sci_politics nonf_publicism Внутренний Предиткор СССР «О текущем моменте» № 4 (40) 2005 г.

1. О Посланиях Президента РФ В.В.Путина Федеральному Собранию 2. Какая кредитно-финансовая система потребна Русской многонациональной цивилизации? 3. Что происходит с обществом на самом деле? Что касается таких провозглашаемых из года в год целей политики государства «россионского», как поддержка , преодоление демографического кризиса, внедрение высоких технологий во все отрасли народного хозяйства и рост производства в них на основе новых технологий, привлечение зарубежных и отечественных инвестиций, поддержка государством предпринимателей в мелком и среднем бизнесе, обезпечение достойной жизни всех добросовестных тружеников, пенсионеров, инвалидов, переход к здоровому образу жизни и т.п., — то они не могут быть осуществлены нынешним режимом объективно в силу свойственных его чиновникам социологических воззрений в целом и, в частности, воззрений на экономическую жизнь общества и роль государственности в ней.

ru
Fiction Book Designer 15.02.2006 FBD-DKVS6DA4-U5XW-0MQU-EFCJ-7DH6T2T9JKGE 1.0

«О текущем моменте» № 4 (40) 2005 г.


1. О посланиях Президента РФ В.В.Путина

Федеральному Собранию

25 апреля 2005 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин выступил с очередным ежегодным Посланием Федеральному Собранию. Путин «прострекотал» его с трибуны скороговоркой, почти не отрывая глаз от текста и почти не глядя в лица сидящих в зале. Сидящие в зале, со своей стороны, если судить по тому, как их показывало телевидение, большей частью думали о чём-то о своём, а некоторые впали в дрёму и сон. Таким образом, как поведение В.В.Путина, так и поведение аудитории говорят о том, что это было не более чем формальное — «протокольно-ритуальное» мероприятие, если и имеющее какое-либо отношение к реальной политике государства, то только в том аспекте, что декларации о благонамеренности и проблемах общественного развития, высказанные в Послании Федеральному Собранию, должны охватывать предельно широкий политический спектр для того, чтобы отвечать чаяниям как можно более широкого круга людей и маскировать реальную политику, проводимую государственной властью без каких-либо пояснений на основе не оглашённого публично сценария.

Поскольку в Послании было прямо сказано: «… прошу рассматривать прошлогоднее и нынешнее послания Федеральному Собранию как единую программу действий, как нашу совместную программу на ближайшее десятилетие», — то, чтобы выявить эту единую программу, мы обратились к Посланию 2004 г., а также и к Посланию 2003 г.

Однако выявить эту программу из Посланий не удалось. Сопоставление всех трёх документов показывает, что во всех них речь идёт об одних и тех проблемах, которые государство якобы намеревается решать, но в отношении которых явно выраженной, ощутимой большинством людей в повседневности положительной динамики их разрешения — в реальной жизни выявить не удаётся.

Эти проблемы одни и те же на протяжении всех лет реформ: прогрессирующее из года в год сокращение численности населения; нищета и бедность большей части населения; засилье обнаглевшей в вымогательстве бюрократии, имеющей свои собственные корпоративные интересы, отличные от интересов всех прочих социальных групп, её некомпетентность и управленческая несостоятельность в выявлении и разрешении всех общественно значимых проблем. И в силу их содержательной общности все Послания 2003 — 2005 гг. [1] в общем-то взаимозаменяемы, разве что за изключением некоторых небольших фрагментов каждого из них, в которых речь идёт о конкретных событиях, имеющих неизменную привязку к историко-политическому календарю (таких как выборы в Думу 2003 г.).

Что касается таких провозглашаемых из года в год целей политики государства «россионского», как поддержка института семьи [2], преодоление демографического кризиса, внедрение высоких технологий во все отрасли народного хозяйства и рост производства в них на основе новых технологий, привлечение зарубежных и отечественных инвестиций, поддержка государством предпринимателей в мелком и среднем бизнесе, обезпечение достойной жизни всех добросовестных тружеников, пенсионеров, инвалидов, переход к здоровому образу жизни и т.п., — то они не могут быть осуществлены нынешним режимом объективно в силу свойственных его чиновникам социологических воззрений в целом и, в частности, воззрений на экономическую жизнь общества и роль государственности в ней.

Чтобы это показать, обратимся к стенографическому отчёту о заседании президиума Государственного совета «О мерах по обеспечению граждан России доступным жильём», которое состоялось 19 апреля 2005 г.

2. Какая кредитно-финансовая система потребна 

Русской многонациональной цивилизации?

На заседании президиума Госсовета 19 апреля 2005 г. В.В.Путин произнёс следующие слова:

«Так, необходимо увеличивать платёжеспособный спрос населения за счёт развития институтов долгосрочного кредитования, предпринять конкретные шаги по снижению процентных ставок и сделать платежи граждан необременительными, с тем чтобы уже через пять-семь лет в стране могло выделяться до одного миллиона ипотечных кредитов в год. Я не сомневаюсь: каждый из сидящих здесь прекрасно понимает, что в старой системе в 80-е годы строилось на столько-то больше, чем сейчас. Но мы знаем, что подавляющее большинство граждан было не удовлетворено тем, как решается жилищная проблема.

Сохранять старую систему в сегодняшних условиях просто бессмысленно. Она будет эффективна только в том случае, если вся экономика, если экономическая политика государства будет эффективна. Невозможно, скажем, обеспечить ипотечные кредиты, которые могли бы быть выплачены средним российском гражданином за пять-семь лет, в условиях нарастающей и просто высокой инфляции. Обращаю на это внимание прежде всего сидящих здесь руководителей Правительства Российской Федерации».

И несколько позднее на том же заседании В.В.Путин сказал следующее:

«…с другой стороны, говорим сейчас о программе жилья, которая не может быть решена в условиях, скажем, высокой инфляции, потому что те самые высокие ставки, банковские ставки по жилищным кредитам — они, как было сказано, где-то сейчас у нас 15 процентов, — а если инфляция у нас почти 12, то тогда посчитаем, сколько остаётся банку. И можно ли предъявлять им какие-то претензии в связи с той политикой, которую они проводят? (выделено жирным при цитировании нами) Три и меньше трёх процентов иногда остаётся».

Если перевести сказанное В.В.Путиным в последнем приведённом нами абзаце с не определённого по смыслу языка «политкорректности», на однозначно понимаемый язык разрешения неопределённостей, то сказанное им означает, что Российское государство «лежит» под узурпировавшей банковское дело [3] ростовщической мафией и под её прихлебателями («средним классом», в доходах которого значима доля разного рода нетрудовых доходов), которые безпрепятственно паразитируют на жизни остального человечества и биосфере Земли.

Обществу такой «тандем» мафиозной ростовщической и государственной бюрократической власти не несёт ничего, кроме участи рабов и заложников системы. Ссудный процент — главный генератор инфляции. При стабильном уровне цен и фиксированном объёме денежной массы, находящейся в обороте, выдача кредитной ссуды под процент влечёт за собой следующие последствия:

· ссудный процент (если кредит носил инвестиционный характер) относится на себестоимость выпускаемой продукции, снижая тем самым прибыльность производства или повышая предлагаемую покупателю цену продукции и сокращая тем самым количество потребителей, что в определённых условиях способно притормозить или полностью остановить сбыт продукции;

· ссудный процент (если кредит был взят с потребительскими целями), снижает покупательную способность кредитуемого, в результате чего сдерживается сбыт некоторой части производимой продукции;

· общий рост цен, возникающий под воздействием ссудного процента:

O ведёт к нехватке денег в обороте, что притормаживает производство во всех отраслях;

O ведёт к росту социальной напряжённости (люди требуют увеличения им денежных выплат как от государства, так и от работодателей);

O повышает «текучесть кадров», не обусловленную производственными потребностями общества, когда люди массово начинают искать более высокодоходные места, бросая те рабочие места, на которых они вполне состоятельны как профессионалы, уступая их случайным людям или оставляя их не занятыми, что порождает массовую дисквалификацию персонала и не идёт на пользу производству;

O обезценивает накопления граждан и уничтожает мотивацию к производительному труду в этой системе, что ведёт к криминализации общества (трудом праведным не наживёшь палат каменных — на фига работать, подадимся в отмороженный криминал, раз в этой системе нам нет места и нами помыкают как каким-то быдлом);

· в любом случае ссудный процент перекачивает деньги из торгового оборота в карманы ростовщиков, обращая общенародную кредитно-финансовую систему в частную собственность мафиозно организованной международной глобальной корпорации ростовщиков, которые сами ничего не производят, а только потребляют произведённое другими помыкая при этом жизнью многих народов;

· даже поддержание производства на прежнем уровне, а не то, что его дальнейшее развитие, вследствие нехватки покупательной способности имеющихся оборотных средств и накоплений при выросших ценах требует новых кредитов, которые тоже выдаются под процент, что в конце концов приводит к появлению в системе заведомо неоплатных долгов, в результате чего собственником производств и иного имущества должников фактически становится корпорация ростовщиков (при этом множество предприятий банкротятся и перестают существовать, обрекая множество людей на безработицу, нищету и вымирание);

· заведомо неоплатный долг, порождаемый ссудным процентом, и нехватка оборотных средств могут быть компенсированы дополнительной эмиссией, которая однако ведёт к снижению покупательной способности денежной единицы, падению покупательной способности накоплений населения и капиталов в производящем секторе экономики (это и называется инфляцией);

· быстрая эмиссия нарушает пропорции взаимного соответствия платежеспособности производств в отраслях их , при которых возможна сборка макроэкономической системы из множества частных предприятий, в результате чего происходит развал системной целостности народного хозяйства и рынка и общество сваливается в хаос (таков механизм “экономического чуда” Е.Т.Гайдара и К).

Ставки ссудного процента, длительность сроков кредитования, объёмы и разпределение кредитов по отраслям, регионам и социальным группам представляют собой средства воздействия на макроэкономическую систему общества, которыми безраздельно заправляет ростовщическая мафия, узурпировавшая банковское дело (а в ряде случаев и эмиссия средств платежа тоже оказывается в её власти), в результате чего все члены общества оказываются у корпорации ростовщиков и их идейных вдохновителей на положении рабов и заложников.

Что касается политики, которую по словам В.В.Путина проводят банки, причём В ГЛОБАЛЬНЫХ МАСШТАБАХ (о чём он не сказал), то она проста и известна издревле:

* * *

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о разшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут», — Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы король евреев”) ; ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию “русского” “православия”, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков [4]. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё»,— Матфей, 5:17, 18.

Это конкретный смысл Библии, в результате которого возникла и которым управляется вся библейская цивилизация. Всё остальное в Библии — мелочи и сопутствующие этому обстоятельства, направленные на разстройство ума и порабощение воли людей.

* *

*

Если разсматривать глобальную макроэкономическую систему, то для осуществления через банковскую систему было бы полезно задавать ставки ссудного процента с надгосударственного уровня управления для всех государств-«провинций» библейской цивилизации.

И нет никаких оснований полагать, что заправилы библейского проекта давно не догадались до этого сами и им нужна наша подсказка.

В связи с этим мы напомним, что в 1998 г. августовскому дефолту предшествовал ежегодный январский “элитарный” экономический форум-«междусобойчик» в Давосе. В период его проведения тогдашний премьер-министр России В.С.Черномырдин в одном из телевизионных интервью заявил, что возглавляемое им правительство вынуждено прибегнуть к «непопулярным мерам», а именно — поднять ставку рефинансирования центробанка с 21 % годовых до 43 % годовых. Именно это повышение ставки ссудного процента центробанком дало начало новому витку инфляции, приведшему к августовскому дефолту. Однако, кто и как вынудил правительство РФ прибегнуть к этим «непопулярным мерам», В.С.Черномырдин не сказал, а ответственность за дефолт списали на С.В.Киреенко, который покорно принял на себя роль «мальчика для битья».

Этот случай даёт основания предполагать, что Россия не принадлежит к числу государств, которые полномочны управлять ставкой ссудного процента в своей макроэкономической системе по своему усмотрению.

Но вне зависимости от всего зла, приносимого обществу ссудным процентом:

Банковская система как система бухгалтерского учёта макроуровня народного хозяйства, перечисления средств и выдачи наличных денег нужна почти всем современным производствам и многим гражданам.

И поскольку некоторая часть заведомо неоплатного долга, порождённого кредитованием под процент, на момент дефолта неизбежно приходится и на банки, то при отсутствии системного видениякредитно-финансовой системы в целом неизбежно встаёт вопрос об обезпечении устойчивости банков и банковской системы не вообще, а именно в условиях инфляции, которая якобы неизвестно как возникает.

В алгоритмике постановки этой задачи, предполагается, что надо обезпечить самоокупаемость каждого отдельного банка, и тогда банковская система в целом будет устойчива. При таком подходе ответ на этот неправильно поставленный вопрос прост: ставки по кредиту всякого банка должны быть выше процента инфляции, а кредитовать он должен надёжных партнёров и, возможно, под залог их собственности. При всей казалось бы очевидной правильности в масштабах деятельности одного отдельного банка, такого рода решение в масштабе разсмотрения кредитно-финансовой системы в целом оказывается ошибочным, поскольку оно только стимулирует инфляцию и наращивает заведомо неоплатный долг. Кроме того оно представляет собой признание большей значимости для жизни общества банковской системы, а не реального сектора экономики, производящего продукцию. Т.е. такого рода отдание предпочтения банкам, а не производству с точки зрения труженика является верхом идиотизма или представляет собой умышленное вредительство.

Тем не менее жертвой такой «очевидной» “правильности решения” становятся многие, кто не интересуется вопросом о том, как возникает инфляция, от воздействия которой он пытается таким способом защитить банковскую систему.

Так и В.С.Черномырдин в бытность свою премьером в одном из выступлений (ранее 1998 г.) как-то сказал, что он дал указание центробанку держать ставку рефинансирования на уровне не ниже процента инфляции, чем и тянул инфляцию за уши, разрушая экономику России [5] и вгоняя в нищету её народы [6], обрекая их на экономический геноцид. В итоге нескольких лет такой политики в финансовых оборотах к концу 1997 г. начали фигурировать такие числа, от которых захлебывались программы банковских компьютеров. Едва перешли к новому масштабу цен с 1 января 1998 г. (убрали три нуля), так не успел кончиться январь, а Виктор Степанович в Давосе снова объявляет о повышении учетной ставки с 21 % годовых до 43 % [7].

Иными словами это означает, что проблема устойчивости банковской системы и народного хозяйства в целом решается не в масштабе каждого одного отдельно разсматриваемого банка или иного предприятия, а потом результат суммируется, но она может быть решена только в масштабе макроэкономической системы государства в целом. А для этого гражданам государства следует определиться в том, чего они хотят:

· Либо снижения ставок ссудного процента, как об этом сказал В.В.Путин в первом приведённом нами фрагменте его выступления на президиуме Госсовета 19 апреля 2005 г., но снижать их надо до нуля (и даже отрицательных величин в некоторых общественно целесообразных случаях) [8].

· Либо для них истинный смысл жизни в том, чтобы влачить существование на положении заложников и невольников у мафии ростовщиков и их прихлебателей, а государство должно защищать её интересы своею политикой, умелыми “заклинаниями” «социальной стихии» и рейтингом своих публичных деятелей в ущерб народам России и остального мира.

Пока же наличие обоих приведённых нами мнений, высказанных В.В.Путиным на президиуме Госсовета (1. «Предпринять конкретные шаги по снижению процентных ставок» и 2. «Банковские ставки по жилищным кредитам у нас 15 процентов, — а если инфляция у нас почти 12, то тогда посчитаем, сколько остаётся банку. И можно ли предъявлять им какие-то претензии в связи с той политикой, которую они проводят?»), - выражение концептуальной неопределённости государственного управления в России.

Причём предъявлять лично к В.В.Путину претензии в связи с этой концептуальной неопределённостью неуместно: он — обычный по своим возможностям человек, а не «старик Хоттабыч», оказавшийся во главе государства Российского и способный своими личными магическими силами свершить «экономическое чудо» на радость всем прочим: концептуально определиться (живём под властью ростовщичества либо свободно) должно общество, а не глава государства лично, поскольку, даже определившись в пользу свободы, он не может подменить своей персоной всех чиновников и бизнесменов, всех деятелей науки и образования в области социологии и экономики, совокупное отношение которых к этому вопросу, выраженное в их практической деятельности, и даёт жизненный ответ общества на него. Пока же экономическая “наука”, чиновники государства, предприниматели и множество обывателей не мыслят кредитно-финансовой системы без ссудного процента, т.е. предпочитают быть заложниками и рабами мафии ростовщиков и их идейных вдохновителей.

Но по отношению к 1990-м годам, то обстоятельство, что взаимно исключающие друг друга мнения об отношении к ссудному проценту предлагаются главой государства для обсуждения, по сути публичного, уже является развитием общества и государства в правильном направлении искоренения из его жизни власти ростовщичества [9].

До тех же пор, пока однозначно отрицательного отношения к ссудному проценту и неприятия (бойкота) ростовщичества в обществе нет, реально по жизни, те, чьи доходы позволяют брать ипотечные кредиты под 15 % годовых, грабят (опосредованно — через систему ценообразования и соотношения цен и доходов) тех, чьи доходы не позволяют брать кредиты под такие ставки; потом 15 % годовых идут в частную собственность ростовщиков. Так ростовщики и кредитуемые ими успешные предприниматели и высокооплачиваемые категории наёмников порождают систему финансового рабовладения в отношении всего общества, заложниками которой становятся и они сами.

Эта система высокоцивилизованного рабовладения остаётся по сути мафиозно-корпоративным рабовладением ростовщиков и их идейных вдохновителей и при наличии в обществе самых, что ни на есть развитых и исправно работающих демократических институтов, поскольку:

· банковское ростовщичество — один из легальных видов частного предпринимательства;

· частная собственность — «священна» и потому:

O обсуждение всей нравственно-этической, экономической и прочей проблематики, связанной с ростовщиков, в цивилизованном таким образом обществе почитается неуместным (налоги заплачены, законы соблюдены — какие претензии?);

O а посягательство на узаконенное право ростовщического паразитизма представляется многим как якобы выражение примитивизма и непонимания «очевидно необходимых» принципов организации жизни общества и его экономики невежественными и недоумками (соответственно этому «серьёзные» политики и предприниматели с противниками ростовщичества не разговаривают, понять их не стараются, чем и сохраняют своё девственное невежество и антинародную сущность своей деятельности во многих аспектах).

Система эта агрессивна: ростовщичество как способ осуществления рабовладения остаётся в умолчаниях вне критики, но трёпа о правах человека, демократии и гражданском обществе — через край. И на него клюют идиоты-правозащитники, которые вмешиваясь в политику своих государств, содействуют ниспровержению в них режимов, намеченных к краху с целью введения народов в лоно этой “демократической цивилизации”. Так идиоты-“правозащитники” способствуют порабощению своих народов. Так они действовали в СССР, приведя его к краху, так они действуют ныне и в России.

Однако реально никому кроме самих ростовщиков, их идейных вдохновителей и прихлебателей ссудный процент в обществе не нужен.

Кроме того, стремление вырваться из долговой кабалы за счёт ускоренного научно-технического прогресса — иллюзорно, и исторически реально многовековая власть этой иллюзии привела к тому, что научно-технический прогресс человечества обогнал нравственно-этическое развитие людей, породив угрозу самоуничтожения человечества в результате войны или технической аварии. Это означает, что при определённом масштабе (в географическом и исторически-хронологическом смысле) разсмотрения одинаково вредоносным по своим последствиям оказывается как корпоративное ростовщичество своего собственного общества [10], так и ростовщичество других внешних и внутренних политических сил.

Тем не менее такие нравственно-интеллектуальные уроды и калеки как Гайдар, Чубайс, Кудрин, Греф, Хакамада и прочие представители отечественной и зарубежной научно-педагогической мафии интеллектуалов от “экономической науки” и политики, включая и “интеллектуалов” от РПЦ [11]:

· либо девственно невежественны в этих вопросах;

· либо искренне убеждены, что всё сказанное на протяжении многих веков разными людьми о вредности ссудного процента не соответствует действительности и потому ссудный процент, тем более в современной нам экономике, объективным злом не является — просто это способ финансирования и развития общественно необходимой деятельности банковской системы;

· либо с циничным лицемерием убеждают других в неизбежной необходимости кредитования под процент [12], зная о его вредоносности и своекорыстно поддерживая систему финансового ростовщического рабовладения, у которой они пребывают на содержании как проститутки у «папашки».

Что касается политики, которую, как сказал В.В.Путин, проводят банки, то она изложена в Библии однозначно понимаемым образом (что было показано выше), и в бездумном обществе она успешно осуществляется на протяжении нескольких тысяч лет руками паразитирующих в сфере управления национальных “элит”, включая и церковную “элиту” — высших иерархов РПЦ и её «старцев» [13].

Претензии к этой политике, её заправилам и проводникам предъявлять не только можно, но и дoлжно, в том числе и с позиций государственности. В частности в Послании Федеральному Собранию 2003 г. В.В.Путина есть такие слова:

«Считаю, бюрократию надо не убеждать уменьшать свои аппетиты, а директивно ограничивать».

Но то же самое относится и к банковской ростовщической мафии:

Под воздействием директивных административных и законодательных мер банковская система должна перестать быть системой осуществления финансового рабовладения, а противящиеся этому преобразованию ростовщики-банкиры должны быть принудительно трудоустроены в неоспоримо производительных сферах деятельности, например в дорожном строительстве простыми рабочими; конфискация их имущества тоже вполне уместна — пусть на будущие 800-е Мерседесы и на не менее добротные Волги, коттеджи и прочее наработают сами своим трудом праведным. Требуются меры, принимаемые на уровне и не в масштабах одного какого-то отельного банка, а меры проводимые в жизнь на уровне государственно поддерживаемых принципов организации кредитно-финансовой системы общества.

Это — требование истинной демократии, тем более, что в том же Послании Федеральном Собранию 2003 г. есть и такие слова:

«Власть не может, не должна, не имеет права обманывать граждан своей собственной страны».

Если это не получается в настоящем, то к осуществлению этого принципа в будущем надо деятельно стремиться…

3. Что происходит с обществом на самом деле?

Ответ на этот вопрос Послание Федеральному Собранию не даёт. Поэтому люди сами должны научиться давать себе (прежде всего) ответы на такого рода вопросы о жизни в целом того общества, частью которого является каждый из них.

Эпоха, — начавшаяся в 1920-е гг. и продолжавшаяся вплоть до конца ХХ века, — эпоха борьбы отечественной бюрократии и её зарубежных классово-паразитических союзников против становления Советской власти как власти трудового народа — завершилась.

Сейчас идёт процесс «зачистки местности» — сживания со свету слабых — тех, кто не может найти места в системе капитализма и формальной буржуазной демократии под властью ростовщической диктатуры, её заправил и продавшейся им государственной бюрократии. Те, кто не считает себя слабыми, и кому нет дела до того, в каком общественно-экономическом укладе они живут, ищут себе место в этой системе и большей частью находят его. Этот процесс сопровождается вымиранием той части населения, что не может найти себе приемлемого места в новой системе общественных взаимоотношений, которая ещё не сложилась, но становление которой происходит в настоящее время.

Наряду с этим обывательски бытовым индивидуалистически-приспособленческим подходом есть более или менее активные различные течения в политике как в деятельности по осуществлению притязаний в отношении жизни общества в целом и его социальных групп.

В публичной политике таких основных течений три:

· ПЕРВОЕ. Тупо-бюрократическое, главный жизненный принцип которого «властный должностной статус как источник собственного благополучия: что бы ни делать — лишь бы не работать». Одно из наиболее развёрнутых пояснений того, что представляет собой «бюрократия», дал К.Маркс: «Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение. (…) Всеобщий дух бюрократии есть тайна, таинство. Соблюдение этого таинства обезпечивается в её собственной среде её иерархической организацией, а по отношению к внешнему миру (обществу) — её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а так же и государственное мышление представляется поэтому бюрократии предательством по отношению к её тайне. Авторитет есть поэтому принцип её знания, и обоготворение авторитета есть её образ мыслей. (…) Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель [14], в погоню за чинами, в делание карьеры» (К.Маркс. “К критике гегелевской философии права”. Сочинения его и Ф.Энгельса, изд. 2, т. 1, стр. 271 — 272).

Однако из марксова определения выпало главное по существу характеристическое свойство бюрократии. Для бюрократии документооборот, деловая переписка и обмен мнениями в устной форме (по телефону, «в кулуарах» публичных мероприятий и «келейно») представляется реальным делом, а самo дело представляется чем-то производным от директив и документооборота и потому куда менее значимым, чем документооборот, который является носителем истины «в последней инстанции» [15]; в то время как в действительности весь документооборот и разговоры — только отображение реального дела, на управление которым претендует бюрократия как одна из профессиональных корпораций в толпо-“элитарном” обществе. Кроме того, бюрократия проводит кадровую политику (т.е. осуществляет подбор и разстановку кадров) на основе принципа «в связи с назначением “имярек” на должность такую-то выдать ему во временное пользование искру Божию». Это всё в совокупности говорит о её неадекватности Жизни.

В среде бюрократии профессиональные интриганы от спецслужб наиболее авторитетны в силу своего фактологического [16] многознайства, особого психического склада и профессиональных навыков. И по сути именно они образуют скелет государственной бюрократии и её мозги. Кроме того, поскольку ни в одной стране мира не бывает «бывших» спецслужбистов, то, официально уходя из структур спецслужб, «бывшие» образуют собой в обществе специфическую мафию, которая может проникать во все сферы жизни общества и во все отрасли легального и криминального бизнеса, как это имеет место ныне в России.

· ВТОРОЕ. «Идеалисты-романтики», либералы, а по сути абстракционисты буржуазной демократии и гуманизма. Они по свой психике — индивидуалисты-корпоративники. В России они представлены всякими «яблоками», «спсами» и прочими буржуазно-демократическими партиями, лидеры которых не могут договориться друг с другом в силу своего эгоистичного индивидуализма, и которым в рот смотрят большей частью такие же интеллигенты-индивидуалисты, однако профессионально занятые вне политической деятельности. Главное качество представителей этого течения — неверие в управляемый на протяжении нескольких тысячелетий ход глобальной истории, вследствие чего интриганство бюрократов спецслужб и выходцев из них видится им главным препятствием к становлению «правильной» (в их понимании) демократии.

О том, что реальная “демократия” западного образца представляет собой ширму на диктатуре мафии ростовщиков (преимущественно иудейской по своему составу) и их идейных вдохновителей (раввинат и масонство, действующее в сфере идеологий) — для них не жизненная правда, а безпочвенная клевета и бред маргиналов.

Что касается бюрократов из спецслужб, то они идеалистов-абстракционистов — носителей историко-политического невежества и «наивняка» — нейтрализуют и канализируют достаточно успешно. Но когда некоторые из бюрократов из спецслужб начинают предпринимать попытки противодействовать масонству освоенными ими методами вербовки агентуры, продвижения своих агентов во «вражеские структуры» и т.п., не владея при этом методологией познания, достаточно общей теорией управления, применимой к разным областям жизни общества, то «независимые» бюрократы из спецслужб всегда проигрывают. Проигрывают потому, что все государственные спецслужбы во всём мире — своего рода «перчатки», под покровом которых действуют разного рода системы посвящений, чьи структуры не подвержены государственным административным реформам и катастрофам государственности, в следствие чего они более устойчивы и на своём веку пережили не одну спецслужбу и не одну государственность. Вследствие этого в спецслужбах всегда есть агентура систем посвящений, причём разных. Именно им и проигрывают «независимые» бюрократы из спецслужб.

· ТРЕТЬЕ. Пламенные революционеры интернационал— и национал— лжесоциалистического [17] толков. Эти не приемлют либерализм-индивидуализм и его частно-капиталистическую экономическую основу [18]. Но также они не приемлют и засилье правящей бюрократии любого идеологического толка в любом обществе. По своему фанатизму в отношении ниспровержения господствующего мирового порядка с ними сходны ваххабиты, хотя у них иные представления об организации жизни общества.

Эти течения имеют место на фоне потока потребительства более или менее сильных и деятельных аполитичных индивидов-обывателей и их приспособленчества к обществу и политике таким, каковы они есть, с целью ещё более разнузданного «потреблятства» [19].

Что касается сживания со свету слабых, то речь идёт не о стариках, которые неизбежно уходят и уйдут в силу естественно биологических причин и которые живут памятью об идеализированном ими же советском прошлом. Речь идёт об уходе из жизни представителей относительно молодых активных поколений, чей подростковый возраст пришёлся на перестройку и годы реформ, т.е. о рождённых примерно после 1972 г., о тех, кто не имеет взрослого опыта жизни в СССР. Если зайти на любое новое кладбище, где захоронения идут в порядке поступления трупов, и нет фона захоронений прошлых лет и веков, то примерно 2/3 могил на таких кладбищах — могилы людей моложе 45 лет, которым не нашлось достойного места в этом обществе. И, не находя смысла в том, чтобы жить в сложившейся в ходе реформ мерзопакости не человеческих по их сути взаимоотношений людей, они спиваются, убивают себя разными наркотиками, уходят в отмороженный криминал, который просто ненавидит и обывателей-приспособленцев, и власть во всех её государственных и бизнес— проявлениях (и есть за что ненавидеть).

Кто состоялся в этом качестве слабых под воздействием культуры, насаждаемой реформаторами на протяжении 1990-х гг. и в настоящее время, то им вряд ли в чём можно помочь, как социальному слою [20] до изменения характера политики государства (т.е. до смены концепции, лежащей в основе реальной политики государственной власти и системы образования); хотя некоторым из них персонально помочь возможно, однако это требует и определённых усилий с их стороны.

Большинство же из них не способны ни к чему, кроме агрессивно-паразитической ненависти люмпена к остальному обществу и пьяных слёз на тему «почему Бог не заберёт меня отсюда?» — настолько им плохо, когда они пьяны, и не менее безпросветно, когда они отрезвеют, хоть на несколько дней. Но ни государственная бюрократия, ни бизнес, ни либеральные “правозащитники” не считает себя ответственными за их сломанные судьбы и безсмысленно прожигаемые жизни.

Что касается государственной бюрократии, то она идеологически всеядна в том смысле, что ей всё равно, под знамёнами какой идеологии обладать преимущественными потребительскими правами в обществе. В силу этого обстоятельства бюрократия космополитична даже в том, случае, если укрепляет систему своей корпоративной власти в границах того или иного государства.

Её кажущийся патриотизм в смысле, прежде всего заботы о государственности, может быть обусловлен одним из двух факторов:

· либо её государство обезпечивает ей такой уровень потребительства, который недостижим для бюрократий-конкурентов в других государствах (такова бюрократия США и других экономически преуспевающих стран);

· либо местная бюрократия чует или подозревает угрозу того, что политические оппоненты [21] могут лишить её достигнутого уровня потребительства и опустить её кланы и некоторых её представителей (особенно вождей) персонально по ступеням социальной иерархии (такова бюрократия КНДР, других режимов, держащих свои народы в бедности и безправии).

Во всех остальных случаях бюрократия космополитична, и в угоду своему паразитизму бездумно поступается интересами народа, олицетворять который претендует; при этом бюрократия легко впадет в самообман, что приводит её к краху (в результате самообмана бюрократии Российская империя в 1917 г. рухнула).

Так и советской бюрократии, когда она стала терять качество управления СССР, из-за рубежа пообещали «демократию», «права человека», интеграцию «в мировое сообщество» международной “элиты”, и она, впав с самообман, бездумно привела СССР к краху под предлогам начала перестройки. После этого она начала бороться за своё выживание и удержание своего потребительского статуса как с внешним агрессором, попытавшимся захватить ресурсы, которые она почитала своим достоянием и власть над которыми начала терять по мере открытия границ и перехода к рынку, так и с внутренними паразитами-конкурентами, попирая интересы народа ещё в большей мере, чем она это делала в бытность СССР. И хотя в этой борьбе за своё выживание она потеряла часть своего состава [22], в её ряды влились и новые кадры из рядов бывших противников “советской” бюрократии.

К настоящему времени отечественная бюрократия пережила этот тяжёлый для неё период и вошла в ту стадию своего бытия, когда ей снова есть, что терять (за годы реформ самими бюрократами и их родственниками нахапано на узаконенных и беззаконных основаниях не мало), и потому бюрократия озаботилась проблемами “патриотизма” в её специфическом понимании. Однако бюрократия пока не однородна: в ней можно выделить два идейных полюса корпоративной консолидации: откровенно прозападный либеральный и государственно обособленческий, претендующий на выражение в политике «национальной идеи» [23] и патриотизма. Более деятельны в настоящее время бюрократы-“патриоты”, которые, нахапав всего, озаботились проблематикой сохранения существующего своего властного положения, потребительского статуса и системы общественного устройства, всё это гарантирующей, без каких-либо принципиальных изменений путём попыток убедить народ в том:

· что именно они выражают интересы подавляющего большинства простых людей, и,

· что после того, как общество пережило кризис государственности 1990-х — начала 2000-х гг., бюрократия (назвавшись государственностью) действительно начинает заниматься решением проблем всего населения.

Это можно видеть и по тексту Послания Президента России Федеральному Собранию 2005 г., которое кроме всего прочего представляет собой и общебюрократическую декларацию о благонамеренности, но никак не реальную политическую программу отечественной государственности на перспективу ближайших десяти лет (о чём в нём было сразу же заявлено).

Соответственно в настоящее время главными борющимися за обладание государственной властью силами в политической жизни России, старающимися овладеть поддержкой обывателей, являются бюрократы-консерваторы и пламенные революционеры [24].

Но пламенные революционеры (включая и пламенных революционеров-ваххабитов) по их знаниям социологии и этике, обусловленным нравственностью и организацией их психики, в большинстве своём не люди, преданные высоким идеалам свободы и справедливости, способные организовать общество на их воплощение в жизнь, а претенденты в бюрократы того режима, который — в случае их победы — должен возникнуть (хотя сами пламенные революционеры этого и не знают в силу своего нигилизма, не позволяющего им что-либо знать достоверно ни о прошлом, ни о настоящем, ни о будущем, ни о себе самих).

Идеалистам-либералам в политике остаётся только обозначать своё присутствие, поскольку, как показали выборы в Госдуму 2003 г., они настолько утратили доверие и симпатии обывателей, что никакие инвестиции в них из-за рубежа не в состоянии обезпечить их новый приход к государственной власти до тех пор, пока не вырастут новые поколения, которых либералы ещё не обманывали.

В таких условиях идеалисты-либералы и обыватели для бюрократов и пламенных революционеров — «трава на поле боя» и возбуждаемые или мобилизуемые ресурсы, предназначение которых — обезпечить победу тех либо других во взаимной борьбе консервативной бюрократии и пламенных революционеров за обладание государственной властью над остальным обществом.

Однако вся публичная политика — следствие закулисной политики, которая по своему существу представляет собой интриганство в русле матрично-эгрегориальных — ноосферных (по их локализации) — процессов.

В закулисной политике России тоже есть свои течения, и наиболее заметных из них тоже три, как и в публичной политике:

· ПЕРВОЕ. Масонство библейской цивилизации, исторически возходящее к синагоге дохристианских времён. За две тысячи лет оно успело на Западе во многом нейтрализовать политическую власть Римско-католической церкви и внедриться в протестантизм во всех его толках. Масонство в культуре Запада — решающая закулисно-политическая сила.

В России оно активно если не со времён Бориса Годунова [25], то со времён Петра I, начиная с царствования которого оно начало разпространяться в России массово (в “элите”, поскольку быть масоном — это “элитарная” блажь) вместе с общеевропейским «просвещением» [26]. К концу XIX века оно и «просвещение» разпространились настолько, что политическое влияние православного вероучения в российской “элите” упало так низко, что февральско-пуримская [27] либерально-буржуазная революция 1917 г. была осуществлена масонствующими представителями имперской правящей “элиты”.

В ходе последующего государственного переворота, получившего название Великой октябрьской социалистической революции [28], масонство построило структуры государства по канонам масонских лож, тем самым легально вобрав в себя государственность СССР. Это состояние имело место до начала 1930-х гг. и прекратилось в результате репрессий против троцкистско-ленинской «гвардии» пламенных революционеров в конце 1930-х гг., после чего государственная власть перешла от иерархически организованной мафиозной внутримасонской “демократии” к государственной бюрократии.

В настоящее время масонство в глобальной политике эксплуатирует главным образом три Идеи, придав им определённую функциональную специализацию:

O либерализм (индивидуализм) — как средство подрыва изнутри государств власти диктатур разнородной (по идеологии, под знамёнами которой она правит) бюрократии, возомнившей о своей политической самодостаточности (пример тому — крах Российской империи в 1917 г., крах СССР, претензии Запада к режиму Саддама Хусейна, претензии к Китаю и КНДР);

O социализм — как название для способа обуздания гонки потребления во вполне либеральных государствах путём осуществления мафиозно-корпоративного рабовладения от имени социалистического государства. При этом социализм предлагается в двух модификациях — интернационал— и национал— социализм, однако в обеих модификациях в масонской подаче он представляет собой власть олигархии идеологов, толкующих жизнь и политику в соответствии с общемасонской глобальной сценаристкой.

O ваххабизм — как наиболее радикальное средство обрушения зашедшей в тупик в своём развитии культуры «общества потребления», выступающее от имени ислама, но не имеющее со смыслом Коранического откровения в своей политической практике ничего общего.

В некоторых случаях носители идей либерализма и социализма могут действовать совместно, как это имело место в России в январе 2005 г., когда и пламенные революционеры, и либералы выступили против закона № 122 о монетизации льгот, свалив всю ответственность за него и неприемлемую для населения практику его применения на государственную бюрократию и пытаясь раздуть революционную ситуацию с целью ниспровержения режима.

· ВТОРОЕ. Внутренняя мафия иерархии РПЦ. Она знает, что существует глобальный сценарий, осуществляемый через масонство, который ей неприемлем. И она ему противопоставляет региональный сценарий православного ренессанса и автаркии (высокомерной изоляции от всевозможных еретиков [29]) с возможным переходом к глобализации с разпространением православия в версии Московского патриархата в исторически не православных культурах. Сценарий РПЦ в образных представлениях несут «старцы-провидцы» [30], в большинстве своём искренне убеждённые в том, что в доступном их возприятию сценарии будущей истории выражена безальтернативно Воля Божия [31], и которые посвящают в него на словах (в тех аспектах, которые находят полезными для осуществления сценария) верхушку публичной иерархии, которая «окормляет», а в вопросах политики и экономики — фактически «разводит» свою «паству».

Оба сценария (масонский и РПЦ) находятся во взаимодействии на территории России и в Российском обществе и подчас проводятся в жизнь через одних и тех же людей, как в силу того, что не все люди видят в них разницу, так и в силу того, что в них есть и общее. В частности общим для них является признание боговдохновенной доктрины скупки мира на основе иудейской монополии на ростовщичество [32].

Так в начале 2005 г. масонство предпринимало усилия к тому, чтобы нагнетать революционную ситуацию по поводу 122-го закона, и тут же получило в ответ запрос представителей православной общественности и ряда депутатов Госдумы на тему о правомочности экстремистской деятельности ряда еврейских организаций, в результате чего страсти по поводу 122-го закона в основном быстренько улеглись: толпа обывателей и некоторые политические комментаторы не поняли, но посвящённые поняли…

Если инструменты масонства — либералы и пламенные революционеры всех мастей, то инструменты РПЦ — бюрократы-“патриоты” и прежде всего — бюрократы спецслужб. Но «старцы» и публичные иерархи доверяют бюрократам только уровень сценаристики интриг, направленных на осуществление стратегического сценария, в который мало кто посвящён; и кроме этого доверяют бюрократам как техническим исполнителям проистекающую из сценаристики интриг текущую политику.

РПЦ и бюрократы — консерваторы-“патриоты” — объективно являются союзниками в силу того, что:

O паразитируют они на одной и той же территории, на одних и тех же трудовых и природных ресурсах, в случае утраты власти над которыми исчезнет и их потребительское благополучие;

O в общем-то они не имеют областей, в которых их интересы могут конфликтовать, и взаимно дополняют друг друга в жизни общества — бюрократия для осуществления своей власти нуждается в какой-либо идеологии, которую бы подвластные признавали в качестве выражающей их интересы, и церковь, пропагандируя своё вероучение и истолковывая течение жизни с его позиций обезпечивает бюрократии идеологическую поддержку; она духовно «окормляет» и бюрократов, но не претендует на осуществление государственной власти, которая остаётся почти что в монопольном разпоряжении светских бюрократов.

Кроме того, на протяжении всей эпохи существования СССР шёл процесс взаимного проникновения агентуры спецслужб светского государства в иерархию церкви и агентуры всевозможных православных братств в структуры спецслужб. В этом процессе РПЦ выиграла больше, нежели спецслужбы по причине того, что с позиций диалектического материализма многие процессы в психике людей и эгрегориально обусловленные процессы необъяснимы и в силу этого признаются не существующими или как бы не существующими; но такого рода процессы являются неотъемлемой частью жизни всякой церкви и находят более или менее удовлетворительное для людей объяснение с позиций её вероучения. Сталкиваясь же с такого рода явлениями в жизни церкви, внедряемая в неё агентура светских спецслужб достаточно часто утрачивала убеждённость в жизненной состоятельности диалектического материализма и переходила на мировоззренческие позиции церковного вероучения, становясь «истинными чадами» РПЦ и работая в большей мере на неё, а не на светские спецслужбы. Так шло подчинение светской бюрократии РПЦ ещё в бытность СССР, после краха которого единение РПЦ и светской бюрократии стало открытым.

Если это понимать, то особенно комично выглядят потуги руководства КПРФ «прислониться» к РПЦ и на этой основе возглавить процесс ликвидации капитализма и возстановления социализма в России и в СССР. Если церковники эпохи заката Российской империи были не в силах признать социализм в качестве неотъемлемой составляющей православной культуры, то после более чем 70-летнего строительства социализма в СССР, нынешнее поколение церковников уже способно интегрировать социалистический уклад и его социальные институты, гарантии социальной защищённости личности и семьи во многоукладную экономику будущей России, не нуждаясь для этого в услугах КПРФ и прочих стойких и нестойких марксистов.

С традиционными для России конфессиями (инославными христианами, мусульманами, буддистами) РПЦ умела находить взаимопонимание. Однако иудаизм был для неё всегда «головной болью», поскольку является носителем концепции глобализации (мы её привели выше), в силу чего по умолчанию всегда претендовал и претендует ныне на решающую роль в контроле над политикой всех государств, включая и Россию. Поскольку не все евреи понимают эту роль иудаизма и не все они согласны с нею, то РПЦ готова возпользоваться этим обстоятельством и способствует поддержке государства Израиль [33], продвигая политическую ситуацию к тому, чтобы Израиль и остальная Палестина без всякого применения силы со стороны России стали (хотя бы по умолчанию, де-факто, а не де-юре — для начала) внешней автономией Российской Федерации, а иудаизм с его проектом глобализации оказался бы если не на положении вассала РПЦ, то был бы стеснён в действиях против неё и России, сталкиваясь с противодействием самих же евреев.

· ТРЕТЬЕ. Приверженцы древних Вед и иных добиблейских вероучений. Они относительно малочисленны, но более фанатичны и потому более деятельны, нежели представители первых двух течений закулисной политики. К ним же можно отнести и саентологов, поскольку они сами признают, что саентология — это адаптация буддизма под менталитет западного человека. Однако сторонники добиблейских вероучений не однородны:

O Одно их крыло сосредоточилось на всевозможных духовных практиках как способе уйти от проблем этого мира и быть независимыми от политики в своём внутреннем мире.

O А другое упражняется в разнородных духовных практиках и магиях для того, чтобы стать «сверхчеловеками» и обрести власть над политикой с последующей целью изменения качества нынешней глобальной цивилизации. В большинстве своём это носители типов строя психики «зомби» и корпоративно-демонического, которые осуществляют попытку «вернуться в Атлантиду», т.е. возпроизвести её образ жизни в будущем. Эти являются потенциально наиболее опасными «экстремистами».

В период 1985 — 2000 гг. из числа названных закулисно-политических сил наиболее влиятельным было масонство. На протяжении 1990-х гг. либеральная идея утратила поддержку в обществе, а РПЦ за это время успела развернуть свои структуры по всем регионам России, а обыватели начали посещать приходы РПЦ. Благодаря этим двум обстоятельствам внутренняя мафия РПЦ обрела наибольшее влияние на политику государства и приступила к осуществлению своего сценария.

В случае его осуществления в России должно получиться «общество потребления», аналогичное «обществу потребления» экономически развитых стран, но «духовно окормляемое» РПЦ, которая будет «разводить» бюрократов, бизнесменов, обывателей. В случае провала РПЦ в осуществлении этой политике из трёх названных сил главными борцами за власть станут либералы и «ведисты-экстремисты», при условии что в обществе не произойдёт качественных изменений, которые лишат социальной базы и тех, и других.

Так можно охарактеризовать ту социальную среду, в которой предстоит действовать тем, кому не приемлем толпо-“элитаризм” во всех его проявлениях, а равно одинаково неприемлемы участь раба или рабовладельца.

Что касается того, как им действовать? — то главное в русле Концепции общественной безопасности — не втягиваться в борьбу ни на стороне бюрократов-консерваторов, ни на стороне пламенных революционеров всех толков, включая и «кобовцев». Необходимо помнить, что революционеры всех мастей, овладев государственной властью, обязательно возсоздадут новую бюрократию, которая будет как и свергнутая ими бюрократия по-прежнему паразитировать на методологической безграмотности общества. Поэтому надо заниматься просветительской деятельностью, прежде всего в отношении молодёжи, гася диктаторские устремления бюрократов состоявшихся и революционные устремления несостоявшихся бюрократов и бизнесменов матрично-эгрегориальными средствами, насколько это доступно каждому из людей, поддерживающих Концепцию общественной безопасности. Наряду с этим всем носителям КОБ надо избегать политиканства со своей стороны, внедряться в зарождающееся «общество потребления» и нарабатывать уважение к себе со стороны прочих для того, чтобы авторитетно (пока общество толпо-“элитарное” это неизбежно) управлять инвестиционными потоками “успешных” и быть успешными самим, не становясь при этом аполитичными обывателями-потребителями или новой “элитой”.

Это должно не позволить скатиться обществу в новый застой (на радость бюрократам-консерваторам), и должно не позволить создать революционную ситуацию (на радость революционерам, несущим в себе тенденцию стать бюрократами нового режима). Если инвестиции идут в образование и возпитание в духе КОБ, то в этом обществе будет вырабатываться потенциал для преображения.

29 апреля — 6 мая 2005 г.

Внутренний Предиктор СССР

[1] Все они представлены на сайте www.kremlin.ru в разделе «Выступления \ Послания Федеральному Собранию».

[2] С государственной поддержкой «семьи» Б.Н.Ельцина, на наш взгляд, и так всё обстоит вполне благополучно, хотя возможно, что «семья» желает большего.

[3] “Бедные” и несчастные банки имеют 3 %-ную прибыль и то не по всем, а только по части выдаваемых ими кредитов; по остальным кредитам они получают настолько больше 3 %, что в большинстве случаев из получаемой прибыли компенсируют убытки по кредитам, не возвращённым разорившимися должниками. В то же самое время производящие отрасли на грани банкротства всё из-за той же 12 %-ной инфляции.

[4] «Закон и пророки» во времена Христа это — то, что ныне известно под названием “Ветхий завет”.

[5] Это один из примеров того, что невежество и бездумье чиновников не знает границ и приводит к вопросу в отношении большинства из них: Вы дурак или враг народа? — хотя, впрочем, это одно и то же.

[6] Сам при этом оставаясь хорошо прикормленным холопом надгосударственной власти ростовщиков и их идейных вдохновителей.

[7] А ранее в период его премьерства ставки по кредиту превышали и 200 % годовых.

[8] Однако для этого нужны:

· Качественно иная по содержанию экономическая наука (в материалах Концепции общественной безопасности — КОБ — её основы излагаются в работах Внутреннего Предиктора СССР “Мёртвая вода”, “Краткий курс…”, “Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески”, “«Грыжу» экономики следует «вырезать»”, “К пониманию макроэкономики государства и мира” (Тезисы). Эти и другие работы ВП СССР публикуются в интернете на сайтах http://www.mera.com.ru, http://kpe.ru, http://www.vodaspb.ru и http://www.globalmatrix.ru (2005 г.) и разпространяются на компакт-дисках в составе Информационной базы Внутреннего Предиктора СССР

· Политико-экономическая программа, которую такие нравственно-интеллектуальные уроды и калеки как Гайдар, Найшуль, Ясин, Лифшиц, Греф, и Кудрин разработать не могут: им и так комфортно при власти ростовщичества, и кроме того их учили в вузах той экономической науке, которая служит мафии ростовщиков и их идейных вдохновителей. (Что касается наших их характеристик, то если бы это были люди с человеческой нравственностью и адекватно работающим интеллектом, то они придерживались бы иных научных воззрений и на их основе проводили бы качественно иную политику. Поскольку все проблемы социологии в конечном итоге оказываются обусловлены проблемами в психике людей, то приходится давать и «неполиткорректные» характеристики тем, кто пакостит своею деятельностью большинству других людей).

А проведение в жизнь такого рода программы могло бы стать экономической основой свободы и демократии по истине гражданского общества, которого ещё нигде на Земле не было и нет.

[9] Если бы В.В.Путин определился концептуально в пользу власти ростовщической мафии, то у него не было бы причин предлагать эти вопросы к обсуждению: что обсуждать вопросы, которые само собой разумеются и находятся в компетенции не государства, а международной мафии, легализовавшейся в банковском бизнесе? Если будем рулить правильно — мафия оплатит все запросы членов нашей команды…

[10] Например по благословению РПЦ, или иной библейской секты, если она возведёт Россию не только в ранг «третьего Рима», но и в ранг «нового Израиля».

[11] Покойный митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн и ныне здравствующие иерархи, поучительно высказывающиеся по вопросам политики и разрешения проблем общественной жизни.

[12] Дескать, всё имеет цену, а ссудный процент — это всего лишь «цена займа денег» в механизме рыночной саморегуляции; кроме того, не имея доходов по кредиту в виде ссудного процента, банки не смогут существовать, а без них вся современная экономика будет невозможна В действительности без ссудного процента не смогут существовать только те банки, чьи аналитические подразделения заполнены дурнями.

Те банки, чьи аналитические подразделения в состоянии вести анализ инвестиционных проектов и их координацию будут существовать, соучаствуя в реально получаемых прибылях обращающихся к их услугам предприятий; если предприятия будут терпеть убытки, то они будут и соучаствовать в них, что пойдёт только на пользу их аналитическим подразделениям: в них не будет места идиотам и бюрократам. При этом банкиры перестанут быть ростовщиками-паразитами и рабовладельцами.

Но для этого требуется изменение законодательства о финансовой и хозяйственной деятельности.

[13] Т.е. от пастырства РПЦ и «духовного окормления» ею зажравшихся бизнесменов и чиновников государства ничего хорошего тоже ждать не приходится.

[14] Скорее наоборот — личные цели множества бюрократов по принципу «государство — это я» возводятся в ранг целей государственной политики, которую бюрократы делают на корпоративной основе, что и порождает антинародность бюрократических кланово обособившихся от остального общества режимов. Т.е. в утверждении К.Маркса: «государственная цель превращается в его личную цель», — выразилась одна из многих ошибок марксизма.

[15] Мысль о том, что объективная истина «подшита в дело и хранится в архиве», в который имеют доступ только особо доверенные бюрократы, наиболее ярко проявляется в деятельности церковных бюрократий, чьи архивы простираются в прошлое подчас на несколько тысяч лет.

[16] Кто? Где? Когда? С кем? По чём? И т.п.

[17] Лжесоциалистического, а не социалистического, поскольку и те, и другие приверженцы толпо-“элитаризма”, претендующие на роль лидерствующей “элиты” в процессе перехода к провозглашаемому ими тому или иному «светлому будущему», за которое они призывают всех бороться.

[18] Многие приверженцы Концепции общественной безопасности по своему эмоциональному строю тоже тяготеют к пламенным революционерам, но являются своего рода «двурушникам» в том смысле, что интернационал— (глобальность притязаний) и национал— (притязания на построение государственности в масштабах России как базы для глобального проекта) у них соединяются в неком коктейле.

[19] Одна из книг об образе жизни нынешней цивилизации названа «Потреблятство» (Девид Ванн, Джон Де Грааф, Томас Найлор, “ПОТРЕБЛЯТСТВО: Болезнь, угрожающая миру”; перевод с английского Н.Макаровой, издательство «Ультра», 2004 г., 392 стр.):

«Что такое потребительство — образ жизни или заразная болезнь? Зачем люди покупают вещи: потому что они в них нуждаются, или потому, что в них нуждается пожирающий их микроб потреблятства? Группа американских журналистов создала телевизионное шоу, в котором изучала поведение своих соотечественников — самых оголтелых и безудержных потребителей современности. На основе этого цикла передач и возникла книга, разсказывающая о механизмах, вгоняющих общество в штопор безудержного потребительского азарта, удовлетворяемого за счёт всего остального человечества» (из анонса на выход книги в переводе на русский язык).

Как называется эта книга на языке оригинала — мы не знаем, но русское название — эффективное в смысле вызова порицающих «потреблятство» ассоциаций и эмоций, характеризующих его как зло.

[20] Требуется система принудительного лечения от алкоголизма и наркомании и индивидуально ориентированные программы помощи в их социальной реабилитации. Для того, чтобы эта категория не воспроизводилась в новых поколениях, необходима государственная программа отрезвления общества и пропаганды абсолютной трезвости, против чего встанет весь алкогольный бизнес и изрядная доля «культурно» пьющих и курящих.

[21] Ими могут быть конкурирующие бюрократии зарубежных государств; внутренняя оппозиция, претендующая на осуществление иного режима паразитизма в своём государстве; силы, стремящиеся к искоренению паразитизма из жизни общества (выступая против них, всякая бюрократия выступает против Бога).

[22] Тех, кто либо не «смог поступиться принципами», либо настолько обленился и отупел, что не смог найти себе место в сложившемся после 1991 г. устройстве жизни общества.

[23] То обстоятельство, что «национальной идеи» у бюрократии нет, проявляется в том, что она не может её выразить в слове, соответственно и в политике она не может выразить ничего кроме своих кланово-корпоративных интересов.

[24] Что касается КПРФ, то она в этой системе выглядит особенно карикатурно: её руководство в центре и на местах — это бюрократы, которые никак не могут определиться в том, изображать ли им перед толпой реформаторов, либо пламенных революционеров. В Думе они изображают реформаторов, а на митингах — пламенных революционеров, не умея быть ни тем, ни другим.

[25] У Бориса Годунова было намерение построить в Кремле храм Соломона, к срыву которого привела смута начала XVII века, в ходе которой Борис Годунов умер.

[26] В этой связи приведём фрагмент из Послания Президента России Федеральному Собранию 2005 г.:

«Прежде всего, Россия была, есть и, конечно, будет крупнейшей европейской нацией. Выстраданные и завоёванные европейской культурой идеалы свободы, прав человека, справедливости и демократии в течение многих веков являлись для нашего общества определяющим ценностным ориентиром.

В течение трех столетий мы вместе с другими европейскими народами рука об руку, прошли через реформы Просвещения, трудности становления парламентаризма, муниципальной и судебной власти, формирование схожих правовых систем. Шаг за шагом вместе продвигались к признанию и разширению прав человека, к равному и всеобщему избирательному праву, к пониманию необходимости заботы о малоимущих и слабых, к эмансипации женщин, к другим социальным завоеваниям.

Повторю, всё это мы делали вместе, в чём-то отставая, а в чём-то иногда опережая европейские стандарты».

Каждый может понимать этот фрагмент, соотносясь с течением реальной политики, в меру своей осведомлённости, ощущения жизни и осмысления происходящего.

[27] Была приурочена её организаторами к Пуриму 1917 г.

[28] То что при этом погибло некоторое количество «братанов» и их массовка — обычная практика масонской политтехнологии: не способные принять посвящение в более далеко идущие политические проекты и путающиеся под ногами у их заправил — уничтожаются, если сами заблаговременно не нейтрализуют «братанов»-оппонентов в нарушение масонской дисциплины.

[29] Наиболее ярко это выражается в старообрядчестве. Попросите у старовера воды: он воды напиться даст, но потом кружку, из которой Вы пили, если Вы не старовер, — выбросит, как осквернённую.

[30] Как это выглядело в прошлом, показывают примеры монахов Авеля (пророчествовал о перспективах России, жизни и смерти Екатерины II, Павла I, Александра I в период царствования названных монархов) и Серафима Саровского.

[31] В действительности безальтернативность предвидимого ими будущего обусловлена отсутствием адекватной реакции общества на негативные прогнозы: Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не изменят своих помыслов.

[32] На протяжении всей своей истории по настоящее время РПЦ никогда не налагала запрет на ростовщичество во всех его проявлениях, а её монастыри при всей их разноплановой деятельности и сосредоточении в них богатств никогда не обретали статуса общенародных инвестиционных фондов, проводящих инвестиционную политику в интересах всего народа.

[33] Защищая его от некоторых иудейских ортодоксов, которые видят в возникновении Израиля не осуществление Промысла Божиего (в их понимании), а отсебятину евреев-сионистов.