить сценарий “Инквизитора” в жизни, то вслед за этим придется писать роман о том, как вся инквизиция будет выкошена после того, как в ней отпадет надобность у хозяев Гарвардского проекта.

3. Ребята в Гарварде и в Лэнгли не предусмотрели один из возможных сценариев развития событий в СССР при осуществлении Гарвардского проекта: «Советская “малина” собралась на совет, Советская малина врагу сказала “Нет!”. Поймали того супчика, забрали чемодан, забрали деньги-франки и жемчуга стакан; потом его отдали частям НКВД, с тех пор его по тюрьмам я не встречал нигде…» Инквизиция при глобальном уровне рассмотрения необходима именно для подавления этого сценария, поскольку в повести прямо ростовщический диктат зарубежных банков противопоставлен мафиозной тирании отечественного криминалитета.

4. Как известно, банковское ростовщичество — глобальное средство финансового рабовладения, от которого СССР был свободен в период Сталинизма.

5. Если говорить о порочности “легионеров”, то всё более менее ясно, кроме того, что в стороне остался вопрос о том, кто и когда занимался генной инженерией и вывел породу “YY” и обеспечил возможность репродукции легионеров во многих поколениях вопреки нормальной работе хромосомного аппарата. Но хотелось бы получить и ответ на вопрос другой: В чем психологическая ущербность так называемых “нормальных [10] людей”, не являющихся “легионерами”? Уж не в том ли, что они не горячи, и не холодны, живут по принципу Богу молись и черта не гневи: хоть и не чистая, а всё же сила?

13 января 1997 г.

3. Чернильный визитёр

РЕЦЕНЗИЯ 2 на повесть Сергея Норки “Инквизитор”

Если содержание названной повести пересказывать своими словами, выделив наиболее значимое соответственно принятой нами концепции глобального исторического процесса [11], то сюжет можно изложить вкратце так:

В США был разработан так называемый “Гарвардский проект”. Разработчики этого проекта предполагали усилить ресурсами СССР потенциал Запада в борьбе его хозяев за придание глобальной цивилизации угодного им облика, вне зависимости от того, как к этому отнесутся другие народы. Соответственно этой глобальной задаче в отношении СССР выставлялись подчиненные ей цели: обеспечить отказ от социалистического пути развития, расчленить СССР на “независимые” деидеологизированные государства на основе принципа “гражданского общества”, создать условия для зависимости их от Запада в экономической и военной области и вовлечь “независимые” обломки СССР в состав конгломерата государств Западной региональной цивилизации.

Демонтаж государственности СССР предполагалось осуществить руками самих же граждан СССР в ходе целенаправленной информационной кампании воздействия на психику людей — многолетней психологической войны, которая получила название холодной войны. Однако, материалы этого сверхсекретного проекта якобы были выкрадены советской разведкой и доложены в ЦК КПСС, где его якобы не поняли. Но молодое властолюбивое крыло поняло, что в их руки попало мощнейшее оружие, при помощи которого оно решило придти к власти. Оно решило употребить выкраденный Гарвардский проект в своих целях раньше, чем это сделают сами американцы.

В итоге американцы, когда началась перестройка и за нею последовал распад СССР в результате ГКЧП, поначалу радовались тому, насколько успешно осуществляется Гарвардский проект, но восторги прекратились, когда выяснилось, что реальная власть в СССР и России оказалась в руках “старых комсомольцев” без чести и совести, сросшихся с организованным криминалитетом. Причем в этой связке более инициативный криминалитет стал диктатором. По этой причине производственный комплекс СССР оказался даже более недоступным для работы в составе производственного комплекса, контролируемого Западной региональной цивилизацией, чем это было во времена тоталитарно идеологизированного СССР.

Но кроме того, своими операциями за рубежом опрокинула установленные контролерами мирового рынка соотношения цен на различные товары, чем подорвала финансовую мощь многих крупных трансрегиональных кампаний и тем самым нанесла ущерб хозяевам Западной региональной цивилизации.

Внутреннее положение в России усугубилось ещё и тем, что все ветви власти, включая законодательную и судебную власть, оказалась подконтрольны криминалитету, а государственный аппарат пронизан агентурой мафии. По этой причине нейтрализация криминального контроля над экономикой России государственно-законными методами в ней оказалась невозможной.

Соответственно, заказчикам Гарвардского проекта пришлось признать, что он дал сопутствующие эффекты, которые обесценили ожидавшиеся и реально достигнутые результаты, и тем самым породил проблему: Что и как делать дальше в глобальной политике, в том числе и в отношении России?

В повести сообщается, что западные спецслужбы якобы вышли в России на оппозицию режиму, которая раньше всех аналитиков поняла уголовно-криминальную сущность режима, вследствие чего в своих действиях изначально стала ориентироваться на эффективные целесообразные действия вне зависимости от того, насколько они соответствуют действующему законодательству России и признанным в мире нормам юриспруденции гражданского общества. Целью этого крыла нелегальной оппозиции было устранить контроль криминалитета над деятельностью государственного аппарата, а также и над деятельностью частного и государственного секторов экономики.

Поскольку устранение криминального контроля над Россией соответствовало целям, которые не были достигнуты в ходе осуществления Гарвардского проекта, то состоялось полюбовное соглашение между оппозицией, готовой действовать мафиозными методами против уголовного мира и криминального по существу режима, облачившегося в формы западной демократии, с одной стороны, и, с другой стороны, со спецслужбами стран большой семерки, выражавшими волю хозяев Западной региональной цивилизации.

В результате этого сговора в ходе очередных президентских выборов во главе российского государства встал никому не известный человек из бывших военных. Приступив к исполнению обязанностей президента России, он провел референдум, на котором получил на два года диктаторские полномочия. Обладая ими, он распустил Думу, запретил деятельность политических партий и митингование на улицах (как в поддержку режима, так и против), объявил чрезвычайное положение и дал свободу внезаконному уничтожению преступников силами тайной самодеятельной организации, принявшей на себя название “Русская инквизиция”, которую вновь избранный президент сам и представлял в государственном аппарате. Инквизиция занялась уничтожением и психологическим террором в отношении выявленных мелких бандитов и крупных уголовных авторитетов — организаторов региональной и международной преступности. Все это получило огласку в средствах массовой информации (свобода слова не была отменена, но ограничена репрессиями за публикацию сведений, достоверность которых публикаторы не могли доказать) и вызвало удовлетворение среди большинства обывателей и предпринимателей, чья жизнь и деятельность стала более безопасной.

Демократически настроенная болтливая интеллигенция оказалась не у дел; особенно не у дел государственных. Сопротивление отечественных криминализированных коммерческих банков совместной деятельности негосударственной “Инквизиции” и государственной диктатуры по сюжету повести нейтрализуется угрозой национализации и открытием лицензий на деятельность в России иностранных банков, которые готовы взять на себя счетоводство и управление инвестированием в российское народное хозяйство; захваченные мафиози подвергаются моральному террору и спецвоздействию на их психику, а наиболее жадные, которые не хотят отдать свои счета, уничтожаются. По этой причине средства российской мафии и КПСС изымаются со всех счетов в отечественных и зарубежных банках и переводятся по полученным от мафиози и аппаратчиков-нелегалов доверенностям на счета двух государственных банков России, с полного согласия международных банковских кругов, которые вполне в курсе того, какими способами получены доверенности на управление счетами. Таким образом, контроль над средствами мафии и счетами криминализированных юридических лиц переходит к ставленникам “Инквизиции”. Эти средства создают финансовую мощь государства и в дальнейшем идут на оплату поставок из-за рубежа в Россию продовольствия и оборудования для промышленности, что ведет к подавлению кризисных, экономических и социальных явлений в России.

В итоге, возникновение диктатуры, попирающей все нормы гражданского общества, не только не вызывает недовольства населения России, но вопреки демократическим ожиданиям интеллигенции, широкие круги частных предпринимателей и производственного персонала, т.е. подавляющее большинство населения, поддерживает и “Инквизицию”, и диктатора.

Мафиозные авторитеты утрачивают социальную базу и контроль над происходящим в России и за рубежом, мафия в целом становится беззащитной, а демократическая интеллигенция, содрогаясь от открытого показа “зверств” [12] “Инквизиции” по президентскому каналу телевидения, не понимает, почему на Западе не развернута кампания в защиту “демократии” в России и против нарушения диктатурой “прав человека”; почему никто не применяет к России экономических санкций и всего того, с чем сталкиваются многие “не демократические” режимы.

Таким образом, дело идет к “хэппи енду”, который однако остается за кадром: Кризис в России исчерпан, “русская” мафия раздавлена “русской” же инквизицией, население ликует, поскольку отныне может спокойно трудиться, не опасаясь завтрашнего дня. И свершилось главное с точки зрения хозяев Гарвардского проекта: создались условия для вовлечения России и других обломков СССР в Западную региональную цивилизацию.

Но именно это и было главной целью холодной войны против СССР, которую Запад вёл всё время после совместной с СССР победы в 1945 году над гитлеризмом и японским милитаризмом.

То есть, при всей внешней видимости направленности деятельности “Русской инквизиции” на защиту самобытности России и путей её развития, в конечном итоге хозяева Западной региональной цивилизации получают то, что хотели: производительные силы России вливаются в межрегиональную специализацию и кооперацию производств под управлением Запада при сохранении за Западом общего контроля над ситуацией в России через глобальную финансовую систему и институт кредита со ссудным процентом.

Поэтому, если сюжет заключить в одну фразу, то все предельно просто и ясно:

Гарвардский проект ранее сменил одежды “социализма с человеческим лицом” на одежды демократии по-западному, а теперь изучает возможности сменить и их на балахон “Русской инквизиции”.

После этого переосмысления прочитанного можно рассмотреть вопросы соотнесения литературного сюжета с жизненной реальностью, дабы оценить, насколько перспективен “Инквизитор” в качестве сценария как дальнейшей политики самой России, так и политики, проводимой в отношении неё извне.

* * *

Прежде всего следует уточнить: Исторически реально разработчики Гарвардского проекта допустили ошибки при выявлении психологических внелексических типов в СССР, составляющих в совокупности коллективное бессознательное и сознательное. Вследствие этого они были вынуждены объяснить себе и своим заказчикам неприемлемые сопутствующие эффекты при осуществлении проекта целенаправленным воздействием утративших честь и совесть “комсомольцев” в аппарате КПСС, которые решили осуществить захват государственной власти на основе материалов проекта, подыграв благонамеренным наивным демократизаторам СССР из ЦРУ. Это первая ошибка в сюжете повести.

В действительности в СССР велись работы с целью управления индивидуальным и массовым поведением людей в обход контроля их сознания. Велись работы по разнообразной тематике, которая получила в прессе наименование “психотронное воздействие”, “психотронное оружие” и т.п. Белое братство “Марии Дэви Христос” возникло не без участия Юрия Кривоногова, в прошлом сотрудника Института Кибернетики АН УССР, в котором существовал и первый отдел, а заказчиком и куратором ряда работ был непосредственно или опосредованно КГБ и иные спецслужбы. История “Белого братства” показывает, что были достигнуты определенные результаты. Вопрос только в том: вписываются ли эти результаты в Гарвардский проект? — или они — намек его организаторам на то, что экспансия очередного идеологизированного “братства” из России может оказаться для Запада покруче, чем деятельность секты Муна и деидеологизированной “русской” мафии? Но и эта ошибка или неточность в сюжете “Инквизитора” — частность, не меняющая существа ранее высказанной оценки повести.

Для хозяев Запада описанный в “Инквизиторе” сценарий дальнейшей политики России и политики в отношении России во многом желателен. И устав от непредсказуемости и криминализации России, Запад действительно способен начать искать сам те внутренние силы в России, которые способны придти к государственной власти и восстановить управляемость экономики России, понизить уровень преступности теми средствами, которые посчитают целесообразными, и главное: с которыми Запад мог бы договориться о сотрудничестве, взаимовыгодном настолько, насколько собственную и общую выгоду сотрудничества понимает каждая из сторон.

Это означает, что следует оценить миропонимание “русской инквизиции” в том виде, в каком оно нашло выражение в повести.

Поскольку общество некоторым образом всегда управляется, то в нем так или иначе присутствует и концепция управления (социология — воззрения на самоуправление общества), выраженная в культуре в разных формах: от пословиц и поговорок, частушек и анекдотов до строгих научных монографий. В обществе может присутствовать и несколько концепций одновременно, как взаимно исключающих одна другие, так и нейтральных и взаимно дополняющих одна другие в пределах какой-то объемлющей концепции.

Поиски определенной концепции в “Инквизиторе” завершаются на стр. 279: «Библия — это закодированная социология». Это — единственная концепция управления, которая провозглашена в повести. Альтернативы Библии, исторически реально существующие, в том числе и не закодированные, а ясно изложенные — Коран, сталинизм, небиблейские ведические учения — обойдены молчанием, будто они и не существуют. Сама же Библия на фоне этих умолчаний — вне критики и тем самым в тексте она отождествляется с законами Божескими для людей, безо всяких к тому исторических и богословских обоснований. Отсюда же и главный социологический вывод: “Русская инквизиция” концептуально безвластна, и действует под властью библейской концепции [13].

Между тем, исторически реально текст, известный под название Благая весть Мира Иисуса Христа в изложении ученика Иоанна, является апокрифом, отвергнутым отцами основателями как католицизма, так и православия. Он не вошел в состав канона Нового Завета, на котором основаны наиболее влиятельные в мире христианские церкви. В каноне только «святые благовествования» от Марка, Матфея, Луки, некоего Иоанна (явно не апокрифиста), подменяющие Благую весть Мира, с которой Иисус вошел в этот мир, биографическими сведениями о земной деятельности Христа.

Устранение самой Благой вести из писаний, на которых основано вероучительство и социология Библии, — знамение того, что Антихрист приложил руку к основанию церкви имени Христа. В противном случае вошла бы в канон, и не была бы подменена краткими биографическими справками о жизни и деятельности Мессии среди людей. Благая весть и биографические справки о её носителе хотя и связаны между собой, но всё же это не одна и та же информация.

При таком понимании, крещение Руси Владимиром, о котором в “Инквизиторе” речь идет на странице 25, это переход от гармоничного биосфере Земли язычества древних славян к вероучению , вторгшейся из Византии в культуру наших предков. То есть сетование в повести о том, что русские не приняли при Владимире учения Христа, а остались язычниками, исторически не основательны: они не могли принять учение Христа от Византии просто потому, что Византия несла учение Антихриста, которое её же и убило спустя несколько столетий после внедрения ею антихристианства в культовых формах православия в Русь.

Соответственно, утверждение на странице 11 «КПСС — порождение дьявола» — верно только отчасти, поскольку идеалы ликвидации эксплуатации человека человеком и прекращение употребления одних людей другими для удовлетворения нужд своей похоти (физиологической или социальной) — это идеалы, которые проповедовали все без исключения посланники Божии, включая и Христа. Именно на осуществление этих идеалов в жизни нашей страны поднялись многие наши соотечественники в конце XIX — первой половине ХХ века, т.е. в то время, когда еще не успела сформироваться наследственно-клановая “элита” в СССР (партийная и прочая), которой противны были именно эти идеалы, и которая обратила аппарат КПСС и ВЛКСМ в высоко рафинированную сатанистическую организацию, в которой высокими словами о справедливости покрывалась порочная политика и пороки её осуществлявших деятелей.

То есть, когда в повести антихристова “русская” инквизиция обвиняет КПСС в том, что она порождение дьявола, мы имеем дело с ситуацией, аналогичной той, о которой говорил Иисус: сатана изгоняет сатану, разделившись в царстве своем, что ведет к погибели царства его (см. Марк, 3:23).

Сказанное понятно для тех, кто знает не только Библию, но и другие доктрины общественного устройства жизни людей. Тем не менее есть множество людей, которые не знают содержательной стороны ни Библии, ни всего остального, но по традиции, унаследованной от предков, привыкли считать, что Библия — от Бога и иного не дано. Поэтому им следует знать и обдумать социологический стержень Библии, определив свое место и качество в её социологии:

“Не давай в роcт брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчета о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).— Второзаконие, 23:19, 20. “И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут”Второзаконие, 28:12. “Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостлив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся”Исаия, 60:10 — 12.

Сказано вполне определенно. И в существе сказанного в ней, в «Майн Кампф» и гитлеровском плане «Ост» о судьбе, которую изверги намерены навязать народам мира, нет никакой разницы. Но, если в случае «Майн Кампф» большинству очевиден сатанизм доктрины [14], то в случае Библии ветхозаветно-талмудические и христианские церкви (включая и “Русскую православную церковь” [15]) настаивают на священности той же самой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

“Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков. Не нарушить пришел Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполниться все” — Матфей, 5:17, 18.

Если же Библейскую социологию изложить вкратце, то общество, в котором осуществлены библейские идеалы, это наследственная расовая “элита” (с небольшим включением иноплеменных прозелитов, принявших иудаизм), чье доминирование в платежеспособности обеспечивается ростовщичеством на мафиозно организованной основе и перераспределением среди единоверцев ростовщического дохода, и все остальные, вынужденные ишачить на иудейскую “элиту”, поскольку утрачивают покупательную способность зарплаты и накоплений под воздействием организованного ростовщичества [16]. Марксизм (включая и его троцкистскую версию, господствующую ныне в марксистских кругах) — та же самая библейская сатанинская концепция, но уже в формах атеистического мировоззрения.

. То, что является соблюдением нормы в одной концепции, может оказаться нарушением нормы в другой концепции. Концепция же может оказаться и такой, что её осуществление ведет к уничтожению общества и биоценозов, вплоть до уничтожения биосферы планеты. Если концепция обладает этими качествами, то это — объективно порочная концепция общественных отношений людей и их отношений с биосферой. По отношению к объективно порочной концепции общественных отношений, это означает, что далеко не вся преступность в отношении неё порочна; и далеко не всё подчинение её нормам в повседневности праведно, ибо: «Богу не грешен — царю не виновен» [17], но внутрисоциальная власть, осуществляющая порочную концепцию, грешна перед Богом, и виновна перед людьми; а поддерживать её своими умышленными или бездумными действиями во многих случаях означает принять на себя часть её грехов и виновности. Последнее является основанием к тому, чтобы игнорировать власть и защищать жизнь от порочности как власти, так и от лояльной власти части общества.

Библейская социология — объективно порочна и в целом, и её марксистская разновидность, в частности. Она объективно порочна потому, что организованное надгосударственное глобальное ростовщичество ориентирует множество организаторов производства во множестве сменяющих в веках друг друга поколений на оптимизацию управления по критерию: максимум прибыли в расчете на заемный капитал . Это «во что бы то ни стало» объективно выражается как отрицание человеческого достоинства и угнетение жизни всех людей, разрушение общества и биосферы, экономически выгодными, но социально и экологически недопустимыми технологическими и социальными процессами.

В числе биосферных реакций на культуру, несомую обществом, имеет место и следующая: при смене поколений генетика человечества подстраивается под культуру, поскольку устойчивая при смене поколений культура, воспринимается генетическим аппаратом как фактор воздействия внешней среды. Спектр реакции генетического приспособления к давлению среды можно разделить на две категории: 1) существование в сложившихся условиях при подчинении им и 2) существование в сложившихся условиях, ориентированное на их преодоление.

По отношению к вопросу о генетической обусловленности преступности в отношении (самоуправления общества), это означает, что генетически ущербны не только многие преступники, но и многие тихие граждане, чья генетика обуславливает их покорное существование в отведенной им объективно порочной концепцией социальной нише.

Приспособленцы, “пофигисты” [18] и оболваненные в обществе могут статистически преобладать над бунтарями против порочной концепции и действительно генетически ущербными деградентами. Но не следует отождествлять и , ( ): Иисус — нормальный человек, но действовал в обществе, в котором далеко отклонившиеся от нормы. Иисус, Мухаммад, Будда — величайшие преступники своего времени, умышленно и непреклонно преступившие нормы объективно порочных концепций общественных отношений, свойственных культуре обществ, в которых они жили.

Высказанные замечания о соотношении преступности и порочности, концепциях общественных отношений и их взаимосвязях с генетикой человека позволяют иначе взглянуть еще на тему борьбы с преступностью и тему власти государства и “Русской инквизиции” в сюжете повести “Инквизитор”.

Прежде всего “Русская инквизиция” соглашается с ростовщическим глобальным расово-мафиозным диктатом. В повести нигде не говорится о недопустимости долговой удавки ссудного процента на экономике, хотя говорится о налоговом бремени и о росте цен вследствие рэкета, осуществляемого мафией. Хотя реально ссудный процент — исторически наиболее устойчивый и непреходящий генератор инфляции (обесценивания денег) и, как следствие, относительного и абсолютного обнищания, от которого страдают все: и потребители в семьях, и производственные предприятия в частном и государственном секторе, и государство, хотя мало кто хочет задуматься над существом этого вопроса.

И это не простое безучастное соглашательство с ростовщическими глобальными кругами, это деятельное соглашательство. “Инквизиция” через представительство своего президента, готова предоставить свободу деятельности в России глобальным паханам ростовщичества, чтобы те нейтрализовали российскую банковскую шпану. Ростовщическая шпана России (коммерческие банки, не имеющие многовековых традиций) совершили преступление перед генералами глобальной ростовщической мафии: вместо того, чтобы избрать паханами Ротшильдов, МВФ и т.п. глобальных мафиозных ростовщических авторитетов, они подпали под полный контроль российских авторитетов от нарко— и прочего уголовного бизнеса, мешающего простонародью ишачить на глобальную ростовщическую “элиту” и её хозяев [19]. То есть по существу “Инквизиция” в повести взяла на себя роль Иуды, полицая агрессора, строящего на основе библейской культуры глобальную цивилизацию финансового ростовщического рабства.

Такова деятельности якобы русской инквизиции в повести, однако, эта подоплека не может быть оглашена открыто в обществе, поскольку способна придать организованной преступности против идеалов библейской концепции качественно иной характер, известный по уголовной песне времен сталинизма: «Советская “малина” собралась на совет, Советская “малина” врагу сказала: “Нет!”. Поймали того супчика, забрали чемодан, забрали деньги-франки и жемчуга стакан. Потом его отдали частям НКВД, с тех пор его по тюрьмам я не встречал нигде…» —  [20] в глобальных масштабах пугает хозяев Гарвардского проекта.

Кроме того следует видеть, что по своему существу “Русская инквизиция” в том виде, как она описана в повести, — мафия, идеологизированная одной из версий библейской доктрины. По этой причине оказывается вполне приемлемой хозяевам Гарвардского проекта для борьбы с чрезмерно разросшейся и вышедшей из под контроля деидеологизированной мафией. Но самодеятельность в сфере общественного управления под лозунгом “Советская “малина” собралась на Совет…” (возможно, что на Верховный Совет Российской Федерации), подавляющая деятельность государственного аппарата и паразитического бизнеса — тоже , но идеологизированная неприемлемой доктриной.

И одно дело бороться с деидеологизированной мафией, просто “делающей деньги” на всем, что есть вокруг, при помощи мафии, идеологизированной определённой доктриной, а другое дело — опровергать идеологию иной “мафии”, в которой выражена иная концепция общественных отношений и отношений людей с биосферой планеты. По этой причине реальная подоплека действий “Инквизиции” не может быть оглашена и в закрытых материалах самой “Инквизиции”, поскольку способна стимулировать смычку “Инквизиции” и наиболее умной и дальновидной части мафии, для подавления которой инквизиция и получила “карт-бланш”, и которая способна подумать о завтрашнем дне, а уже сделанные ею деньги инвестировать в свое же спокойное будущее, занявшись государственным строительством.

Тем не менее и обществу, в котором преобладают политические “болельщики”, никогда не появляющиеся на поле концептуальных войн, и “св. отцам” инквизиторам, последовавшим библейской доктрине, требуется обоснование их деятельности. Поскольку обсуждение смысла и альтернатив библейской идеологии, существующей в наши дни в религиозной и светской формах, — есть подрыв устоев библейской доктрины, то для уклонения от обсуждения этой темы, хозяева библейской доктрины запускают в обывательское сознание, условно говоря, «климовщину» [21].

Воззрения Г.Климова — одного из разработчиков (как сообщалось) Гарвардского проекта, в прошлом офицера Советской Армии, перебежчика на Запад (или внедренного на Запад со спецзаданием под видом перебежчика?) — по вопросам власти и преступности нашли выражение во многих его литературных, претендующих быть научными, произведениях: “Князь мира сего”, “Красная каббала”, “Протоколы советских мудрецов” и др., которые в последние годы стали доступны в России каждом желающему. Согласно воззрением Г.Климова, всё антиобщественное поведение индивидов нарушениями в генетике, а в истории обществ, бесклассовых и классовых, сбои в генетике проявляются как уголовная преступность с одной стороны, а с другой стороны, как жажда власти и тирания ради сохранения власти [22].

Соответственно учению Г.Климова, в современном нам западном и российском обществе: вся преступность, нарушающая спокойствие “элиты” и её рабочего быдла, сводится к нарушениям в генетике, под воздействием которых в определенных условиях генетически отягощенный человек становится на путь уголовщины, с которого сам не может свернуть. Поэтому наиболее эффективный способ обеспечения спокойствия в обществе — не бороться с “преступностью”, а уничтожать выявленных генетически ущербных “легионеров”, и вгонять в страх тех из них, кто не уничтожен, дабы принудить их к занятию иными видами деятельности, безопасными по отношению к общественному устройству. Это целесообразно, поскольку “легионеры” составляют правящее большинство в преступном мире.

При этом молчаливо подразумевается, что статистически преобладающие в обществе восторженно лояльные приспособленцы и “пофигисты” — объективно генетически неотягощенные, нормальные люди. Вопрос о том, как будто бы нормальные люди, численно преобладая в обществе, соучаствуют в коллективной объективно порочной деятельности этого общества, тем самым выводится из сферы общественного внимания и обсуждения.

В такой информационной среде к числу генетически отягощенных “легионеров” — в целях поддержания незыблемости общественного устройства и концепции общественных отношений — хозяевам концепции целесообразно отнести и всех, кто не приемлет порочную концепцию как таковую, ибо это исключает обсуждение пороков концепции.

Также следует обратить внимание и на то, что вопрос о генетической ущербности в повести сведен к весьма странному во многих отношениях факту. “Легионерами” якобы являются особи-мутанты, по внешнему виду мужчины, в наборе хромосом которых присутствует пара “YY”, a не “XY”, как это должно быть в нормальном хромосомном наборе мужчины. Реально же хромосомный набор “YY” — противоестественное сочетание, поскольку от нормальной женщины ребенку передается во всех случаях хромосома “Х”, а отец ребенка передает ему либо хромосому “Х”, либо хромосому “Y”, в результате чего образуется нормальный хромосомный набор женщины “ХХ” или мужчины “ХY”. Даже если оставить в стороне вопрос о жизнеспособности особи с набором хромосом “YY”, предположив, что она жизнеспособна даже при информационном дефиците, возникшем за счет отсутствия информации, обусловленной в нормальном наборе хромосомой “Х”, то встает по крайней мере два вопроса:

· во-первых, вследствие каких нарушений клеточной физиологии у женщин из поколения в поколение тиражируются особи с набором хромосом “YY” и куда в момент зачатия исчезает материнский набор хромосом, передающий ребенку хромосому “Х” в нормальном зачатии?

· во-вторых, кто и когда занимался по отношению к людям , что позволило создать генетический механизм тиражирования “легионеров” в обход нормального функционирования генетического механизма человечества?

“Легионеры”, в том виде, как они описаны в “Инквизиторе”, явно размножаются не по схеме Менделя, которая должна быть известна большинству читателей из учебника общей биологии для средней школы. Над этим следует призадуматься заказчикам и авторам “Инквизитора”, если приводимый ими факт о наборе хромосом “YY” по их сведениям достоверен. А читателям следует призадуматься кроме того и о достоверности этого факта.

Статистика заболеваемости людей в ХХ веке говорит о том, что людей (а тем более семей), где с генетикой всё в порядке из поколения в поколение, крайне мало. Курение, алкоголь, пищевые добавки, некоторые виды косметики, синтетические медицинские снадобья, общее загрязнение среды обитания несвойственными природе веществами и техногенными излучениями — всё это мутагенные факторы. Генетический же аппарат человека раз в 50 чувствительнее к ним, чем аппарат мушки дрозофилы. Так, что представления о генетических нарушениях и генетической норме, которые читатель, не будучи биологом-специалистом, может почерпнуть из работ Г.Климова — весьма малая, хотя и наиболее ярко выраженная часть реальной проблематики сохранения жизнеспособной генетики человечества, однако раздутая до непомерной значимости.

Вследствие этих особенностей попытка списать всю преступность в обществе на сбои в работе генетического аппарата оказалась весьма неуклюжей, если помнить хотя бы сведения из курса общей биологии средней школы.

Реально же во всяком обществе есть люди, которые не приемлют концепцию его самоуправления, которая выражает себя в повседневности в общественных отношениях всего множества людей. Но они не желают и изменить себя так, чтобы тихо жить в соответствии со сложившимися нормами общества. Само же общественное устройство, им неприемлемое, не представляет для них того, чем можно и должно дорожить и поддерживать незыблемость организации его жизни. С их точки зрения не заслуживают уважения и те люди, которые согласны со сложившимся общественным укладом жизни, или приспосабливаются к нему, будучи недовольными им, или поддерживают его по разным причинам, или им просто нет дела до общественного уклада и той концепции самоуправления общества, которая нашла в нем свое выражение и они живут в тех обстоятельствах, которые им навязаны.

Причем такое отношение более или менее широкого круга людей к концепции общественного самоуправления и к жизненному укладу, её выражающему, не зависит от существа самой концепции: одним может показаться неприемлемой порочная концепция и свойственные ей общественные отношения, но другим может быть неприемлемой и праведная концепция, в которой открыты возможности для свободного личностного развития людей, а общество, несущее цивилизацию, пребывает в ладу с биосферой.

Третьим же нет дела до того, по какой концепции живет общество, ибо они, по словам некоего аналитика, представляют собой «двадцать метров кишок и немного секса». Они концептуально безразличны до тех пор, пока концепция не защемит им хвост или голову, но и тогда они не желают думать о возможности альтернативных концепций и путях перехода к ним.

Соответственно сказанному, по отношению к библейской концепции преступность включает в себя два совершенно различных явления:

во-первых, объективную порочность в её разнообразных проявлениях, которая просто с точки зрения хозяев объективно порочной библейской доктрины и узаконенных ею отношений порочности — либо по самому качеству порицаемой порочности [23], либо потому, что оказываются занятыми все свободные “вакансии” в системе общественных отношений, в случае легализации в которых, такого рода порочность не преследуется законом и перестает быть преступлением [24];

во-вторых, проведение в жизнь объективной праведности, вопреки объективно порочным законодательным нормам и неписаным законам традиций [25].

Библейская доктрина, которой издавна раздавлен Запад, это только одна из возможных доктрин в обществе, не должностных и профессиональных, а [26], но наиболее последовательно и непреклонно проводящая этот принцип в жизнь на протяжении многих веков в глобальных масштабах. Хотя вне общественных отношений человек способен утратить человеческие качества (или не способен их обрести в своем развитии), чему примером судьбы многих реальных, а не литературных “робинзонов” (или “маугли”), но всё же отношения отношениям — рознь.

Иерархичность личностных отношений в обществе проявляет себя, с одной стороны, как употребление одними людьми для удовлетворения своих потребностей и ублажения чувств других людей (и их способностей, навыков и собственности), даже , и невзирая на ущерб, наносимый современникам, потомкам и биосфере, а, с другой стороны, дополняемое созданием той или иной защиты своих возможностей употребления других и защиты против аналогичных попыток употребления в отношении себя и «своих» со стороны окружающих.

Первое может свестись исключительно к потреблению всего и вся в готовом (приготовленном другими виде), но второе требует всё же некоторой деятельности или соучастия в коллективной деятельности сообразно занимаемому в иерархии положению. Деятельность или соучастие в коллективной деятельности может потребовать навыков, обрести которые лодырь-потребитель может оказаться не в состоянии, или даже обладая ими, может оказаться не в состоянии вырваться из плена потребительства, чтобы войти в деятельность.

Невозможность по той или иной причине осуществлять деятельность в системе общественных отношений и вышибает его из внутрисоциальной иерархии личностей вне зависимости от того, какие стартовые условия обеспечили ему родители. Обусловлено это генетически “пассионарной” “легионизацией” или извращающим и ущербным воспитанием при здоровой генетике [27] — значения не имеет. Лодырь-потребитель, стремящийся жить ублажением чувств, ублажением своей физиологической и социальной похоти, — объективно порочен вне зависимости от пола и социального происхождения. И таковые составляют кадровую базу преступности по отношению ко всякой концепции общественных отношений, в том числе и по отношению к библейской концепции, в которой на всех этажах социальной иерархии всё же необходимо что-то делать для того, чтобы общество не распалось.

Но к этому виду все правящие “элиты” толпо-“элитарных” обществ норовят приписать и все остальные виды преступности, порождаемые не личностными преступников, а господствующим в обществе объективно порочными принципом отождествления степени человеческого достоинства с положением в профессиональной (в своей основе) иерархии взаимоподчинения должностей и профессий в общественном объединении личностного труда.

Объективно порочно строить внутрисоциальные отношения, отрицая в принципе равенство человеческого достоинства людей. Все люди разные; это действительно так. И множественные различия людей повышают жизненные возможности и создают неповторимость жизни, но все люди, при всем их различии между собой, обладают возможностью быть человеком; и в этом они равны, вне зависимости от расы, пола, возраста, профессий и т.п. жизненно обусловленных свойств каждого.

В повседневной жизни “элитарные” идеологи это равенство отрицают. В крайнем случае они готовы признать, что перед Богом по смерти все равны, но при этом настаивают, что в земной жизни большинство обязано быть рабами и холопами относительно малого числа господ, степенств, высокопревосходительств и сиятельств, единичного количества высочеств, величеств, и преосвященств, а главное — стойко и безропотно переносить злоупотребления властью со стороны социальной “элиты”, якобы обладающей “особыми достоинствами”, которых лишены “простые люди”.

Царствие Божие на Земле, в котором осуществлено равенство человеческого достоинства людей, с точки зрения “элитарных” идеологов, вопреки словам хоть Христа [28], хоть коранического откровения [29], — ересь [30] (в терминологии вероучений); либо — противоестественная утопия, поскольку все люди разные (в терминологии материализма).

Причем “элита”, в целом как общественная группа, в вопросах идеологии не желает ничего кроме того, чтобы её угнетающая людей и биосферу похотливая властность была подтверждена Свыше в качестве её земных прав, совпадающих с обязанностями. И кроме того, “элита” не знает и не желает задуматься о том, что должно знаменовать истинность информации Свыше: соответственно обличавшие её проповеди Иоанна Крестителя и Христа были отвергнуты ею, якобы потому, что те не дали “элите” неоспоримых — силовых знамений; когда же после десяти лет мирной проповеди через Мухаммада были даны неоспоримые знамения военной силы, вследствие чего Коран лег в основу культуры многих народов, то факт применения военной силы до достижения безоговорочной капитуляции противников со стороны Мухаммада многими на Западе стал рассматриваться в качестве явного выражения отсебятины Мухаммада и, как следствие, сатанизма Ислама.

Либо же, уверовав, что «Бога нет», многие в обществе, и в “элите” особенно [31], считают, что человеку, превосходящему других в некоторых качествах, можно действовать так, как он того пожелает, пока он не будет остановлен превосходством другого человека или же не будет остановлен системой общественных институтов, и прежде всего государством и законом. Соответственно этому, карабкаться вверх по пирамиде — смысл их “жизни”. Это и многое другое в истории Западной региональной цивилизации [32] — неоспоримое знамение объективной порочности её социальной “элиты”, в целом как общественной группы, и, в частности, — выражение шизоидности её психики.

Все люди грешны и каждый по-своему, но далеко не все из грешных, по своей распущенности поведения и слабоволию, утратили идеалы праведности и хотели бы от них отказаться раз и навсегда. И если общество подавляет эти идеалы всею мощью объективно порочных традиций, законодательства и государства, то следование объективно праведным идеалам, не совпадающим с нормами концепции общественного управления, становится преступным. Но поскольку идеалы праведности не утрачены безвозвратно, то общественная самодеятельность противодействует государству, что на определенном этапе превращается в организованную преступность, не имеющую ничего общего с генетическими дефектами “пассионарной” “легионизации”, так как этот вид преступности противостоит вседозволенности порочного государства и порочной системы общественных отношений. При этом люди сами, данной им Свыше свободной волей, подавить которую посягает порочная концепция общественных отношений, берут то, что правящий режим отнял у них: либо по антинародному закону, либо вопреки провозглашенному хорошему закону; свободновольные люди восстанавливают произвольным порядком права как свои собственные, так и других людей, ущемленные тем обстоятельством, что толпо-“элитарное” государство поддерживает в своем правлении порочную концепцию общественных отношений.

Произвольная реакция может быть самой различной. На одном конце спектра — угнетение и грабеж окружающих, более слабых, чем те, кто стал на путь вольного произвола в отношениях с государством. На другом конце спектра преступности — целенаправленные усилия, устремленные на то, чтобы сделать иную концепцию общественных отношений господствующей в обществе ко благу подавляющего большинства людей. Но так или иначе, на протяжении всей истории хроники, эпосы и легенды всех народов, литература [33] повествуют о преступниках, непреклонно выполняющих миссию защиты угнетенных от законной власти. Различие между ними только в масштабах деятельности: Робин Гуд в масштабах небольшого Шервудского леса — Степан Разин в масштабах крестьянской войны, охватившей всю Россию, в которой выразилась реакция народа на установление правящим режимом крепостного права.

И здесь выясняется одно очень важное обстоятельство: если преступный мир производит государственный переворот, то изрядное количество порочных “легионеров” так и остаются в числе преступников и при новом государственном режиме. Но из числа бывших преступников в отношении старого общественного устройства возникают лояльные граждане, ответственные за судьбы нового общества, а якобы объективно существующая “пассионарная” “легионизация” исчезает как туман. Одним из наиболее ярких примеров такого рода является всё белое население Австралии и Тасмании: среди их предков преобладают — сосланные некогда туда из Англии за уголовные преступления, отбывшие свой срок каторжники, тем не менее Австралия не стала пиратским государством и далеко не лидирует по уровню внутренней преступности.

Аналогичное можно увидеть и в истории России. Проще всего записать Г.И.Котовского в “легионеры”, но лучше помнить о том, что до 1917 г. он грабил угнетателей, а награбленное раздавал ранее ограбленной угнетателями бедноте; официальные следственные материалы не установили в его деятельности маниакальных генетически обусловленных наклонностей в отношении жертв его бандитизма. После 1917 г. Г.И.Котовский проявил себя как талантливый командир Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В отношении Советского государства он бандитизмом не занимался, в отличие от некоторых сподвижников С.М.Буденного по Первой конной [34].

М.В.Фрунзе — тоже из идейных бандитов.

И.В.Сталин, по воспоминаниям современников, будучи в тюрьмах до 1917 г., предпочитал общение с уголовным миром, чем отрицал нормы тюремного поведения свойственные “идейным” “легионерам”-революционерам. И, если читать самого Сталина, памятуя об истории, а не комментарии к его деятельности в отрыве от истории, то Сталин предстает как человек, целесообразно действующий в изменяющихся жизненных обстоятельствах, обладающий железной волей, а главное — высокой культурой мысли, что не позволяет отнести его к числу “легионеров” с неустойчивой или закомплексованной психикой.

Следует отметить: Борьба с интерНАЦИЗМОМ (еврейский лицемерный нацизм — это суть марксизма и троцкизма, в частности) была проведена им во многом на принципах, описанных в повести “Инквизитор” [35]: выявить и нейтрализовать (вплоть до уничтожения) противников для И.В.Сталина и его сподвижников было значимее, чем юридически оформить в соответствии с западной традицией отчетности о следственных и репрессивных действиях государства.

И осмысляя эти особенности истории СССР, следует признать, что в событиях отечественной истории в ХХ веке выявился фактор, который не смог реализоваться в крестьянских восстаниях Е.Пугачева, С.Разина, а также в зарубежных крестьянских войнах и рабочих восстаниях прошлого. Тогда общественная самодеятельность в области управления — преступность, направленная против государства, осуществляющего порочную концепцию общественных отношений, — в силу разных общественных условий не могла подняться до творчества государственного устройства, на основе иной концепции общественных отношений.

Главная из причин, по которой в прошлом порочная государственность восстанавливала свое функционирование после подавления преступных крестьянских восстаний — неграмотность и невежество в вопросах обществоведения и фактологии реальной истории подавляющего большинства населения, участвовавшего в восстаниях.

Успех при уничтожении государственности Российской империи и построении государственности СССР в своей основе имеет то обстоятельство, что (“политические” — “легионеры” и идейные бандиты) в знаниях о характере идеологических и экономических процессов в обществе чиновничий корпус правящего режима.

Причин же краха СССР, лежащих в сфере кадровой политики главным образом две:

· первая в том, что “идейные бандиты”, пришедшие к государственной власти, не размежевались с “легионерами”, с которыми сотрудничали в процессе свержения сословного строя, вследствие чего “легионеры” — лодыри-потребители, которым что бы ни делать, лишь бы не работать, устремились в партийно-государственный [36] аппарат.

· вторая в том, что “идейные бандиты” по приходе к власти стали допускать распущенность в отношении концептуальной дисциплины, чему примером может служить совместная деятельность С.М.Буденного и М.И.Калинина по помилованию безыдейного бандита, о чем было сказано ранее в подстрочном примечании.

Чтобы увидеть еще некоторые грани повести “Инквизитор”, связанные с реальной историей СССР, следует вспомнить о раскладе по видам власти и .

Всякий процесс управления можно соотнести с понятием . Полная функция управления это — иерархически упорядоченная последовательность разнокачественных действий, включающая в себя:

1. Опознавание фактора среды, с которым сталкивается интеллект, во всем многообразии процессов Мироздания.

2. Формирование стереотипа распознавания фактора на будущее.

3. Формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления).

4. Формирование целевой функции (частной концепции) управления в отношении какого-то множества целей и согласование частной концепции с совокупностью всех остальных частных концепций, осуществляемых в управлении на основе решения задачи [37].

5. Организация целенаправленной управляющей структуры, несущей целевую функцию управления.

6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структуры в процессе управления, осуществляемого ею.

7. Её ликвидация в случае ненадобности или поддержание в работоспособном состоянии до следующего использования.

Пункты 1 и 7 всегда присутствуют. Промежуточные между ними можно в той или иной степени объединить или разбить еще более детально. Полная функция управления может реализоваться только в интеллектуальной схеме управления, которая предполагает творчество системы управления как минимум в следующих областях: выявление факторов среды, вызывающих потребность в управлении; формировании векторов целей; формирование новых концепций управления; совершенствование методологии прогноза при решении задачи об устойчивости в смысле предсказуемости и в схеме предиктор-корректор.

В системе общественного управления полная функция управления может осуществляться на основе деятельности государственности, самодеятельных общественных организаций, и коллективного сознательного и бессознательного.

Понятийная база Русского языка такова, что изъяснить понятие можно только так: Власть — реализующая себя способность управлять процессами в обществе и взаимодействием общества и биосферы в пределах возможностей, предоставленных иерархически высшим объемлющим управлением. Если с понятием о полной функции управления соотнести процессы общественного управления, то она распадается по специализированным видам власти:

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несет на себе:

· распознавание факторов, оказывающих давление среды на общество;

· формирование вектора целей в отношении фактора, оказывающего давление;

· формирование целесообразной концепции управления ресурсами общества в отношении выявленного фактора.

Концептуальная власть всегда работает по схеме «предиктор-корректор» (предуказатель-поправщик). Она — начало и конец всех контуров внутрисоциального управления, высший из видов внутрисоциальной власти. Она самовластна, автократична по своей природе, вследствие чего может осуществлять на Земле Богодержавие, а может самодурственно извратить Божий промысел в пределах попущения ей и осатанеть. Она игнорирует законность, и в частности демократические процедуры общества, поскольку вся законность в обществе нравственно обусловлена и проистекает из произвола концептуальной власти; т.е. она надзаконна [38] по своему существу.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ (политическая) облекает концепцию в притягательные для широких народных масс, или хотя бы управленчески значимой доли населения, формы. В условиях толпо-“элитаризма” содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм и деклараций пропагандистов. Но по методологической нищете толпа не может дать людей, которые разоблачили бы притягательность форм и, показав в явном виде зло любого лика толпо-“элитарной” концепции, выставили бы альтернативную ей концепцию, которую культура общества по своему развитию может принять.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию управления строгие юридические формы, необходимые в качестве логической основы единообразных действий управленческого аппарата и законопослушных граждан при проведении концепции в жизнь.

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурным и бесструктурным способами, опираясь на общественные традиции и законодательство.

СУДЕБНО-СЛЕДСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ следит за исполнением “законности”, при помощи которой нравственный произвол одной концептуальной власти защищает управление по своей концепции от нравственно обусловленного целенаправленного произвола несогласной с данной концепцией иной концептуальной власти или стихийного противоборства концепции со стороны толпы.

Как видно из этого расклада полной функции управления по специализированным видам власти, концептуальная власть ни в России, ни в зарубежье не представлена органами государства и открытыми для всеобщего обозрения самодеятельными организациями граждан. Это означает, что все без исключения народы, в культуре которых нет теории концептуальной власти и её взаимодействия со всеми прочими специализированными видами власти, либо самоуправляются не по полной функции управления, а по ограниченной, под общим контролем внешней концептуальной власти, действующей скрытно; либо их концептуальная власть реализует себя в форме коллективного сознательного и бессознательного, и пока не нуждается (или не доросла до понимания необходимости) в специализированных органах государства и общественных самодеятельных организациях, её выражающих.

Последнее обстоятельство приводит к тому, что термин «концептуальная власть» следует понимать двояко:

· во-первых, как власть той группы, которая способна сформировать концепцию общественной жизни, внедрить её в реальный процесс общественного управления, а также корректировать её по мере необходимости в процессе осуществления общественного управления;

· во-вторых, как власть концепции над обществом.

Эти две грани общественного явления концептуальной власти могут присутствовать либо вместе, либо только в рамках второго варианта. Если они присутствуют вместе, то система “общество плюс группа носителей концептуальной власти”, управляются по полной функции управления. Если первое отсутствует, т.е. в обществе нет носителей концептуальной власти, то общество идет по жизни под властью концепций в режиме запрограммированного автомата, примерно так же, как идет самолет на автопилоте. Коррекция концепции осуществляется либо внешними носителями концептуальной власти, через их периферию в составе общества; либо же коррекцию концепции проводить просто некому, поскольку качества, необходимые для осуществления концептуальной власти, были некогда утрачены и не возобновлены с тех пор.

Исторически реально Древний Египет — государство, в структурах которого концептуальная власть была представлена Домом Жизни, существовавшим со времен древнего царства, и двумя коллегиями высшего жречества (иерофантов [39]): десяткой севера и десяткой юга с одиннадцатыми — предводителями. Описание информационных процессов и этики в десятках — особая тема, но они качественно отличались от прений в Политбюро ЦК или прений в любом из современных парламентов.

СССР с момента принятия предложения Троцкого о придании законодательных функций Госплану, также был государством, в структурах которого была представлена концептуальная власть. Но при этом была совершена (осознанно или неосознанно — другой вопрос) архитектурная ошибка при построении структуры: Госплан был при Совете министров (органе исполнительной власти), вместо того, чтобы быть над Советом Министров в аппарате Политбюро — партийном органе концептуальной власти. При однопартийной системе правящая партия обязана была нести функции, аналогичные функциям жречества древнего Египта, но она не справилась с этой нагрузкой, что и привело к краху СССР, который не смог отстроиться от альтернативной концепции управления, сформулированной в директиве СНБ США 20/1 от 18 августа 1948 г.

То есть в региональной цивилизации России-СССР идейный бандитизм со времен С.Т.Разина вырос от вольницы на основе традиций до государственного строительства, на основе знаний об управлении более высокого уровня, чем знания, которыми располагали государственные институты большинства стран прошлого и настоящего. Органы концептуальной власти в структурах государства — Госплан и Политбюро — возникли впервые со времен древнего Египта. Хотя теории концептуальной власти не было, но навыки концептуального властвования в обществе накапливались. И хотя теория так и не успела сложиться до момента устранения И.В.Сталина, но навыки из общества никуда не исчезли, вследствие чего к середине 1990-х гг. появилась и теория.

Поэтому, если понимать теорию управления, то при взгляде на жизнь общества на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), можно увидеть, что средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” распознавания частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-социальное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: , к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6. Прочие средства, главным образом силового воздействия, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей и разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации.

Хотя однозначных разграничений между ними нет, поскольку многие средства воздействия обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества. При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщенные средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие [40], т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

____________________

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определенности целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определенности допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределенности обоих видов, иными словами, неспособность понять смысл различных определенных концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую, оглашенную).

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растет от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле , — падает.

Если соотнестись с иерархией обобщенных средств управления/оружия, то со времен С.Т.Разина до времен И.В.Сталина идейный бандитизм также вырос до третьего приоритета: в отличие от столбовых бояр — жертв С.Т.Разина — в преследовании троцкистов лежали не мотивы лишения их богатства, а идеология — расхождения в толковании письменного наследия Маркса, Энгельса, Ленина. И к 1952 г. в своей работе “Экономические проблемы социализма в СССР” И.В.Сталин, рассмотрев категории марксистской политэкономии, пришел к выводу, что экономистам следует пересмотреть понятийный и терминологический аппарат, поскольку несоответствие политэкономии марксизма реальной практике хозяйствования в СССР далее терпеть нельзя [41]. Это по существу был смертный приговор марксистской разновидности библейской доктрины. Преследование библейских церквей после 1917 г. в таком случае — преследование культовой разновидности той же порочной доктрины. И в реальной истории случилось так, что правящая в СССР мафия идейных бандитов расчищала место (скорее всего неосознанно) для иной концепции общественных отношений, в которой должны быть обеспечены не декларации свобод, как в западной демократии, а сами свободы творческого развития и жизни людей.

В сравнении с этим реальным историческим прошлым, описанные в повести усилия “Русской инквизиции” по овладению средствами — выглядят просто жалкими. Это — регресс идейного бандитизма в защиту угнетенных по отношению ко временам Степана Разина. То, что было вершиной народной самодеятельности в сфере общественного управления в XVII веке и потому достойно памяти и уважения, недопустимо идеализировать в конце ХХ века, поскольку такая идеализация средств управления шестого приоритета в обществе, поднявшемся до понимания обобщенных средств управления третьего приоритета, становится социально опасной и достойной сожаления. Это — первое.

Второе состоит в том, что в прошлом обладание доступом к знаниям, накопленным многими поколениями было уделом правящей “элиты”. В течение весьма краткой, по отношению к продолжительности глобального исторического процесса, продолжительности жизни людей, даже очень одаренный человек был лишен возможности воспроизвести своим умом все необходимые для организации государственного управления знания. По этой причине образованность “элиты” первенствовала в условиях всеобщей безграмотности и занятости трудом в сфере производства над интеллектом несогласных с режимом из числа простонародья как в мирное время, так и в период восстаний угнетенных.

В нынешних условиях всеобщее среднее образование, средства массовой информации, литература, в перспективе компьютерная сеть, создают достаточную информационную базу для того, чтобы оппозиционный порочному режиму угнетателей интеллект воспроизвел знания, превосходящие те, на которые опирается режим в своей деятельности.

В прошлом образованность концентрировалась в угнетавшей общество правящей “элите”, деградировавшей генетически при смене поколений по причине близкородственных браков и безделья. В силу этого интеллект и свободное интеллектуальное творчество концентрировались не в монопольно правящей высокоученой “элите”, а, в так называемом, невежественном простонародье, в том числе в среде криминалитета: как среди “легионеров”, так и среди идейных бандитов — защитников трудового люда от угнетения и противников угнетения; среди тех, кому одинаково омерзительна была участь и рабов, и рабовладельцев.

В наши дни произошло соединение свободного интеллектуального творчества с доступом простонародья к знаниям, что качественно изменяет жизненные обстоятельства, в которых действуют (и приходят к успеху или поражению) все социальные группы и профессиональные категории.

Это означает, что социальная ниша, которую могла бы занять “Русская инквизиция”, крайне неустойчива, поскольку альтернативная Библейскому расизму концепция в России уже выражена в своеобразной лексике и имеет свой понятийный аппарат. Это обстоятельство открывает возможности идейного бандитизма в защиту угнетенных с целью ликвидации возможностей к угнетению большинства меньшинством, во-первых, на уровнях всех шести приоритетов обобщенного оружия/средств управления и, во-вторых, при действиях по полной функции управления от “мафиозного” суда по совести и обстоятельствам — скорого и справедливого — до концептуальной власти глобального уровня значимости, осуществляющей Богодержавие на Земле.

При таких условиях попытка навязать “Инквизитор” в качестве сценария дальнейшей политики России опасна прежде всего для самих, возжелавших стать инквизиторами. Дело в том, что “инквизиция” — структура, иерархия, в которой действуют грешные люди, по какой причине она не может быть святой. Именно поэтому инквизиция возникла не при Христе, когда он был во плоти среди людей, а только после того как под именем церкви Христовой возникла церковь Антихриста. Инквизиция возникла как средство поддержания устойчивости порочного общества, а не как средство очищения его от порочности при переходе к праведной концепции общественных отношений, которую дал Иисус. Иисус, обладая в том числе и концептуальной властью, ориентированной на осуществление Богодержавия (Царствие Божие на Земле), не нуждался в инквизиции, как в структуре, действующей в обществе на протяжении смены многих поколений. Инквизицию проще создать, чем обуздать её, когда в ней отпадет необходимость, поскольку люди, её составляющие, не обладая святостью [42], сами будут провоцировать общество к пороку, чтобы оправдать свое существование в сфере репрессий, но вне сферы производства и управления.

Это означает, что те, кто провоцирует патриотов России встать на путь создания “Инквизиции”, заранее планируют и готовят уничтожение её структур и , после того, как “Русская инквизиция” выполнит очередной этап Гарвардско-Библейского глобального рабовладельческого проекта.

Тем не менее, с безыдейной уголовщиной, готовой ради сладкой жизни паразитировать бесконечно долго вне производительного и управленческого труда, России предстоит бороться. Как показал исторический опыт ликвидации уголовного наследия беспризорничества гражданской войны (в течение недели по всему СССР выгребли, если не все “малины”, то их большую часть, и трудоустроили в ГУЛАГе); как показал опыт Италии и Германии времен фашизма, когда уголовщина такого рода вела в концлагерь по упрощенным юридическим процедурам, введенным с целью повышения производительности репрессивного аппарата в кризисных условиях, то проблема недееспособности государства, поднятая в “Инквизиторе”, во многом надуманная. Государственный аппарат может быть в прострации, может быть очень сильно коррумпирован, может срастись с мафией и т.п. Но когда его захватывает какая-либо идеологизированная мафия, то все проблемы в отношении безыдейных мафиози-лодырей-потребителей перестают существовать.

Относительно малочисленные “легионеры” для идеологизированной мафии — не проблема. Проблема в другом: что необходимо сделать, чтобы статистически преобладающие в обществе приспособленцы и подобные траве “пофигисты” обрели полноту человеческого достоинства не как возможности, которая им и без того предоставлена Свыше, а как жизненную потребность для себя и своих детей, благодаря которой паразитизм на их жизни и угнетение их уходят в область невозможного. И именно в направлении этой цели разрешались и разрешаются неопределенности общественного развития во всей прошлой истории, известной из документальных хроник и сказаний.

И Россия наших дней стоит на рубеже разрешения неопределенностей именно такого рода. И наиболее устойчивые перспективы развития России таковы, что следующая правящая мафия будет не только идеологизированной и дисциплинированной, как была ВКП(б) в период Сталинизма, но сверх того она будет и концептуально властной. То есть она будет способна обеспечить воспроизводство адекватной жизни идеологии во многих поколениях в цепи их преемственности, поскольку теорию концептуальной власти и общую теорию управления никто не намеревается отныне держать в секрете. Это так, поскольку её оглашение, во-первых, — средство создания кадрового корпуса будущей правящей “мафии”, на основе кадровой базы всего народа; а во-вторых, — средство лишения гарвардско-библейских оппонентов от толпо-“элитаризма” их кадровой базы и деморализации их ныне активного кадрового корпуса.

То есть народовластие и справедливость, приемлемые трудящемуся большинству, могут осуществиться путем , принимающего на себя осуществление полной функции управления в обществе при глобальном уровне ответственности и озабоченности, и опоре правящей мафии при подборе кадров управленцев при смене поколений на весь народ, а не на малое число “элитарных” кланов.

После этого осталось отметить еще некоторые мелочи в повести “Инквизитор”.

В истории предвыборной кампании президента от инквизиции и в предвыборной кампании А.И.Лебедя просматривается явное сходство, за исключением результата.

Главное из сходственных воззрений А.И.Лебедя и президента инквизитора совпадают почти дословно.

“Инквизитор”, стр. 13: «В случае победы на выборах я готов взяться за реализацию программы любого из моих соперников. Но предварительно я создам систему управления, которая позволит мне эту программу реализовать. В этом ключ к выходу из кризиса. И я сумею её реализовать, в отличие от её автора».

А.И.Лебедь: «Я сначала отлажу систему, я люблю создавать систему. А потом посмотрю по обстановке, к чему будет эта система приспособлена». — “Коммерсантъ” № 40 от 22 октября 1996 г.

И в обоих высказываниях — ошибка, если смотреть на них, исходя из понимания теории управления и концептуальной власти: всякая система — объективно соответствует одним целям управления и исключает достижение при её помощи других целей; кроме того, система — одно из выражений концепции осуществления избранных по нравственно обусловленному произволу целей. В “Инквизиторе” (с. 28) сообщается, что не следует путать «систему правления» и «систему управления». Это действительно так, поскольку в системе правления не осуществима полная функция управления; она осуществима только в грамотно построенной системе у—правления. Но из всего сказанного и недосказанного [43] в “Инквизиторе” ясно, что разницы между процессами правления и процессами управления автор повести не видит.

Соответственно возможно и иное прочтение повести “Инквизитор”: “По-гарвардски” Ink — чернила; Visitor — гость, визитер, посетитель. Хотя по-английски грамотно пишется «Inquisitor», но это можно отнести к тонкостям и неоднозначностям прямой и обратной транслитерации, в итоге получится: “Чернильный визитер”, — что во многом справедливо и по отношению к повести, и по отношению к Гарвардско-Библейскому проекту глобального рабовладения в “цивилизованных” формах, смягченных культурой.

14 — 21 января 1997 г.

4. Большевизм в Богодержавии — единственное лекарство от фашизма

Предисловие

9 ноября 2001 г., как сообщило с утра того дня радио “Свобода”, был всемирный день борьбы с фашизмом. Могут возникнуть вопросы: А почему день борьбы с фашизмом назначен на 9 ноября, а не на 31 июля или 31 августа, например? К тому же в постсоветской России далеко не всем однозначно ясно, с какими процессами в жизни национальных обществ и человечества в целом связано слово «фашизм». Это видно хотя бы потому, что «пламенные» демократизаторы на протяжении всего времени с начала перестройки обвиняли в «фашизме» большевиков времён Ленина и сталинской эпохи (как-то подозрительно забывая упомянуть среди фашистов Троцкого), а после того, как сами пришли к власти, непрестанно обвиняют в «коммунофашизме» — оппозицию, выступающую под лозунгом возврата России на путь строительства коммунизма и защиты её народов от эксплуатации международным капиталом. «Коммуно-патриотическая» оппозиция, в свою очередь, постоянно именует «демофашистами» сторонников гражданского общества и буржуазной демократии и их лидеров. Поэтому реально проблематика фашизма и защиты от него не так проста, как представляется на первый взгляд. Тем более она не так проста, как это пытаются представить радио “Свобода” и НТВ.

4.1. Немного истории

Тем не менее ответ на вопрос, почему именно на 9 ноября «международная общественность» назначила «всемирный день борьбы с фашизмом» является ключевым к пониманию реальной проблемы и путей её разрешения.

9 ноября 1918 г. кайзер Германской империи Вильгельм II отрёкся от престола. Пока «социал-демократы большинства» [44], заседали в рейхстаге во главе с Фридрихом Эбертом и Филиппом Шейдеманом, обсуждая это событие и планы своих дальнейших действий, Карл Либкнехт — один из лидеров другого течения германской социал-демократии, сторонники которого заседали в императорском дворце в нескольких кварталах от рейхстага, — провозгласил Германию социалистической республикой. «Когда об этом узнали социал-демократы, находившиеся в здании рейхстага, они пришли в ужас. Необходимо было незамедлительно принять меры, чтобы упредить спартаковцев [45].

У Шейдемана созрел план. Не посоветовавшись с товарищами, он бросился к окну, выходившему на Кёнигплац, где в тот момент собралась большая толпа, и, высунувшись, от собственного имени провозгласил республику. Эберт был разгневан. Он всё ещё надеялся каким-то образом спасти монархию» (У.Ширер “Взлёт и падение третьего рейха”, т. 1, Москва, «Воениздат», 1991 г., стр. 78).

Так Эберт, сам того не желая, оказался во главе германского государства. Далее У.Ширер пишет, что в результате этого Людендорфу [46] и высшему генералитету удалось «переложить на плечи лидеров рабочего класса бремя ответственности за подписание договора о капитуляции, а впоследствии и мирного договора, тем самым поставив им в вину поражение Германии и все лишения и страдания, выпавшие на долю немецкого народа в результате проигранной войны и навязанного победителями мира [47]».

Параллельно номинально возглавляемому Эбертом марионеточному республиканскому социал-демократическому режиму, действовавшему под патронажем высшего генералитета, с 9 ноября по всей Германии стали возникать Советы солдатских и рабочих депутатов, которые, как и в России, начали брать власть на местах в свои руки. Но так сложилось, что во главе Советской власти общегерманского уровня значимости оказался всё тот же Эберт, убежденный противник «диктатуры пролетариата» [48] и Советской власти как способа её осуществления, сторонник конституционной монархии. Некоторое время в Германии продолжалось двоевластие: параллельно действовали власть Советов и институты власти, унаследованные республикой от империи, но двоевластие взаимоисключающих друг друга политических сил не может продолжаться неограниченно долго.

Характеризуя деятельность Эберта и его сподвижников в этот период, У.Ширер пишет: «Они не хотели становиться германскими керенскими. Они не желали уступать власть большевикам [49]» (цит. источник, т. 1, стр. 79, 80).

«Гинденбург и Грёнер [50] оказывали на Эберта давление, требуя, чтобы тот соблюдая условия соглашения, подавил сопротивление большевиков. Лидер социал-демократов только этого и ждал. На третий день Рождества он назначил Густава Носке министром обороны Германии, и с этого момента события развивались в такой логической последовательности, какой ожидали от действий нового военного министра.

Носке, мясник по профессии, проложивший себе путь в профсоюзное движение и социал-демократическую партию, в 1906 г. стал депутатом рейхстага, где был экспертом партии по военным вопросам. Его по праву считали ярым националистом и человеком сильной воли. Принц Макс Баденский воспользовался его помощью, чтобы подавить мятеж на флоте в Киле в первые дни Ноябрьской революции, с чем Носке успешно справился. (…)

В начале января 1919 года он нанёс решительный удар. Во время «кровавой недели» (с 10 по 17 января), как её называли в Берлине, войска регулярной армии и добровольческого корпуса под руководством Носке и под командованием генерала фон Лютвица разгромили спартаковцев. Роза Люксембург и Карл Либкнехт были захвачены и убиты офицерами гвардейской кавалерийской дивизии.

Когда в Берлине стихли бои, по всей Германии прошли выборы в Учредительное национальное собрание, которое должно было подготовить новую конституцию. Выборы, состоявшиеся 19 января 1919 года, показали, что средние и высшие слои общества осмелели за два с небольшим месяца, прошедшие после революции. Социал-демократы (социал-демократы большинства и независимые социал-демократы), единолично правившие страной, поскольку ни одна из партий не пожелала разделить с ними бремя забот, набрали 13 миллионов 800 тысяч голосов из 30 миллионов и получили в Национальном собрании 185 мест из 421, что составляло значительно меньше необходимого большинства» (цит. источник, т. 1, стр. 80, 81).

В итоге возникла буржуазно-демократическая, либеральная «веймарская» [51] республика. У.Ширер охарактеризовал её конституцию так:

«Конституция, принятая 31 июля 1919 года после шестимесячного обсуждения и ратифицированная президентом 31 августа, на бумаге являлась самым либеральным и демократическим документом ХХ века, в техническом отношении почти совершенным, полным оригинальных и достойных восхищения приёмов, которые, казалось, гарантировали почти совершенную демократию. Идея создания правительственного кабинета была заимствована у Англии и Франции, образ наделённого большими полномочиями президента родился под влиянием опыта США, представление о референдуме — из опыта Швейцарии. Разработали замысловатую систему пропорционального представительства и голосования списком, с тем чтобы предотвратить напрасную потерю голосов избирателей и обеспечить право быть представленными в парламенте национальным меньшинствам.

Формулировки статей Веймарской конституции для любого демократически настроенного человека звучали свежо и многозначительно» (цит. источник, т. 1, стр. 82).

Но реальное управление жизнью общества на основе институтов государственной власти, предусмотренных конституцией «веймарской» республики, оказалось таковым, что изрядное большинство населения Германии на протяжении нескольких лет после её принятия продолжали бедствовать и были недовольны своим реальным жизненным положением. Многие и доныне объясняют затяжное бедственное положение Германии в годы после первой мировой войны ХХ века не принципиальной дефективностью алгоритмики государственного управления, обусловленной «многозначительностью» статей конституции «веймарской» республики, не соответствовавшей ни полной функции управления [52], ни обществу, в котором она применялась, а исключительно кабальными условиями Версальского мира. В отличие от большинства наших современников, знающих только слова «Версальский договор», кабальность и унизительность условий мирного договора для немцев тогда были вопиюще очевидны. Вследствие неэффективности государственного управления протестные настроения в немецком обществе были не только сильны, но и легко объяснимы тяготами выполнения условий Версальского договора, который был подписан именно германскими социал-демократами.

В результате к осени 1923 г. в Германии созрел очередной политический кризис, усугублённый заявлением канцлера Штреземана о прекращении пассивного сопротивления французам в Рурской области (оккупированной с января 1923 г. Францией в ответ на отказ Германии платить репарации) и возобновлении выплат репараций. Оставалось только востребовать эти протестные настроения и придать им определённую направленность, что и сделал А.Гитлер.

8 ноября 1923 г. А.Гитлер под прикрытием штурмовиков СА выступил в пивной “Бюргербройлкеллер” в Мюнхене примерно перед тремя тысячами человек и заявил о низложении правительства Баварии, об отказе подчиняться общегерманским властям, о создании временного национального правительства Германии, об организации марша на Берлин. Полиция молча наблюдала, не вмешиваясь.

На следующий день, 9 ноября в годовщину провозглашения Германской республики в 1918 г., Гитлер и Людендорф вывели трехтысячную колонну штурмовиков из парка в районе “Бюргербройлкеллер” и направили её в центр Мюнхена. Произошла перестрелка с полицией. Кто первым открыл огонь? — вопрос открытый: обе стороны впоследствии обвиняли в этом друг друга. В результате перестрелки шестнадцать гитлеровцев и трое полицейских были убиты или смертельно ранены, многие участники событий с обеих сторон получили ранения. В течение нескольких дней все лидеры нацистов (кроме Г.Геринга и Р.Гесса, успевших скрыться за границу в Австрию) были арестованы и предстали перед судом по обвинению в государственной измене. Будучи в заключении, А.Гитлер написал “Майн кампф”. На фоне продолжавшихся общественных неурядиц НСДАП [53] получила известность и стала набирать популярность в среде угнетённого неурядицами простонародья.

Эти события противники германского фашизма назвали «пивным путчем». Но в самом третьем рейхе день 8 ноября торжественно отмечался как день национал-социалистической революции — первого публичного выступления НСДАП, с которого началось её продвижение к государственной власти.

Так что назначение «всемирного дня борьбы с фашизмом» на 9 ноября — не лучшее решение для всевозможных «либералов» и международной социал-демократии: именно социал-демократия 9 ноября 1918 г. ухватилась за власть в Германии; потом совместно с верхушкой генералитета она раздавила склонную к большевизму [54] власть Советов; сдала государственную власть Учредительному собранию, которое породило недееспособную буржуазную демократию гражданского общества, а та, — не сумев разрешить насущные жизненные проблемы множества простых немцев, — создала условия для прихода к власти нацистов, какой возможностью нацисты и воспользовались, после чего установили фашистский режим [55].

Короче, если поднять историю Германии и рассматривать её как единый многоэтапный процесс, длящийся на протяжении 1918 — 1933 гг., то выяснится, что И.В.Сталин был по существу прав, называя социал-демократов пособниками фашистов, поскольку именно они своею политикой создали основные предпосылки для прихода нацистов к государственной власти в Германии в 1933 г. [56]

Единый антифашистский фронт коммунистов и социал-демократов в Германии не состоялся под влиянием Коминтерна [57] и персонально И.В.Сталина, запретивших компартиям стран Европы сотрудничать с социал-демократами. Но по нашему мнению, если бы единый антифашистский фронт в Германии и возник, и даже если бы он смог воспрепятствовать приходу гитлеровцев к власти в 1933 г., то тем самым всего лишь перенёс бы на более позднее время становление ещё более мощного и жестокого фашизма в Германии. Причины этого лежат как в особенностях социал-демократии вообще, так и в особенностях коммунистов-большевиков той эпохи.

В СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ это — принципиальное нежелание социал-демократов принять на себя всю полноту заботы и ответственности за судьбы Родины на пути искоренения буржуазно-ндивидуалистического способа организации производства и распределения, их метания и шарахания в поисках тактических компромиссов со временными союзниками и противниками. Концептуальная неопределённость социал-демократии (хотим гарантий социализма в отношении прав личности в условиях буржуазно-индивидуалистического общественного устройства — своего рода «жареный лёд»), неопределённость в целях, в очерёдности, в путях и методах достижения даже избранных целей, — стиль политической жизни социал-демократии, обрекающий социал-демократов и их союзников на поражение в борьбе со всяким политическим противником, готовым принять на себя всю полноту государственной власти и целенаправленно, поэтапно работающим на осуществление этой цели.

Поэтому социал-демократы, принципиально не желающие определяться концептуально (капитализм либо социализм? как перевести общество от одного к другому?) и не желающие брать на себя всю полноту заботы и ответственности за судьбы Родины, за судьбы человечества, везде и всюду были и есть потенциальные пособники фашизма. Они — среди тех, кто готовит в обществе условия, из которых способен вырасти фашизм. И из социал-демократии у всякого думающего и честного человека два пути: либо в большевизм, либо в фашизм. У думающего и путь один — в большевизм.

В КОММУНИСТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ тех лет как в Германии, так и в других странах, это — мировоззренческая зашоренность марксизмом и атеизмом, что не позволяло творчески и заблаговременно разрешать назревающие проблемы общественного развития.

И хотя коммунисты Германии тех лет, как и в России-СССР по своему персональному составу представлявшие собой во многом противоестественный «симбиоз» большевиков по совести и марксистов-троцкистов, одержимых идеями перманентной всемирной и якобы социалистической революции, были готовы принять на себя всю полноту государственной власти, заботы и ответственности за судьбы их Родины, но германский фашизм в период своего становления в борьбе за безраздельную государственную власть был более дееспособен, чем они. Причина этой большей дееспособности германского фашизма в те годы состоит в том, что он тогда ещё не успел выработать социологической теории, которая стала бы догмой, затмевающей жизнь и сковывающей разум его лидеров в решении встающих перед ними проблем, подобно тому, как марксизм, подменяя ощущения жизни несообразным ей миропониманием, сковывал и сковывает разум многих коммунистов, обрекая их на недееспособность [58].

Нравится этот вывод или нет, но при неспособности коммунистов Германии тех лет отказаться от марксизма, заменив его иной — более жизненной системой мировоззрения и миропонимания, — они неизбежно проигрывали фашизму в борьбе за безраздельную внутрисоциальную власть в Германии хоть в союзе с социал-демократами, хоть выступая самостоятельной политической силой.

В частности, будучи заворожёнными иудейским интернацизмом (так называемым марксистским «интернационализмом»), коммунисты в Германии ничего вразумительного не могли сказать об эксплуатации народов всего мира (в том числе и немецкого) еврейской по преимущественному составу международной, надгосударственной банковско-ростовщической клановой олигархией. Одна из причин того, что эта тема успешно и монопольно эксплуатировалась нацистами, состоит в том, что у этой олигархии изначально с середины XIX века были на содержании все марксистские партии. А после прихода к власти в России большевизма и начала его борьбы с троцкизмом, все явные и скрытые троцкисты во всех коммунистических партиях также непосредственно сотрудничали с этой олигархией, хозяева и заправилы которой посредством марксистских партий решали свои глобальные задачи. В политических сценариях решения этих задач были предусмотрены определённые роли и для коммунистов, и для нацистов, и для социал-демократов, и для миллионов «маленьких бен-израэлей», а также для всех прочих толп: «каждому — своё», как было написано на воротах одного из концлагерей в третьем рейхе.

Чтобы выпутаться из этих сценариев, коммунисты должны были обрести концептуальную властность глобальной значимости, а это требовало освобождения своей психики от власти марксизма и атеизма. Кроме того и деятельность Коминтерна по всему миру была бы невозможна без её поддержки банковско-ростовщической олигархией, причастной — среди множества её преступлений против человечности — к разжиганию проигранной Германией первой мировой войны ХХ века и разработке условий Версальского мира.

Коммунисты Германии (бескомпромиссно революционное, потенциально большевистское течение социал-демократии «Союз Спартака» и его преемники) упустили представившуюся им объективную возможность установить в Германии власть Советов в конце 1918 г., не найдя путей к устранению социал-демократа соглашателя Эберта и его подручных, не сумев выдвинуть волевых вождей, подобных вождям Великой Октябрьской социалистической революции в России (включая и интернацистов-социалистов Троцкого и его сподвижников, решавших в ней свои задачи).

Гитлер же, будучи в двадцатые годы бескомпромиссно целеустремлённым и достаточно волевым типом [59], всего лишь реализовал в 1933 г. предоставленную ему ещё в 1918 г. социал-демократами объективную возможность спустя какое-то время прийти к власти.

4.2. Кто зачинатели фашизма в России: Лев Толстой? либо “Союз правых сил” и “Яблоко”?

Захват государственной власти в Германии нацистами и успешное установление ими фашистского режима со временем повлекли за собой многочисленные жестокие бедствия как для народа самой Германии, так и для народов других стран. Эти бедствия и отождествились в сознании людей со словами «фашизм», «нацизм», «национал-социализм», вследствие чего эти слова сами по себе вызывают у многих и многих людей отрицательное отношение к ним, а также и ко всему тому, что с ними связывают. Соответственно устойчивой ассоциации «слово „фашизм“ — бедствия в жизни», сформированной реальной историей Германии и Италии, многие политические силы прибегают к тому, что называют «фашистами» своих политических противников, дабы опорочить их в глазах остального общества [60], создав негативное предубеждение в отношении них простым навешиванием «ярлыка». А всякие попытки изучения и анализа истории и самого явления фашизма в разных странах (Индия с её кастовой системой на протяжении нескольких тысячелетий, Италия времён Муссолини, Германия времён Гитлера, Испания времён Франко, Португалия времён Салазара и др.), лежащие вне культивируемой ими трактовки событий прошлого, расцениваются ими как стремление обелить и реабилитировать «фашизм» с целью возрождения фашизма, уничтожения демократии, подавления прав и свобод человека.

В современном политическом лексиконе слова «фашизм», «нацизм», «национал-социализм» стали синонимами вопреки тому, что каждое из них именует своеобразное явление в жизни общества. Но без понимания факта переплетения в истории Германии 1918 — 1945 гг. этих в общем-то самостоятельных явлений невозможно выявление сути фашизма и, как следствие, — невозможна ни борьба с ним, ни защита общества от него какими-то иными способами. Поэтому необходимо определиться терминологически, чтобы отделить от фашизма как такового сопутствовавшие ему в реальной истории другие явления, возможные в жизни обществ вне связки с фашизмом каждого из них.

Национальное сомоосознание — осознание своеобразия (уникальности) культуры своего народа и отличий её от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества.

Национализм это — осознание уникальности собственной культуры в сочетании с отрицанием уникальности и значимости для человечества иных национальных культур.

Нацизм — сознательное уничтожение иных культур и/либо народов, их создавших.

То есть национализм и нацизм могут существовать в обществе и при монархии, и при республике, и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и при капитализме, и при социализме.

Социализм это — уклад общественной жизни, при котором многие потребности всякой личности, а также всякой семьи гарантированно удовлетворяются за счёт прямого и косвенного покрытия соответствующих расходов государством, выступающим в качестве представителя общества в целом. Для обеспечения этого в системе общественного производства в каких-то видах деятельности частное предпринимательство и частная собственность на средства производства ограничиваются или запрещаются; могут запрещаться какие-то виды деятельности в целом [61], а также вводятся ограничения на максимальный уровень доходов членов общества, что мотивируется необходимостью защиты общественного строя и каждого из лояльных ему граждан от злоупотреблений со стороны предпринимателей-индивидуалистов и лиц, чьи высокие доходы избыточны по отношению к уровню расходов, мотивированному жизненными потребностями личности и семьи в этом обществе. Такого рода ограничения с течением времени ведут к тому, что государственный сектор экономики становится доминирующим.

Капитализм в его изначальном виде это — уклад общественной жизни, в котором господствует буржуазно-индивидуалистический (возможно корпоративный [62]) способ организации производства и распределения на основе права частной собственности и формального равенства всех граждан перед законом, а решение жизненных проблем личности и семьи большей частью возлагается на саму личность, семью, и на разнородные негосударственные фонды и общественные организации. Даже при действии прогрессивного налогообложения при капитализме практически нет ограничений на доходы и накопления, остающиеся после уплаты предусмотренных законодательством налогов, а государственный сектор экономики является обслуживающим по отношению к сектору, действующему на основе частной собственности на средства производства, в результате чего в ведении государства оказываются малорентабельные и убыточные при сложившемся законе стоимости отрасли и производства, без которых, однако, общество обойтись не может.

Исторически так сложилось (во многом под влиянием марксизма с его объяснением общественной жизни как вторичных последствий производственно-потребительской деятельности), что различия социализма и капитализма понимаются, прежде всего, как различия организационно-экономического характера, которым подчинены политический и идеологический строй каждой из «общественно-экономических формаций». В действительности во всём этом находит своё выражение нравственность власти, фактически осуществляющей управление жизнью общества. А конфликт в обществе по вопросу о том, строить социализм либо капитализм? — это в своей глубине конфликт двух типов нравственности: «Я-центричной» (возможно корпоративной), предпочитающей капитализм, и Богоначальной (соборной), предпочитающей социализм. Это хорошо видно из следующего обстоятельства.

В ХХ веке под морально-психологическим давлением опыта социалистической революции и строительства социализма в СССР [63], под давлением опыта национал-социализма в Германии, а также в процессе решения своих внутренних проблем капитализм в развитых странах постепенно обзавёлся атрибутами социалистического уклада: система государственного социального обеспечения личности и семьи, органы планирования и государственного регулирования производства и распределения в составе общегосударственной и местной власти и т.п. Казалось бы это подтверждает теорию «конвергенции двух систем», выдвинутую А.Д.Сахаровым. Но в действительности это опровергает её, поскольку появление этих атрибутов социализма в капитализме не стёрло различий нравственности, господствующей в каждом из обществ, и соответственно — не стёрло и границы между обеими системами:

· если при социализме (по крайней мере, в идеале — при соответствии всех прочих особенностей культуры общества социалистическому экономическому укладу) это и многое другое — гарантия, провозглашаемая и обеспечиваемая обществом в лице его государства, всем и каждому и залог общественного развития и благополучия всех в будущем [64],

· то при капитализме в развитых странах [65] это — вспомоществование тем, кто не может оплатить те же потребности (как правило по более высокому стандарту, чем предоставляемые государством) из своих доходов и накоплений, т.е. это, прежде всего, — система предотвращения роста внутрисоциальной напряженности и подавления классовой борьбы.

Национал-социализм — социализм для определённых (одного или нескольких) народов поимённо, но на представителей других народов и лиц смешанного происхождения — членов того же самого многонационального общества — гарантии и нормы национал-социализма, предусмотренные для граждан национал-социалистического государства, не распространяются [66].

Интернационал-социализм — не альтернатива национал-социализму, как то утверждают интернацисты-марксисты, а «преимущественный социализм» для мафиозно организованных международных диаспор во многонациональном и внешне (формально) равноправно-социалистически организованном государстве.

Альтернативой как национал-социализму, так и интернационал-социализму является «многонационал-социализм», в котором действительно обеспечивается равенство прав граждан разного этнического происхождения при отсутствии мафиозно организованного «преимущественного социализма и коммунизма» для международных диаспор и «национальных меньшинств», в результате чего многонациональное общество, опустившись в интернационал-социализм, оказывается угнетённым паразитирующими на нём мафиозно организованными диаспорами, при лидерстве одной из них [67].

То есть социализм, национал-социализм, интернационал-социализм, многонационал-социализм, капитализм, национализм и нацизм как таковые не характеризуют .

После того, как суть ранее названных явлений общественной жизни стала понятной каждая сама по себе, можно перейти к выявлению того, чем характеризуется собственно фашизм как таковой, и чем эту суть затеняют определённые политические силы, дабы сохранить себя и свою власть в обществе.

«Фашизм» — слово, возводимое к латинскому «фасция». Фасция — это пучок прутьев с воткнутым в середину топориком, обвязанный ремнём. В древнем Риме фасции были сначала знаком царской власти, потом знаком власти высших «магистратов» (государственных чиновников); за магистратами фасции носили «ликторы» — служители, обеспечивавшие их непосредственную охрану. Исторически реально в современной истории «фашизм» как общественное явление обрёл известность, распространяясь из Италии. Он родился там на основе протестных эмоций множества «маленьких людей», которые в обществе «свободы» личной инициативы оказались безнадёжно угнетёнными агрессивно-потребительским индивидуализмом больших и очень больших олигархов [68], злоупотреблявших разнородной властью по своему усмотрению. Поскольку такого рода протестное движение «маленьких людей» взращивалось в Италии, то претензии его тамошних идеологов на преемственность по отношению к былому величию и мощи Римской империи выразились в том, что древнеримская фасция была избрана ими как символ единения «маленьких людей» в деле защиты их жизни от угнетения агрессивно-паразитическим индивидуализмом «больших людей» — олигархов буржуазно-индивидуалистического общества. Так фасция дала название «фашизм» изначально движению возглавляемых вождём «маленьких людей» [69]. Однако, когда ныне говорят о реальной или мнимой угрозе «фашизма», то в большинстве своём уходят от рассмотрения реальных гарантий прав личности и семьи в буржуазно-индивидуалистическом, так называемом «демократическом» обществе, которое при этих умолчаниях пытаются представить в качестве универсального идеала. После этого вопрос об угрозе «фашизма» сводят, прежде всего, — к идеям национальной и расовой исключительности и нетерпимости (в прошлом характерным для германской модификации «фашизма»), к реальным и мнимым посягательствам на права представителей национальных меньшинств и диаспор, а также к унаследованным от Италии и Германии «фашистским» символике и фразеологии [70].

Пример такого рода расплывчатых определений «фашизма» не по существу даёт “Большой энциклопедический словарь” постсоветской эпохи (2000 г., электронная версия на компакт-диске):

«ФАШИЗМ (итал. fascismo, от fascio — пучок, связка, объединение), социально-политические движения, идеологии и государственные режимы тоталитарного [71] типа. В узком смысле фашизм — феномен политической жизни Италии и Германии 20-40-х гг. 20 в. В любых своих разновидностях фашизм противопоставляет институтам и ценностям демократии т.н. новый порядок и предельно жесткие средства его утверждения. Фашизм опирается на массовую тоталитарную политическую партию (приходя к власти, она становится государственно-монопольной организацией) и непререкаемый авторитет “вождя”, “фюрера”. Тотальный, в т.ч. идеологический, массовый террор, шовинизм, переходящая в геноцид ксенофобия по отношению к “чужим” национальным и социальным группам, к враждебным ему ценностям цивилизации — непременные элементы идеологии и политики. Фашистские режимы и движения фашистского типа широко используют демагогию, популизм, лозунги социализма, имперской державности, апологетику войны. Фашизм находит опору преимущественно в социально обездоленных группах в условиях общенациональных кризисов и катаклизмов модернизации. Многие черты фашизма присущи различным социальным и национальным движениям правого и левого толка. При видимой противоположности идеологических установок (напр., “класс” или “нация”), по способам политической мобилизации общества, приемам террористического господства и пропаганды к фашизму близки тоталитарные движения и режимы большевизма, сталинизма, маоизма, “красных кхмеров” и др. В условиях слабости демократических институтов сохраняется возможность развития движений фашистского типа и превращения фашизма в серьезную угрозу».

В этом определении со словом «фашизм» путано связано почти всё, что знала история нынешней глобальной цивилизации, за некоторыми характерными исключениями: фашистская по своему существу ветхозаветно-талмудическая идеология иудаизма и практика её применения против арабского населения Палестины (начиная с Декларации Бальфура [72]) в это определение не попали. А главное:

Из этого определения невозможно понять, на каком рубеже и при каких обстоятельствах истинная демократия, защищая свои институты и образ жизни от «угрозы фашизма», проявляя при этом силу и непреклонность, сама становится фашизмом.

Но путём создания таких всеобъемлюще неопределённых “определений” фашизма многие «антифашисты», которые подчас сами являются фашистами на деле, уходят от рассмотрения явления безотносительно к тому, как его называется в том или ином обществе и какой символикой и фразеологией он пользуется, какими идеями он прикрывается в конкретных исторически сложившихся обстоятельствах в той или иной культуре.

И борьба с “фашизмом”, если её вести с этих позиций, представляет собой большую опасность для жизни современников и перспектив общества, поскольку, если оставаться в русле сценария подмены рассмотрения рассмотрением и порицанием «фашистской» символики, фразеологии и каких-то идей, обусловленных исторически сложившимися обстоятельствами жизни общества, то в пропаганде фашизма можно обвинить практически всякого, кого закажут лихие «антифашисты», дорвавшиеся до власти или же рвущиеся к ней под лозунгами «борьбы с угрозой фашизма».

Например: Льва Николаевича Толстого можно заказать и рассматривать как зачинателя «фашизма» в России, а в глобальных масштабах — как предтечу Муссолини и Гитлера. Действительно, его сказка о том, как умирающий отец учил своих детей мудрости жизни, показывая им, что никто из них не может сломать метлу целиком, но запросто ломает все составляющие её прутики поодиночке, — сказка, обучающая «маленьких людей» единению — «фашизму», в переводе на итальянский. Что метла, что фасция — всё равно: по существу своему это связка прутьев. Можно заглянуть в историю России и обнаружить, что метла — один из форменных знаков принадлежности к системе опричнины во времена Ивана Грозного, т.е., как и древнеримская фасция, метла — символ государственной власти, и в данном случае — власти деспотической, беспощадно подавлявшей свободу личности представителей высшей аристократии царства Русского.

Соответственно: Лев Николаевич Толстой — тайный опричник во многих поколениях (к уничтожению сына Петра I царевича Алексея род Толстых причастен и проклят царевичем перед смертью: помните?), продолжатель дела Ивана Грозного, основоположник фашизма, ориентированного на постмонархическую эпоху в России и предтеча Муссолини и Гитлера, вывод логически безупречный на основе иносказательности символики метлы, но весьма далёкий от сути «фашизма» как явления в жизни толпо-“элитарного” общества.

Однако Лев Толстой, названный Лениным «зеркалом русской революции», для большинства наших современников — неведомое прошлое. Обратимся к современности.

7 ноября 2001 г. в память о параде 7 ноября 1941 года, который вселил в души людей в разных странах мира уверенность в грядущей победе над германским фашизмом и его союзниками, состоялось прохождение по Красной площади ветеранов Великой Отечественной войны. За ним последовала молодежная акция «Метла», в ходе которой под видом борьбы за чистоту Москвы и других городов России по Красной площади, подметая её, прошли юнцы в декоративных дворницких фартуках с мётлами.

Допустим, что амбициозные юнцы из интеллектуально опущенного демократизаторами поколения могут не знать о том, что при демонстрационном прохождении пятидесятитысячной колонны пленных фашистов по Москве во время войны за нею следовали поливальные машины, смывшие с улиц Москвы грязь, оставленную пленными фашистами при прохождении; и даже зная об этом, они по своей интеллектуальной примитивности могли не догадаться о действительно профашистской символичности акции, в которой их пригласили участвовать в день «согласия и примирения» за умеренную плату: бутылку пива и жвачки. Но организаторы акции — субъекты досужие, более эрудированные. И вряд ли они не отдавали отчёта себе и своим кукловодам в профашистской символичности прохождения “дворников” по Красной площади вслед за колонной ветеранов Великой Отечественной войны, своим ратным трудом сокрушивших одну из разновидностей фашизма в прошлом.

То есть, вне зависимости от того, как каждый из организаторов и участников акции «Метла» понимает её для себя, она прошла как глумление над победившими в Великой Отечественной войне и над памятью павших в ней. Это публичное глумление цинично и скудоумно прикрывалось болтовней под вывеской «дня согласия и примирения»… Эх, «Яблочко — СПС», куда ты котишься?…

4.3. Фашизм как таковой

В обществе «свободы» частной инициативы протестное движение «маленьких людей» против злоупотреблений олигархами властью неизбежно, поскольку «свобода» личной инициативы неизбежно выражается в статистике расслоения на меньшинство, стяжавшее себе разнородную власть в отношении других, и на большинство беспросветно обездоленных, опущенных до уровня средства удовлетворения потребностей властного меньшинства, в чём бы эта обездоленность ни выражалась в каждую историческую эпоху [73]; в таком обществе неизбежны призывы к единению «маленьких людей» и, как следствие, неизбежно объединение маленьких людей в разнородные организации: от клубов по интересам и профсоюзов до политических партий и мафий.

Поскольку всякая олигархия несёт бедствия множеству людей и порождает разлад жизни общества и биосферы Земли, то нет никаких нравственно-этических оснований идеализировать общественный уклад, в котором есть место олигархии, и с позиций идеализации олигархического индивидуализма порицать протестные движения «маленьких людей» против угнетения их жизни олигархами, за исключением тех случаев, когда представители такого рода протестных движений сами начинают терроризировать остальное общество или когда они овладели государственной властью сами и, образовав новую олигархию, не стали злоупотреблять властью, принося обществу новые беды.

Сохранение же толпо-“элитарного” характера изначально протестного (против злоупотреблений “элитарной” олигархии) движения «маленьких людей» — в случае прихода вождей этого движения к государственной власти — неизбежно выражается в создании ими новой олигархии с вовлечением в неё представителей прежней олигархии, проявивших лояльность вождям новой и в каком-то качестве для них полезных.

Становление новой олигархии, злоупотребляющей властью, произошло в фашисткой Италии; это же произошло в фашисткой Германии, это произошло в государствах СНГ после краха государственности СССР. Но не этим вырождением вождей изначально протестного движения в злоупотребляющую властью новую олигархию характеризуется фашизм. Не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь, характеризуется фашизм. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом.

Фашизм это — один из типов культуры общественного самоуправления, возможный исключительно в толпо-“элитарном” обществе.

Суть фашизма как такового вне зависимости от того, как его называть, какими идеями он прикрывается и какими способами осуществляет власть в обществе, — в активной поддержке толпой «маленьких людей» — по идейной убеждённости их самих — системы злоупотреблений властью “элитарной” олигархией [74], которая:

· представляет неправедность как якобы истинную “праведность”, и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ею мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человека;

· под разными предлогами всею подвластной ею мощью подавляет всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляет и тех, кого она в этом заподозрит.

Толпа же по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету», т.е. толпа — множество индивидов, живущих бессовестно. И неважно выступает ли правящая олигархия публично и церемониально, превозносясь над обществом; либо превозносится по умолчанию, публично изображая смирение и служение толпе, именуя её народом; либо действует скрытно, уверяя общество в своём якобы несуществовании и, соответственно “несуществованию”, — в своей бездеятельности, в результате которой всё в жизни общества течёт якобы «само собой», а не целенаправленно по сценариям концептуально властных кураторов олигархии [75].

Это определение-описание фашизма не включает в себя пугающих и бросающихся в глаза признаков его проявлений в действии: символики; идеологии, призывающей к насилию и уничтожению тех, кого хозяева фашизма назначили на роль неисправимого общественного зла; призывов к созданию политических партий с жесткой дисциплиной и системой террора, отрядов боевиков и т.п. О человеконенавистнической же сущности фашизма на основе урока, преподанного всем германским фашизмом, сказано после 1945 г. много. Вследствие ставших негативно культовыми ужасов времён фашизма 1933 — 1945 гг. приведённое определение кому-то может показаться легковесным, оторванным от реальной жизни (абстрактным), и потому не отвечающим задаче защиты будущего от угрозы фашизма.

В действительности же именно это определение и есть определение фашизма по сути, а не по месту возникновения и не по особенностям его становления и проявления в жизни общества, что и отличает его качественно от приведённого ранее “определения” «фашизма», данного “Большим энциклопедическим словарём” и ему подобных “определений”.

Понимание сути фашизма как системы человеконенавистничества невозможно без понимания сути человека, т.е. без выявления тех особенностей, которые отличают состоявшегося человека от человекообразных людей; а также и без выявления тех особенностей, которые отличают вид «Человек разумный» во всех его расах от животных видов в биосфере Земли.

Отступление от темы [76]:

Что значит состояться в качестве человека?

В биосфере планеты Земля есть биологические виды, всякая генетически здоровая особь в которых — по одному факту своего рождения в этом виде — уже состоялась как полноценный представитель этого вида. Примером тому комары, прочие насекомые, большинство рыб, ныне живущие ящерицы. Если и не всё информационное обеспечение их поведения, то подавляющая доля алгоритмов их поведения запрограммирована генетически, является врожденной. Гибкость поведения особей минимальная — комбинаторная на основе генетической (врождённой) информации. Доля информационного обеспечения поведения, являющегося результатом накопления опыта взаимодействия со средой обитания конкретной особью или некоторым множеством особей (например, стаей), — если и есть, то ничтожна мала.

Но это характерно не для всех биологических видов. Известна басня, в которой гиена, приносящая в одном помёте нескольких щенков, попрекает львицу тем, что та рождает всего лишь одного детеныша, и получает ответ: «Зато я рождаю льва». Эта басня содержит принципиальную неточность, сокрытую в умолчании: льва из новорожденного львёнка еще надо вырастить и воспитать (как, в прочем, и взрослую гиену тоже надо вырастить и воспитать из щенка). Взрослого льва, родившегося и выросшего в зоопарке либо в цирке, невозможно внедрить в естественную для львов среду обитания: природа убьёт его потому, что львёнок не получил воспитания, соответствующего полноте львиного достоинства в биоценозах данного региона планеты [77], и не может войти в качестве льва в их жизнь, а в своем качестве — качестве декоративного “хищника” — в биоценозе ему нет места.

В поведении высших животных преобладает не врожденная информация, а приобретённая в процессе воспитания в детстве и накопленная особями как опыт взаимодействия со средой каждой из них. Эта информация представляет собой своего рода надстройку над фундаментом врожденного — генетически запрограммированного — информационного обеспечения поведения (безусловных рефлексов и инстинктов). Но на одном и том же фундаменте могут быть возведены разные постройки.

Известны, пусть и не многочисленные, случаи, когда рожденные людьми особи вида «Человек разумный» были воспитаны животными (обезьянами, волками) и, став взрослыми особями, они были по своему достоинству, “личностным” качествам человекообразными (и то отчасти) представителями тех видов, в среде которых получили воспитание. Ни одна из известных попыток вернуть таких «маугли» к цивилизации, из которой они выпали в младенчестве либо в раннем детстве, успехом не увенчалась: все они оказались не способными к жизни в обществе без опёки и многие вскорости умерли в психологически им чуждой атмосфере общества своих единоплеменников по крови; многих из них даже не смогли научить говорить; многие из них завершили жизнь в психбольницах.

И никто из реальных «маугли» сам не вышел из леса человеком, тем более превосходящим по своим личностным достоинствам своих братьев по расе, воспитанных цивилизацией, каковой бы эта цивилизация ни была. Все судьбы реальных «маугли» говорят, что одного происхождения от родителей вида «Человек разумный», принадлежащих к любой из рас этого вида, недостаточно для того, чтобы индивиду автоматически стать человеком.

То есть всем видам высших животных в биосфере Земли, а также и человеку, одинаково необходимо воспитание, чтобы они могли состояться в предопределённом для них Свыше качестве. Однако, как показывает многообразие современных и известных исторической науке культур, воспитание воспитанию — рознь. И многовариантность возможностей воспитания ставит всякого думающего перед вопросами:

· в чём именно выражается состоятельность особи вида «Человек разумный» в качестве человека?

· какое именно воспитание гарантирует превращение младенца в состоявшегося человека в процессе взросления?

Эти вопросы не новы. Многим известно имя греческого философа Диогена (около 400 — около 325 гг. до н.э.), который, как повествует легенда, жил в бочке; днем ходил по городу с фонарем, а на вопрос «зачем ему днем фонарь?» отвечал просто: «Ищу человека…», — отказывая тем самым в достоинстве человека окружающим [78].

Эта легенда веками кочует из одного учебника философии в другой, но и по сию пору Диогена, многие о нём наслышанные, воспринимают в качестве «городского сумасшедшего» древнего Синопа. Но именно Диоген оставил след в истории тем, что вышел на действительно важный вопрос в жизни общества, ответ на который и позволяет понять внутреннюю суть фашизма; понять, почему многочисленные призывы: «Люди!!! будьте бдительны: с молчаливого одобрения равнодушных осуществляются самые ужасные преступления…», — оставались без последствий будто их и не было.

Суть ответа на эти вопросы состоит в том, что поведение особи биологического вида, называемого ныне «Человек разумный», подчас безо всяких к тому оснований в поведении большинства представителей этого вида, строится на основе взаимодействия:

· врожденных инстинктов и безусловных рефлексов;

· бездумной автоматической отработки привычек и освоенных навыков поведения в ситуациях-раздражителях;

· разумной выработки своего поведения на основе памятной и вновь поступающей информации;

· интуиции, выходящей за границы инстинктивного и разумного, рекомендации которой впоследствии могут быть поняты разумом.

Хотя в психике всех людей всё это так или иначе присутствует, но у разных людей эти компоненты по-разному взаимодействуют между собой. В зависимости от того, как все эти компоненты иерархически организованы в психике индивида, можно говорить о типе строе психики каждого из них. Тип строя психики формируется в процессе взросления и во взрослой жизни, и важную роль в его формировании играет культура, которую несёт общество.

Но вне зависимости от особенностей культуры, которую несёт общество, различие между новорождённым несмышлёнышем и взрослым человеком определяется, прежде всего, тем, что лежит в основе информационного обеспечения поведения каждого из них. А информационное обеспечение поведения индивида ступенчато меняется на протяжении всего перехода из младенчества через детство во взрослость не только по объему несомой субъектом информации, но и по её происхождению, функциональному предназначению, по упорядоченности, в том числе и в иерархии значимости разнородных информационных модулей.

Действительно:

· Практически всё информационное обеспечение новорождённого [79] несмышлёныша — это врождённые безусловные рефлексы и инстинкты.

· Потом, по мере развития, малыш начинает осваивать те алгоритмы поведения, которые сложились к этому времени в культуре общества. И в каких-то ситуациях эти алгоритмы обладают более высоким приоритетом, чем инстинктивно-рефлекторные алгоритмы, которые сдерживаются культурно обусловленными алгоритмами: ребёнок перестает делать пи-пи и какать по первому позыву; в состоянии потерпеть до дома, а не требовать отдать ему купленную шоколадку «прямо сейчас» в общественном транспорте, чтобы тут же съесть её, перепачкав при этом и себя, и окружающих; а чтобы поковырять пальцем в носу, уединится и т.п.

· Спустя еще некоторое время он развивается настолько, что начинает пробовать себя в творчестве, вырабатывая сам на основе своего личного восприятия информации и существующих алгоритмов поведения, новые алгоритмы осознанного целенаправленного воздействия на других людей и на окружающий Мир в целом. При этом пробуждается и развивается целенаправленная воля, которая позволяет сдержать не только позывы инстинктов, но и отказаться от каких-то требований и норм культуры, которым следуют взрослые, заменив их нормами поведения, выработанными своим разумением (так во всяком обществе складывается «протестная» по отношению к обществу взрослых субкультура подростков и молодежи).

· Далее он способен обратить внимание и понять, что он один не может подменить своею персоной всё человечество, что чувства и разумение его ограничены, а Жизнь безбрежна, и многое проходит мимо его восприятия и осмысления, оказывая воздействие на него самого и обстоятельства вокруг него. И это приводит его к необходимости разрешить проблему: как, будучи ограниченным, неизбывно пребывать в ладу с Жизнью? и дать ответ на вопрос, что есть Жизнь? В стремлении дать ответы на эти вопросы происходит новое переосмысление норм традиционной культуры старших поколений, а также — субкультуры подростков и молодежи того поколения, к которому принадлежит сам человек. И в этом процессе вторичного переосмысления рождается «традиционная культура» нового взрослого поколения, с которой предстоит иметь дело как с объективной данностью последующим поколениям (поколениям его детей и внуков).

Но в толпо-“элитарном” обществе не все в своём личностном психическом развитии успевают пройти названные этапа до наступления телесной взрослости или на протяжении всей их долгой либо короткой жизни, поскольку порочная культура толпо-“элитаризма” извращает и задерживает личностное развитие. Различие между такими противоестественно остановившимися и застрявшими телесно взрослыми и детьми, естественно пребывающими на разных этапах взросления, главным образом в том, что у телесно взрослых, остановившихся в своём психическом недоразвитии на каком-то этапе, всё характеризующее последующие этапы личностного развития всё же в психике присутствует в большей или меньшей степени развитости. Однако оно подчинено тому, что характеризует поведение растущего человека на более ранних стадиях психического развития личности. У детей же при нормальном развитии в алгоритмике психики отсутствует то, что в их возрасте не может быть поддержано достигнутым уровнем развитости телесных и биополевых структур организма.

Вследствие этого в толпо-“элитарном” обществе складывается статистика распределения субъектов по этапам психического развития личности, на которых остановился или застрял каждый из них. То есть в обществе на протяжении всей истории объективно существует статистика распределения людей по типам строя психики. И в этой статистике:

· есть доля телесно взрослых, чьё поведение большей частью подчинено удовлетворению позывов инстинктов, а всё остальное — телесная сила, разум, интуиция, достижения науки и техники, навыки магии и т.п. — обслуживает инстинкты, обладающие в их поведении наивысшим приоритетом. Это — животный строй психики.

· есть доля телесно взрослых, в чьём поведении инстинктивные позывы сдерживаются нормами традиционной культуры, за ограничения которой они не могут выйти по своему безволию или неразумению даже в тех случаях, когда традиционная культура изживает себя, вследствие чего её средствами не могут быть разрешены проблемы, с которыми человека и общество сводит Жизнь. По сути поведение такого телесно взрослого не отличается от поведения раз и навсегда запрограммированного робота. Это — строй психики зомби-биоробота.

· есть доля телесно взрослых, кто способен сдержать инстинктивные позывы и переступить через нормы традиционной культуры, не задумываясь о том, что он вносит в Жизнь своими произвольными действиями; лежат ли его умыслы и действия в русле осуществления Божиего Промысла либо он действует в пределах Божиего попущения хотя бы отчасти. Это — демонический строй психики.

· есть разновозрастные люди (в возрасте от пробуждения осознания себя в раннем детстве до глубокой старости), которые чуют, знают и понимают, что всякое действие человека должно лежать в русле осуществления Божиего Промысла, и потому осознанно стараются понять и осмысленно осуществить, действуя непреклонно, свою долю в Промысле. Это — человечный строй психики [80].

Человечный строй психики включает в себя личностную религию, осознаваемую как диалог человека с Богом по совести, на основе которого строится жизнь всякого, кто стремится состояться в качестве человека — наместника Божиего на Земле.

Кроме того не все телесно взрослые неподвижно застывают на той или иной достигнутой к юности стадии личностного психического развития: одни пусть, и медленно, но продолжают необратимое продвижение к человечному строю психики. Другие, будучи невнимательными либо утрачивая самообладание под воздействием обстоятельств и собственной психической неустойчивости, обусловленной как «Я-центризмом» мировоззрения, так и внутренне конфликтной многовариантностью нравственных мерил и их иерархии [81] или безнравственностью, колеблются по всему диапазону типов строя психики и их модификаций. Часть из них в этих колебаниях всё же продвигается к необратимо человечному строю психики. Другая часть только бросается из крайности в крайность даже не по одному разу на день, будучи не способной осознать себя ни человекообразным животным, ни проблеском человечности, постепенно исчерпывая предоставленные им возможности влачить существование, извращающее смысл жизни человека в пределах Божиего попущения.

Но не осознавая этих разнокачественностей, они не могут осмысленно избрать наилучший — открытый каждому — вариант его судьбы:

Стать человеком — носителем человечного строя психики — и всегда удерживать себя в человечном строе психики под воздействием всяких жизненных обстоятельств, с которыми сводит Бог.

В описанной многовариантности возможных типов строя психики, а также в своеобразии выражения каждого из них в деятельности людей и в культуре обществ состоит главное отличие вида «Человек разумный» от всех видов животных в биосфере Земли. Какое бы воспитание ни было дано представителю всякого животного вида — в организации нынешней биосфере животное не может стать носителем человечного типа строя психики. Кроме того, животному миру не свойственна культура как совокупность генетически не наследуемой в готовом к употреблению виде информации, передаваемой от поколения к поколению на основе организации общественной жизни и памятников культуры.

* *

*

Указанные различия типов строя психики объективно характеризуют своеобразные отличия каждого из них от других. Хотя кто-то возможно будет настаивать на том, что объективных доказательств бытия Бога не существует [82], и потому человечный строй психики — субъективно обусловленная специфическая разновидность того, что названо «демоническим строем психики». Кто-то из них будет утверждать, что только какое-то одно мировоззрение и миропонимание выражают человечный строй психики, а все прочие нет. Иными словами, в зависимости от информации, составляющей мировоззрение и миропонимание, а также в зависимости от личностной культуры носители строя психики, названного нами «демоническим», якобы могут быть «хорошими человеками», а могут быть «плохими людьми». Среди утверждающих подобное могут быть и те, кто будет настаивать, что человечный строй психики выражается единственно в том или ином уже сложившемся исторически реальном вероучении (религиозном культе), а во всех прочих выражаются какие-то иные типы строя психики: демонический, зомби, животный.

Но человечный тип строя психики — в нашем понимании — включает в себя личностную религию, осознаваемую как диалог человека с Богом по совести, на основе которого строится жизнь всякого, кто стремится состояться в качестве человека. По существу это означает, что все расхождения во мнениях по тем или иным вопросам богословия и социологии, которые свойственны различным вероучениям (религиям), разрешимы в диалоге с Богом по совести и в обмене (а не в обмане) мнениями между собой самих людей как в пределах одной культуры, так и представителей разных культур (в том числе и принадлежащих разным поколениям). В этом процессе в исторической перспективе неизбежно возникнет объединяющая всех внутренне бесконфликтная культура человечности, позволяющая пребывать людям в ладу друг с другом, с Землё, с Космосом, с Богом.

Однако в истории нынешней глобальной цивилизации ни одна из известных культур не обеспечивала и не обеспечивает воспитания людей так, чтобы человечный строй психики воспринимался в обществе как единственно нормальный. Соответственно тому, что ни в одной из культур человечный тип строя психики не является господствующим (тем более устойчиво господствующим в преемственности поколений), то он и не выразил себя в своеобразной культуре человечности, отличной от всех прочих культур, известных истории. Иными словами, как в прошлом, так и в настоящем все культуры в глобальной цивилизации в чём-то ущербны (неполны), в чём-то неправедны (порочны, греховны).

Однако культуры общественных групп (народов, племён, еврейства как уникальной в своём роде псевдоэтнической мафии, других мафий, орденов и т.п.), составляющих человечество в целом, как показывает глобальный исторический процесс, постоянно изменяются. Эти изменения либо способствуют тому, чтобы под влиянием той или иной культуры всё большая доля новорожденных в ней могла бы состояться в качестве человека, либо препятствуют этому.

В нашем понимании развитие всякой культуры протекает нормально в русле Божиего промысла, если по истечении достаточно продолжительных сроков времени, охватывающих жизнь нескольких поколений, распределение людей по типам строя психики смещается в сторону возрастания доли носителей человечного типа строя психики, а сама культура обретает качества, способствующие тому, чтобы в последующих поколения человечный тип строя психики стал единственным. В пределах же такого исторически продолжительного интервала смещение распределения по типам строя психики может носить колебательный характер.

После того, как это выявлено, и обнажается суть фашизма:

Фашизм порождается носителями демонического типа строя психики и представляет собой культуру самоуправления не вызревших до человечности толпо-“элитарного” общества или каких-то общественных групп в его составе. Фашистская культура общественного самоуправления объективно выстраивается так, чтобы воспрепятствовать становлению культуры человечности, чтобы исключить личностное становление новорождённых в качестве носителей человечного типа строя психики. Вне зависимости от того, осознают этот факт сами фашисты либо же нет, фашизм целесообразен именно в этом смысле.

Ключевым средством к его осуществлению в жизни общества является представление объективной неправедности в качестве якобы истинной “праведности”, на какой идейной основе в обществе начинается пропаганда якобы истинной “праведности” и насаждается её культ как залог непреходящего благополучия общества в будущем [83].

Но ключевое средство к его осуществлению таково, что в составе противников всякого фашизма (т.е. фашизма вообще) оказываются:

· состоявшиеся человеки — носители человечного типа строя психики, живущие по объективно истинной праведности, естественно не совпадающей с якобы истинной “праведностью” фашизма ни в оглашениях, ни в умолчаниях;

· люди, достигшие любых типов строя психики, которые продолжают личностно развиваться в направлении становления человечного типа строя психики (вне зависимости от того осознают они сами этот факт или же нет и насколько глубоко осознают), которые способны в любой момент времени освободиться от власти над ними якобы истинной “праведности” фашизма;

· упорствующие демоны-индивидуалисты — носители демонического типа строя психики, в силу разных причин не способные к корпоративности. Эти оказываются автоматически противниками всякого фашизма, поскольку, обладая способностью мыслить самостоятельно и не вписываясь ни в какие корпорации, они мешают фашизму при его становлении, а после становления — подрывают его устойчивость. [84]

· носители устойчивого животного типа строя психики, чьи животные инстинкты открыто проявляются в их поведении в обществе вопреки культивируемым нормам поведения члена общества среди себе подобных.

Кроме того противниками всякого фашизма, определившегося во мнении, что есть культовая якобы истинная “праведность”, оказываются сторонники всякого иного фашизма, определившегося как-то иначе в этом вопросе.

Фашизм действительно работает на объединение общества и стремится к обеспечению своей устойчивости в преемственности поколений. Но это объединение общества в систему, в которой могут быть отдельные конфликты между членами впавшего в фашизм общества, а также конфликты между фашизмом в целом и некоторыми людьми обладает своеобразием. Принципы фашистского объедения толпо-“элитарного” общества в целостную систему направлены на то, чтобы исключить образование и возможность действия внутрисистемных факторов, способных подорвать устойчивость фашизма: размыть его изнутри в течение более или менее продолжительного времени либо мгновенно (по историческим меркам) обрушить его.

Фашистское общество может существовать только как толпо-“элитарная” общественная система при условиях, если культура фашизма:

· во-первых, воспроизводит “элиту”, составляемую носителями демонического типа строя психики, которые способны к корпоративности на основе зомбирующей составляющей в их психике (принцип неукоснительного подчинения иерархически высшим в вертикалях разнородной власти обязателен) и обладают навыками:

O в зависимости от носителей которых оказывается остальное общество;

O по отношению к носителям которых остальное общество оказывается беззащитным как в дуэльных ситуациях, так и в корпоративном противоборстве;

· во-вторых, воспроизводит зависимую и беззащитную по отношению к “элите” и её представителям “толпу”, которая в её “персональном” большинстве и бoльшую часть времени не только удовлетворена условиями своего существования (трудом, оплатой, возможностями отдыха, перспективами своих детей и внуков и т.п.), но и безоглядно гордится своей культурой и правящей публично либо скрытно “элитарной” олигархией. Т.е. толпа должна преимущественно состоять из носителей строя психики зомби и носителей корпоративно-демонического строя психики, чьи личностные качества не позволяют предоставить место в высших слоях той или иной “элиты”;

· в-третьих, количество субъектов, не вписывающихся в поддерживаемую “элитарной” олигархией систему внутриобщественных отношений, настолько невелико, что их можно представлять остальному обществу в качестве не представляющих опасности тихо помешанных сумасшедших либо подавлять и уничтожать как неисправимых противников режима, поддерживающего всеобщее благополучие. Ранее было сказано, что в эту категорию попадают те, кто состоялся в качестве человека или продвигается в этом направлении; носители демонически-индивидуалистического типа строя психики; нелояльные правящей олигархии носители демонически-корпоративного типа строя психики — реальные и потенциальные сторонники фашизмов иных видов; а также носители систематически проявляющегося в жизни животного строя психики, не поддавшиеся зомбированию (дрессировке средствами культуры), чьё поведение носит антиобщественный характер и которые расцениваются фашизмом как недочеловеки, либо вообще не имеющие права на жизнь (подлежат уничтожению), либо не имеющие права на жизнь в обществе (подлежат изоляции от общества в специально отведённых местах).

При соблюдении этих — основных — условий поддержания своего существования фашизм, оставаясь самим собой по сути, может устойчиво эволюционировать исторически продолжительное время, изменяя свои обличья, постепенно отказываясь от одних реальных и мнимых заблуждений прошлого и принимая в культ якобы истинной “праведности” какие-то другие пороки, препятствующие членам общества, впавшего в фашизм, состояться в качестве человека. Вследствие этого фашизм никогда не обходится без лжи как на словах, так и в умолчаниях.

И еще раз подчеркнём, что в фашизм при определённых (возможно, что целенаправленно созданных обстоятельствах) впадает общество в целом. Фашизм не возникает в результате того, что малочисленная группка фашистов захватывает государственную власть силой или в результате демократических выборов, после чего устанавливает «фашистскую диктатуру». Это так потому, что:

Суть фашизма не в какой-либо идеологии, насилии, способах осуществления власти, а в активной поддержке толпой «маленьких людей» — по идейной убеждённости их самих [85]системы злоупотреблений властью “элитарной” олигархией, которая представляет неправедность как якобы истинную “праведность”, и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ею мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человека, под разными предлогами всею подвластной ею мощью подавляя всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляя и тех, кого она в этом заподозрит.

Но при таком понимании сути фашизма вне зависимости от форм и способов его проявления, тот фашизм, который известен по историческому опыту нацистской Германии и который стал показательно-культовым образцом как у «неофашистов», так и у «антифашистов» последующих лет в разных странах мира, предстаёт как во многом карикатурный фашизм-уродец, искусственно и целенаправленно выращенный заведомо недееспособным для того, чтобы его ужасами упреждающе привлечь к нему по возможности большее внимание и тем самым отвлечь внимание и силы общества от становления куда более дееспособного фашизма, если не беспросветного, то близкого к беспросветности глобального инферно [86].

9 — 18 ноября 2001 г.

5. Убийство Саши и Маши — предлог для фашизации России?

По существу кампании, развёрнутой в средствах массовой информации после убийства 28.12.2001 Александра Панакова и Марии Добреньковой

В ночь с 28 на 29 декабря 2001 г. на Московской кольцевой автодороге в джипе марки “Лексус” были убиты двое молодых людей: Александр Панаков и Мария Добренькова — студенты, которые намеревались стать мужем и женой и уже подали заявления в ЗАГС к радости своих родственников. Милиция нашла убийц за исключением одного — непосредственного организатора преступления, который скрылся, не дожидаясь когда его начнут искать, по существу кинув других своих недальновидных подельников. Обстоятельствам этого печального события была посвящена статья в “Известиях” от 28.01.2002 “Наследники Солнцева”.

Это одно из многих убийств, свершающихся в России. Но так получилось, что погибшие юноша и девушка были детьми людей, занимающих высокое положение в нынешней социальной “элите” России. Отец Маши — профессор Владимир Иванович Добреньков, декан факультета социологии МГУ. Дед Саши — Валерий Исаакович Грайфер, председатель совета директоров “Лукойла”, в прошлом замминистра нефтехимической промышленности СССР, прошедший всю лестницу должностей, начиная с буровой.

Либо это — изначально тщательно спланированная политическая провокация: жертвы должны были удовлетворять определённым требованиям и были назначены заранее из числа нескольких рассмотренных кандидатов её закулисными организаторами для того, чтобы потом на основе жестокого убийства развернуть политическую кампанию с далеко идущими намерениями?

После этого убийства В.И.Добреньков обратился с «открытым письмом» к Президенту России, которое получило широкую огласку и к которому присоединились многие другие деятели науки и культуры. Одно из требований письма — отмена моратория на смертную казнь в России. В письме В.И.Добренькова, написанного в стиле «Отмщенья государь!», есть следующие строки:

«В настоящее время суды не выносят смертных приговоров за преднамеренные убийства, ибо в угоду политической конъюнктуре и Западу в нашей стране введен мораторий на приведение в исполнение приговоров такого рода. Считаю это серьезным нарушением прав подавляющего большинства законопослушных граждан нашего общества. Закон, который позволяет убийцам избежать возмездия, не может быть справедливым. В таком законе нет Правды, а значит, необходимо его изменить. Мораторий на смертную казнь должен быть отменён.

Хотел бы я посмотреть в глаза тому «правозащитнику», который решится возражать мне в этом моем утверждении и требовании, в тот момент, когда ему, не дай Бог, выпадет доля стоять перед гробом своего невинно убиенного ребенка. Что может знать тот, кому не довелось испытать горе и ужас видеть, как гроб с телом дорогого и любимого ребёнка опускают в холодную могилу.

Глубокоуважаемый господин Президент, позвольте мне, гражданину Российской Федерации, отцу, переживающему невосполнимую утрату и скорбь, задать Вам ряд вопросов:

· Почему в мирное время на улицах наших городов убивают наших детей?

· Почему Власть и Закон не могут защитить нас и наших детей?

· Почему в стране нет Порядка, который мог бы гарантировать свободу и безопасность личности?

· Когда будет положен конец криминальному беспределу?

· Почему страна отдана на разграбление преступникам?

· Когда власть положит этому конец? Она, что, не может, не способна это сделать или не хочет?

· Когда будет отменен мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров за тяжкие преступления, совершенные против личности и общества?

Только на мгновение поставьте себя, отца двух дочерей, на мое место, постарайтесь понять меня — сколько труда, забот и любви родительской было вложено в воспитание дочери и вдруг в один миг потерять её. Не дай Бог никому, испытать такое горе. Голова раскалывается от мучительных вопросов, на которые нет ответов: как и почему это случилось? Кто виноват? Что происходит с нашим обществом? В какую пропасть оно сползает?

Наше общество не просто становится бесчувственным, создается впечатление, что его специально приучают к равнодушию. Каждый день средства массовой информации сообщают нам сухие, бездушные, что называется, без эмоций и комментариев цифры о количестве убийств, грабежей, разбоев, краж, изнасилований. А за текстом остаются: страдания и мучения близких, и главное, — какое наказание понесли виновные. И страшно то, что люди действительно становятся бесчувственными, постепенно утрачивают способность сопереживать, сочувствовать и сострадать, пока горе и трагедия не коснется их самих или их близких.

Горестно видеть, как гибнут наши дети в Чечне, но неизмеримо горше видеть, как их стреляют, режут, насилуют на улицах наших городов, у подъездов, в подъездах домов и даже в собственных квартирах, как из миллионов беспризорных детей рекрутируются алкоголики, наркоманы и будущие преступники. А если гибнут наши дети, значит гибнет будущее России.

Глубокоуважаемый господин Президент! Российское общество единодушно одобрило и поддержало Ваши намерения жестко и беспощадно бороться с терроризмом, как с воплощением мирового зла, угрожающим стабильности общества, мировому порядку и безопасности личности. И это правильно.

Но я хотел бы обратить Ваше внимание на то, что организованная преступность достигла в нашей стране ужасающих масштабов, представляющих реальную угрозу её сохранению и выживанию. Пора признать, что криминал в нашем обществе правит бал, он давно объявил добропорядочности тотальный террор, держит в страхе каждого человека, все общество в целом, все его структуры» (цитировано по публикации в интернете на сайте http://www.spravedlivost.ru открытого письма В.И.Добренькова).

После этого средства массовой информации развернули под видом дискуссии кампанию морально-психологического давления на государственность с требованием восстановления смертной казни, чему примером «дискуссия» в студии НТВ в передаче “Свобода слова” Савика Шустера 15.02.2002 г., проведённая с привлечением «подсадных уток» из “элиты” (для придания дискуссии определённой направленности). А на волне кампании в защиту правопорядка и спокойной жизни законопослушных граждан всякое общество имеет шансы скатиться к фашизму. Дело в том, что все кампании имеют своих сценаристов и хозяев, которые своекорыстно эксплуатируют эмоционально взвинченную недальновидность в большинстве своём благонамеренных участников кампаний. А требование жесткого правопорядка при попытке его реализации в искусственно взвинченном эмоционально обществе, утратившем способность думать, — закономерно выливается в установление фашистской диктатуры [87]. Поэтому лучше для всех — не позволяя вовлечь себя в кампанию, раздуваемую на гибели Саши и Маши, — понять, что в действительности происходит. Начнём с того, что:

Профессиональный социолог — ни в каких обстоятельствах — не имеет ни морального, ни профессионального права задавать кому бы то ни было подобных вопросов ни в состоянии аффекта, вследствие постигшего его семью горя, ни тем более, находясь в здравом уме и твёрдой памяти. Его знания истории и экономики государства и человечества, психологии личности и общества, видение политической ситуации и тенденций её развития, культура мышления должны позволять ему упреждающе по отношению к течению событий давать власти рекомендации, осуществление которых приведёт к тому, что для возникновения подобных вопросов в обществе в его жизни не будет возникать оснований.

Теперь перейдём к истории нашей Родины, дабы посмотреть, как возникли обстоятельства, в которых были убиты Саша и Маша, и дать ответы на вопросы: Как и почему это случилось? Кто виноват? Что происходит с нашим обществом? В какую пропасть его сталкивают?

____________________

При всей трагичности убийства Александра Панакова и Марии Добреньковой оно однако характеризуется пословицей «что посеешь — то пожнёшь».

Конечно, кто-то должен возглавлять совет директоров «Лукойла». Работая, он в праве получать зарплату. Но… на протяжении последнего десятилетия в России постоянно происходят бедственные события: опоздания с северным завозом, потому что якобы нет денег для его своевременной оплаты; города в Сибири и на Дальнем востоке замерзают, потому что якобы нет денег для своевременной оплаты их энергоснабжения и ремонта теплосетей; люди умирают на операционных столах вследствие того, что в больницах внезапно отключают электроэнергию за неоплату счетов; офицеры армии кончают самоубийством потому, что годами не получают зарплату и не знают, как прокормить семью и т.п.

Поэтому, если в таких условиях дед Саши Валерий Исаакович Грайфер купил внуку джип-внедорожник стоимостью 60.000 баксов (1.800.000 руб.), на которые можно выплатить месячную нищенскую зарплату более, чем 1.000 учителям либо почти 2.000 пенсионеров их нищенскую пенсию, то:

Дед и внук — сами воры и убийцы. И таких воров и убийц в России много. Имя им — «элита», российский истеблишмент.

То, что дед имел заслуги перед нефтехимией СССР (и возможно реальные трудовые, а не дутые заслуги); то, что его соучастие в расхищении и присвоении в клановую собственность доли общенародной госсобственности бывшего СССР узаконено (Верховным Советом, а впоследствии Госдумой) точно так же, как и соучастие в этой групповщине с признаками измены Родине многих и многих других; то, что узаконена и его нынешняя зарплата, позволившая ему купить внуку «Лексус» для езды зимой и спортивную «Альфа-Ромео» для езды летом (в 19 лет даже на одну такую «машинку» внук сам мог “заработать” только «бендеровщиной»), — дела не меняет. Поэтому и дед, и внук — воры и убийцы.

От тех отморозков, что убили Сашу и Машу ради присвоения «железяки», купленной дедом внуку на узаконенно наворованное, они отличаются только степенью цивилизованности: дед с внуком — высоко цивилизованное ворье и убийцы, а отморозки — нецивилизованные дикари.

Но социологи и толкователи истории возвели способы воровства и убийства, которыми пользуется дед и которым он учил внука, в ранг нормы жизни общества; а юристы придали этой мерзости форму действующего законодательства, на чём и стоит вся Западная цивилизация. Под воздействием такой нравственно извращённой культуры многие искренне пребывают во мнении, что они сами и им подобные — более или менее добропорядочные люди, элита России, а не мерзавцы.

Если бы папа убитой Маши развивал социологию с высказанных нами здесь нравственно-этических позиций на протяжении последних 15 лет, то был бы прав. А Маша, будь она воспитана в этом же миропонимании, прожила бы долгую и интересную жизнь. Но человека с такими социологическими воззрениями заправляющая в науке мафия ни за что не допустила бы до должности декана факультета социологии МГУ, как она допустила до неё папу Маши. Но поскольку он сделал на какой-то иной социологии карьеру и извращает ею миропонимание студентов (будущих политиков, предпринимателей, учёных и госчиновников, журналистов), то он — не учёный, не искатель истины, а продажный идеолог более или менее высоко цивилизованной мафии воров и убийц — нынешней российской “элиты”.

Гибель его дочери и предполагаемого зятя — практическое подтверждение жизненной несостоятельности той социологии, от которой он кормится и которой привержен. [88]

То же касается и деда убитого Саши. Начиная расхищение общенародной собственности 10 лет назад и получая на протяжении всего этого времени сверхдоходы методами «бендеровщины», В.И.Грайфер мог бы подумать, что он и ему подобные «опускают по жизни» миллионы семей по всей России, лишая в этих семьях детей светлого будущего; что многие опущенные ими родители не смогут праведно воспитать своих детей и дать им образование; что часть этих детей станет на путь уголовщины и превратится в беспощадных отморозков; что эта уголовщина и отморозки будут не только притеснять простонародье (на простонародье “элите” всегда плевать), по своему профессиональному положению и миропониманию оказавшееся в зависимости от правящей и научной “элиты”, но под беспощадную руку таких отморозков будут попадать и упивающиеся жизнью «богатенькие буратино» с “деревянными” головами из превознёсшейся “элиты”; что проблема безопасности членов “элиты” не может быть разрешена на основе оплаты деятельности частных охранных структур из узаконенно наворованного общенародного богатства.

Об этом же мог подумать и честный не продажный учёный-социолог. И мог бы отстаивать и пропагандировать эту социологию на протяжении всех лет реформ, осуществляемых в стиле «векликого комбинатора».

Нам — тем, кто трудится без «бендеровщины», — не нужны такие предприниматели и администраторы в политике и в бизнесе, нам не нужны прислуживающие им социологи, юристы и журналисты. Нам не нужна такая “элита”. То, что её представители и наследники гибнут, — для общества благо.

И это не ненависть «низшего по отношению к высшим» (как полагают “Известия”, 28.01.2002, статья “Наследники Солнцева”): “элита” не всех смогла «опустить» и не надо всеми смогла превознестись; не зависть нищего неудачника к парню-везунчику, в 19 лет раскатывающему по Москве на «Лексусе» за 60.000 баксов, которые в России невозможно ныне заработать честным трудом, но можно присвоить разнородной узаконенной «бендеровщиной» либо беззаконным уголовным беспределом. Это уведомление об омерзении, которое вызывают у многих людей в России и за её пределами такие парни, «барышни», их старшие родственники и прихлебатели.

Жить в нищете и ишачить на эту зарвавшуюся мразь мы не будем. А если они будут настаивать на том, что мы должны подчиниться их власти, их цивилизации — жить в нищете и на них ишачить, безропотно снося всё, — то тем хуже для них: такая дурь действительно, если не проходит сама по здравом размышлении в неё впавших, то вышибается из их голов только вместе с зубами и мозгами.

Но в любом варианте — мы от них избавимся и построим другую цивилизацию. Её культура не будет производить таких нравственных и интеллектуальных уродов, как дед и папа покойных Саши и Маши соответственно, таких, как те отморозки, что убили ребят за «железяку».

Но если “элита” требует смертной казни для отморозков из опущенного ею же простонародья и сможет добиться этого от государства, то после этого никто не гарантирует смерть от старости и для Чубайса с Гайдаром, для Черномырдина и Аганбегяна и прочих реформаторов, идеологов от «науки» свершившихся реформ, «промывателей мозгов» из СМИ. Они — мерзавцы.

Их преступление против народа, против будущего — в создании макроэкономических условий, в которых женщина-прапорщик, мать троих детей умирает на операционном столе просто потому, что больницу внезапно отключили от электропитания за неоплату счетов (о таком случае, имевшем место на Дальнем Востоке, несколько лет тому назад сообщила “Комсомольская правда”).

Для оформления юридически безупречного обвинительного заключения, ориентированного на вынесение смертного приговора «выдающимся реформаторам», их консультантам от “науки”, многим бизнесменам и «промывателям мозгов», — хватит и одной этой смерти на операционном столе, не говоря уж о том, что реформы вылились в финансово-экономический геноцид, и население России сокращается год от года.

В таких жизненных обстоятельствах, столкнувшись с разнузданным античеловечным капитализмом, вызванным к жизни в России самой же интеллигенцией, декан социологического факультета МГУ по существу требует от президента установления фашистской диктатуры.

Это именно так потому, что законопослушность в таких условиях — лояльность античеловечному “элитарно”-невольничьему устройству жизни общества. Несогласие с ним, тем более деятельное несогласие — преступление. Поскольку деятельное несогласие в обществе нарастает, то хозяевам и закулисным заправилам сложившейся в России социальной системы необходим фашизм. Муссолини и Гитлер тоже начинали с якобы борьбы с «уголовщиной», бесчинствовавшей в обществах послевоенных Италии и Германии, что послужило основанием для фашисткой диктатуры, установленной всё же не ради борьбы с уголовщиной, а ради отвлечения человечества на борьбу за ложные идеалы поддержания “элитарного” рабовладения в цивилизованных западно-“демократических” формах на основе иудейского банковского ростовщичества (4-й приоритет обобщенных средств управления / оружия) и законов об авторских и смежных правах (3-й приоритет обобщенных средств управления / оружия).

Спрашивается: должен это знать и понимать профессор, декан факультета социологии МГУ? Не понимает он этого в состоянии аффекта? Либо всё он понимает и злобствует осознанно, будучи циником и предавая своим политиканством память убитой дочери?

Сказанное справедливо, и не следует пытаться это опровергнуть и доказать безальтернативность построения в России капитализма и гражданского общества по типу США и Европы ссылками на авторитеты нравственных интеллектуальных уродов, сделавших карьеру в социологической и экономической науке. Мы не идиоты: у нас есть другая наука, мы видим альтернативу и осуществим её.

* *

*

А ребят жалко, но не потому, что их убили жестоко и подло; а потому, что в семьях, где они росли, в школе, где учились, их воспитали такими, что Свыше было позволено их убить, а они — одурманенные местной лживодемократической пропагандой и нахлынувшей с Запада волной неправедной культуры — не смогли сами противостоять такому воспитанию.

Но не надо забывать и о тех, кто, родившись в других семьях, под давлением тех же обстоятельств выросли «отморозками». Их судьбы достойны сожаления тоже.

Проблема состоит в том, чтобы культура и организация жизни общества изменились так, чтобы в новых поколениях «отморозки» не вырастали. Однако от этой проблематики средства массовой информации и заправилы кампании за возобновление смертной казни уходят, тем самым работая на попытку установления в России фашизма в надежде, что фашизм защитит “элиту” и обуздает простонародье.

2 — 16 февраля 2002 г.

[1] На момент написания обзора в строю находились авианесущие крейсера “Адмирал Кузнецов” для самолётов с трамплинным взлётом и посадкой на финишеры и “Адмирал Горшков” (бывший “Баку”, обновлённый проект, аналогичный первому ТАКР “Киев”) для самолетов с вертикальным взлетом и посадкой. Ныне “Адмирал Горшков” продан Индии и проходит реконструкцию для обеспечения трамплинного взлёта и посадки самолетов на финишеры (2002 г.).

[2] Одной из предпосылок к гибели АПЛ “Курск” 12.08.2000 является отставание в шумности и гидроакустических средствах освещения обстановки и целеуказания от АПЛ НАТО, но эта сторона трагедии в расследовании не рассматривается (2002 г.).

[3] 30.05.96 исправлено ошибочное утверждение, что первой войну объявила Россия, бывшее в первоначальной опубликованной редакции.

[4] Выдержки из неё приведены в книге Н.Н.Яковлева “ЦРУ против СССР” и цитируются в работе ВП СССР “Мёртвая вода” (сноска 2002 г.)

[5] 2 ноября 1995 г. (сноска 2002 г.).

[6] В названной работе И.В.Сталин вынес приговор марксистской доктрине:

«… наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме».

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был ориентирован на снижение цен по мере роста производства. И после приведенной фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса,… искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “прибавочное” время. (…)

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие»…

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последствиями.

Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим исчезнет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы существует и которую эксплуататоры присваивают, но которую Сталин не упомянул явно.

[7] О расизме и его перспективах см. работу ВП СССР “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны”, вышедшую в 2000 г. (сноска 2002 г.).

[8] О становлении психики человека см. работы ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”, “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны”, “Об имитационно-провокационной деятельности” (сноска 2002 г.)

[9] О перспективах «Нового гарвардского проекта», начатого вследствие того, что прежний Гарвардский проект зашёл в тупик и начал сопровождаться непредвиденными нежелательными для его хозяев последствиями, см. файл 970827-К_Фионе_Хилл_куратору_гарвардского_проекта.doc на сайте www.dotu.ru в разделе “Текущая аналитика” за 1997 г. либо см. его же в Информационной базе ВП СССР, распространяемой на CD (сноска 2002 г.).

[10] Эта тема обстоятельно рассмотрена в работе ВП СССР “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны” (абзац добавлен в 2002 г.). Здесь же кратко отметим:

Не надо путать (отождествлять) норму и статистическое преобладание: Иисус был нормальным в обществе, где статистически преобладали ущербные в каких то качествах.

[11] Изложена в работах ВП СССР “Мёртвая вода” (полнее и лучше в редакциях, начиная с редакции 1998 г.), “Печальное наследие Атлантиды. (Троцкизм — это «вчера», но никак не «завтра»)”, “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны” (сноска 2002).

[12] Убийства выявленных в ходе тайных следственных операций бандитов и финансовых аферистов на основании заочно вынесенных приговоров, без гласного суда на основе соблюдения норм уголовного права, ослепление и ампутации конечностей, с нанесением на лоб клейма “бандит” и т.п.

[13] Термин «концептуальная власть» следует понимать двояко: во-первых, как высший из внутрисоциальных видов власти, которым обладают самовластно те, кто способен сформировать концепцию общественного самоуправления (общественных отношений) и решения проблем, с которыми столкнулось общество, и внедрить концепцию в процесс общественного самоуправления; во-вторых, как власть над обществом самой концепции, в какой бы форме (пословиц, эпоса, анекдотов, вероучения, науки и т.п.) концепция ни выражалась.

[14] В ХIX веке одним из ведущих расистов Германии оказался англичанин по происхождению Хьюстон Стюарт Чемберлен. Чемберлен утверждал, что иногда ему являются демоны, которые подталкивают его к написанию новых работ. Так в 1896 г., на пути из Италии в Германию, демоны в очередной раз овладели им. Он прервал свое путешествие и в течение нескольких дней занимался изучением проблемы связи расы и истории. «Сам Чемберлен считал, что к написанию книг, посвященных исследованию творчества Вагнера, Гёте, Канта, вопросам христианства и расовым проблемам его побуждают “демоны” (…) Как отмечает Чемберлен в автобиографии “Жизненные пути”, он зачастую не признавал эти работы своими, поскольку они превосходили его ожидания», — Уильям Ширер “Взлет и падение третьего рейха”, том 1, стр. 137 (Москва, Военное издательство, 1991 г.)

Когда Чемберлен умер, на его похоронах присутствовали всего два общественных деятеля: Гитлер и наследный принц Гогенцоллерн, сын изгнанного из Германии кайзера Вильгельма II. Гитлеровская газета “Фёлькишер беобахтер” о его смерти писала, что германский народ потерял «одного из великих мастеров оружейного дела, чьё оружие в наши дни не нашло своего применения» — там же, стр. 142.

То есть некоторые представления об иерархии обобщенного оружия и средств управления, о чем речь пойдет далее, у гитлеровских идеологов были. Поскольку об источнике вооружения Чемберлен писал сам: демоны. Гитлер же — воспринял расовую доктрину в том числе и из работ за подписью Чемберлена и почтил похороны этого расиста своим присутствием. Так что сатанизм гитлеризма — это не образное выражение, а свидетельство одного из оружейников, вооруживших Гитлера идеологически.

[15] Православие в России лжёт о своем патриотизме. И Гитлер совершенно правильно характеризовал исторически реальное и известное ему христианство в качестве , хотя и не вдавался в анализ истории его происхождения и возникновения такого рода социологических библейских особенностей.

[16] Кто считает, что это от Бога, то Бог ему судья; но прежде чем настаивать, на том что эта расово-ростовщическая мерзость паразитизма на труде других людей от Бога, пусть всё же заглянет в Коран и подумает прежде, чем предстанет перед Высшим судом.

[17] Пословица.

[18] От слов “всё по фигу”.

[19] В библейской концепции именно в этом, а всё остальное (насилие, посягательства на собственность и т.п.) — сопутствующий основному составу, . Но именно на перечне разновидностей дополнительного состава преступления построены уголовные кодексы большинства стран мира, включая США и Россию.

[20] Как известно, на Голгофе покаялся один из распятых уголовников, но первосвященник Каиафа и возглавляемые им члены синедриона, вынесшие смертный приговор Иисусу и вовлекшие Пилата в свои действия, так и не покаялись. Так что россиянам, считающим себя непорочными в криминальном отношении, не следует шарахаться и от такой высказанной в дальнейшем течении событий в России и брезговать ею, превозносясь в самомнении над нынешним криминалитетом: «вор — он не всегда вор, а дурак — это пожизненно», как заметил в одном из фильмов Жан Поль Бельмондо, и в большинстве случаев это правильно.

[21] Более обстоятельно воззрения Г.Климова рассмотрены в работе ВП СССР “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподоны” (сноска 2002 г.).

[22] Поскольку осознать себя в качестве “легионера” властному человеку может оказаться неприятно, то теория благородной “пассионарности” Л.Н.Гумилева (её несостоятельность показана в первом томе “Мёртвой воды”) предоставляет ему альтернативную возможность — ублажить самолюбие, отождествив себя с “пассионарным” типом личности. Списки “легионеров” и “пассионариев” обеих теорий во многом совпадают.

[23] Примером тому большинство посягательств ни личность и собственность, признанные преступлениями практически всеми обществами: убийства, кражи, насилия и т.п.

[24] Пример последнего — проституция и игорный бизнес: без государственной лицензии — криминал, с государственной лицензией — платите налоги и занимайтесь, хотя социальные последствия — одни и те же.

[25] Примером тому — преследование в США Линдона Ларуша, американского миллионера, однажды выдвинувшего свою кандидатуру на пост президента США. Основанием для преследования послужили его выступления против кредитования под ссудный процент, вследствие чего он отбывает 15 летний срок “за уклонение от уплаты налогов”.

[26] Согласно принципу: «Я начальник — ты дурак, ты начальник — я дурак». Непреклонное осуществление этого принципа приводит к тому, что общество превращается в стадо дураков. Как заметил Р.Киплинг, «Нет хуже работы — пасти дураков», особенно дураков упорствующих в том, что свойственная им дурость — несказанный ум, перед которым все должны склониться.

[27] Чему примером исторически реальный прототип “Недоросля” Д.Фонвизина, который, узнав в недоросле-Митрофанушке себя, нашел в себе силы, и стал человеком.

[28] “Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе…” “Не придет Царствие Божие приметным образом (…) ибо вот Царствие Божие внутри вас есть.”

[29] В Коране утверждается, что нет содержательных различий, а тем более взаимных отрицаний, в тех учениях о жизни людей на Земле, которые были даны в Откровениях Свыше: Адаму, Ною, Аврааму, Моисею, Иисусу, Мухаммаду и многим другим известным и забытым людьми Посланникам Божиим. Сура 3:78, 79: «Скажи: “Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано было Аврааму, и Исмаилу, и Исаку, и Иакову и коленам израильским, и в то, что было даровано Моисею и Иисусу, и пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Богу мы предаемся”. Кто же ищет не ислама, как религии, от того не будет принято (объяснение в Судный день: по контексту), и он в последней жизни окажется в числе потерпевших убыток». Смысл арабского слова “ислам” по-русски и выражается словами “Царствие Божие на Земле”.

[30] Если не ошибаемся, то более точно “хилиастическая ересь”, официально осужденная церковными соборами.

[31] Социологические опросы показывают, что среди бедных в России верующих больше, а среди разбогатевших в социальном бедствии осуществления Гарвардского проекта в отношении СССР преобладают неверующие, либо ритуальщики, полагающие, что соблюдение ритуальной дисциплины гарантирует беспроблемные отношения с Богом и прощение одних и тех же по составу грехов при очередном ритуально выдержанном покаянии.

[32] Восток в этом отношении существенно отличается от Запада: иерархически высокое положение в обществе было неотделимо от строжайшей сословной самодисциплины, так или иначе свойственной небиблейским ветвям ведической культуры. В библейской ветви сословная самодисциплина уступила место распущенности поведения, что нашло своё наиболее яркое проявление во всеобщей продажности (прямо и опосредованно) современного капитализма, где деньги — основа внутрисоциальной иерархии личностных отношений.

[33] Например, “Одиссея капитана Блада” именно об этом.

[34] В 20-е годы один из героев Первой конной организовал банду, которая безыдейно злобствовала, грабила, насильничала, убивала в сальских степях. НКВД выявило всех участников банды, и она была захвачена на месте преступления. Состоялся суд и всем были вынесены приговоры к расстрелу. Всех, кроме командира одной из частей Первой конной, расстреляли, потому что его женка написала С.М.Буденному письмо. С.М.Буденный преступника спас: тот просто был освобожден из тюрьмы по акту помилования за подписью М.И.Калинина. «Миловать злых — значит притеснять добрых», — Саади.

[35] То есть нечто, свойственное России, и что можно было бы назвать “Русская инквизиция”, уже один раз в ХХ веке нейтрализовало вторжение в Россию западничества и вывело страну на позиции “Сверхдержавы № 2”.

[36] Нелегальная партия — это идеологизированная мафия. Так что после прихода её к власти — аппарат управления мафиозно-легальный государственный.

[37] Без предсказуемости последствий управление невозможно, а пытающийся начать управлять чем-либо без решения задачи о предсказуемости последствий управления, обречен суетиться и быть орудием тех, кто решил задачу о предсказуемости поведения в отношении него самого.

[38] Начиная от декабристов, в России недовольство монархией было связано с тем, что царь надзаконен. Реально это было недовольство не только монархической формой правления, но и самобытной концептуальной властью России региональной цивилизации. Конечно, антимонархисты в своем большинстве этого не понимали, и поскольку не ставили проблему , то были орудиями внешней концептуальной власти, как и современные нам демократизаторы, которые тоже не имеют за душой ни теории, ни навыков концептуального властвования. Царизм, со своей стороны, следуя общебиблейской концепции, был ограничен в деятельности извращениями в ней Откровений, с каковыми извращениями соглашался, принимая их в качестве данной Свыше истины, по какой причине оказался не способным осуществлять концептуальную власть в России с должным качеством и тем самым лишить западников социальной базы в стране.

[39] В изъяснении этого слова русским языком: иерофант — знающий судьбу, читающий будущее. Название говорит само за себя, поскольку без видения “судьбы” — матрицы возможных состояний системы и путей перехода из одного в другие — управление по полной функции невозможно.

[40] Хьюстон Стюарт Чемберлен действительно был оружейником уровня третьего приоритета. Но “меч”, который он сработал, в сравнении с “мечом” библейской доктрины — годен только для бутафорской клоунады и заведомого поражения в реальной войне против хозяев библейской доктрины. Это следствие того, что Чемберлен не был свободен от их опеки и “помощи” в его деятельности оружейника.

[41] Это показано в работе ВП СССР “Краткий курс…” (сноска 2002 г.).

[42] Сторонникам полновластия структур инквизиции в обществе людей следует отнести к себе слова Корана (35:44, 45):

«Если бы Бог взыскивал с людей за то, что они приобрели „в свои души“, он не оставил бы на её поверхности (Земли: по контексту) никакого живого существа, но Он отсрочивает им до некоего названного срока. А когда наступит их срок… Бог ведь видит Своих рабов!»

То есть, создав инквизицию, не следует подменять своей отсебятиной Божий промысел, эксплуатируя Божье попущение себе в отношении других.

[43] В общественно полезной информационной системе оглашения не могут подавляться сопутствующими умолчаниями.

[44] Это не германские большевики, а одно из течений в многократно делившейся на фракции германской социал-демократии.

[45] «Союз Спартака» — организация германских социал-демократов, так называемых левых, а по существу придерживавшихся курса на социалистическую революцию. В ЦК «Союза Спартака» входили К.Либкнехт, Р.Люксембург, Ф.Меринг, В.Пик (впоследствии первый президент ГДР: с 1949 г.).

[46] Генерал Эрих Людендорф (1865 — 1937) в 1916 — 1918 гг. фактически руководил всеми вооруженными силами Германии. Впоследствии, в 1924 — 1928 гг. депутат рейхстага от НСДАП. Ему приписывают авторство концепции «тотальной войны» т.е. войны без каких-либо ограничений, включая ограничения в выборе боевых средств и целей, против которых они применяются.

[47] После ноябрьской революции в Германии на фронтах было установлено перемирие. В его ходе странами Антанты (за исключением выбывшей из войны Советской России), противниками Германии был разработан мирный договор, который был предъявлен Германии к подписанию 8 мая 1919 г. (8 мая 1945 г. нацистская Германия подписала капитуляцию). Его условия вызвали в Германии протест и требование отказа от его условий. После этого союзниками был предъявлен ультиматум, срок действия которого истекал 24 июня (в день Иоаннова масонства; 24 июня 1945 г. в Москве на Красной площади состоялся парад победы. В истории обеих мировых войн ХХ века даты повторяются).

Национальное собрание Германии согласилось с ультиматумом по причине признания руководства вооруженных сил в неспособности противостоять наступлению союзников на Западном фронте. Согласие Германии принять предложенные условия было передано победителям 24 июня лишь за 19 минут до истечения срока ультиматума. Мирный договор был подписан 28 июня 1919 г. в Зеркальном зале Версальского дворца. Кроме того, что он практически полностью разоружал Германию, лишив её права иметь многие виды новейших по тому времени вооружений, его условия предусматривали выплату Германией репараций, размер которых обрекал Германию на продолжительный период экономических трудностей и обострение внутриобщественных отношений.

Главная ложь Версальского договора состояла в том, что он полностью возлагал ответственность за развязывание первой мировой войны на Германию, снимая с государств-победителей какую бы то ни было вину за их вклад в развязывание войны. О развязывании первой мировой войны см. работу ВП СССР “Разгерметизация”.

[48] Термин «диктатура пролетариата» — марксистский. Мы не будем вдаваться в полемику с марксистами, обсуждая его состоятельность и возможности её осуществления. Поясним только, что в ходе революций начала ХХ века в разных странах под ним понималась государственность, которая защитит людей наемного труда от беспощадной эксплуатации какой-либо олигархией «предпринимателей», какая защита, по нашему мнению, вполне осуществима.

[49] Слово «большевики» в этом контексте употребил У.Ширер, хотя его употребление в данном контексте оправдано только отчасти, поскольку большевизм в то время ещё не выявил поработительную суть марксизма и не размежевался с ним.

[50] Генерал Вильгельм Грёнер с началом революции в Германии сменил Людендорфа на посту первого генерал-квартирмейстера. Должность первого генерал-квартирмейстера по характеру возлагавшихся обязанностей и полномочий примерно соответствовала командующему сухопутными силами.

[51] По имени города, где Национальное собрание Германии приняло конституцию республики.

[52] Термин достаточно общей теории управления. Достаточно общая теория управления изложена в одноимённой работе ВП СССР, а также в книге “Мёртвая вода”.

[53] По звучанию первых букв немецких слов, означающих «национал-социалистическая немецкая рабочая партия».

[54] У.Ширер не беспричинно называл «большевиками» зачинателей власти Советов рабочих и солдатских депутатов в Германии, описывая события ноября 1918 — января 1919 гг.

[55] Иными словами реальная история Германии показывает нам, что могло бы произойти в России, если бы большевики дождались созыва Временным правительством Учредительного собрания, либо, свергнув Временное правительство и взяв полноту государственной власти в свои руки, постеснялись бы разогнать Учредительное собрание, а потом подчинились бы принятым им решениям.

Но этот вариант истории был бы еще страшнее, нежели свершившийся вариант с фашизмом только в Германии, поскольку военно-экономический и интеллектуально-творческий потенциал России в начале ХХ века был выше, нежели у Германии.

В этой же связи упомянем о весьма символичных в свете последующих событий в Германии фактах: на денежных знаках, выпущенных в обращение Временным правительством России, знаменуя нечто, появилась свастика; в местах заключения царской семьи на стенах также остались знаки свастики.

[56] Полезно отметить, что к выводу о правоте И.В.Сталина в оценке роли социал-демократии в приходе нацистов к власти, мы пришли на основе описаний событий в Германии У.Ширером. Он в период с 1926 по декабрь 1941 г. работал в Германии журналистом, представляя сначала газеты “Чикаго трибьюн”, а потом радиостанции “Коламбиа бродкастинг сервис”. И судя по тексту книги, где он описывает события от 9 ноября 1918 г. до «пивного путча», он никак не является «сталинистом», а сочувствует социал-демократам и либерализму буржуазной демократии, которую немцы не смогли осуществить в Германии после первой мировой войны ХХ века.

[57] Изначально — марксистско-троцкистская международная организация, какая суть сохранялась и после разгрома троцкистов в СССР, хотя власть над ним номинально перешла к сталинистам.

[58] О дефективности марксизма как системы мировоззрения и миропонимания, на основе которой невозможно творчески своевременно разрешать проблемы общественной жизни (т.е. поддерживать бескризисное самоуправление общества), см. работы ВП СССР: “Диалектика и атеизм: две сути несовместны” (более уделено внимания несостоятельности марксистской философии и концепции течения исторического процесса), “Краткий курс…” (более уделено внимания несостоятельности политэкономии, которую невозможно свести с практической бухгалтерий: «социализм — это учёт и контроль», — одно из афористичных определений В.И.Ленина, требует отказа от марксизма по названной причине).

[59] Назвать его Человеком по его делам невозможно, да и строй его психики был явно не человечный, а зомбированно-демонический.

[60] Тому примером судьба А.Пиночета, который совершив 11 сентября 1973 г. государственный переворот, защитил население Чили от ужасов становления диктатуры: по идеологии — марксистско-троцкистской, но по сути — фашистской. Что бы ни болтали, но А.Пиночет сам оставил диктаторскую власть. Он не удерживал власть, упиваясь ею и дожидаясь своей смерти, он не передал её при жизни новому молодому и хищному диктатору-преемнику. Он передал её институтам буржуазно-демократической власти, которые защитил от диктатуры марксистского фашизма, за что народ Чили, — хотя бы по размышлении об альтернативах власти А.Пиночета, — должен быть ему благодарен. Он защитил Чили от марксистско-троцкистского фашизма как сумел, с большой кровью и жертвами, но всё же защитил…

И после всего этого его обозвали диктатором-фашистом.

[61] Общественно полезны государственное подавление проституции, азартных игр (игорный бизнес), производства и распространения наркотиков (напомним, что табак и алкогольные напитки — наркотические средства), даже в том случае, если в обществе они могут существовать некоторое время нелегально: порок не должен охраняться и поддерживаться действующим законом.

[62] Корпоративность — объединение индивидов для осуществления коллективными усилиями их личных целей, не осуществимых в одиночку и потому ставших на определённое время для них общими, достижение которых представляется им возможным в течение ограниченных сроков в пределах жизни каждого из них. И хотя корпорации могут существовать на протяжении жизни многих поколений, но всякая корпорация рассыплется, если в каком-то поколении критическая (по отношению к её устойчивости) масса не получит от неё «прямо сейчас» того, чего вожделеет.

[63] С начала первой пятилетки и до середины 1950-х гг. темпы экономического роста и роста образовательного уровня в СССР были самыми высокими в мире. И это обстоятельство наводило сторонников буржуазно-индивидуалистического способа организации жизни общества на грустные размышления о своих перспективах.

[64] В частности, современная деятельность ВП СССР — результат реального большевистского социализма сталинской эпохи, продолжавшего действовать «по инерции» до первых успехов М.С.Горбачева по демонтажу социализма в СССР.

[65] При капитализме в “неразвитых” странах системы социального обеспечения и социальных гарантий практически отсутствуют.

[66] По этой же причине не являются большевиками в нынешней России и «национал-большевики», возглавляемые Э.Лимоновым.

[67] Какая это диаспора, сторонники и участники «жидомасонского» заговора знают одинаково хорошо. Для тех, кто сомневается в его существовании, приведём выдержку из статьи «Масонство» в “Советском энциклопедическом словаре” 1986 г. издания:

«Масоны стремились создать тайную всемирную организацию с утопической целью мирного объединения человечества в религиозном братском союзе. Наибольшую роль играло в 18 — начале 19 вв. С масонством были связаны как реакционные, так и прогрессивные общественные движения» (стр. 770).

Насколько цель жидомасонского заговора — «утопическая», т.е. объективно не осуществимая, и каких успехов достигло масонство в XIX — XX веках, — это вопросы особые, освещению которых не нашлось места в “Энциклопедическом словаре”, и о чём убеждённые в несуществовании жидомасонского заговора могут подумать самостоятельно, наблюдая современную им жизнь и изучая трактаты официальной исторической науки и не прошедшие академическую цензуру хроники и воспоминания людей.

[68] Олигархия — в переводе с древнегреческого: «власть немногих»; сама такая группа, теми или иными средствами господствующая над обществом. Олигарх — субъект из состава олигархии.

[69] Из истории известно, что один из наиболее эффективных способов сохранить в толпо-“элитарном” обществе свою власть от посягательств — возглавить движение политических противников и увести его в сторону от изначально провозглашённых ими целей. Поэтому исторически реальный фашизм современной истории никогда не рождался без деятельного участия олигархов, хотя он всегда представлял себя как движение «маленьких людей», борющихся против притеснения их «сильными мира сего».

[70] Отметим то обстоятельство, что в ведической культуре Индии — более древней, чем древнеегипетская культура, давшая рождение библейской культуре, наличествуют оба символа сторонники которых обвиняются в фашизме в последние десятилетия: и звезда Давида (сионистский фашизм), и свастика (национал-социализм Германии и подражающие ему неонацисты разных стран).

Кроме того, словосочетание «маленькие люди» характерно для всех толпо-“элитарных” обществ как антипод другим словосочетаниям «лучшие люди», «знатные люди». Ранее кастовая система Индии была упомянута как одно из проявлений фашизма. И в этой связи характерно, что англичане-колонизаторы Индии не смогли в своём языке найти аналога для того, чтобы именовать одну из «низших каст» индийского общества, многочисленную по своему составу (ныне порядка 300 миллионов человек), и звали их по-своему: «маленькие люди» — «little people», хотя в самом индийском обществе «высшие касты» звали их иначе: «несуществующие люди». Это — одно из выражений того, что кастовая система Индии, существующая де-факто на протяжении многих веков, один из древнейших на Земле видов фашизма по сути, что будет видно из дальнейшего.

[71] Приведём по этому же словарю ещё одно определение:

«ТОТАЛИТАРИЗМ (от ср.-век. лат. totalis — весь, целый, полный),1) одна из форм государства (тоталитарное государство), характеризующаяся его полным (тотальным) контролем над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями в отношении оппозиции и инакомыслящих (напр., различные формы тоталитаризма в фашистской Италии, Германии, коммунистический режим в СССР, франкизм в Испании и др. — с кон. 20-х гг. 20 в.)… 2) Направление политической мысли, оправдывающее этатизм, авторитаризм. С 20-х гг. 20 в. тоталитаризм стал официальной идеологией фашистских Германии и Италии».

Это тоже весьма узколобое “определение”-ярлык не по сути. В частности, во всяком в так называемом «тоталитарном государстве» представления о правах и свободах личности просто отличаются от возводимых в абсолют буржуазно-индивидуалистических представлений гражданского общества. Такое общество, сосредоточившись на реальных и мнимых нарушениях прав личности в других обществах, в упор не видит нарушений личностями и их корпорациями прав обществ.

Поэтому «тоталитарные» (с точки зрения “гражданского” общества) государства, говорящие о защите прав обществ (т.е. коллективных прав) от посягательств на них индивидов и их корпораций, следует упрекать не в принципиальном нарушении ими прав личности вообще, а в том, что многие из них под предлогом защиты коллективных прав подавляют провозглашённые ими же коллективные права, а также и права личности.

[72] Артур Джеймс Бальфур (1848 — 1930) — премьер-министр Великобритании в 1902 — 1905 гг. (в том числе и в годы русско-японской войны 1904 — 1905 гг., в которой Великобритания была союзницей Японии. Нападение японских миноносцев на русские корабли в Порт-Артуре, начавшее войну, было совершено с неподалёку расположенной военно-морской базы Великобритании), министр иностранных дел Великобритании в 1916 — 1919 гг. Автор «Декларации Бальфура» — документа британского правительства 1917 г. о взятии курса на создание еврейского «национального очага» в Палестине. Палестина к тому времени была в составе Турецкой империи, и в ней проживало преимущественно арабское население, которое предстояло ущемить в правах и вытеснить в ходе осуществления политики, проистекавшей из декларации Бальфура.

[73] Понятно, что вследствие общего роста производства и научно-технического прогресса, изменивших качество жизни общества, обездоленность начала ХХI века в США или ФРГ обездоленному конца XIX века в тех же странах могла бы показаться потребительским раем.

[74] Именно по причине того, что у возникшей в результате реформ в России новой олигархии нет активной общественной поддержки, Россия наших дней не является фашистским государством, хотя в ней есть группы и общественные движения, которые мечтают о своём приходе к власти и об установлении устойчивого в преемственности поколений фашистского режима. И среди такого рода фашистов-мечтателей — лидеры “Союза правых сил”: в частности, — И.М.Хакамада, которая обвиняла в фашизме КПРФ и лично провокатора-имитатора борьбы за коммунизм Г.А.Зюганова и изображала из себя непреклонную антифашистку 9 ноября 2001 г. в телевизионной программе НТВ “Свобода слова”, где обсуждался вопрос «Следует ли бояться прихода коммунистов к власти?» и которую вёл другой фашист-мечтатель Савик Шустер.

[75] В пропаганде доктрины «своего несуществования» преуспели заправилы библейского проекта порабощения всех — кураторы «жидомасонского заговора».

[76] На основе фрагментов работ ВП СССР “О расовых доктринах: несостоятельны, но правдоподобны”, “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “Печальное наследие Атлантиды. Троцкизм — это «вчера», но никак не «завтра»”.

[77] Более того: воспитание воспитанию рознь. В Индии тоже в прошлом обитали львы, но потом они были большей частью истреблены в ходе охотничьих утех местной аристократии и колониалистов. И когда в ХХ веке в Индии попытались восстановить в одном из районов страны популяцию львов, то привезли львов из Африки. Но в Индии «царь зверей» — тигр, хотя в Африке «царь зверей» — лев. Двух царей в одном царстве быть не может. И внедренных в индийские биоценозы африканских львов истребили индийские тигры: новые львы не успели обжиться в регионе, вследствие того, что их царственных навыков не хватило для царствования в новом регионе, а свойственный их биологическому виду адаптационный механизм не обладал достаточным быстродействием.

[78] Этой же проблематике посвящена работа ВП СССР “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”.

[79] Если еще более строго, то рассмотрение становления личности человека надо начинать не от рождения, и даже не от момента зачатия — образования зиготы (первой клетки будущего нового организма), а от момента, когда будущие родители пришли к согласию зачать ребёнка: конечно, если зачатие свершилось как их осмысленное целенаправленное действие. Если же зачатие свершилось “само собой” как побочный результат в процессе услаждения чувств при отработке инстинктивного алгоритма воспроизводства новых поколений биологического вида, то следует выявить момент начала работы этого алгоритма на осуществление данного зачатия, а также выявить и тот информационный фон (поддерживаемые обоими родителями потоки мыслей в сознании и прочей информации), на котором происходила работа инстинктивного алгоритма.

Но все процессы, имевшие место до рождения, информация о которых запечатлена в духе (в биополе), для большинства — не очевидны; а память об их собственной жизни в период до рождения — недоступна их сознанию (она и может быть сделана доступной при помощи специальных психологических практик, но это не всегда проходит безвредно).

Хотя безусловно, с точки зрения человека, который не проникся мыслью об объективности информации в Жизни, всё сказанное здесь о мысленных потоках, предшествующих зачатию, — вздор, истинность которого сомнительна или должна быть доказана. Но пусть такой человек посмотрит себе в душу, пусть посмотрит на своих детей и внуков; пусть вспомнит кое-что из жизни своей и родственников, — и доказательств будет более, чем достаточно, а многие из них его опечалят.

[80] В нашем понимании осуществлённый социализм, осуществлённый коммунизм это — общества, в которых человечный строй психики осознаётся как нормальный и который является господствующим в них в преемственности поколений. Поэтому особый вопрос к сторонникам коммунизма на основе “всепобеждающего” учения Маркса, Энгельса, Ленина: Чего там классики написали о психологии личности, о различных типах строя психики?

И это еще одно обстоятельство, указывающее на то, что И.В.Сталин марксистом не был, вследствие чего в своём определении термина «нация» прямо указал и на различие культур разных народов, обусловленное психическим складом:

«Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. „…“ Только наличие всех признаков, взятых вместе, дает нам нацию» (“Марксизм и национальный вопрос”). Термин же «психический склад», в нашем его понимании, — синоним термину «строй психики».

Из этого определения термина «нация» также следует, что исторически реальное еврейство — не нация. Если задаться вопросом, а что же оно такое, то получается, что оно — мафия, поскольку соответствует набору признаков мафии: система мотивации противопоставления себя социальному окружению (ветхозаветно-талмудический иудаизм); разделение общества на своих и чужих, выделение в среде чужих лояльных себе, и построение всей системы отношений с внешним миром, проистекающей из этого разделения; клановая система организации: наследственные левиты, раввины, прочие «бен-израэли»; стремление к захвату ключевых отраслей жизни общества и неспособность поддерживать полный спектр профессий, что свойственно жизни каждого народа и выражается в статистике занятости и т.п.

Аналогичный вопрос к почитателям психологических теорий, восходящих к наркоману, психопату и материалистическому атеисту — Зигмунду Фрейду.

[81] Иначе говоря — двойными нравственными стандартами.

[82] Об этом см. работы ВП СССР: “Диалектика и атеизм: две сути несовместны”, “«Мастер и Маргарита»: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”, “Краткий курс…”, “К Богодержавию…” и другие.

[83] На эту характеризующее фашизм свойство — его нетерпимость к объективной Правде-Истине — из числа более или менее широко известных деятелей культуры прошлого прямо указал Л.Фейхтвангер:

«И это называется демократией.

Однако насмешки, ворчание и злопыхательство являются для многих столь излюбленным занятием, что они считают жизнь без них невозможной… В основном диктатура Советов ограничивается запрещением распространять словесно, письменно и действием два взгляда: во-первых, что победа социализма в Союзе невозможна без мировой революции и, во-вторых, что Советский Союз должен проиграть грядущую войну. Тот же, кто, исходя из этих двух запретов, выводит заключение о полной однородности Советского Союза с фашистскими диктатурами, упускает, как мне кажется, из виду одно существенное различие, а именно: что Советский Союз (т.е. БОЛЬШЕВИЗМ эпохи И.В.Сталина — наше замечание при цитировании) ЗАПРЕЩАЕТ АГИТИРОВАТЬ ЗА УТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО ДВАЖДЫ ДВА — ПЯТЬ (выделено при цитировании нами), в то время как фашистские диктатуры запрещают доказывать, что дважды два — четыре (выделено нами при цитировании)».

Цитировано фрагментарно по книге Л.Фейхтвангер. “Москва 1937. Отчёт о поездке для моих друзей” (Москва, «Художественная литература», 1937 г., стр. 56, 57). Ныне это издание — библиографическая редкость. Это произведение Л.Фейхтвангера было переиздано в 1990 г. «Издательством политической литературы» в сборнике “Два взгляда из-за рубежа” вместе с произведением А.Жида “Возвращение из СССР” с предисловием А.У.Плутника тиражом 200.000 экз.

[84] С другой стороны, будучи индивидуалистами, не способными к корпоративности, они не находят себе места и в соборности большевизма, стремящейся к человечности, и потому большевизм расценивается ими как разновидность фашизма. Если большевизм в силу складывающихся обстоятельств переходит к их силовому подавлению, то они кричат, что это — фашизм. На отличие фашистской диктатуры от диктатуры большевизма сталинской эпохи таким демонически индивидуалистическим “свободолюбцам”, забывшим, что одна из граней Правды-Истины состоит в том, что человек — существо общественное, и указывал Л.Фейхтвангер в приведённом нами ранее отрывке из его книги “Москва 1937. Отчёт о поездке для моих друзей”.

[85] Даже в конце 1944 г., более половины населения Германии продолжало верить А.Гитлеру и поддерживало его политику. Ещё больше была доля убеждённых фашистов до 22 июня 1941 г. Именно в том, что фашизм — террористическая диктатура в отношении далеко не всех, и далеко не в отношении большинства населения (по крайней мере в мирное время), состоит одна из причин несостоятельности марксистско-троцкистского предвоенного утверждения о том, что попытка гитлеровского режима напасть на Советский Союз немедленно вызовет восстание рабочего класса и социалистическую революцию в самой Германии.

[86] Достаточно хороший ответ на вопрос: “Что такое глобальное беспросветное «инферно»?” — в художественно-литературных формах даёт роман И.А.Ефремова “Час быка”.

[87] Фашизм — это не обязательно нацизм, типа гитлеровского. Он может существовать и в формах «интернационализма» «политкорректного» гражданского общества, что было показано в предыдущем разделе настоящего сборника.

[88] Точно так же в гибели (31.01.2002 г.) академика РАО Андрея Владимировича Брушлинского — директора Института психологии РАН, убитого в подъезде его дома неизвестными, — выразилась его практическая несостоятельность как психолога: психолог де-факто, а не де-юре (в частности, как можно понять из бесед К.Кастанеды с доном Хуаном) «за версту учует» угрозу или опасность и «не купит билет на “Титаник”», и, возможно сам того не ведая, разминётся со стихийными грабителям, а потенциальному заказчику его убийства станет вдруг не до этой темы раньше, нежели он выдаст заказ киллеру-профессионалу на убийство психолога де-факто.