sci_politics ИгорьВасильевичПыхалов65c45d44-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Спецслужбы США

В предлагаемой вниманию читателей книге петербургского исследователя И. В. Пыхалова впервые в полном объёме рассказывается о сообществе спецслужб США. Автор не только раскрывает историю всех наиболее влиятельных организаций (ЦРУ, ФБР, АНБ, РУМО, СС, УНР и многие другие), но и приводит их структуру, биографии руководителей и наиболее известных деятелей.

2001 ru
jurgennt FB Writer v2.2, FB Editor v2.0 MMVIII 93870af0-2936-102b-9d2a-1f07c3bd69d8 1.0

v.1.0 – создание fb2-документа – © Jurgen, февраль 2008 г.

Спецслужбы США Издательский Дом «Нева», «ОЛМА-ПРЕСС» Санкт-Петербург 2002 5-7654-1504-0, 5-224-02591-5 ББК 67.401.212 П94 480 с. Ответственные за выпуск А.И.Колпакиди, Я.Ю.Матвеева Корректор В.А.Розенберг Вёрстка И.В.Пыхалов Подписано в печать 11.11.2001 Тираж 7000 экз.

Игорь Пыхалов

Спецслужбы США

Предисловие автора

В сегодняшнем мире любое сколько-нибудь солидное государство обязательно имеет силовые структуры: во-первых, армию и, во-вторых, спецслужбы. Почему сложился такой порядок вещей? Потому, что у каждой страны, у населяющего ее народа есть свои собственные жизненные интересы, которые могут отличаться от интересов других стран и народов, и более того, вступать с ними в конфликт. И которые надо при необходимости защищать, в том числе и силовым путем.

Вполне естественно, что Соединенные Штаты, которые являются на сегодня единственной сверхдержавой и претендуют на мировую гегемонию, имеют особенно мощную и разветвленную сеть спецслужб. И созданы все эти разнообразные и многочисленные управления, агентства и бюро отнюдь не для защиты идеалов свободы и демократии во всем мире, а для защиты интересов США. А все рассуждения насчет «общечеловеческих ценностей» – не более, чем пропагандистская дымовая завеса, что наглядно продемонстрировал недавний пример с агрессией против Югославии, когда западная политика двойных стандартов проявилась особенно наглядно.

Популярный американский писатель Томас Клэнси, в боевиках которого (кстати, рекомендованных президентом США Джорджем Бушем-старшим для чтения курсантам американских военных училищ) значительная роль отведена действиям спецназа, логично обосновывает право «зеленых беретов» на уничтожение всякого неугодного США лица в любой точке земного шара. При этом, по мнению его персонажей, при проведении спецопераций главное – выполнить задание, вторым по приоритетности фактором является минимизация собственных потерь, а жизни окружающего гражданского населения стран, где проводятся спецоперации, следует сохранять лишь в той мере, в которой это не мешает достижению цели.

Тем не менее, из сказанного выше вовсе не следует делать вывод, будто американцы – звери и нелюди. Просто они действуют как прагматики, а то, что слишком нахраписто – так это потому, что не встречают должного отпора.

Однако у России и живущих в ней граждан тоже есть свои собственные интересы. Это надо понимать, и ни в коем случае этого не стыдиться. Разве будет кто-нибудь удивляться или возмущаться тому факту, что для человека его семья дороже остальных людей? Разве удивительно, если для гражданина его Родина дороже, чем другие страны? Поэтому вполне естественно, что каждый порядочный человек, если он родился и вырос в России, желает видеть ее независимой, сильной и процветающей державой.

Совпадают ли эти наши желания с желаниями американцев? «Да, совпадают!» – уверяют нас доморощенные либеральные идеологи, без устали твердящие, будто нет и не может быть у России каких-либо особых интересов, не совпадающих с интересами пресловутого «мирового сообщества» (под последним, разумеется, подразумеваются лишь страны Запада). Но так ли это на самом деле? Можно ли всерьез верить, будто американские предприниматели мечтают о том времени, когда российские предприятия составят им достойную конкуренцию на мировых рынках? А американские политики и генералы? Их до сих пор преследует кошмар возможного возрождения России как ядерной сверхдержавы.

Вот и получается, что на самом деле коренные интересы американцев прямо противоположны нашим: США хотели бы видеть Россию не сильной и процветающей, а слабой и зависимой. Какой она сейчас и является. Разумеется, окончательно добивать нас сегодня им резона нет – у Соединенных Штатов есть и другие враги, к примеру, тот же Китай или мир Ислама. Против них им Россия очень даже пригодится в качестве пушечного мяса.

Именно поэтому автор этой книги не может и не желает придерживаться позиции нарочитого нейтралитета. В моих глазах агент ЦРУ – это враг моей страны, а честно выполняющий свой долг сотрудник ФСБ – защитник Отечества. Точно так же и сотрудники американских спецслужб, работавшие на советскую или российскую разведку, несмотря на их личные недостатки, объективно являются «нашими». Таким образом, данный справочник – это книга о противнике, причем противнике сильном, коварном и безжалостном.

Теперь некоторые замечания технического характера, касающиеся перевода терминов. Автор стремился в максимальной степени придерживаться общепринятых в русскоязычной литературе вариантов названий ведомств. В некоторых случаях это приводит к нарушению единообразия. Так, например, в названиях «Central Intelligence Agency» и «Defense Intelligence Agency» слово «agency» переводится как «управление» (соответственно, «Центральное разведывательное управление» и «Разведывательное управление Министерства обороны»), в то время, как «National Security Agency» – это «Агентство национальной безопасности». Такие варианты переводов сложились исторически, и вряд ли стоит сегодня пытаться их «исправить».

Термин «Office», как правило, переведен как «отдел». Исключением являются лишь случаи, когда это самостоятельные организации, например «Office of Homeland Security» или «National Reconnaissance Office» (соответственно, «Управление внутренней безопасности» и «Управление национальной разведки»).

Структурная единица ЦРУ, РУМО и некоторых других спецслужб «Directorate» переведена как «директорат», хотя в литературе встречаются и такие варианты перевода, как «главное управление» или «управление».

Наконец, необходимо пояснить еще один момент. Дело в том, что начальники директоратов или управлений по своему статусу одновременно являются заместителями или помощниками директоров соответствующих американских разведывательных ведомств. Так например, официальным названием должности начальника Разведывательного директората ЦРУ является «заместитель директора ЦРУ по разведке». А поскольку у руководителей столь крупных подразделений, в свою очередь, тоже имеются заместители и помощники, то в результате для обозначения должностей последних приходится использовать не слишком удачно звучащие словесные конструкции, такие, как «помощник заместителя директора» или «заместитель помощника директора». Это не издевательство, а всего лишь точный перевод терминов.

Управление внутренней безопасности (УВБ)

(Office of Homeland Security)

События 11 сентября 2001 года наглядно продемонстрировали неспособность американских спецслужб в их нынешнем состоянии справиться с угрозой терроризма. Таким образом, возникла необходимость принятия тех или иных организационных мер.

21 сентября, выступая перед Конгрессом США, президент Джордж Буш-младший объявил о создании нового федерального ведомства – Управления внутренней безопасности (Office of Homeland Security), которое должно координировать действия различных федеральных агентств, отвечающих за все, что связано с безопасностью страны. Руководитель УВБ будет иметь ранг министра и подчиняться напрямую президенту США.

Возглавил новую структуру бывший губернатор штата Пенсильвания и личный друг Буша Томас Ридж. Рабочий кабинет Риджа будет находиться в западном крыле Белого дома, где расположены все кабинеты ближайших помощников Буша.

В чем будут заключаться функции нового управления? Как сказал в своем выступлении президент Буш, «Я хочу, чтобы в чрезвычайной ситуации у нас был человек, способный снять телефонную трубку и быстро убедиться, что власти штата и городские власти знают, что им делать в этой ситуации, что аварийные службы находятся на пути к месту действия». Однако этот вовсе не значит, что УВБ планируется как некий американский аналог нашего Министерства по чрезвычайным ситуациям. Его полномочия гораздо шире. Новая структура будет координировать работу всех государственных ведомств, занимающихся вопросами внутренней безопасности, включая ЦРУ и ФБР. На сегодняшний день таковых более 40.

Как член кабинета министров, глава УВБ станет основным советником президента по всем вопросам, касающимся борьбы с терроризмом и другим проблемам внутренней безопасности. Он будет иметь доступ ко всей разведывательной информации, касающейся данных проблем.

Однако не следует и преувеличивать ту роль, которую займут УВБ и лично Томас Ридж в системе американских спецслужб. Сегодня многие российские средства массовой информации утверждают, будто бы новая структура объединит в своем составе упомянутые 40 ведомств, что «УВБ подчинило себе всех». Те, кто так пишет, демонстрируют тем самым полное непонимание американских реалий, а также истории развития спецслужб США.

Как известно, одним из ключевых элементов пресловутого «американского образа жизни» является культ индивидуализма и независимости. Иногда он доходит почти до абсурда. В самом деле, можно ли себе представить великую державу, не имеющую централизованной полиции? А между тем, в первые сто с лишним лет существования США дело обстояло именно так. Постепенно взявшее на себя эту роль Бюро расследований (предшественник нынешнего ФБР) было создано лишь в 1908 году. И то многие тогдашние конгрессмены расценили эту робкую попытку централизации как покушение на основы американской демократии!

То же самое и с разведывательной деятельностью. Кто только в США 20-го века не занимался разведкой – начиная от командующих родами войск и кончая министерством финансов! И при этом каждый владелец собственной разведслужбы ревниво оберегал свое детище от всяких посягательств на его независимость. Достаточно было в конце 2-й мировой войны генералу Уильяму Доновану выступить с вполне разумной идеей создания общенациональной разведывательной организации, как американские газеты тут же разразились серией инспирированных публикаций, изображавших эту инициативу как некий зловещий заговор с целью ни более, ни менее, как создания некоего «американского гестапо».

Таким образом, история американских спецслужб – это история постоянного поиска компромиссов между практической целесообразностью, требующей их централизации, и исконной американской тягой к независимости. Так, с одной стороны, созданное в 1947 году ЦРУ является той самой общенациональной разведкой, о которой мечтал Донован. Но с другой стороны, оно было образовано не путем слияния имевшихся на тот момент мелких разведслужб, а создано параллельно с ними.

Аналогичная история произошла и при создании в 1961 году Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО). Оно тоже первоначально планировалось как организация, призванная заменить собой разведки родов войск, отсутствие тесного взаимодействия между которыми стало к тому времени «головной болью» американского командования. И что же вышло на деле? РУМО было создано, но и разведки родов войск тоже сохранились.

Точно так же и УВБ не заменит собой разношерстный набор из 40 с лишним ведомств, занимающихся вопросами внутренней безопасности, и даже не подчинит их в жесткой иерархической системе, а всего лишь будет координировать их деятельность в этой области. Подобно тому, как ЦРУ координирует деятельность всех американских ведомств, занимающихся разведкой, а ФБР – контрразведкой. Таким образом, можно сказать, что по своему положению новая структура займет примерно тот же уровень, что и ЦРУ с ФБР, хотя формально статус главы УВБ более высок, чем у руководителей последних (директор ЦРУ тоже подчинен президенту напрямую, но не имеет статуса министра, а директор ФБР подчиняется генеральному прокурору). И вопрос о том, кто из американских спецслужб «главнее», будет в основном определяться личными качествами их лидеров. Так было и раньше – попробовал бы, к примеру, кто-нибудь из директоров ЦРУ покомандовать всесильным шефом ФБР Эдгаром Гувером.

Сегодня в этом отношении «царь внутренней безопасности» (как окрестили Риджа американские СМИ) имеет явное преимущество: нынешний директор ЦРУ Джордж Тенет – креатура президента-демократа Клинтона, к тому же он во многом лично ответственен за то, что «проворонил» террористов, а директор ФБР Роберт Мюллер вступил в должность лишь 5 сентября. Кроме того, Ридж – личный друг Буша-младшего, ему симпатизируют Сенат и Конгресс, которые уже одобрили свои варианты нового закона о борьбе с терроризмом, предусматривающего разные «антидемократические» меры по части слежки и прослушивания телефонных разговоров, а также готовы поддержать УВБ материально, выделив средства для деятельности Управления.

Кстати, о финансах. Некоторые российские СМИ поспешили сообщить, что бюджет УВБ якобы составит 52 млрд. долларов. Ход их рассуждений, очевидно, был следующим: в связи с событиями 11 сентября было выделено 40 млрд. долларов, совокупный бюджет ведомств, чью деятельность будет координировать УВБ – свыше 11 млрд., следовательно, бюджет УВБ будет равен сумме этих двух цифр.

По этому поводу остается лишь вспомнить русскую пословицу «Слышал звон, да не знает, где он». Действительно, 14 сентября Конгресс выделил 40 млрд. долларов. Однако эти средства предназначены, в первую очередь, для ликвидации последствий терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, а также для финансирования мероприятий по предотвращению новых терактов. В частности, из этой суммы 2,5 млрд. планируется выделить американским авиакомпаниям – на меры по повышению безопасности.

Вторая цифра – 11 млрд. – также не имеет отношения к бюджету УВБ, поскольку, как мы уже выяснили, новое управление будет лишь координировать деятельность этих ведомств, а не включит их в свой состав.

Чему же будет равен бюджет нового Управления? Скорее всего, официальных сведений на этот счет вообще не поступит – бюджеты большинства американских спецслужб засекречены, имеются лишь их неофициальные оценки.

8 октября Ридж принес присягу в качестве директора нового Управления, а на следующий день он уже объявил о назначении своих заместителей. Ими стали Ричард Кларк (Richard Clarke) и Вейн Даунинг (Wayne Downing).

Ричард Кларк до этого работал специальным советником по компьютерной безопасности Совета Национальной Безопасности (СНБ) США. В УВБ он будет отвечать за борьбу с компьютерным терроризмом и защиту американских информационных сетей. Как заявил по этому поводу Ридж: «Защита информационных сетей жизненно важна. Прекратите их работу – и вы закроете ту Америку, которую мы знаем».

Вейн Даунинг – бывший армейский генерал, ушедший в отставку в 1996 году, считается специалистом по контртеррористическим операциям. В этом качестве он и будет использоваться в УВБ. Ридж охарактеризовал его так: «лидер, который понимает терроризм, знает, как террористы организованы, и что делать, чтобы нанести им поражение».

Биография директора УВБ

Ридж, Томас

• (Ridge, Thomas)

Род. в 1945.

Родился в г. Питтсбурге, штат Пенсильвания, в рабочей семье. Затем семья переехала в город Эри того же штата. Окончил католическую школу. В 1967 г. окончил с отличием Гарвардский университет и поступил в юридическую школу Диккинсона. После окончания первого курса был призван в армию. Служил в пехоте, воевал во Вьетнаме. Получил звание штаб-сержанта. Награжден медалью «Бронзовая звезда» за храбрость.

После демобилизации закончил обучение в школе Диккинсона и получил юридическое образование. Работал помощником окружного прокурора в округе Эри.

В 1982 г. избран в Конгресс США. Республиканец. В 1983–1995 гг. – конгрессмен, переизбирался 6 раз подряд.

В 1994 г. избран губернатором штата Пенсильвания. 17 января 1995 г. приведен в этом качестве к присяге.

В ноябре 1998 г. переизбран на новый срок. 19 января 1999 г. приведен к присяге.

Во время президентских выборов 1996 и 2000 гг. Томас Ридж рассматривался Республиканской партией в качестве одной из возможных кандидатур на пост вице-президента.

Будучи губернатором, Томас Ридж последовательно проводил политику, соответствующую тому, что принято называть «консервативными ценностями». Так, он утвердил более 200 смертных приговоров и выступал за сокращение сроков приведения смертных приговоров в исполнение – сегодня, как известно, между вынесением приговора и самой казнью проходит в среднем 10 лет.

Губернатор Ридж также боролся за уменьшение числа профессиональных тунеядцев, сидящих на «велфэре». За время его губернаторства с «велфэра» было снято 210 тысяч семей. Сейчас количество сидящих на «велфэре» жителей Пенсильвании – минимальное за последние 30 лет. С другой стороны, Ридж, который сам во время учебы в Гарварде получал стипендию, уделял большое внимание финансированию учебных заведений родного штата.

21 сентября 2001 г. назначен президентом Джорджем Бушем-младшим главой Управления внутренней безопасности.

5 октября Ридж сложил с себя полномочия губернатора Пенсильвании (этот пост занял бывший до этого вице-губернатором Марк Швейкер (Mark Schweiker)), а 8 октября приведен к присяге в качестве руководителя нового ведомства.

Женат, имеет двоих детей.

Разведывательное сообщество

(Intelligence Community)

За прошедшие десятилетия у большинства советских (а затем и российских) читателей сложилось не совсем верное представление о том, кто в США занимается разведкой и контрразведкой. В самом деле, всем известно о существовании ЦРУ. Большинство также знает о существовании ФБР. Однако лишь немногие смогут назвать такие крупные и влиятельные американские спецслужбы, как АНБ и РУМО. А уж о том, что, помимо перечисленных организаций, разведкой в США занимается еще дюжина ведомств, знают только специалисты, а также те, кто всерьез интересуется историей разведки.

Разведывательное сообщество – принятое в США официальное наименование целого ряда различных ведомств, занимающихся разведкой. Основы его структуры были сформулированы в Законе о национальной безопасности, принятом 26 июля 1947 года.

Кто же входит в это сообщество? Заинтересовавшийся подобным вопросом читатель после просмотра публикаций на данную тему, особенно русскоязычных, скорее всего останется в изрядном недоумении. В самом деле, мало того, что сами списки членов Разведывательного сообщества, приводимые в разных источниках, существенно отличаются друг от друга, в них не совпадает даже количество называемых организаций! То ли их 11, то ли 13, а может, и все 18 – каждую из этих цифр можно при желании отыскать в современной литературе, посвященной спецслужбам.

Сказанное отнюдь не умаляет компетентность пишущих на эту тему авторов. Дело здесь вовсе не в их недобросовестности. Просто сам предмет исследований таков, что создается впечатление, будто кто-то задался целью максимально затруднить его формальное описание.

Как известно, одним из ключевых элементов пресловутого «американского образа жизни» является культ индивидуализма и независимости. Иногда он доходит почти до абсурда. В самом деле, можно ли себе представить великую державу, не имеющую централизованной полиции? А между тем, в первые сто с лишним лет существования США дело обстояло именно так. Постепенно взявшее на себя эту роль Бюро расследований (предшественник нынешнего ФБР) было создано лишь в 1908 году. И то многие тогдашние конгрессмены расценили эту робкую попытку централизации как покушение на основы американской демократии!

То же самое можно сказать и о разведывательной деятельности. Кто только в 20-м веке не занимался в США разведкой, начиная от командующих родами войск и кончая министерством финансов! И при этом каждый руководитель конкретной разведслужбы ревниво оберегал свое детище от всяких посягательств на его независимость. Достаточно было в конце 2-й мировой войны генералу Уильяму Доновану выступить с вполне разумной идеей создания общенациональной разведывательной организации, как американские газеты тут же разразились серией инспирированных публикаций. В них его инициатива была представлена как некий зловещий заговор, целью которого является не что иное, как создание «американского гестапо».

Таким образом, историю Разведывательного сообщества США можно рассматривать как историю постоянного поиска компромиссов между практической целесообразностью, требующей централизации спецслужб, и исконной американской тягой к независимости. Так, с одной стороны, созданное в 1947 году ЦРУ является той самой общенациональной разведкой, о которой мечтал Донован. Но, с другой стороны, оно было образовано не путем слияния имевшихся на тот момент мелких разведслужб, а создано параллельно с ними, не заменило собой их пестрый конгломерат, а, так сказать, было поставлено над ними «сверху».

Аналогичная история произошла и при создании в 1961 году Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО). Оно тоже первоначально планировалось как организация, призванная заменить собой разведки родов войск, отсутствие тесного взаимодействия между которыми стало к тому времени «головной болью» американского командования. И что же вышло на деле? РУМО было создано, но и разведки родов войск тоже сохранились.

В результате, к сегодняшнему дню американское Разведывательное сообщество обладает довольно своеобразной структурой, при взгляде на которую поневоле напрашивается аналогия с некой средневековой феодальной монархией, имеющей запутанные горизонтальные и вертикальные связи между вассалами и сеньорами.

Тем не менее, следует признать, что «система работает». На протяжении второй половины 20-го века Разведывательное сообщество так или иначе, но со своими обязанностями справлялось. Более того, оно сумело обеспечить США победу в «холодной войне».

Однако, с другой стороны, если сравнить полученные спецслужбами США результаты с затраченными на их финансирование средствами, а затем сопоставить их с достижениями спецслужб менее богатых государств, например СССР, то поневоле приходится признать – КПД американской разведки весьма и весьма низок, и успехов своих она добивалась и добивается, перефразируя известную поговорку, не умением, а числом (сотрудников, денег, оборудования и т. п.).

Наконец, говоря о Разведывательном сообществе, хочется еще раз вспомнить старую русскую пословицу: «У семи нянек дитя без глаза!». История американских спецслужб и раньше не раз доказывала ее справедливость, но особенно наглядно это проявилось 11 сентября 2001 года.

Итак, какие же организации входят сегодня в Разведывательное сообщество США? Согласно закону № 12333 от 4 декабря 1981 года «О разведывательной деятельности Соединенных Штатов» (часть 3, параграф 4, пункт «f»), это:

«1) Центральное разведывательное управление (Central Intelligence Agency).

2) Агентство национальной безопасности (National Security Agency).

3) Разведывательное управление Министерства обороны (Defense Intelligence Agency).

4) Отделы внутри Министерства обороны для сбора специализированной внешней разведывательной информации.

5) Управление разведки и исследований (Bureau of Intelligence and Research) Государственного департамента.

6) Разведывательные подразделения армии, ВМС, ВВС, корпуса морской пехоты, Федеральное бюро расследований (Federal Bureau of Investigation), Министерство финансов и Министерство энергетики.

7) Штабные подразделения при директоре центральной разведки».

Рассмотрим в общих чертах каждую из названных позиций, а заодно и попытаемся ответить на вопрос, сколько же все-таки организаций входит в сообщество.

Центральное разведывательное управление подчинено непосредственно президенту США и не входит в состав ни одного из американских министерств. Из других американских спецслужб такой статус имеет лишь спешно создаваемое после событий 11 сентября Управление внутренней безопасности (Office of Homeland Security).

Агентство национальной безопасности подчиняется Министерству обороны, хотя, как обычно подчеркивается, оно «не является его частью». Однако уже здесь нас ожидают первые арифметические сложности: директор АНБ по своей должности одновременно возглавляет и Центральную службу безопасности (Central Security Service). Соответственно, возникает вопрос: рассматривать ли АНБ и ЦСБ как два разных члена сообщества, или же считать их одной организацией? Обычно авторы публикаций выбирают второй вариант. Однако и первый нельзя считать ошибочным.

Разведывательное управление Министерства обороны во всех источниках рассматривается как самостоятельная организация, определение места которой в структуре сообщества обычно не вызывает сложностей.

Что же касается следующей позиции списка, то в настоящее время под «отделами внутри Министерства обороны» принято рассматривать следующие организации. Во-первых, Управление национальной разведки (National Reconnaissance Office). Под этим туманным названием скрывается служба, занимающаяся аэрокосмической разведкой. В русскоязычной литературе часто встречаются такие ее названия, как «Национальное бюро аэрокосмической разведки», «Национальное управление воздушно-космической разведки» и некоторые другие. Во-вторых, созданное в 1996 году Национальное управление видовой и картографической информации (National Imagery and Mapping Agency).

Управление разведки и исследований Государственного департамента, как и упоминавшееся выше Разведывательное управление Министерства обороны, является самостоятельной структурной единицей сообщества.

Организации, представленные в шестой позиции списка, требуют более подробного рассмотрения. По линии Министерства обороны сюда относятся:

• Разведка сухопутных сил (Army Intelligence).

• Разведка ВМС (Navy Intelligence).

• Разведка ВВС (Air Force Intelligence).

• Разведка корпуса морской пехоты (Marine Corps Intelligence).

Следует также отметить, что, помимо названных, имеется еще и Разведка береговой охраны (Coast Guard Intelligence). Однако три из указанных организаций, имеющие отношение к «морской разведке», – собственно ВМС, морской пехоты и береговой охраны – объединены в единую структуру.

ФБР подчинено возглавляющему Министерство юстиции генеральному прокурору США. Но в то же самое время Федеральному бюро расследований в оперативном плане подчиняется Разведывательное управление Администрации по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration).

Из Министерства финансов в Разведывательное сообщество входят Управление разведывательного обеспечения (Office of Intelligence Support), а также Секретная служба США (United States Secret Service), которая, с одной стороны, не имеет отношения к специальной разведывательной деятельности, однако с другой – непосредственно упомянута в одном из пунктов закона № 12333.

Наконец, Министерство энергетики также занимается сбором разведданных – в области, связанной с вопросами атомной безопасности.

Что же касается штабных элементов, то о них будет подробно рассказано чуть ниже.

Таким образом, как это видно из приведенных комментариев, однозначный ответ на вопрос о количестве членов Разведывательного сообщества дать весьма затруднительно. Однако, если буквально подходить к содержанию закона № 12333, то цифра «13» представляется наиболее корректной.

Тем не менее в данной книге будет рассказано и о Секретной службе США, и о Разведке береговой охраны, и об Управлении по борьбе с наркотиками, поскольку если эти организации и не являются полноценными членами Разведывательного сообщества, то уж в категорию «американских спецслужб» попадают однозначно.

Как же организовано управление всем этим разношерстным конгломератом?

Президент США и Совет национальной безопасности (СНБ) определяют основные направления практической деятельности Разведывательного сообщества. Они утверждают все важнейшие тайные операции, проводимые спецслужбами, а иногда выступают их инициаторами и следят за их реализацией.

СНБ был учрежден в соответствии с Законом о национальной безопасности от 26 июля 1947 года. В его состав входит президент, вице-президент, государственный секретарь и министр обороны. Кроме того, на заседаниях СНБ постоянно присутствуют без права голоса министр финансов и помощник президента по национальной безопасности. Председатель Объединенного комитета начальников штабов является официальным советником СНБ по военным вопросам, а директор ЦРУ – советником по вопросам разведки.

СНБ вырабатывает рекомендации для президента в области внутренней, внешней и оборонной политики, имеющие непосредственное отношение к национальной безопасности. Совет выступает от имени президента, являясь высшей руководящей инстанцией для всех служб внешней разведки и контрразведки в Соединенных Штатах.

При СНБ существует свой штаб, организующий работу Совета и возглавляемый советником президента по национальной безопасности.

Помимо СНБ при президенте США существуют еще два совещательных органа. Во-первых, это Президентский консультативный совет по внешней разведке (ПКСВР), созданный 6 февраля 1956 года президентом Эйзенхауэром. Первоначально он назывался Советом консультантов по проблемам внешней разведки при президенте. Членами этого совета стали крупные специалисты в области экономики, международных отношений и разведки. Нынешнее наименование ПКСВР получил уже в 60-е годы во время президентства Джонсона.

Как известно, во второй половине 70-х годов, после ряда скандальных разоблачений и расследования, проведенного в Сенате комиссией Черча, спецслужбы США подвергались гонениям. На этой волне президент Картер в мае 1977 года принял решение об упразднении ПКСВР. Вместо него в 1978 году был создан другой совещательный орган – Совет по надзору за разведкой, состоящий из трех членов, назначаемых президентом, и призванный рассматривать все вопросы, связанные с соблюдением законности в деятельности американского Разведывательного сообщества.

При новом президенте США Рональде Рейгане американские «бойцы невидимого фронта» вздохнули свободнее. Постепенно снимая ограничения на деятельность спецслужб США, наложенные его предшественником, Рейган восстановил и ПКСВР. Это произошло 20 октября 1981 года. Теперь членами консультативного совета стали 19 «видных граждан», приглашенных со стороны, а не из правительственных структур. Американский журналист Боб Вудворд позже охарактеризовал членов этого совета как «надпартийную группу влиятельных старцев, перед которыми Белый дом чувствовал себя обязанным».

С тех пор оба совещательных органа – ПКСВР и Совет по надзору за разведкой – существуют параллельно, при этом председатель Совета по надзору одновременно является и членом ПКСВР. Члены ПКСВР работают на общественных началах, не получая за свою деятельность никакого денежного вознаграждения.

Непосредственное руководство и координация работы Разведывательного сообщества осуществляются директором центральной разведки. По своему статусу эту должность занимает директор ЦРУ. Он считается главным советником президента и СНБ по всем вопросам разведдеятельности и тайных операций за рубежом. В функции директора центральной разведки входят подготовка на основе директив СНБ конкретных указаний разведывательным органам, руководство разработкой сводной программы их деятельности за рубежом, составление в соответствии с ней проекта бюджета Разведывательного сообщества в целом и распределение средств между входящими в него организациями.

Как выглядят отношения директора ЦРУ с главами других американских спецслужб с точки зрения субординации? По-разному. С директором ФБР он находится в примерно одинаковой «весовой категории». Руководители РУМО и АНБ стоят как бы рангом пониже, еще ниже – директора разведок родов войск, УНР и НУВКИ.

1-й заместитель директора ЦРУ в прямом смысле замещает своего шефа во всех ипостасях – и как главу ЦРУ, и как руководителя Разведывательного сообщества. Вместе с тем, в 1997 году была введена новая должность – заместитель директора центральной разведки по управлению сообществом. Эта должность не входит в штат ЦРУ, занимающий ее чиновник является заместителем директора ЦРУ только по вопросам, касающимся руководства Разведывательным сообществом.

Заместитель директора по управлению сообществом назначается на свою должность президентом США и утверждается Сенатом. Ему непосредственно подчиняются помощник по административным вопросам, помощник по сбору данных, помощник по анализам и продукции (ADCI for Analysis and Production), а также исполнительный директор по делам Разведывательного сообщества. Последний возглавляет Штаб управления сообществом, о котором речь пойдет чуть ниже.

Не входит в штат ЦРУ и помощник директора центральной разведки по военным вопросам, в чьи обязанности входит координировать усилия Разведывательного сообщества по обеспечению командования вооруженных сил США своевременными и точными данными разведки. Эта должность была введена в 1995 году.

Непосредственно при директоре центральной разведки действуют два органа – Штаб управления сообществом и Совет национальной разведки.

Штаб управления сообществом (Community Management Staff) был создан 1 июня 1992 года взамен упраздненного Штаба разведывательного сообщества (Intelligence Community Staff). Его основная задача – оказание помощи директору центральной разведки в выполнении его руководящих и координирующих функций по отношению к Разведывательному сообществу. Штаб – независимая структура, он не входит в состав ЦРУ, хотя, как сказано в директиве о его создании, ЦРУ организует административное обеспечение его деятельности. Возглавляющий его исполнительный директор по делам Разведывательного сообщества в свое время подчинялся непосредственно директору ЦРУ, а с 1997 года, как уже было сказано, – заместителю директора центральной разведки по управлению сообществом.

Сотрудники штаба занимаются выработкой общих направлений разведывательной политики, координацией деятельности органов Разведывательного сообщества, обоснованием бюджетных запросов, подготовкой предложений по распределению между спецслужбами запросов потребителей развединформации.

Персонал штаба насчитывает около 250 человек. Расходы на его деятельность составляют примерно 25 млн. долларов в год и финансируются по отдельной статье бюджета Разведывательного сообщества.

Совет национальной разведки (National Intelligence Council) является консультативным органом. Он возглавляется председателем и вице-председателем, и состоит из так называемых офицеров национальной разведки – ведущих специалистов из числа как представителей всех входящих в Разведывательное сообщество организаций, так и неправительственных экспертов.

Институт офицеров национальной разведки был создан в 1973 году. Нынешнее название – Совет национальной разведки – он получил в 1979 году.

Каждый офицер национальной разведки, как правило, является специалистом в своей узкой области (географический регион или конкретная военно-политическая или экономическая проблема). В этом качестве он является советником директора центральной разведки в сфере своей компетенции. Кроме того, офицеры национальной разведки традиционно поддерживают тесный контакт с представителями высшего руководства США и в то же самое время проводят консультации и непосредственно с отдельными функциональными подразделениями Разведывательного сообщества, помогая им лучше удовлетворить запросы высокопоставленных потребителей разведывательной информации.

Как уже упоминалось, для того чтобы внести свежую струю в «застоявшееся ведомственное болото», Совет национальной разведки, помимо профессиональных разведчиков, привлекает в свои ряды и неправительственных экспертов из научного мира и частных фирм.

При директоре центральной разведки существует также ряд межведомственных органов, в которые входят руководящие работники разведслужб. Таких разнообразных советов и комиссий существует больше десятка. Наиболее известные из них – Национальный совет по внешней разведке и Национальный центр контрразведки.

Разведывательное сообщество имеет совокупный бюджет, ежегодно утверждаемый Конгрессом США. Его величина долгие годы была засекречена, однако в 1996 году президент Клинтон дал обещание ее обнародовать. По официальным данным, ассигнования на нужды Разведывательного сообщества составили в 1997 году 26,6 миллиардов, а в 1998 году – 26,7 миллиардов долларов. 1998 год стал и последним годом «гласности» в этом вопросе, после чего американский разведывательный бюджет вновь был засекречен. По имеющимся оценкам, он составил в 1999 году – 29 млрд., а в 2000 году – 29,5 млрд. долларов. Что же касается деталей бюджета сообщества – сколько получает из него каждая конкретная спецслужба – то эти данные никогда не рассекречивались. Опять же по некоторым оценкам, наибольшее финансирование получают Агентство национальной безопасности и Управление национальной разведки. Это связано, в основном, с тем, что в своей работе эти ведомства используют дорогостоящую космическую и радиоэлектронную аппаратуру.

Руководители Разведывательного сообщества

Как уже сказано выше, возглавляющий Разведывательное сообщество США директор центральной разведки одновременно является и директором ЦРУ. Поэтому список глав центральной разведки и их биографии приведены в разделе книги, посвященной Центральному разведывательному управлению.

Совет национальной разведки

(National Intelligence Council)

Совет национальной разведки является консультативным органом, призванным давать экспертные оценки по тем или иным вопросам и проблемам, встающим перед Разведывательным сообществом. Не удивительно, что в его состав стараются привлечь самых лучших специалистов, которые, хоть и называются офицерами национальной разведки, могут не только не иметь никакого отношения к разведке в своей предыдущей карьере, но и вообще не состоять на государственной службе.

Совет национальной разведки непосредственно подчинен директору ЦРУ как главе Разведывательного сообщества США. Однако, помимо докладов директору ЦРУ, эксперты Совета могут, по мере необходимости, работать и в прямом контакте с организациями и подразделениями Разведывательного сообщества.

На сегодняшний день структура Совета национальной разведки выглядит следующим образом. Во главе его находятся председатель и вице-председатель, назначаемые на свои должности директором ЦРУ.

В функции председателя входит разработка проекта бюджета Совета, представление на утверждение директору ЦРУ кандидатур на должности офицеров национальной разведки, оценка работы каждого из них, утверждение исходящей из Совета аналитической продукции, а также разработка плана работы и контроль за его выполнением. По роду своей деятельности председатель Совета тесно сотрудничает с помощником директора центральной разведки по анализам и продукции или же может совмещать оба эти поста.

Помимо председателя и вице-председателя, в руководство Совета национальной разведки входит директор по оценкам, чьей обязанностью является повседневный контроль за выдаваемой Советом аналитической продукцией.

С 1997 года вплоть до недавнего времени председателем Совета национальной разведки (и одновременно помощником директора центральной разведки по анализам и продукции) являлся Джон К. Гэннон (John C. Gannon). Однако в июне 2001 года он ушел в отставку. 3 августа 2001 года директор ЦРУ Джордж Тенет объявил о назначении новым председателем Совета Джона Л. Хелгерсона (John L. Helgerson), который в 1989–1993 гг. был заместителем директора ЦРУ по разведке. Его подробная биография приведена в разделе, посвященном ЦРУ.

Пост вице-председателя Совета национальной разведки занимает Эллен Лейпсон (Ellen Laipson), директор по оценкам в настоящее время – Стюарт Э. Коэн (Stuart A. Cohen). Последний является также офицером национальной разведки по особым поручениям.

В состав Совета входят следующие офицеры национальной разведки:

• Африка – Роберт Гордон Хоудек (Robert Gordon Houdek);

• Ближний Восток и Южная Азия – Пол Р. Пиллар (Paul R. Pillar);

• Восточная Азия – Роберт Саттер (Robert Sutter);

• Европа – Барри Ф. Лоуенкрон (Barry F. Lowenkron);

• Латинская Америка – Фултон Армстронг (Fulton Armstrong);

• Россия и Евразия – Джордж Колт (George Kolt);

• вопросы, связанные с военными конвенциями – Джон Лэндри (John Landry);

• наука и техника – Лоуренс Гершвин (Lawrence Gershwin);

• предупреждение о кризисных ситуациях – Роберт Виккерс (Robert Vickers);

• стратегические и ядерные программы – Роберт Д. Уолпоул (Robert D Walpole);

• экономика и глобальные проблемы – Дэвид Гордон (David Gordon);

• по особым поручениям – Стюарт Э. Коэн (Stuart A. Cohen).

Биографии членов Совета национальной разведки

Гэннон, Джон К.

• (Gannon, John C.)

В 1966 г. окончил Колледж Святого Креста, получив степень бакалавра психологии. Позднее получил степени магистра истории и доктора философии в Университете Вашингтона в Сент-Луисе. Научные исследования Дж. Гэннона были посвящены Латинской Америке, в частности, докторская диссертация – эволюции политических партий Ямайки.

В качестве члена добровольческого корпуса иезуитов преподавал социальные науки в школе 2-й ступени на Ямайке. Также преподавал в средней школе в Сент-Луисе. Свободно владеет испанским языком.

Служил в Юго-Восточной Азии в качестве офицера ВМС. Позднее, находясь в резерве ВМС, был инструктором по навигации в Военно-морской офицерской школе в Ньюпорте (Род-Айленд).

Принимал активное участие в общественной жизни в Фолс Черч (Вирджиния), работая в городском совете, а также председателем плановой комиссии.

Занимал ряд постов в Разведывательном директорате ЦРУ, работая в отделе Европы, отделе экономических исследований, а также как аналитик по Латинской Америке.

В 1992–1996 гг. – начальник отдела Европы Разведывательного директората.

В 1996–1997 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

С июля 1997 г. – председатель Совета национальной разведки, а с июня 1998 г. – одновременно помощник директора ЦРУ по анализам и продукции.

В июне 2001 г. ушел в отставку.

Лейпсон, Эллен

• (Laipson, Ellen)

Окончила Корнеллский университет, получив степень бакалавра искусств. Позднее получила степень магистра искусств в Школе изучения международных отношений Университета Джона Гопкинса. Владеет французским и арабским языками, а также ивритом.

В 1977–1979 гг. – сотрудница штаба сенатора Джозефа Бидена.

С 1979 г. работала в Библиотеке Конгресса США – сначала в исследовательской службе в качестве специалиста по проблемам Среднего Востока и Северной Африки, затем занимала ряд руководящих постов в управлениях иностранных дел и национальной обороны.

Позднее поступила на службу в Госдепартамент, где работала в Штабе политического планирования и в Бюро разведки и исследований в качестве аналитика по проблемам греко-турецких отношений.

В 1990–1993 гг. – офицер национальной разведки по Ближнему Востоку и Южной Азии.

В 1993–1995 гг. – директор по делам Ближнего Востока и Южной Азии штаба СНБ.

В 1995–1997 гг. – специальный помощник постоянного представителя США в ООН Мадлен Олбрайт.

С июля 1997 г. – вице-председатель Совета национальной разведки.

Имеет ряд журнальных публикаций по проблемам Среднего Востока, Северной Африки и Восточного Средиземноморья.

Стюарт Э. Коэн

• (Stuart A. Cohen)

Окончил Городской колледж Нью-Йорка, получив степень бакалавра истории. Позднее получил степень магистра искусств в Нью-Йоркском университете и степень магистра государственной администрации в Гарвардском университете. Обучался в аспирантуре Джорджтаунского университета.

Кадровый разведывательный офицер. Занимал должности заместителя офицера национальной разведки по стратегическим программам, заместителя начальника Разведывательного штаба по контролю над вооружениями (Arms Control Intelligence Staff), начальника отделения СССР и Восточной Европы Оперативного директората ЦРУ.

В начале 1980-х гг. был советником по разведке делегации США в руководящих органах НАТО и Специальной консультативной группе.

Специальный помощник директора ЦРУ У. Кейси.

В 1988 г. принимал участие в создании Центра контрразведки при директоре ЦРУ и стал в нем первым начальником Группы контрразведывательных анализов.

Начальник Штаба инспекции и наблюдения.

В 1991 г. стал первым начальником вновь созданного Центра по нераспространению оружия массового уничтожения при директоре ЦРУ.

Заместитель исполнительного секретаря ЦРУ.

С сентября 1998 г. – директор по оценкам и одновременно офицер национальной разведки по особым поручениям.

Хоудек, Роберт Гордон

• (Houdek, Robert Gordon)

В 1961 г. окончил Билойт-колледж (Висконсин), получив степень бакалавра искусств. В 1962 г. получил степень магистра искусств в Флетчеровской школе закона и дипломатии.

С 1962 г. – на дипломатической службе.

В 1963–1965 гг. – младший чиновник-стажер в посольстве США в Бельгии.

В 1965–1967 гг. – сотрудник посольства США в Конакри (Гвинея).

В 1969–1971 гг. – специальный помощник советника президента по национальной безопасности Генри Киссинджера.

В 1971–1972 гг. – стипендиат Школы государственного управления им. Вудро Вильсона Принстонского университета.

В 1972–1974 гг. – заместитель главы миссии в посольстве США в Фритауне (Сьерра-Леоне).

В 1974–1976 гг. – политический советник посольства США в Кингстоне (Ямайка).

В 1976–1978 гг. – заместитель директора Западно-Африканского отдела Государственного департамента.

В 1978–1980 гг. – директор отдела международных отношений.

В 1980–1984 гг. – заместитель главы миссии в посольстве США в Найроби (Кения).

С 28 октября 1985 по 17 августа 1988 г. – посол США в Уганде.

В 1988–1991 гг. – глава миссии в посольстве США в Аддис-Абебе (Эфиопия).

В 1991–1993 гг. – заместитель помощника государственного секретаря США по африканским делам.

С 22 ноября 1993 по 10 сентября 1996 г. – первый посол США в Эритрее.

Затем – советник начальника штаба Агентства международного развития. В качестве представителя агентства в первой половине 1997 г. выезжал в восточный Заир.

С октября 1997 г. – офицер национальной разведки по Африке. В октябре 1998 г. уволился с дипломатической службы.

В 1991 г. награжден президентской медалью «За особые заслуги». Имеет ряд других наград от президента США и Государственного департамента. Член Ассоциации исследований Африки и Ассоциации исследования Эритреи, член совета директоров Американской дипломатической ассоциации.

Пиллар, Пол Р.

• (Pillar, Paul R.)

В 1969 г. получил степень бакалавра искусств с отличием в Дартмаус-колледже, в 1971 г. – степень бакалавра философии в Оксфордском университете, в 1975 г. – магистра искусств, а в 1978 г. – доктора философии в Принстонском университете.

В 1971–1973 гг. – на действительной службе в армии, офицер, побывал во Вьетнаме.

В 1977 г. принят на работу в ЦРУ. Занимал ряд аналитических и управленческих должностей, включая пост начальника аналитического подразделения, работавшего по Ближнему Востоку, Персидскому заливу и Южной Азии. Также работал аналитиком в Совете национальной разведки.

Исполнительный помощник заместителя директора ЦРУ по разведке и исполнительный помощник директора ЦРУ Уильяма Уэбстера.

Начальник группы оценок и информации (Assess-ments and Information Group) Центра по борьбе с терроризмом при директоре ЦРУ, а в 1997–1999 гг. – замначальника Центра по борьбе с терроризмом.

В 1999–2000 гг. работал в Брукингском институте.

С октября 2000 г. – офицер национальной разведки по Ближнему Востоку и Южной Азии.

Автор книг «Мирные переговоры: прекращение войны как результат сделки» («Negotiating Peace: War Termination as a Bargaining Process», Princeton University Press, 1983), «Терроризм и внешняя политика Соединенных Штатов» («Terrorism and U.S. Foreign Policy», 2001).

Саттер, Роберт Дж.

• (Sutter, Robert G.)

Получил степень доктора истории и восточно-азиатских языков в Гарвардском университете.

С середины 60-х гг. состоит на правительственной службе. Занимал ряд аналитических и административных постов в ЦРУ, Государственном департаменте, сенатском Комитете по международным отношениям и исследовательской службе Библиотеки Конгресса США.

В 1977–1999 гг. – сотрудник исследовательской службы Библиотеки Конгресса США, специализирующийся на Азиатско-Тихоокеанском регионе и внешней политике Соединенных Штатов. Позднее – старший специалист по международной политике.

С июня 1999 г. – офицер национальной разведки по Восточной Азии.

Одновременно преподает в Джорджтаунском университете, университете Джорджа Вашингтона и университете штата Вирджиния.

Автор более 10 книг, в том числе: «Китайская внешняя политика после культурной революции, 1966–1977» («Chinese foreign policy after the cultural revolution, 1966–1977», 1978), «Наблюдение за Китаем: по пути к китайско-американскому примирению» («China Watch: toward Sino-American reconciliation», 1978), «Китайская внешняя политика: развитие после Мао» («Chinese foreign policy: developments after Mao», 1986), «Тайвань: вступая в 21-й век» («Taiwan: entering the 21st century», 1988), «Формирование китайского будущего в мировых делах: роль Соединенных Штатов» («Shaping China's Future in World Affairs: The Role of the United States», 1996, в соавторстве с Шенг-Юн Чой (Seong-Eun Choi)), «Политика Соединенных Штатов в отношении Китая» («U.S. Policy Toward China», 1998), а также ряда статей, посвященных странам Восточной Азии и их отношениям с Соединенными Штатами.

Лоуенкрон, Барри Ф.

• (Lowenkron, Barry F.)

Получил степень бакалавра искусств с отличием в Северо-Восточном университете и степень магистра искусств в Школе изучения международных отношений Университета Джона Гопкинса.

С 1979 г. читает лекции по американской внешней политике в Школе изучения международных отношений.

Является членом правления Фордовского фонда, а также консультантом корпорации «Рэнд».

В 1983–1988 гг. – специальный штатский помощник председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Колина Пауэлла и член Штаба политического планирования Государственного департамента США.

В 1988–1989 и в 1991–1993 гг. работал в СНБ в качестве директора по делам европейской безопасности.

В 1993–1995 гг. – специальный помощник директора ЦРУ.

Начальник Аналитической группы Совета национальной разведки (ныне переименованной в Главный штаб обзоров и анализов).

С сентября 1997 г. – офицер национальной разведки по Европе.

Армстронг, Фултон

• (Armstrong, Fulton)

В 1976 г. окончил Джорджтаунский университет, получив степень бакалавра лингвистики со специализацией по испанскому языку. Помимо испанского владеет китайским языком.

С 1976 г. работал на Тайване в качестве репортера, редактора и переводчика.

С 1980 г. – юридический помощник и пресс-секретарь официального представителя США на Тайване Джима Лича (Jim Leach).

В 1984–1995 гг. работал в разведывательных и политических структурах в качестве аналитика, политэкономиста и управленца, специализирующегося на Латинской Америке.

В 1995–1997 гг. – директор по межамериканским делам СНБ.

В 1997–1998 гг. – заместитель офицера национальной разведки по Латинской Америке.

В 1998–1999 гг. – вновь директор по межамериканским делам СНБ.

С 1999 г. – начальник штаба Центра по международной преступности и наркотикам при директоре ЦРУ.

С 1 июня 2000 г. – офицер национальной разведки по Латинской Америке.

Колт, Джордж

• (Kolt, George)

В 1961 г. окончил Рутгерсовский университет штата Нью-Джерси, получив степень бакалавра искусств. В 1961–1962 гг. учился в Свободном университете Берлина. В 1963 г. получил степень магистра политических наук в университете штата Вашингтон в Сиэтле.

В 1963 г. поступил на службу в ВВС США. Специализировался на советских и европейских делах.

В 1981–1984 гг. – помощник офицера национальной разведки по СССР.

С 1984 г. – офицер национальной разведки по Европе.

В 1986 г. уволился из ВВС в звании полковника.

С 1986 г. – начальник отдела Европы, а с 1989 г. – Советского отдела (после распада СССР переименован в Отдел славянских и евразийских государств) Разведывательного директората ЦРУ.

С апреля 1992 г. – офицер национальной разведки по России и Евразии.

Лэндри, Джон Р.

• (Landry, John R.)

Получил степень магистра в Школе правительственной службы им. Дж. Кеннеди Гарвардского университета. Окончил Национальный военный колледж и Вест-Пойнт.

Преподавал в Вест-Пойнте.

Командовал танковыми частями в Европе и Вьетнаме, где был награжден медалями «Бронзовая звезда» и «Серебряная звезда».

Был помощником командующего войсками НАТО в Европе, командовал танковой бригадой 4-й дивизии в Форт-Карсон. Позднее – начальник стратегического планирования и политики штаба армии США.

С 1990 г. – начальник штаба 7-го корпуса армии США в Европе. Занимал этот пост во время операции «Буря в пустыне». Затем – заместитель помощника министра обороны по делам национальной гвардии и резерва.

С декабря 1993 г. – офицер национальной разведки по вопросам, связанным с военными конвенциями.

Гершвин, Лоуренс К.

• (Gershwin, Lawrence K.)

В 1963 г. окончил Калифорнийский технологический институт, получив степень бакалавра физики. В 1969 г. получил степень доктора физики в Калифорнийском университете в Беркли.

В 1969–1972 гг. работал в постдокторской ассоциации Колумбийского и Стэнфордского университетов.

С 1972 г. – в Институте оборонных анализов, занимался несколькими исследованиями для Министерства обороны, связанными с высокими технологическими системами для обычного и ядерного оружия.

В 1975–1979 гг. работал в корпорации «Рэнд», выполняя исследования для Министерства обороны по сравнению американских и советских систем наземных вооружений, а также занимался анализом стратегических конфликтов и операциями советских стратегических сил.

В 1979–1981 гг. служил в отделе анализов и оценки программ (Program Analysis and Evaluation) при министре обороны, занимаясь анализом стратегических сил, контролем над вооружениями и компьютерными сетями.

С октября 1981 по июнь 1994 г. – офицер национальной разведки по стратегическим программам.

С июня 1994 г. – офицер национальной разведки по науке и технике.

В 1989 г. был награжден медалью «За заслуги в разведке», а в 1996 г. – национальной медалью «За особые заслуги в разведке». Ему также присвоены знак отличия «Заслуженный офицер» и почетный знак «Старший офицер разведки».

Виккерс, Роберт Д.

• (Vickers, Robert D.)

В 1965 г. окончил Школу международной службы Джорджтаунского университета, получив степень бакалавра международных отношений. В 1968 г. получил степень магистра международных отношений в Лондонской школе экономических и политических наук.

В 1977–1978 гг. посещал Армейский штабной колледж, а в 1989 г. – Королевский колледж оборонных исследований в Лондоне.

Во время обучения в Джорджтаунском университете прошел курс подготовки офицеров запаса. В 1965–1967 гг. находился на действительной военной службе в качестве офицера военной разведки.

В течение года находился в Юго-Восточной Азии, за что был награжден благодарственной медалью «За службу во Вьетнаме».

В 1969–1979 гг. – занимал различные должности в качестве военного аналитика Отдела стратегических исследований.

В 1979–1980 гг. – исполнительный помощник начальника аналитической группы.

В 1980–1981 гг. – редактор ежедневных разведсводок ЦРУ для президента США.

В 1982–1984 гг. – начальник отделения Центральной Америки.

В 1984–1987 гг. – офицер национальной разведки по Латинской Америке.

В 1987–1990 гг. – заместитель начальника отдела Африки и Латинской Америки Разведывательного директората.

С 1990 г. – заместитель начальника, а с 1993 г. – начальник отдела анализа изображений.

Начальник группы анализа изображений Национального центра интерпретации фотографий.

С октября 1996 г. – офицер национальной разведки по предупреждениям о кризисных ситуациях.

Уолпоул, Роберт Д.

• (Walpole, Robert D.)

В 1978 г. окончил Бригхэмский молодежный университет, получив степень бакалавра международных отношений и бакалавра дизайна. Бегло говорит и читает по-фински, немного читает по-русски.

Работал в ЦРУ в качестве аналитика по обработке изображений.

В 1985–1989 гг. руководил анализом разведданных по иностранным стратегическим и ядерным программам в качестве начальника отделения, а затем начальника отдела Бюро разведки и исследований Государственного департамента США.

В 1989–1992 гг. – заместитель помощника Государственного секретаря США по обороне и политике контроля над вооружениями, возглавляющий Бюро военно-политических дел.

С 1992 г. в течение пяти лет занимал пост заместителя начальника Центра по нераспространению оружия массового уничтожения при директоре ЦРУ.

В 1997 г. назначен специальным помощником директора ЦРУ по проблеме военнослужащих, заболевших во время войны в Персидском заливе. Выполняет это поручение и после назначения в Совет национальной разведки.

С марта 1998 г. – офицер национальной разведки по стратегическим и ядерным программам.

Имеет награды от Государственного департамента, медаль «За заслуги в разведке».

Гордон, Дэвид Ф.

• (Gordon, David F.)

Окончил Боудуин-колледж, после чего занимался исследованиями в области политических и экономических наук в аспирантуре Мичиганского университета, где в 1981 г. получил степень доктора философии.

В 1980-е гг. одновременно работал в двух учебных заведениях со сходными названиями: Мичиганском университете и университете штата Мичиган. Кроме того, преподавал в университете Найроби (Кения) и в Колледже Уильяма и Мэри, а также был консультирующим профессором Школы Вудро Вильсона Принстонского университета.

В 1989–1991 гг. – советник по региональной экономической политике и управлению для Восточной и Южной Африки в Агентстве международного развития (США), базировался в Найроби (Кения).

С конца 1991 по 1993 г. – консультант по международной экономике Ассоциации Abt (фирмы, базирующейся в Кембридже).

В 1993–1995 гг. – старший сотрудник Комитета международных отношений Палаты представителей Конгресса США, где отвечал за международные финансы, иностранную помощь, Африку, вопросы окружающей среды и население.

Был старшим сотрудником и директором программы политики Соединенных Штатов в Совете развития зарубежных стран – неправительственном институте исследования иностранной политики в Вашингтоне.

С мая 1998 г. – офицер национальной разведки по экономике и глобальным проблемам.

Имеет ряд научных публикаций по экономическому развитию, политической экономии Африки и внешней политике Соединенных Штатов. 

Центральное разведывательное управление (ЦРУ)

(Central Intelligence Agency)

Созданное в самом начале «холодной войны», Центральное разведывательное управление по праву является наиболее знаменитой из современных американских спецслужб. В самом деле, многие ли из неспециалистов знают, что скрывается, к примеру, за аббревиатурами РУМО или АНБ? О ЦРУ же слышали все, кто хоть раз в жизни прочел или посмотрел на экране какой-нибудь американский шпионский боевик.

Однако ведущее положение ЦРУ в Разведывательном сообществе США определяется отнюдь не тем, что это самая крупная или самая финансируемая из входящих в него организаций. Ни по количеству сотрудников, ни по размеру бюджета оно не занимает первых мест, уступая тому же АНБ. Лидирующая роль ЦРУ состоит в том, что оно координирует деятельность всех многочисленных и разнообразных американских разведок. Для этого, собственно, его и создал в свое время президент Трумэн. Директор ЦРУ подчиняется непосредственно президенту США, по своей должности он одновременно занимает пост директора центральной разведки и в этом качестве фактически является оперативным руководителем Разведывательного сообщества.

Однако и само по себе ЦРУ представляет собой мощнейшую организацию, занимающуюся сбором и обработкой разведывательных данных, вербовкой агентуры и управляющую всеми тайными операциями США за рубежом.

Структура ЦРУ

В отличие от АНБ, стремящегося к максимальной скрытности и болезненно реагирующего на любые публикации о себе, руководство ЦРУ, напротив, придает большое значение информированию общественности о своей деятельности, полагая, что разумная доля гласности способствует повышению авторитета родной спецслужбы в глазах американских обывателей. Благодаря этой «открытости» структура ЦРУ известна более-менее подробно.

Как уже было сказано, в отличие от руководителей других американских спецслужб, директор ЦРУ непосредственно подчиняется президенту США и одновременно является директором центральной разведки, т. е. возглавляет Разведывательное сообщество США и занимается координацией разведывательной деятельности входящих в него ведомств.

Как известно, непосредственная предшественница ЦРУ – созданная в январе 1946 года Группа центральной разведки (ГЦР) – носила в значительной степени военизированный характер, а все ее руководители были представителями вооруженных сил. Военными были и два первых директора ЦРУ. Это объяснялось спецификой момента, так как большинство из подразделений американской разведки, деятельность которых была призвана координировать новая структура, относились к военным. Первым нарушил эту «традицию» знаменитый Аллен Уэлш Даллес, ставший директором ЦРУ в феврале 1953 года и занимавший этот пост 8 с половиной лет (рекорд, до сих пор не превзойденный никем из его преемников). С тех пор руководителями ЦРУ назначаются, как правило, гражданские лица, хотя изредка на этот пост попадают генералы и адмиралы. В целом же ЦРУ носит штатский характер, и те его сотрудники, которые являются военнослужащими, состоят в кадрах Министерства обороны.

В соответствии с Законом о национальной безопасности 1947 года, директор ЦРУ назначается на свою должность президентом США и утверждается Сенатом. В настоящее время этот пост занимает Джордж Тенет (George Tenet).

Поскольку директор ЦРУ одновременно возглавляет и центральную разведку, его непосредственные подчиненные разделяются на две категории. Часть из них – высшие руководители ЦРУ, другая часть – руководители структур Разведывательного сообщества, не являющиеся при этом сотрудниками ЦРУ. О последних уже было сказано в главе, посвященной Разведывательному сообществу.

Как уже говорилось, особое положение занимает заместитель (фактически, 1-й заместитель) директора ЦРУ, который замещает своего шефа в обеих его ипостасях. Согласно поправке к Закону о национальной безопасности 1947 года, принятой Конгрессом в апреле 1953 года, он, как и директор, назначается на должность президентом США и утверждается Сенатом. 1-й заместитель помогает директору руководить ЦРУ и Разведывательным сообществом и замещает его в случае отсутствия, болезни и т. п. В настоящее время эту должность занимает Джон Мак-Лаулин (John McLaughlin)

Кроме директора и первого заместителя в руководство ЦРУ входят:

Генеральный инспектор. Назначается президентом и утверждается Сенатом. Подчинен только директору и 1-му заместителю директора ЦРУ. Возглавляет отдел генерального инспектора, который занимается проведением дисциплинарных проверок и служебных расследований деятельности подразделений ЦРУ. Отдел генерального инспектора имеет собственный бюджет и автономный (в рамках ЦРУ) кадровый аппарат. В настоящее время генеральным инспектором ЦРУ является Л. Бритт Снайдер (L. Britt Snider).

Генеральный советник. В соответствии с поправкой к закону о полномочиях разведки от 1997 года, назначается президентом и утверждается Сенатом. Подчинен только директору и 1-му заместителю директора ЦРУ. Является юридическим советником директора по всем вопросам, касающимся легальной деятельности ЦРУ. Возглавляет отдел генерального советника, сотрудники которого следят за соблюдением работниками управления Конституции и законов, уголовного кодекса, а также действующих правил и инструкций. В настоящее время должность генерального советника занимает Роберт Макнамара (Robert McNamara), а в его отделе работает около 90 юристов.

Исполнительный директор. В данное время эту должность занимает А.Б.Кронгард (A.B.Krongard). Назначается директором ЦРУ. Является третьим лицом в иерархии Управления. Осуществляет повседневное руководство деятельностью ЦРУ и возглавляет Исполнительный совет, который состоит из пяти чиновников, отвечающих за следующие вопросы:

• финансы,

• информационное обеспечение,

• служба внутренней безопасности,

• человеческие ресурсы,

• глобальная поддержка.

Таким образом, члены Исполнительного совета, к которым перешли функции ликвидированного в 2001 году административного директората, возглавляют вспомогательные службы, призванные обеспечить оперативные и аналитические подразделения ЦРУ всем необходимым для их многотрудной работы на ниве защиты американской демократии.

В оперативном подчинении у исполнительного директора находятся все структуры Центрального разведывательного управления, за исключением подчиненных непосредственно директору ЦРУ.

Три заместителя директора, возглавляющие отдельные директораты:

• зам. директора по разведке, в настоящее время им является Уинстон Уайли (Winston Wiley);

• зам. директора по науке и технике, до последнего времени им была Джоанн Ишэм (Joanne Isham), однако 3 августа 2001 г. ее сменил на этом посту Дональд Керр (Donald Kerr);

• зам. директора по операциям, в настоящее время это Джеймс Пэвитт (James Pavitt).

Штаб-квартира ЦРУ находится в расположенном недалеко от Вашингтона небольшом городе Лэнгли, штат Вирджиния. 20 октября 1998 г. указом президента Клинтона ей было присвоено наименование «Центр разведки имени Джорджа Буша». 26 апреля 1999 г. по этому поводу состоялась торжественная церемония, на которой присутствовали сотрудники ЦРУ, высшие официальные лица американской администрации, бывшие директора и заместители директоров ЦРУ, а также сам виновник торжества – бывший президент США Джордж Буш вместе с женой Барбарой, членами семьи и друзьями.

Разумеется, такая высокая честь оказана Джорджу Бушу не столько как бывшему директору ЦРУ, занимавшему этот пост в течение года, сколько как президенту, при котором Соединенные Штаты одержали полную и окончательную победу в «холодной войне». В письме президента Клинтона, зачитанном директором ЦРУ Дж. Тенетом во время выступления на церемонии, об этом было сказано вполне определенно:

«Дорогой Джордж!

Я хочу присоединиться к мужчинам и женщинам из Разведывательного сообщества – и ко всем американцам – в приветствии Вам, поскольку наша нация решила переименовать комплекс Центрального разведывательного управления в «Центр разведки имени Джорджа Буша».

Когда Вы вступили в должность директора центральной разведки в январе 1976 года, нация только что пережила один из наиболее бурных периодов своей истории. Многие американцы потеряли веру в правительство. Многие спрашивали, должно ли ЦРУ дальше существовать.

Как директор, Вы сделали многое. Вы восстановили мораль и дисциплину в Управлении, при этом публично подчеркивая важность разведки для национальной безопасности. Вы также восстановили доверие Америки к ЦРУ и к остальной части Разведывательного сообщества.

Конечно, сегодня мы чествуем Вас не только как бывшего директора: за время Вашей жизни, отданное служению Америке, Вы служили ей не только как глава Разведывательного сообщества, но также и как Президент, как главный пользователь разведки. Как Президент, Вы стояли за американское лидерство во всем мире – лидерство во имя свободы и демократии, мира и процветания.

Как Вы знаете, будучи президентом, я неоднократно обращался к Вам за Вашими мудрыми советами, которые были для меня чрезвычайно полезными. И меня хорошо обслуживали талантливые и компетентные сотрудники и сотрудницы организаций, входящих в состав Разведывательного сообщества, для сохранения и усиления которого Вы сделали так много.

От имени всех американцев я хочу поблагодарить Вас за Ваши патриотизм и лидерство, и я хочу передать Вам самые теплые поздравления относительно получения этой дани признательности.

Искренне Ваш,Билл Клинтон».

Что ж, остается только позавидовать американцам – они умеют отдать должное своим бывшим лидерам за их вклад в дело величия и процветания Соединенных Штатов, вместо того, чтобы оплевывать их память в разоблачительном угаре, как это в последние десятилетия принято у нас в стране.

Однако вернемся к рассказу о штаб-квартире ЦРУ. Как известно, по сравнению с суровыми порядками СССР (да и нынешней России) американский подход к вопросам секретности выглядит немного легкомысленным. Неудивительно, что у части российских читателей на этот счет сложились ошибочные представления. В частности, о том, будто резиденция ЦРУ в Лэнгли доступна для посторонних посетителей и туда чуть ли не организуются экскурсии для зевак с улицы. На самом деле американская открытость в вопросах секретности имеет свои границы. В частности, в штаб-квартиру ЦРУ могут попасть только те, кому это положено по долгу службы. Тем не менее, открытые американские источники позволяют описать ее достаточно подробно.

Прежде всего следует сказать, что комплекс ЦРУ в Лэнгли состоит из двух зданий – старого и нового. Решение о строительстве резиденции ЦРУ в Лэнгли было принято президентом Трумэном, однако практическое воплощение эта затея получила уже в президентство Эйзенхауэра. Здание было спроектировано в середине 1950-х годов нью-йоркской фирмой Гаррисона и Абрамовича, выполнившей до этого проект здания ООН в Нью-Йорке. Первый камень в его основание был заложен 3 ноября 1959 г., а завершено строительство – в ноябре 1963 г. Здание выстроено из бетона и своим видом напоминает университетский кампус. Полезная площадь его помещений – 1.400.000 квадратных футов.

Вместе с ним было построено и здание актового зала. Оно представляет собой отдельно стоящее куполообразное строение, соединенное со старым зданием штаб-квартиры подземным коридором. Его аудитория площадью 7000 квадратных футов вмещает 650 человек.

Новое здание штаб-квартиры ЦРУ спроектировано в начале 1980-х гг. детройтской архитектурно-инженерной фирмой «Смит, Хинчмэн и Гриллс». Строительство началось в мае 1984 года. Первый камень в основание был заложен 1 ноября 1985 года вице-президентом США Джорджем Бушем. Заселение нового здания началось в июне 1988 года, а к марту 1991 года оно было полностью завершено. Новое здание представляет собой конструкцию из стали и стекла. Оно примыкает к западному фасаду старого здания и состоит из двух шестиэтажных башен, соединенных между собой четырехэтажным внутренним корпусом. Его полезная площадь – 1.100.000 квадратных футов.

При подходе к комплексу ЦРУ можно увидеть три монумента. У главного входа в старое здание расположена установленная в 1973 году копия статуи Натана Хэйла, оригинал которой был выполнен знаменитым американским скульптором начала 20-го века Белой Лайоном Прэттом для штата Коннектикут. Натан Хэйл, участник войны за независимость, капитан американской армии, был схвачен и повешен англичанами в 1776 году во время выполнения разведывательного задания.

У северо-восточного угла нового здания расположена скульптура «Криптос», выполненная Джеймсом Сэнборном и представляющая собой своеобразную стелу в виде бумажного свитка, на котором высечен шифрованный текст. Наконец, у юго-западного входа в ЦРУ расположена композиция, посвященная падению Берлинской стены, открытая 18 декабря 1992 г. и символизирующая победу США в холодной войне.

На стене главного вестибюля старого здания выгравировано изречение из Библии:

«И познаете истину, и истина сделает вас свободными»

(Евангелие от Иоанна. 8, 32).

Следует заметить, что данное высказывание выглядит довольно двусмысленно, особенно если посмотреть контекст, откуда оно взято:

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Впрочем, по официальной версии, эта цитата «характеризует роль разведки в свободном обществе».

В том же вестибюле на одной из стен находится «Книга славы» – мемориальная доска, на которой увековечена память о сотрудниках ЦРУ, погибших при исполнении своих служебных обязанностей: в хронологическом порядке в столбик перечислены их имена, а в память о тех из них, кто до сих пор остается засекреченным (таких больше половины), просто выбиты звездочки. Автором мемориала является скульптор Гарольд Вогель.

Не забыты и другие выдающиеся сотрудники Управления. В том же фойе находятся статуя генерал-майора Уильяма Донована, выполненная скульптором Ларри Людтке, и барельеф Аллена Даллеса. Бюст Донована установлен и в актовом зале. Кроме того, в одном из двух коридоров, ведущих из старого здания в новое, вывешены выполненные маслом портреты всех директоров Управления, начиная от возглавлявшего предшественницу ЦРУ УСС Донована и кончая предпоследним директором Джоном Дейчем. Портрет нынешнего директора Джорджа Тенета пока отсутствует.

Основную часть структуры ЦРУ составляют три директората.

Разведывательный директорат занимается обработкой и анализом полученной из различных источников разведывательной информации и готовит на ее основе сводки для президента, Совета национальной безопасности и Конгресса, а также для членов Разведывательного сообщества США. Иными словами, этот директорат является аналитическим органом ЦРУ. Количество его сотрудников оценивается в 4 тысячи.

После ликвидации Варшавского Договора и последовавшего вскоре распада СССР «образ врага» в глазах американских избирателей существенно померк. То есть, конечно же, Россия и без коммунистов остается «источником зла», но «зло» это явно ужалось в размерах и, как следствие, стало менее пугающим. В результате, в США стали раздаваться голоса о необходимости сокращения деятельности спецслужб и, соответственно, их финансирования. И действительно, с 1991 по 1997 год бюджет американского разведсообщества ежегодно уменьшался.

В рамках этих веяний в 1994 году тогдашний замдиректора ЦРУ по разведке Дуглас Дж. Мак-Ичин создал комиссию по реорганизации и сокращению своего директората. Комиссия работала три года, после чего в 1997 году коренная реорганизация Разведывательного директората действительно состоялась. Правда, при этом сменился и глава Разведывательного директората – им стал Джон И. Мак-Лаулин. Произошло ли при этом сокращение персонала – неизвестно. Даже если оно и было, то, поскольку бюджет разведсообщества начиная с 1998 года опять стал увеличиваться, в последующие годы эти кадровые потери наверняка были с лихвой компенсированы. Но перестройка структуры разведывательного директората действительно была серьезной. Если до 1997 года в нем имелось пять территориальных отделов, то теперь их стало три: отделы России и Европы были слиты, а отдел Африки и Латинской Америки разделен между двумя другими отделами. В результате в настоящее время в директорате имеются:

• отдел России и Европы;

• отдел Ближнего Востока, Южной Азии и Африки;

• отдел Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки1.

Помимо территориальных отделов, в состав Разведывательного директората в настоящее время входят:

– Отдел транснациональных проблем. Занимается анализом различных вопросов, выходящих за рамки отдельно взятой страны или региона и относящихся, как правило, к одной из четырех основных групп: оружие, иностранные технологии, экономическая безопасность, общественные конфликты. Среди этих вопросов особо можно выделить следующие.

Изучение иностранных вооружений, в особенности ракетных систем, их технических характеристик и влияния, которое окажет их появление на политическую стабильность и положение американских вооруженных сил в соответствующем регионе.

Экспертиза иностранных достижений в области информационных технологий и телекоммуникаций с тем, чтобы защитить национальную инфраструктуру США от возможных атак и предотвратить нежелательные технологические сюрпризы.

Экспертиза состояния международных энергоресурсов, торговли и финансов, с тем, чтобы помочь официальным лицам США, отвечающим за американскую энергетическую стабильность и безопасность международных финансовых рынков.

Оценка ситуации в «горячих точках» планеты: положения с продовольствием, потоков беженцев и т. п., с тем, чтобы можно было планировать последующее вмешательство американских «миротворцев».

Экспертиза в области криминальной деятельности, такой, как «отмывание» денег, незаконная торговля оружием, иностранная контрабанда и нарушение санкций.

Долгосрочные стратегические оценки региональной военной, экономической и политической динамики и ее воздействия на американские глобальные интересы.

– Отдел политической поддержки (создан в 1998 году). Обеспечивает доставку разведсведений высшим должностным лицам США, а также органам, отвечающим за американскую безопасность. Первым из основных «клиентов» отдела является Президентский штаб аналитического обеспечения (President's Analytical Support Staff), сотрудники которого, в свою очередь, ежедневно готовят три письменных обзора и, опять же ежедневно, проводят разведывательные брифинги для президента, вице-президента и других высших должностных лиц страны, отвечающих за национальную безопасность.

Второй основной клиент отдела – оперативный центр ЦРУ. Он круглосуточно анализирует поступающую информацию с целью выявления признаков назревания кризисных ситуаций, угрожающих национальной безопасности США и немедленного информирования об этом руководства ЦРУ.

Кроме того, отдел политической поддержки содержит небольшой штат, который занимается проверкой качества выдаваемой аналитической «продукции» директората.

– Отдел передовых аналитических средств. Создан в конце 1996 г. как объединенный отдел разведывательного и научно-технического директоратов. Начальник – Сьюзен Гордон (осень 1997 г.). Занимается приобретением, установкой и модернизацией аппаратного и программного обеспечения, а также внедрением новых математических методов, обеспечивая аналитиков ЦРУ необходимыми для их работы вычислительными ресурсами. В частности, в 1987 году в Разведывательном директорате был установлен новейший суперкомпьютер CRAY.

– Отдел вспомогательных служб. Поддерживает и разрабатывает информационно-прикладные системы, обеспечивает другие подразделения директората картами, аппаратурой для аудио– и видеозаписи, предоставляет издательские услуги. Также проводит обучение и консультации по информационным системам, программному обеспечению и т. п.

– Штаб по сбору требований и оценке. Ставит задачи перед сборщиками развединформации. Отвечает за то, чтобы органы, добывающие развединформацию всех видов – будь то фоторазведка, радиоэлектронная или агентурная разведка – собирали именно те сведения, которые необходимы аналитикам разведывательного директората. Также готовит для директората разнообразные обзоры, информационные релизы и т. п.

– Совет по замещению разведывательных должностей. Создан в 1997 году с целью обеспечивать высокий уровень подготовленности кадров директората. Работает в тесном сотрудничестве с руководителями директората и планирует замещение будущих вакансий путем привлечения новых сотрудников, а также обучения и выдвижения уже имеющихся.

Важной частью работы совета является повышение квалификации разведывательных кадров. Им разработана программа профессионального развития для всех сотрудников директората. Обучение сотрудников ведется по следующим курсам:

• политическая разведка;

• военная разведка;

• экономическая разведка;

• научно-техническая и военно-промышленная разведка;

• сбор сведений;

• изучение иностранных лидеров;

• информационные системы и службы;

• производственное обеспечение;

• административное обеспечение;

• распознавание образов;

• менеджмент.

К структуре Разведывательного директората также относятся три центра, созданные в разное время при директоре ЦРУ и выполняющие задачи по координации усилий в соответствующей области не только ЦРУ, но и всего Разведывательного сообщества США:

– Центр по международной преступности и наркотикам. В апреле 1989 года при директоре ЦРУ был создан Центр по борьбе с наркотиками (Counternarcotics Center, CNC). В 1994 году функции этого центра были расширены и он стал заниматься также международной организованной преступностью, получив новое название, но сохранив при этом прежнюю аббревиатуру (Crime and Narcotics Center, CNC). Центр укомплектован представителями всех трех директоратов ЦРУ, кроме того, в его работе непосредственно участвуют представители большинства структур Разведывательного сообщества, занятых борьбой с преступностью и наркотиками.

– Центр по окружающей среде (создан в 1997 году). Координирует всю деятельность Разведывательного сообщества, связанную с проблемами охраны окружающей среды. Естественно, политические, экономические и научные аспекты этих проблем анализируются постольку, поскольку они затрагивают американские интересы.

В рамках своей деятельности центр:

• дает оценку международных преступлений против окружающей среды;

• оказывает поддержку американским официальным лицам на переговорах по соглашениям об охране окружающей среды, оценивает иностранную политику в области охраны окружающей среды;

• оценивает роль, которую играет состояние окружающей среды в изучаемой стране, региональном конфликте и т. п.;

• поддерживает усилия на международной арене других правительственных структур США в области охраны окружающей среды;

• предоставляет данные по окружающей среде частным американским агентствам.

– Центр по нераспространению оружия массового уничтожения (создан в сентябре 1991 года). Занимается анализом технических аспектов вооружения и космических систем других стран, анализом информации по ядерному, химическому и биологическому оружию, атомной энергетике, системам оружия тактического и общего назначения, средствам ПВО, политикой в области научно-технического прогресса. Координирует по этим вопросам деятельность всего Разведывательного сообщества.

В свое время в состав Разведывательного директората входил и отдел по анализу информации об иностранных лидерах, задачей которого было предоставление по мере необходимости руководству США характеристики иностранных политических лидеров и организаций. Однако в размещенной на официальном сайте ЦРУ в Интернете новой структуре Разведывательного директората этот отдел отсутствует. Означает ли это, что данное подразделение пало жертвой реорганизации 1997 года, или же гласность в ЦРУ имеет определенные пределы – этот вопрос пока остается открытым.

Научно-технический директорат проводит исследования и разработки в области технических средств сбора информации, обслуживает аппаратуру целевого назначения и осуществляет обмен информацией с крупнейшими научными центрами США.

В структуру директората входят:

– Отдел исследований и разработок технических систем. Занимается фундаментальными и прикладными научно-техническими исследованиями и разработками в самых различных областях – связи, датчиков, полупроводников, искусственного интеллекта, компьютерного моделирования и пр.

– Отдел перехвата. Разрабатывает, эксплуатирует и обслуживает новейшую аппаратуру, необходимую для выполнения с максимальной эффективностью задач по сбору и анализу информации.

– Отдел технического обеспечения. Осуществляет исследования, разработки и изготовление различной оперативной техники – средств тайнописи, подслушивания, скрытого фотографирования, кодирования и расшифровки.

– Служба информационного обеспечения зарубежного радиовещания. Руководит сетью радиопостов, прослушивающих и записывающих радио– и телепередачи.

Оперативный директорат (до 1972 года носивший название «директорат планирования») – самый закрытый среди директоратов ЦРУ. В свое время он был настолько засекречен, что фотографию его руководителя даже нельзя было печатать. И сегодня на официальном сайте ЦРУ в Интернете имеются биографии директора ЦРУ и его заместителей, однако биография замдиректора ЦРУ по операциям отсутствует, указана лишь его фамилия – Джеймс Л. Пэвитт. Впрочем, эта предосторожность является чисто символической, о чем и свидетельствует приведенная в данной книге биография Пэвитта, полученная из открытых американских источников.

Оперативный директорат решает задачи, связанные с поиском и сбором информации силами агентурной разведки, организует и осуществляет тайные операции, контрразведывательное обеспечение агентурно-оперативных мероприятий, ведет борьбу с терроризмом и наркобизнесом. Таким образом, Оперативный директорат является «добывающим», а Разведывательный директорат – «обрабатывающим» органом ЦРУ. Хотя по американским законам ЦРУ не имеет права работать на территории Соединенных Штатов, в этих правилах предусмотрено исключение – для тех случаев, когда информация поступает на добровольной основе от граждан или организаций из США.

По неофициальным данным, в Оперативном директорате работает около 8 тысяч человек. В его структуру входят:

– Отдел внешней разведки. Осуществляет контроль за оперативной деятельностью региональных отделов, оценивает надежность источников информации и разрабатывает практические рекомендации для оперативных подразделений. Включает в себя отделения, отвечающие за географические регионы. До распада Советского Союза таких отделений было шесть:

• СССР и Восточной Европы,

• Западной Европы,

• Латинской Америки,

• Восточной Азии,

• Ближнего Востока,

• Африки.

В свою очередь, в каждом отделении имеются секции, отвечающие за конкретные страны.

– Центр контрразведки (создан в 1988 году). Обеспечивает безопасность разведывательной деятельности резидентур ЦРУ, осуществляет агентурное проникновение в иностранные спецслужбы, работает с перебежчиками.

– Отдел тайных операций.

– Отдел технических служб. Отвечает за техническое обеспечение тайных операций. Во время президентских визитов за пределы Штатов обеспечивает защиту каналов связи.

– Финансово-плановый отдел. Обеспечивает планирование и финансирование всей деятельности директората.

– Центр по борьбе с терроризмом (создан в 1986 году по инициативе тогдашнего вице-президента США Джорджа Буша-старшего). Главной целью Центра является пресечение террористических актов на как можно более ранней стадии. Для этого используются такие методы, как провокация расколов внутри террористических групп, ослабление их инфраструктуры, сотрудничество с дружественными спецслужбами иностранных государств, преследование и захват лидеров террористов, находящихся за границей. В задачи Центра входит:

Разработка и поддержка крупномасштабных программ по борьбе с терроризмом разведывательными сведениями и ограничение возможностей международных террористических групп и государств, их поддерживающих;

• составление на основе разведданных всех видов аналитических обзоров по группам и государствам, ответственным за международный терроризм;

• координация антитеррористической деятельности подразделений ЦРУ, а также других организаций, входящих в Разведывательное сообщество.

Во время проведения так называемых «антитеррористических операций», наподобие нынешней войны в Афганистане, Центр должен оказывать непосредственную разведывательную поддержку участвующим в них подразделениям вооруженных сил Соединенных Штатов.

Начальник Центра по своему статусу является специальным помощником директора ЦРУ по вопросам борьбы с терроризмом.

Однако 11 сентября 2001 года сотрудники Центра оказались явно не на высоте, не сумев ни предотвратить теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне, ни хотя бы предупредить о них.

До недавнего времени в составе ЦРУ имелся и четвертый директорат – Административный. Он занимался вопросами подбора, подготовки и переподготовки кадров, обеспечивал безопасность персонала и объектов ЦРУ, обеспечивал шифросвязь с резидентурами, отвечал за снабжение, финансы и медицинское обслуживание. Численность его персонала оценивалась в 5 тысяч человек. В его структуру входили:

• отдел кадров,

• отдел подготовки и переподготовки кадров,

• отдел безопасности,

• финансовый отдел,

• отдел хранения и поиска информации,

• отдел компьютерной техники,

• отдел связи,

• медицинский отдел,

• хозяйственный отдел.

Однако в июне 2001 года Административный директорат был расформирован, а руководители его подразделений переподчинены непосредственно исполнительному директору ЦРУ.

Кроме директоратов, в структуре ЦРУ имеются:

– Отдел финансового ревизора. Контролирует всю финансовую деятельность ЦРУ.

– Отдел по связям с общественностью. Отвечает за работу со средствами массовой информации, политиками и широкой публикой, причем не только ЦРУ, но и всего Разведывательного сообщества в целом. Директор отдела подчиняется непосредственно директору ЦРУ и является его советником по этим вопросам.

Отдел состоит из двух подразделений: по работе со средствами массовой информации и по связям с общественностью.

Отделение по работе со СМИ отвечает за то, чтобы донести до американского населения «точную информацию о ЦРУ, его миссии и вкладе сотрудников Управления в обеспечение национальной безопасности». Другими словами, его задачей является создание благоприятного имиджа ЦРУ в американских масс-медиа. Для этого сотрудники отделения ежедневно работают с журналистами, готовят и распространяют пресс-релизы и другие подобные материалы. Ведение сайта ЦРУ в Интернете также входит в их функции.

В то же самое время отделение занимается анализом публикаций и публичных высказываний о ЦРУ в американских и иностранных СМИ, докладывая о результатах директору ЦРУ и другим руководителям Управления. При этом особое внимание уделяется тем публикациям, которые могут поставить под угрозу разоблачения агентов ЦРУ.

Сотрудники отделения по связям с общественностью занимаются тем, что отвечают на приходящие в Управление письма, факсы, телефонные звонки, читают лекции о ЦРУ и его роли в Разведывательном сообществе в колледжах, университетах, других учреждениях и организациях и т. п.

– Отдел по связям с Конгрессом. Как нетрудно догадаться из его названия, отвечает за контакты ЦРУ с американскими законодателями. Его начальник также подчинен директору ЦРУ напрямую.

– Центр по изучению разведки. Занимается изучением истории ЦРУ. Издает на эту тему ежеквартальный секретный журнал, несекретный ежегодник «Исследования в области разведки» («Studies in Intelligence»), а также различные монографии, сборники документов и т. п., организует конференции и семинары. Начальник Центра непосредственно подчиняется исполнительному директору ЦРУ.

Общая численность сотрудников ЦРУ составляет 16–18 тысяч человек. Ежегодный бюджет ЦРУ оценивается в 3–4 млрд. долларов. Кроме того, значительная часть расходов ЦРУ проходит по закрытым статьям бюджета Министерства обороны.

Для обучения своих агентов ЦРУ имеет ряд разведшкол. Главная из них находится на базе вооруженных сил США Кэмп-Пири возле Уильямсбурга (штат Вирджиния). Ее учащиеся – кадровые сотрудники ЦРУ, проходят там 18-недельную подготовку по «оперативной разведке», т. е. овладевают техникой шпионажа. Их, в частности, учат тайно вскрывать и вновь запечатывать почтовые конверты, производить скрытую фотосъемку, пользоваться различными маскировками и т. п. Окончившие курсы, как правило, получают назначение в Оперативный директорат.

Другой учебный центр ЦРУ находится в Харвей-Пойнт (штат Северная Каролина). Некоторые сотрудники Управления получают подготовку в учебных подразделениях спецназа США, расположенных в Панаме или в удаленных районах Соединенных Штатов.

Награды ЦРУ

В ЦРУ имеется своя система ведомственных наград:

• Медаль «За доблестную службу в разведке» (Distinguished Career Intelligence Medal)

Присваивается за службу в условиях повышающегося уровня ответственности или нарастания стратегического столкновения и достигнутые при этом исключительные успехи.

• Крест «За заслуги в разведке» (Distinguished Intelligence Cross)

За добровольное проявление или проявления выдающегося героизма при осознании существующих опасностей и продемонстрированные при этом силу духа и образцовую смелость.

• Медаль «За заслуги в разведке» (Distinguished Intelligence Medal)

За отличное несение службы или за выдающиеся успехи при выполнении служебных обязанностей.

• Звезда разведчика (Intelligence Star)

За добровольное проявление или проявления смелости, совершенное в условиях риска для жизни, или за выдающиеся успехи, или за отличное несение службы в условиях серьезного риска.

Разведывательная медаль доблести (Intelligence Medal of Merit)

За особенно достойное несение службы, или за поступок или достижение, заметно превосходящие обычные обязанности.

• Медаль «За службу в разведке» (Career Intelligence Medal)

За несение службы, сопровождавшееся выдающимся достижением.

• Благодарственная медаль «За службу в разведке» (Intelligence Commendation Medal)

За особенно похвальное несение службы, или за поступок или достижение, значительно превосходящие обычные обязанности, которые имели результатом важный вклад в миссию ЦРУ.

• Знак «За исключительную службу» (Exceptional Service Medallion)

За увечье или смерть в результате службы в условиях повышенного риска.

Кроме того, уходящим в отставку ветеранам ЦРУ вручаются следующие почетные знаки:

· отслужившим 35 лет и более – Золотой жетон (Gold Retirement Medallion);

· отслужившим 25 лет и более – Серебряный жетон (Silver Retirement Medallion);

· отслужившим 15 лет и более – Бронзовый жетон (Bronze Retirement Medallion).

История ЦРУ

Предшественником ЦРУ как независимой от других американских ведомств спецслужбы, занимающейся разведкой и тайными операциями, являлось созданное 13 июня 1942 года по личному распоряжению президента Рузвельта Управление стратегических служб (Office of Strategic Services). УСС находилось в подчинении у Объединенного комитета начальников штабов. Его первым (и последним) начальником стал генерал-майор Уильям Дж. Донован.

УСС имела следующие подразделения.

• SI (секретной разведки) – осуществляло сбор разведывательных данных и занималось шпионажем. Возглавлялось Дэвидом К.Е. Брюсом (David K.E. Bruce).

• SO (секретных операций) – организовывало подрывную деятельность, саботаж, диверсии и партизанскую деятельность. Возглавлялось М. Престоном Гудфелоу (M. Preston Goodfellow).

• R&A (исследований и анализа) – занималось анализом результатов операций, как секретных, так и обычных, например, оценкой эффективности бомбардировок авиацией союзников занятой немцами территории.

• MO (операции по психологической обработке) – осуществляло ведение так называемой «черной пропаганды»; например, организовало вещание с территории Англии немецкоязычных радиостанций от имени реально не существующих антинацистских групп.

• X-2 (контрразведка) – отвечало за нейтрализацию немецких агентурных сетей в тылу войск союзников, наступавших в Италии и, позднее, во Франции.

Комплектовалось УСС как военными, так и гражданскими специалистами. Среди последних было множество университетских преподавателей, чьи знания могли найти применение в разведке.

Первое время УСС работало, в основном, в Северной Африке, занимаясь сбором разведывательной информации, необходимой для обеспечения высадки англо-американских войск, состоявшейся в ноябре 1942 года. Позднее агенты УСС работали в Италии, Франции, а в конце войны и в самой Германии. Именно через резидента УСС в Швейцарии, будущего директора ЦРУ Аллена Даллеса велись переговоры с некоторыми из германских руководителей о заключении сепаратного мира. Помимо Европы, сотрудники УСС работали также в Китае, Бирме и Индии.

Не удивительно, что именно возглавлявший УСС генерал Донован первым выдвинул идею создания в США централизованной разведывательной службы. Стремясь спасти свое ведомство от неизбежной послевоенной демобилизации, он предложил создать на его базе по окончании Второй мировой войны общенациональную разведывательную организацию, приспособленную к деятельности в мирный период.

Эту идею он высказал в рапорте в сентябре 1943 года в ответ на запрос от генерала Уолтера Беделла Смита, занимавшего в то время должность начальника штаба у Эйзенхауэра, где предлагал интегрировать УСС в военную среду, придав ему статус «четвертого рода войск» (наравне с армией, флотом и авиацией). После того, как на рапорт не последовало никакой реакции, в ноябре 1944 года Донован направил меморандум на имя президента Рузвельта.

Однако идее создания «центральной разведки» в то время не был дан ход. Полагая, что лучше быть первым парнем на деревне, чем вторым в городе, против нее дружно выступили все обладатели многочисленных мелких и крупных американских разведок, начиная от Комитета начальников штабов и Государственного департамента, и кончая ФБР. В феврале 1945 года в ряде американских газет появилась серия инспирированных публикаций, в которых план Донована был представлен как некий заговор с целью создания «американского гестапо».

В результате объединенная разведка как «четвертый род войск» так и не была создана, а 20 сентября 1945 года президент Трумэн подписал указ о ликвидации УСС с 1 октября того же года. При этом его отдел исследований и анализа, насчитывавший свыше 1300 сотрудников, был передан в Госдепартамент, а отделы тайных операций и контрразведки – в военное министерство, где они были реорганизованы в Подразделение стратегических служб. Начальником последнего был назначен бывший заместитель Донована бригадный генерал Джон Макгрудер.

Однако, как известно, у семи нянек дитя без глаза. Имея множество независимых разведок и «разведочек», вряд ли можно добиться ощутимых успехов на «невидимом фронте». Осознав это, Трумэн уже 22 января 1946 года подписал директиву о создании Штаба национальной разведки (National Intelligence Authority), в который вошли личный представитель президента, госсекретарь, а также военный и военно-морской министры. В качестве исполнительного органа при Штабе была создана Группа центральной разведки (ГЦР), призванная координировать деятельность всех подразделений американской разведки. Главная задача, поставленная перед ГЦР, заключалась в подготовке для Трумэна ежедневных и еженедельных оперативных разведывательных сводок. Во главе ГЦР был поставлен заместитель директора морской разведки контр-адмирал Сидней У. Суэрс, получив одновременно должность директора центральной разведки и статус члена Штаба национальной разведки без права голоса.

Преемником Суэрса на посту руководителя ГЦР стал в июне 1946 года генерал-лейтенант Хойт С. Ванденберг. Благодаря его усилиям ГЦР из органа, готовящего сводки на основе информации, добытой другими, постепенно начала превращаться в полноценную разведслужбу. Фактически Ванденберг попытался восстановить на базе своего ведомства структуру ликвидированного УСС. Так, он создал Управление исследований и анализа, позже переименованное в Управление оценок по настоянию представителей госдепартамента. В состав ГЦР вернулось и Подразделение стратегических служб, составлявшее в свое время основу УСС. Это дало ГЦР право вести тайную внешнюю разведку. Ванденберг добился для ГЦР права работать в Латинской Америке, которая в годы Второй мировой войны являлась зоной ответственности ФБР. Повышение роли и влияния ГЦР сопровождалось быстрым ростом ее численности. Если на момент создания в штате ГЦР состояло всего 80 человек, то в июне 1946 г. в ней работало уже 1800 сотрудников.

Собственно ЦРУ, в таком виде, как оно сейчас существует, было создано в соответствии с Законом о национальной безопасности, подписанным Трумэном 26 июля 1947 года. Согласно этому закону, создавались Министерство обороны, объединяющее под своим руководством все отдельные рода войск, Совет национальной безопасности (СНБ) – для координации государственной оборонной и внешней политики, и Центральное разведывательное управление – на основе ГЦР. При этом было решено, что директор ЦРУ станет и директором центральной разведки, и будет одновременно возглавлять ЦРУ и отвечать за деятельность всех прочих американских спецслужб, занимающихся сбором информации. Формально ЦРУ начало существовать 18 сентября 1947 года.

Поправка 1949 года к закону о национальной безопасности предоставила ЦРУ дополнительные возможности, а именно: держать в секрете официальные должности и размер зарплаты, бюджет, вести самостоятельную финансовую деятельность, выдавать вид на жительство иностранцам и членам их семей (как правило, перебежчикам и иностранным агентам).

Как известно, в 30-е годы Рузвельт санкционировал тайные операции ФБР внутри США. Его же преемник Трумэн подписал в декабре 1947 года секретную директиву о проведении тайных операций ЦРУ по всему миру. Директива была отпечатана всего в трех экземплярах: один для Белого дома, второй – для Госдепартамента, третий – для директора ЦРУ контр-адмирала Роско Г. Хилленкотера. Разумеется, тайные операции, как говорилось в директиве СНБ, должны были стать всего лишь «ответом на акции Советского Союза или инспирированные Советским Союзом, которые представляют угрозу миру и безопасности, направлены на дискредитацию политики Соединенных Штатов или на противодействие ей».

Однако если заранее известно, что твой противник – «империя зла», которая обязательно будет строить всевозможные козни против «свободного мира» во главе с Соединенными Штатами, то стоит ли ждать, когда ее коварные планы будут претворены в жизнь? Не лучше ли будет нанести упреждающий удар? Как известно, нападение Германии на СССР в 1941 году было представлено нацистской пропагандой в качестве «ответной акции» – Гитлер якобы лишь упредил агрессивные намерения Советского Союза. В сходном направлении рассуждали и американцы: в июне 1948 года появилась еще одна директива СНБ, санкционировавшая уже «прямые превентивные акции, включая диверсионные и контрдиверсионные действия, подрывную работу, эвакуационные мероприятия, а также поддержку подпольных движений сопротивления на местах …».

Вскоре был разработан и механизм проведения тайных операций. СНБ рекомендовал их в тех случаях, когда решал, что та или иная цель американской внешней политики не может быть достигнута средствами дипломатии, а военная акция слишком рискованна или неоправданна. Одновременно директору ЦРУ давалось указание разработать соответствующее прикрытие, чтобы США всегда могли откреститься от своей причастности к подобной операции.

Руководствуясь «доктриной Трумэна» по сдерживанию коммунизма, сотрудники ЦРУ помогли королевскому режиму Греции разгромить армию коммунистических партизан (ЭЛАС), которая в период нацистской оккупации вела мужественную борьбу с немецкими, итальянскими и болгарскими захватчиками (в то время как королевская армия отсиживалась под крылом англичан в Египте). В Италии при помощи подрывных акций и массированных денежных вливаний к власти были приведены христианские демократы, которые на состоявшихся в апреле 1948 года выборах нанесли поражение Коммунистической партии, руководившей движением Сопротивления в годы войны и пользовавшейся в стране гораздо большим влиянием.

Первоначальная структура ЦРУ включала в себя следующие подразделения:

• управление операций;

• управление специальных операций;

• управление докладов и оценок;

• управление сбора и распространения.

Каждое из перечисленных управлений возглавлялось помощником директора ЦРУ.

Управление специальных операций (УСО) было создано для проведения тайных акций ЦРУ. Однако и здесь не обошлось без конкуренции. 1 сентября 1948 года аналогичное подразделение – Управление координации политики (УКП) – было создано и в составе Государственного департамента США. Возглавил его заместитель госсекретаря США и ветеран УСС Фрэнк Уиснер. Новое управление очень быстро разрасталось: если в 1949 году в нем работало 302 человека, то в 1952 году, на момент слияния с УСО, его штат насчитывал уже 2812 сотрудников, кроме того, 3142 человека работало в УКП по контрактам.

Естественно, между обеими структурами сразу же завязалась бюрократическая междоусобица. Конфликт принял острые формы после того, как УСО попыталось завербовать в Таиланде агента, который уже работал на УКП. Проблема была решена при преемнике Хилленкотера, который был снят с должности Трумэном в октябре 1950 года из-за того, что ЦРУ не смогло предсказать начало Корейской войны. Сперва новый директор ЦРУ генерал-лейтенант Уолтер Беделл Смит (тот самый, на чье имя написал в 1943 году свой рапорт Донован) добился передачи УКП из Госдепартамента в состав ЦРУ. Затем он сосредоточил управление УСО и УКП в одних руках, учредив для этого пост заместителя директора ЦРУ по планированию. Первым из занимавших эту должность стал знаменитый Аллен Даллес. Наконец, в августе 1952 года УСО и УКП были объединены в одну структуру, получившую название Директорат планирования (известен также как Тайная служба (Clandestine Service)), позднее переименованный в Оперативный директорат.

Аналитическая часть ЦРУ была сосредоточена в Управлении докладов и оценок, состоявшем из двух отделов. Первый из них объединял аналитиков, каждый из которых специализировался на каком-либо географическом регионе. Второй – редакторов, готовивших на основе получаемых разведданных доклады ЦРУ. В то время деятельность управления большей частью сводилась к подготовке ежедневных текущих обзоров для президента. Позднее в его составе было образовано подразделение глобальных обозрений, готовившее ежемесячные отчеты для СНБ, озаглавленные «Оценка ситуации в мире».

Генерал Смит создал также и Управление национальных оценок (будущий Разведывательный директорат), призванный составлять аналитические обзоры по разведке в целом и по конкретным проблемам. Таким образом, структура ЦРУ начала приобретать современные очертания.

В этот период ЦРУ охватило своими тайными операциями весь земной шар. К 1953 году крупные тайные операции (пропагандистские, полувоенные и политические) проводились в 48 странах. Оружие и денежные средства направлялись засевшим в Бирме недобитым гоминьдановцам (американцы надеялись, что им удастся превратить Бирму в плацдарм борьбы против социалистического Китая). В 1950 году агенты ЦРУ помогли подавить народное восстание на Филиппинах, приведя к власти американского ставленника Рамона Магасасе.

В 1952 году агенты ЦРУ свергли египетского короля Фарука и привели к власти бывшего агента Абвера и будущего Героя Советского Союза и любимца Хрущева Гамаля Абделя Насера. Забавно, что впоследствии руководству ЦРУ пришлось очень пожалеть об этом решении.

В 1953 году эксперт ЦРУ по Ближнему Востоку Кермит Рузвельт организовал операцию по свержению иранского премьера Мохаммеда Мосаддыка и возвращению на трон шаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

В 1954 году ЦРУ провело полувоенную операцию по свержению президента Гватемалы Хакобо Арбенса, посягнувшего на самое святое – собственность американской компании «Юнайтед Фрут».

Велись тайные операции и непосредственно против главного противника – СССР. Начиная с августа 1949 года была организована заброска на территорию СССР прошедших обучение в ЦРУ украинских и прибалтийских националистов. Агенты обеспечивались рациями и должны были держать связь со своими американскими руководителями, находившимися в Западной Германии. На протяжении пяти лет ЦРУ забрасывало своих агентов в СССР на парашютах или переправляло по Балтийскому морю, однако ни один из них так и не сообщил никакой информации, если не считать сигналов о провале.

В странах Восточной Европы создавались «группы сопротивления коммунизму». В рамках операции под кодовым названием «Красная шапка – красные носки» была организована спецподготовка польских, румынских, венгерских и чехословацких эмигрантов, которые должны были впоследствии возглавить «движения сопротивления» просоветским режимам в своих странах. На территории Западной Европы были размещены секретные склады оружия (чтобы в случае войны «освободительные» движения не остались с пустыми руками после прихода советской армии).

Американские военные самолеты постоянно вторгались в советское воздушное пространство. Вот лишь выдержка из списка потерь, официально признанных американцами:

8 апреля 1950 года над Балтийским морем советскими истребителями был сбит самолет-разведчик ВМС США PB4Y-2 «Прайвэтир».

6 ноября 1951 года вблизи советского побережья исчез патрульный самолет ВМС США P2V-3 «Нептун», обстрелянный перед этим советскими истребителями.

13 июня 1952 года над Японским морем исчез совершавший разведывательный полет самолет ВВС США RB-29 «Суперфортрес».

7 октября 1952 года вблизи японского побережья исчез самолет ВВС США RB-29A «Суперфортрес».

29 июля 1953 года над Японским морем советскими истребителями сбит самолет ВВС США RB-50 «Суперфортрес».

4 сентября 1954 года возле советского побережья сбит патрульный самолет ВМС США P2V-5 «Нептун».

7 ноября 1954 года вблизи острова Хоккайдо (Япония) советскими истребителями сбит самолет-фоторазведчик ВВС США RB-29.

22 июня 1955 года вблизи острова Св. Лаврентия в Беринговом море советскими истребителями сбит патрульный самолет ВМС США P2V-5 «Нептун».

Начиная с июля 1956 года разработанные под руководством ЦРУ самолеты-шпионы U-2, неуязвимые для тогдашних советских средств ПВО, начали безнаказанные полеты вглубь территории Советского Союза.

В 1953 году Трумэна на посту президента США сменил Эйзенхауэр. В свою очередь, Аллен Даллес был назначен директором ЦРУ и стал первым штатским на этом посту. За те неполные девять лет, что Даллес находился у руководства, он превратил ЦРУ в главное оружие Америки периода «холодной войны».

Даллес создал в ЦРУ особую культуру, уникальную атмосферу, продержавшуюся на протяжении следующих двух десятилетий. Главными положениями политики ЦРУ в то время были следующие: «мы наделены властью делать все, о чем нас попросит президент» и «для достижения своих целей мы уполномочены использовать любые средства». Например, привлекать к работе бывших руководителей нацистской разведки, таких, как Рейнхард Гелен, создавать подставные организации типа радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа», планировать политические убийства, например, кубинского лидера Фиделя Кастро, и т. д. и т. п.

Работавшие в этот период в стенах ЦРУ представители «интеллектуальной элиты американской нации» – отпрыски аристократических или богатых семейств, выпускники престижных университетов, состоящих в так называемой «Лиге Плюща» – наверняка изучали русскую культуру и читали произведения Достоевского. Скорее всего, знакомы они были и со знаменитым высказыванием этого наиболее известного на Западе русского писателя о том, что «если Бога нет, значит, все позволено». Однако веря в Бога и участвуя в провозглашенном Даллесом «всемирном крестовом походе» против Советского Союза, эти высоколобые интеллектуалы полагали себя свободными от любых моральных ограничений.

Следует отметить, что американское общество тех лет мало что знало не только о деятельности ЦРУ, но даже о самом факте существования этой организации. Информация о тайных операциях лишь иногда просачивалась в широкую прессу.

Однако начиная с 1960 года для ЦРУ наступила эпоха публичных скандалов.

1 мая 1960 года демонстративно бесцеремонный полет через советскую территорию пилотируемого Фрэнсисом Гэри Пауэрсом самолета U-2 была прерван советской ракетой «земля-воздух» в небе над Свердловском. Поначалу американцы попытались ввести в действие легенду прикрытия, заявив, что это был самолет разведки погоды, который сбился с курса. Однако оставшийся в живых Пауэрс дал показания, что работал на ЦРУ. Разразился международный скандал.

В апреле 1961 года была проведена катастрофическая по своим последствиям высадка десанта в бухте Кочинос, ознаменовавшая собой попытку военного вторжения на Кубу. Примерно 1400 кубинских эмигрантов, завербованных и прошедших подготовку в ЦРУ, попытались проникнуть на родину и организовать восстание против режима Кастро, но были наголову разгромлены. В результате этого провала, вызванного, в первую очередь, вопиющими просчетами в организации операции, Даллес был вынужден уйти в отставку.

После этого ЦРУ разработало план «Монгуз», предусматривающий физическое устранение непокорного кубинского лидера. План был утвержден президентом Кеннеди, но несмотря на бесчисленные покушения (поговаривали даже о занесении его в этой связи в Книгу рекордов Гиннеса) Фидель Кастро остался жив и невредим, и до сих пор правит Кубой.

Активное участие принимало ЦРУ и в войне во Вьетнаме. В ходе организованной им операции «Феникс» в 1967–1971 гг. были уничтожены десятки тысяч жителей Южного Вьетнама, подозревавшихся в симпатиях к коммунистам. Действовало ЦРУ и на территории Лаоса.

Начало 70-х годов ознаменовалось для ЦРУ новой серией скандалов. Но если предыдущие скандалы были связаны с провалами ЦРУ на международной арене, то эти уже касались деятельности ЦРУ внутри страны. Первым из них стал в 1972 году знаменитый «Уотергейт» – попытка тайно установить подслушивающие устройства в штаб-квартире Демократической партии США. 22 декабря 1974 года репортер «Нью-Йорк Таймс» Сеймур Херш опубликовал список злоупотреблений властью, допущенных ЦРУ, включая длившуюся на протяжении 20 лет операцию по незаконной перлюстрации корреспонденции рядовых американских граждан и организаций. Директор ЦРУ Уильям И. Колби признал, что эта операция имела место, но настаивал на том, что ЦРУ ее свернуло.

Начавшийся процесс разоблачений было весьма сложно остановить. В прессу просочилась информация об экспериментах ученых из ЦРУ по контролю над человеческим сознанием (по крайней мере, один из них закончился смертью подопытного). Появились известия об организациях, контролируемых и служащих прикрытием для операций ЦРУ: например, Национальная студенческая ассоциация США, журналы «Дер Монат» в Германии и «Инкаунтер» в Великобритании.

В результате президент Форд учредил так называемую Рокфеллеровскую комиссию и поручил ей провести расследование деятельности ЦРУ на территории Соединенных Штатов.

Одновременно аналогичные комиссии были созданы и «законодательной ветвью» американской власти: в Палате представителей Конгресса – комиссия по разведке, призванная рассмотреть жалобы на «незаконные или недостойные» действия в отношении американцев со стороны федеральных спецслужб, получившая название «Комиссия Пайка», а в Сенате – комиссия по государственной политике в области разведки, получившая название «Комиссия Черча».

В результате расследования, проведенного всеми этими комиссиями (особенно – комиссией Черча) выявились скандальные подробности злоупотреблений со стороны американских спецслужб. Эти разоблачения вынудили американское руководство принять соответствующие меры. Был издан целый ряд законодательных актов, ограничивающих полномочия ЦРУ. Управлению категорически запрещалось непосредственно или косвенно участвовать в политических убийствах. Также ЦРУ было запрещено вести слежку за людьми на территории Соединенных Штатов, устанавливать подслушивающие устройства, просматривать корреспонденцию и вообще вести наблюдение любого рода. Если у ЦРУ возникает подозрение по поводу того или иного американца, который может сотрудничать с представителями иностранных спецслужб, сотрудники Управления должны обратиться за помощью в ФБР, которое, с разрешения Суда по надзору за внешней разведкой, и будет принимать практические меры.

Для надзора за деятельностью ЦРУ в мае 1976 года был создан постоянный сенатский комитет по разведке. В июле 1977 года аналогичный постоянный орган был создан и в Палате представителей. Перед тем, как провести ту или иную тайную операцию, руководство ЦРУ должно получить одобрение президента и «своевременно» поставить в известность соответствующие комитеты обеих палат Конгресса. Парламентский надзор в последние годы стал обычной практикой. Ежегодно сотрудники ЦРУ встречаются с членами Конгресса и проводят консультации или брифинги по различным вопросам, до 1 тысячи в год.

Однако с приходом к власти президента Рейгана маятник качнулся в обратную сторону. Затеяв очередной крестовый поход против «империи зла», Рейган нуждался в дееспособном разведывательном инструменте. При нем были приняты специальные поправки, освобождающие ЦРУ от части наложенных на него ограничений.

Подобная политика Рейгана привела к очередному скандалу, связанному с проведением операции «Иран-контрас». В ходе этой операции предполагалось в обход Конгресса тайно продать американское оружие Ирану в обмен на освобождение американских заложников, а вырученные деньги направить на финансирование мятежных сил «контрас» в Никарагуа. В результате информация об этом всплыла наружу, в адрес ЦРУ в очередной раз посыпались обвинения в том, что оно стоит «над законом», однако после длительных и неприятных сенатских разбирательств дело было замято.

Преемник Рейгана на посту президента Джордж Буш-старший, сам в свое время в течение года занимавший пост директора ЦРУ, еще больше ослабил ограничения на деятельность своих бывших подопечных. При нем было принято решение, суть которого сводилась к тому, что сотрудники ЦРУ могут принимать участие в операциях по свержению иностранных правительств, даже если при этом будет существовать «большая вероятность» гибели руководителей государств.

В 1991 году «холодная война» закончилась победой США. Советский Союз был уничтожен. Львиная доля заслуг в этом принадлежит американским спецслужбам, и в первую очередь ЦРУ.

Последний крупный скандал в ЦРУ состоялся в феврале 1994 года и был связан с разоблачением Олдрича Г. Эймса, сотрудника контрразведки ЦРУ, на протяжении многих лет являвшегося советским, а затем российским агентом.

Как и американское общество в целом, в последние годы ЦРУ страдает от обвинений в пресловутом «сексизме». От сотрудниц ЦРУ постоянно поступают жалобы на «сексуальные домогательства» в стенах родного управления, дискриминацию по половому признаку и т. п. В декабре 1992 года женщины, ставшие (по их мнению) жертвами дискриминационной политики в ЦРУ, подали иск в суд на руководство родного ведомства. В сентябре 1993 года это дело было взято под контроль лично директором ЦРУ Р. Джеймсом Вулси. В результате в 1995 году в ЦРУ было принято решение выплатить денежную компенсацию (в целом около 1 млн. долларов) 250 женщинам из числа сотрудников зарубежных бюро. Еще 15 женщин, ранее отозванные из-за границы, были восстановлены на прежней работе.

Выступая в штаб-квартире ЦРУ в июле 1995 года, президент Клинтон, в связи с окончанием «холодной войны», очертил перед Центральным разведывательным управлением новый круг задач. По словам Клинтона, сегодня приоритетными в деятельности ЦРУ являются акции, препятствующие распространению оружия массового уничтожения, борьба с наркотиками и международной организованной преступностью, а также промышленный шпионаж.

Однако что бы ни говорили вслух те или иные американские официальные лица, до тех пор, пока существует Россия, и до тех пор, пока у России есть ядерный потенциал, именно наша страна остается для ЦРУ противником «номер один».

Руководители ЦРУ

Директора:

23 января – 10 июня 1946:

• контр-адмирал Суэрс, Сидней Уильям (Souers, Sidney William);

10 июня 1946 – 1 мая 1947:

• генерал-лейтенант Ванденберг, Хойт Сэнфорд (Vandenberg, Hoyt Sanford);

1 мая 1947 – 7 октября 1950:

• контр-адмирал Хилленкотер, Роско Генри (Hillenkoetter, Roscoe Henry);

7 октября 1950 – 9 февраля 1953:

• генерал-лейтенант Смит, Уолтер Беделл (Smith, Walter Bedell);

9 февраля 1953 – 29 ноября 1961 (9-26 февраля – исполняющий обязанности):

• Даллес, Аллен Уэлш (Dulles, Allen Welsh);

29 ноября 1961 – 28 апреля 1965:

• Мак-Коун, Джон Алекс (McCone, John Alex);

28 апреля 1965 – 30 июня 1966:

• вице-адмирал Рейборн, Уильям Фрэнсис, младший (Raborn, William Francis);

30 июня 1966 – 2 февраля 1973:

• Хелмс, Ричард Макгарра (Helms, Richard McGarrah);

2 февраля – 2 июля 1973:

• Шлезингер, Джеймс Родни (Schlesinger, James Rodney);

2 июля – 4 сентября 1973 (исполняющий обязанности):

• генерал-лейтенант Уолтерс, Вернон Энтони (Walters, Vernon Anthony);

4 сентября 1973 – 30 января 1976:

• Колби, Уильям Иган (Colby, William Egan);

30 января 1976 – 20 января 1977:

• Буш, Джордж Герберт Уолкер (Bush, George Herbert Walker);

20 января – 9 марта 1977 (исполняющий обязанности):

• Ноуч, Инно Генри (Knoche, Enno Henry);

9 марта 1977 – 20 января 1981:

• адмирал Тернер, Стэнсфилд (Turner, Stansfield);

20 января 1981 – 29 января 1987:

• Кейси, Уильям Джозеф (Casey, William Joseph);

18 декабря 1986 – 26 мая 1987 (исполняющий обязанности):

• Гейтс, Роберт Майкл (Gates, Robert Michael);

26 мая 1987 – 31 августа 1991:

• Уэбстер, Уильям Хеджкок (Webster, William Hedgcock);

1 сентября – 6 ноября 1991 (исполняющий обязанности):

• Керр, Ричард Джеймс (Kerr, Richard James);

6 ноября 1991 – 20 января 1993:

• Гейтс, Роберт Майкл (Gates, Robert Michael);

21 января – 5 февраля 1993 (исполняющий обязанности):

• адмирал Студеман, Уильям Оливер (Studeman, William Oliver);

5 февраля 1993 – 10 января 1995:

• Вулси, Р. Джеймс (Woolsey, R. James);

11 января – 9 мая 1995 (исполняющий обязанности):

• адмирал Студеман, Уильям Оливер (Studeman, William Oliver);

10 мая 1995 – 15 декабря 1996:

• Дейч, Джон Марк (Deutch, John Mark);

с 16 декабря 1996 (до 11 июля 1997 – исполняющий обязанности):

• Тенет, Джордж Джон (Tenet, George John).

1-е заместители директора:

2 марта – 11 июля 1946 (исполняющий обязанности):

• Дуглас, Кингмэн (Douglass, Kingman);

11 июля 1946 – 20 января 1947:

• должность отсутствует;

20 января 1947 – 9 марта 1949:

• бригадный генерал Райт, Эдвин Кеннеди (Wright, Edwin Kennedy);

9 марта 1949 – 7 октября 1950: должность отсутствует;

7 октября 1950 – 3 августа 1951:

• Джексон, Уильям Гардинг (Jackson, William Harding);

23 августа 1951 – 26 февраля 1953:

• Даллес, Аллен Уэлш (Dulles, Allen Welsh);

23 апреля 1953 – 31 января 1962:

• генерал ВВС Кэбелл, Чарльз Пэрри (Cabell, Charles Pearre);

3 апреля 1962 – 28 апреля 1965:

• генерал-лейтенант Картер, Маршалл Сильвестер (Carter, Marshall Sylvester);

28 апреля 1965 – 30 июня 1966:

• Хелмс, Ричард Макгарра (Helms, Richard McGarrah);

13 октября 1966 – 1 февраля 1969:

• вице-адмирал Тэйлор, Руфус Лэкленд (Taylor, Rufus Lackland);

7 мая 1969 – 31 декабря 1971:

• генерал-лейтенант Кашмэн, Роберт Эвертон, младший (Cushman, Robert Everton);

2 мая 1972 – 2 июля 1976:

• генерал-лейтенант Уолтерс, Вернон Энтони (Walters, Vernon Anthony);

7 июля 1976 – 1 августа 1977:

• Ноуч, Инно Генри (Knoche, Enno Henry);

10 февраля 1978 – 5 февраля 1981:

• Карлуччи, Фрэнк Чарльз 3-й (Carlucci, Frank Charles);

12 февраля 1981 – 10 июня 1982:

• адмирал Инмэн, Бобби Рей (Inman, Bobby Ray);

10 июня 1982 – 26 марта 1986:

• Мак-Магон, Джон Норман (McMahon, John Norman);

18 апреля 1986 – 20 марта 1989:

• Гейтс, Роберт Майкл (Gates, Robert Michael);

20 марта 1989 – 2 марта 1992:

• Керр, Ричард Джеймс (Kerr, Richard James);

9 апреля 1992 – 3 июля 1995:

• адмирал Студеман, Уильям Оливер (Studeman, William Oliver);

3 июля 1995 – 11 июля 1997:

• Тенет, Джордж Джон (Tenet, George John);

31 октября 1997 – 1 июля 2000:

• генерал ВВС Гордон, Джон Александер (Gordon, John Alexander);

с 28 июня 2000 (до 19 октября 2000 – исполняющий обязанности):

• Мак-Лаулин, Джон Е. (McLaughlin, John E.).

Исполнительные директора:

1947 – 1 июня 1949:

• капитан 1-го ранга ВМС Форд, Уолтер К. (Ford, Walter C.);

1 июня 1949 – 7 июня 1950:

• капитан 1-го ранга ВМС Вайнкофф, Кларенс Л. (Winecoff, Clarence L.);

с 7 июня 1950 (исполняющий обязанности):

• Шэннон, Лайл Т. (Shannon, Lyle T.);

4 января – 10 июня 1982:

• Мак-Магон, Джон Норман (McMahon, John Norman);

до мая 1995:

• Хэзлвуд, Лео (Hazlewood, Leo);

май 1995 – июль 1997:

• Слаткин, Нора (Slatkin, Nora);

21 июля 1997 – март 2001:

• Кэри, Дэвид (Carey, David);

с 26 марта 2001:

• Кронгард, А.Б. (Krongard, A.B.).

Заместители директора по операциям:

с октября 1951:

• Даллес, Аллен Уэлш (Dulles, Allen Welsh);

1951–1952:

• Джонстон, Килбоурн (Jonston, Kilbourne);

август 1952–1958:

• Уиснер, Фрэнк Г. (Wisner, Frank G.);

1958 – январь 1962:

• Биссель, Ричард М. (Bissel, Richard M.);

1962–1965:

• Хелмс, Ричард Макгарра (Helms, Richard McGarrah);

1965–1967:

• Фицжеральд, Десмонд (Fitzgerald, Desmond);

1967–1973:

• Карамессинес, Томас (Karamessines, Thomas);

2 марта – 24 августа 1973:

• Колби, Уильям Иган (Colby, William Egan);

1973–1976:

• Нельсон, Уильям (Nelson, William);

1976–1978:

• Уэллс, Уильям (Wells, William);

1978–1981:

• Мак-Магон, Джон Норман (McMahon, John Norman);

1981: Хугель, Макс (Hugel, Max);

1981–1984:

• Стейн, Джон (Stein, John);

июль 1984 – декабрь 1987:

• Джордж, Клер Е. (George, Clair E.);

С лета 1995:

• Коэн, Дэвид (Cohen, David);

С июля 1999:

• Пэвитт, Джеймс Л. (Pavitt, James L.).

Заместители директора по разведке:

1952–1953: Беккер, Лофтус Е. (Becker, Loftus E.);

1953–1962: Эмори, Роберт (Amory, Robert);

1962–1966: Клайн, Рэй С. (Cline, Ray S.);

1966–1971: Смит, Р. Джек (Smith, R. Jack);

1971–1976: Проктор, Эдвард (Proctor, Edward);

1976–1977: Стивенс, Сейр (Stevens, Sayre);

1977–1978: Боуви, Роберт Р. (Bowie, Robert R.);

1978–1982: Кларк, Брюс С. (Clarke, Bruce C.);

январь 1982 – апрель 1986: Гейтс, Роберт Майкл (Gates, Robert Michael);

1986–1989 – Керр, Ричард Джеймс (Kerr, Richard James);

1989–1993: Хелгерсон, Джон Л. (Helgerson, John L.);

март 1993 – июнь 1995: Мак-Ичин, Дуглас Дж. (MacEachin, Douglas J.);

лето 1995 – июль 1997: Гэннон, Джон К. (Gannon, John C.);

июль 1997 – июль 2000: Мак-Лаулин, Джон Е. (McLaughlin, John E.);

с августа 2000: Уайли, Уинстон П. (Wiley, Winston P.).

Заместители директора по науке и технике:

1963–1967: Вилон, Альберт (Wheelon, Albert);

1967–1976: Даккет, Карл (Duckett, Carl);

1976–1982: Дэркс, Лесли (Dirks, Leslie);

с 1982: Хайнемэн, Эванс (Hineman, Evans);

– 1995?: Хирш, Джеймс (Hirsch, James);

лето 1995 – сентябрь 1998: Рут Дэвид (Root, David);

до января 2000: Смит, Гэри Л. (Smith, Gary L.);

12 января 2000 – 3 августа 2001: Ишэм, Джоанн О. (Isham, Joanne O.);

с 3 августа 2001: Керр, Дональд М. (Kerr, Donald M.).

Заместители директора по административным вопросам:

1950–1951: Мак-Коннел, Мюррэй (McConnel, Murray);

1951–1953: Вулф, Уолтер (Wolf, Walter);

1953–1965: Уайт, Лоуренс (White, Lawrence);

1965–1971: Бэннермэн, Роберт (Bannerman, Robert);

1971–1973: Коффи, Джон (Coffey, John);

1973–1974: Браунмэн, Гарольд (Brownman, Harold);

1974–1979: Блейк, Джон (Blake, John);

1979–1981: Вортман, Дональд (Wortman, Donald);

1981: Хугель, Макс (Hugel, Max);

1981–1985: Фицуотер, Гарри (Fitzwater, Harry);

январь-апрель 1986: Керр, Ричард Джеймс (Kerr, Richard James);

лето 1995: Хэзлвуд, Лео (Hazlewood, Leo);

с конца 1995: Кэлдер, Ричард Д. (Calder, Richard D.).

Биографии директоров ЦРУ

Директор УСС Уильям Донован не имеет к ЦРУ прямого отношения. Тем не менее, поскольку сами сотрудники ЦРУ считают его «своим», приводим здесь его биографию.

Донован, Уильям Джозеф

• (Donovan, William Joseph)

1 января 1883 – 8 февраля 1959.

Родился в г. Буффало, штат Нью-Йорк. Учился в Ниагара-колледже. В 1905 г. получил степень бакалавра искусств в Колумбийском университете, а в 1907 г. там же – степень бакалавра юридических наук.

Работал адвокатом в Нью-Йорке. Одновременно служил в Национальной гвардии, где получил чин капитана.

После начала 1-й мировой войны был послан в Европу в составе специальной комиссии Рокфеллеровского фонда.

В 1916 г. призван в армию. Служил на американо-мексиканской границе, где участвовал в стычках с повстанцами Панчо Вильи. После вступления США в 1-ю мировую войну принимал участие в боевых действиях в составе 165-го (69-го Нью-Йоркского) пехотного полка. Был трижды ранен. За проявленную в боях отвагу награжден орденом Почета (1923), крестом «За выдающиеся заслуги», «Серебряной звездой», а также французским орденом Почетного Легиона и орденом Британской Империи.

После окончания 1-й мировой войны послан в Россию по линии Государственного департамента США. Был офицером связи армии США при штабе адмирала А.В.Колчака.

В конце 1920 г. вернулся в США, где вновь занялся юридической практикой. В 1924–1929 гг. – помощник генерального прокурора США. В 1929–1941 гг. занимался частной адвокатской практикой в Нью-Йорке.

В 1932 г. баллотировался в губернаторы штата Нью-Йорк от Республиканской партии, однако не был избран.

В конце 1930-х гг. – посол для особых поручений при президенте Франклине Рузвельте, совершил в этом качестве продолжительную поездку по Европе и Среднему Востоку. В марте 1941 г. вернулся в США.

11 июля 1941 г. назначен президентом Рузвельтом координатором информации (фактически начальником новой службы внешней разведки). После образования 13 июня 1942 г. УСС стал его директором. Занимал этот пост вплоть до ликвидации Управления 1 октября 1945 г.

Бригадный генерал (24 марта 1943). Генерал-майор (10 ноября 1944).

12 января 1946 г. вышел в отставку.

Участвовал в Нюрнбергском процессе в качестве заместителя прокурора.

Занимался частной юридической практикой в Нью-Йорке.

С августа 1953 по 1954 г. – посол США в Таиланде.

Суэрс, Сидней Уильям

• (Souers, Sidney William)

30 марта 1892 – 14 января 1973.

Родился в г. Дейтоне, штат Огайо. Учился в университете Пэдью, затем перевелся в университет Майами (Огайо), который окончил в 1914 г., получив степень бакалавра. Занимался бизнесом в области страховок и инвестиций.

В апреле 1929 г. произведен в капитан-лейтенанты запаса ВМС США и формально приписан к подразделению морской разведки.

В июле 1940 г. призван на действительную военную службу и направлен в районный разведотдел в Грейт-Лейкс (Иллинойс). Позднее служил в штабах военно-морских районов в Чарльстоне, (Южная Каролина), и Сан-Хуане (Пуэрто-Рико).

С июля 1944 г. – помощник, а с 1945 г. – заместитель по планированию начальника штаба морской разведки. Одновременно представитель военно-морского министерства в правительственной комиссии, рассматривавшей вопрос о создании в США после войны централизованной разведывательной организации. Контр-адмирал (1945).

23 января 1946 г. назначен президентом Трумэном первым директором центральной разведки США и Группы центральной разведки. Пробыл на этом посту до 10 июня 1946 г.

После ухода в отставку непродолжительное время занимался бизнесом, затем принимал участие в создании разведструктуры вновь созданной Комиссии по атомной энергии.

С сентября 1947 г. – исполнительный секретарь СНБ.

В январе 1950 г. вышел в отставку. Назначен специальным консультантом президента по вопросам национальной безопасности, одновременно занимался предпринимательской деятельностью.

1 января 1953 г. уволился из запаса ВМС США.

Ванденберг, Хойт Сэнфорд

• (Vandenberg, Hoyt Sanford)

24 января 1899 – 2 апреля 1954.

Родился в г. Милуоки, штат Висконсин. Племянник сенатора Артура Ванденберга, видного деятеля Республиканской партии.

В 1923 г. окончил Военно-морскую академию, получив квалификацию морского летчика.

В 1924–1936 гг. служил в авиации в качестве летчика, начальника полетов, летного инструктора.

В 1939 г. окончил Армейский военный колледж.

На момент начала 2-й мировой войны – заместитель начальника штаба армейской авиации США. В течение войны занимал штабные должности, командовал 9-м воздушным флотом в Европе. В 1942–1943 гг. служил в Северной Африке. В 1943–1946 гг. – заместитель начальника штаба авиации. В этом качестве работал в американской военной миссии в Москве.

В январе-июне 1946 г. – помощник начальника Генерального штаба армии США по разведке.

7 июня 1946 г. назначен президентом Трумэном директором центральной разведки и руководителем ГЦР. Занимал этот пост с 10 июня 1946 по 1 мая 1947 г.

После учреждения ВВС США Ванденберг 1 октября 1947 г. был произведен в полные генералы и назначен заместителем начальника штаба ВВС США.

С марта 1948 по июнь 1953 г. – начальник штаба ВВС США.

Хилленкоттер, Роско Генри

• (Hillenkoetter, Roscoe Henry)

8 мая 1897 – 18 июня 1982.

Родился в г. Сент-Луисе, штат Миссури. В 1919 г. досрочно окончил Военно-морскую академию.

В 1933–1935 и 1938–1940 гг. – помощник американского морского атташе в Париже. После поражения Франции в 1940–1941 гг. – морской атташе США в Виши.

На момент вступления США во 2-ю мировую войну (7 декабря 1941 г.) – капитан 3-го ранга, служил на линкоре «Вест Вирджиния».

Капитан 1-го ранга (1942).

С сентября 1942 по март 1943 г. – начальник Разведцентра Тихоокеанского театра военных действий, находившегося в Перл-Харборе.

В 1943–1944 гг. – командир плавучей базы эсминцев.

С ноября 1945 г. – командир линкора «Миссури».

С ноября 1946 г. – американский морской атташе в Париже. Контр-адмирал (29 ноября 1946 г.).

С 1 мая 1947 г. – директор центральной разведки и руководитель ГЦР (назначен 30 апреля президентом Трумэном). После создания 18 сентября 1947 г. Центрального разведывательного управления стал его первым директором. Принес присягу в качестве директора ЦРУ 26 сентября, хотя его формальное назначение на этот пост со стороны Трумэна последовало лишь 24 ноября, а 8 декабря, в соответствии с требованиями нового Закона о национальной безопасности, кандидатура Хилленкотера была утверждена Сенатом. Находился на этой должности до 7 октября 1950 г.

С октября 1950 по август 1951 г. – командующий 1-й дивизией крейсеров, а затем эскадры крейсеров и эсминцев, выделенной Тихоокеанским флотом США для защиты Тайваня.

9 апреля 1956 г. произведен в вице-адмиралы.

С 1 августа 1956 г. – Генеральный инспектор ВМС США.

1 мая 1957 г. вышел в отставку. Занимался бизнесом.

Смит, Уолтер Беделл

• (Smith, Walter Bedell)

5 октября 1895 – 6 августа 1961.

Родился в г. Индианаполисе, штат Индиана.

В 1910 г. окончил среднюю школу, после чего записался в Национальную гвардию штата Индиана. Позднее прослушал краткий курс Бутлеровского университета.

После вступления США в 1-ю мировую войну принимал участие в боевых действиях на территории Франции в качестве пехотинца 4-й американской дивизии. 27 ноября 1917 г. произведен в офицеры. Служил в военной разведке. В июле 1920 г. зачислен в кадровый офицерский состав армии США.

Оставаясь офицером армии, на четыре с половиной года был прикомандирован к Бюро бюджета. Также был вице-президентом государственной комиссии, ведавшей распределением оставшихся после 1-й мировой войны военных запасов.

В 1935 г. окончил Школу Генерального штаба, а в 1937 г. – Армейский военный колледж, после чего служил инструктором Пехотной школы.

На момент вступления Соединенных Штатов во 2-ю мировую войну (7 декабря 1941 г.) – секретарь Генерального штаба армии США, бригадный генерал.

С сентября 1942 г. – начальник штаба при генерал-лейтенанте Эйзенхауэре. Оставался начальником штаба Эйзенхауэра и после назначения последнего на должность верховного главнокомандующего войсками союзников в Европе. В сентябре 1943 г. вел переговоры о капитуляции итальянских войск, в мае 1945 г. – о капитуляции германского вермахта. Генерал-лейтенант (13 января 1944).

С 1946 по март 1949 г. – посол США в Советском Союзе. Затем командующий 1-й армией.

21 августа 1950 г. назначен президентом Трумэном директором ЦРУ, 28 августа утвержден Сенатом, вступил в должность 7 октября. Находился на этом посту вплоть до 9 февраля 1953 г.

Генерал армии (1 июля 1951 г.).

9 февраля 1953 г. уволился из ЦРУ и оставил действительную военную службу.

В 1953–1954 гг. – заместитель госсекретаря США, затем занимался бизнесом.

Автор книг «Мои три года в Москве» («My Three Years in Moscow», 1949) и «Шесть великих решений Эйзенхауэра» («Eisenhower's Six Great Decisions», 1956).

Даллес, Аллен Уэлш

• (Dulles, Allen Welsh)

7 апреля 1893 – 28 января 1969.

Родился в г. Уотертаун, штат Нью-Йорк. Внук Джона Уотсона Фостера (1836–1917, в 1892–1893 гг. – госсекретарь США), племянник Роберта Лансинга (1864–1928, в 1915–1920 гг. – госсекретарь США), младший брат Джона Фостера Даллеса (1888–1959, в 1953–1959 гг. – госсекретарь США).

Учился в Принстонском университете, где в 1914 получил степень бакалавра искусств, а в 1916 г. – магистра искусств. В 1926 г. получил степень бакалавра юридических наук в Университете Джорджа Вашингтона.

С 1916 г. – на дипломатической службе. Сотрудник американского посольства в Австро-Венгрии. С апреля 1917 г. – сотрудник американского представительства в Берне (Швейцария). В 1919 г. участвовал в Версальской мирной конференции.

В 1926 г. Аллен Даллес уволился из Государственного департамента и устроился в юридическую фирму «Салливан и Кромвель», где уже работал его брат Дж. Даллес. Как и многие другие сотрудники фирмы, Аллен Даллес нередко выполнял временные правительственные поручения, выступая советником американских делегаций, принимавших участие в различных международных конференциях.

После вступления США во 2-ю мировую войну Даллес был привлечен к работе в УСС его начальником генерал-майором Уильямом Донованом. Работал в штабе УСС в Нью-Йорке, затем в представительстве британской разведки МИ6 в США (British Security Coordination).

С ноября 1942 г. – резидент УСС в Берне (Швейцария). Работал под прикрытием должности сотрудника посольства США.

После окончания 2-й мировой войны вышел в отставку и вернулся к юридической практике.

В 1948 г. работал в предвыборном штабе Томаса Э. Дьюи, соперника избранного президентом Трумэна.

4 января 1951 г. принят на работу в Центральное разведывательное управление в качестве заместителя директора ЦРУ по планированию. В его обязанности входило руководство агентурной разведкой и тайными операциями.

С 23 августа 1951 г. – 1-й заместитель директора ЦРУ.

9 февраля 1953 г. назначен президентом Эйзенхауэром исполняющим обязанности директора ЦРУ. 23 февраля утвержден Сенатом. С 26 февраля 1953 по 29 ноября 1961 г. – директор ЦРУ.

Под руководством Даллеса ЦРУ превратилось в мощнейшую глобальную разведывательную организацию, способную проводить тайные операции по всему миру.

В ноябре 1961 г. подал в отставку. Основной причиной этого шага был провал вторжения на Кубу в апреле того же года.

В 1963–1964 гг. участвовал в работе комиссии, созданной для расследования обстоятельств убийства президента Дж. Кеннеди.

Автор книги «Искусство разведки» («The Craft of Intelligence», 1963).

Мак-Коун, Джон Алекс

• (McCone, John Alex)

4 января 1902 – 14 февраля 1991.

Родился в Сан-Франциско, штат Калифорния. В 1922 г. окончил Калифорнийский университет в Беркли, получив степень бакалавра точных наук.

Работал в промышленности и бизнесе. Несколько раз поступал на государственную службу. В 1947–1948 гг. – член президентской Комиссии по использованию воздушного пространства. В 1948 г. – заместитель министра обороны. В 1950–1951 гг. – заместитель министра ВВС. В 1958–1960 гг. – председатель Комиссии по атомной энергии.

27 сентября назначен президентом Кеннеди на пост директора ЦРУ. 29 ноября введен в должность не дожидаясь утверждения Сенатом с тем, чтобы обеспечить непрерывность руководства Центральным разведывательным управлением. Утвержден Сенатом 31 января 1962 г. Возглавлял ЦРУ вплоть до 28 апреля 1965 г.

Во время Карибского кризиса 1962 года входил в ближайший совет президента Дж. Кеннеди, собиравшийся почти ежедневно на протяжении шести недель и дававший президенту практические рекомендации. Мак-Коун был одним из тех, кто отговаривал Кеннеди от вторжения на Кубу.

После ухода в отставку с поста директора ЦРУ был назначен американским официальным представителем в Ватикане. Позднее занимался бизнесом.

Рейборн, Уильям Фрэнсис, младший

• (Raborn, William Francis)

8 июня 1905 – 6 марта 1990

Родился в г. Декатур, штат Техас. В 1928 г. окончил Военно-морскую академию. Проходил службу в качестве морского летчика и специалиста в области вооружений. В 1952 г. окончил Военно-морской колледж.

В 1955–1962 гг. – руководитель Управления специальных проектов ВМС США. С декабря 1955 г. лично курировал программу создания ракет морского базирования «Поларис». Вице-адмирал (1960).

В 1962–1963 гг. – заместитель по развитию начальника военно-морских операций.

1 сентября 1963 г. уволился из ВМС. В 1963–1965 гг. работал в частной промышленности.

11 апреля 1965 г. назначен президентом Джонсоном на пост директора ЦРУ. 22 апреля утвержден Сенатом. 28 апреля вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 30 июня 1966 г.

После ухода в отставку занимался бизнесом.

Хелмс, Ричард Макгарра

• (Helms, Richard McGarrah)

Род. 30 марта 1913.

Родился в г. Сент-Дэвидс, штат Пенсильвания. В детстве несколько лет жил в Европе, учился в школах в Германии и Швейцарии. В 1935 г. окончил колледж Вильямса, получив степень бакалавра.

Работал журналистом. В 1936 г. направлен в качестве корреспондента «Юнайтед Пресс» на Олимпийские игры в Берлин, где взял интервью у Гитлера. После возвращения в США принят на работу в газету «Индианаполис Таймс», где работал менеджером по рекламе.

В 1942 г. призван на действительную воинскую службу. Прошел 60-дневную подготовку на курсах при Гарвардском университете, после чего был произведен в лейтенанты ВМС. Находился на штабной работе.

С августа 1943 г. – сотрудник УСС. Работал в Великобритании и Люксембурге, а после окончания 2-й мировой войны – в Германии.

В 1946 г. уволился из ВМС. Работал гражданским специалистом в отделе тайных операций, переданном из расформированного УСС в Министерство обороны. Отвечал за разведывательную и контрразведывательную работу в Германии, Австрии и Швейцарии. В том же году вместе со своим отделом передан в состав ГЦР, преобразованной в сентябре 1947 г. в ЦРУ.

С июля 1952 г. – исполнял обязанности начальника по операциям в Директорате планирования ЦРУ.

С 1962 г. – зам. директора ЦРУ по планированию и руководитель Директората планирования.

С 28 апреля 1965 г. – 1-й заместитель директора ЦРУ (назначен президентом Джонсоном, утвержден Сенатом и вступил в должность одновременно с директором ЦРУ Рейборном).

18 июня 1966 г. назначен президентом Джонсоном директором ЦРУ. 30 июня вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 2 февраля 1973 г.

Уволен в отставку за противодействие попыткам президента Никсона замять скандал с «Уотергейтом».

С марта 1973 по январь 1977 г. – посол США в Иране.

В 1977 г. привлечен к суду по обвинению в даче ложных показаний Сенату (в 1973 г. Хелмс отрицал участие ЦРУ в свержении президента Чили Альенде). Признал себя виновным и по соглашению с Министерством юстиции был приговорен к двум годам лишения свободы условно и штрафу в 2000 долларов.

После ухода с государственной службы занимался бизнесом. Основал консалтинговую фирму «Сафир компани».

В 1983 г. награжден президентом Рейганом «Медалью национальной безопасности».

Шлезингер, Джеймс Родни

• (Schlesinger, James Rodney)

Род. 15 февраля 1929.

Родился в г. Нью-Йорке. Окончил Гарвардский университет, получив в 1950 г. степень бакалавра, в 1952 г. – магистра и в 1956 г. – доктора экономики.

В 1955–1963 гг. – ассистент, а затем доцент экономики в университете Вирджинии. Одновременно работал консультантом Федерального резервного совета губернаторов.

В 1963–1967 гг. член руководства компании «Рэнд Корп.», выполнявшей военные заказы. В 1967–1969 гг. возглавлял в ней отделение стратегических исследований.

В 1969–1970 гг. – помощник, а затем исполняющий обязанности заместителя директора Бюро бюджета.

В 1970–1971 гг. – помощник директора Управления менеджмента и бюджета.

В 1971–1973 гг. – председатель Комиссии по атомной энергии.

21 декабря 1972 г. назначен президентом Никсоном директором ЦРУ. 23 января 1973 г. утвержден Сенатом. 2 февраля вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 2 июля 1973 г.

С июля 1973 по ноябрь 1975 г. – министр обороны.

С августа 1977 по август 1979 г. – министр энергетики.

Уолтерс, Вернон Энтони

• (Walters, Vernon Anthony)

Род. 3 января 1917.

Родился в г. Нью-Йорк. Окончил колледж Стоунхерст в Англии.

2 мая 1941 г. вступил в армию США.

В 1955–1960 гг. – член постоянной группы НАТО в Вашингтоне, с дополнительными обязанностями штабного помощника президента Эйзенхауэра и переводчика для президента, вице-президента и высших чинов Государственного департамента и Министерства обороны.

В 1960–1962 гг. – военный атташе в Италии, в 1962–1967 гг. – в Бразилии, в 1967–1972 гг. – во Франции. Генерал-лейтенант (март 1972).

2 марта 1972 г. назначен президентом Никсоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 10 апреля утвержден Сенатом. 2 мая вступил в должность, которую занимал вплоть до 2 июля 1976 г.

С 2 июля по 4 сентября 1973 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

В 1977–1981 гг. работал консультантом частных фирм и читал лекции.

В 1981–1985 гг. – посол по особым поручениям.

В 1985–1988 гг. – представитель США при ООН.

В 1989–1991 гг. – посол в ФРГ.

С 1991 г. работает частным консультантом и читает лекции.

Колби, Уильям Иган

• (Colby, William Egan)

4 января 1920 – 27 апреля 1996.

Родился в г. Сент-Пол, штат Миннесота. В 1941 г. окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств. В августе того же года вступил добровольцем в армию, получив звание 2-го лейтенанта. Служил в парашютно-десантных войсках. В 1943 г. переведен в УСС. Летом 1944 г. забрасывался на территорию оккупированной немцами Франции, а в 1945 г. – в оккупированную Норвегию. За выполнение последней миссии удостоен воинской награды. Майор (1945).

После окончания 2-й мировой войны посещал юридический факультет Колумбийского университета, где в 1947 г. получил степень бакалавра юридических наук. Занимался частной юридической практикой вместе с бывшим начальником УСС Уильямом Дж. Донованом.

В 1949–1950 гг. работал в Национальном департаменте трудовых отношений в Вашингтоне.

После начала войны в Корее поступил на службу в ЦРУ.

В 1951–1953 гг. работал в американском посольстве в Стокгольме, в 1953–1958 гг. – в Риме, в 1959–1962 гг. – представитель ЦРУ в посольстве США в Сайгоне (Южный Вьетнам).

В 1962–1967 гг. работал в центральном аппарате ЦРУ в качестве начальника Дальневосточного управления Директората планирования.

В 1968 г. вновь направлен во Вьетнам под прикрытием должности американского представителя Агентства международного развития. Участвовал в проведении операции «Феникс», в ходе которой были уничтожены десятки тысяч вьетнамцев, подозревавшихся в сочувствии к коммунистам.

В 1971 г., оставаясь сотрудником ЦРУ, официально устроился на работу в Госдепартамент.

Со 2 марта по 24 августа 1973 г. – заместитель директора ЦРУ по операциям. Одновременно – исполнительный секретарь комитета руководства ЦРУ.

10 мая 1973 г. назначен президентом Никсоном директором ЦРУ. 1 августа утвержден Сенатом. 4 сентября вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 30 января 1976 г.

В 1976 г. оставил государственную службу с тем, чтобы посвятить себя мемуарам и чтению лекций.

Автор книги «Благородные люди: моя жизнь в ЦРУ» («Honorable Men: My Life in the CIA», 1977).

Был женат на Барбаре Хейнзен, пятеро детей.

Погиб в результате несчастного случая, находясь на отдыхе на море близ Чесапикского залива.

Буш, Джордж Герберт Уолкер

• (Bush, George Herbert Walker)

Род. 12 июня 1924.

Родился в г. Милтоне, штат Массачусетс. Сын сенатора Прескотта Буша. В 1948 г. окончил Йельский университет, получив степень бакалавра.

После начала 2-й мировой войны вступил добровольцем в ВМС США. Служил в морской авиации.

После окончания 2-й мировой войны переехал в Техас и занялся нефтяным бизнесом.

В 1967–1971 гг. – конгрессмен от 7-го округа штата Техас.

В 1971–1972 гг. – представитель США в ООН.

В 1973–1974 гг. возглавлял Национальный комитет Республиканской партии.

В 1974–1975 гг. – глава временной миссии США в Пекине.

3 ноября 1975 г. назначен президентом Фордом директором ЦРУ. 27 января 1976 г. утвержден Сенатом. 30 января вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 20 января 1977 г.

С 20 января 1981 по 20 января 1989 г. – вице-президент США. Сыграл ключевую роль в подготовке политической почвы для вторжения американских войск в Гренаду.

В 1988 г. выдвинут кандидатом в президенты США от Республиканской партии и победил на выборах демократа Майкла Дукакиса.

С 20 января 1989 по 20 января 1993 г. – президент США.

Женат на Барбаре Пайерс Буш. Пятеро детей, в том числе и нынешний президент США Джордж Буш-младший.

Ноуч, Инно Генри

• (Knoche, Enno Henry)

Род. 14 января 1925.

Родился в г. Чарлстон, штат Западная Вирджиния. В 1947 г. окончил Колледж Вашингтона и Джефферсона, получив степень бакалавра искусств.

Во время 2-й мировой и Корейской войн служил в ВМС. Затем работал в ЦРУ.

В 1972–1973 гг. – директор Информационной службы иностранного радиовещания (Foreign Broadcast Information Service).

В 1973–1975 гг. – директор отдела стратегических исследований, ЦРУ.

С августа 1975 по июль 1976 г. – помощник заместителя по разведывательному сообществу директора центральной разведки.

22 апреля 1976 г. назначен президентом Фордом 1-м заместителем директора ЦРУ. 30 июня утвержден Сенатом. 7 июля вступил в должность, которую занимал вплоть до 1 августа 1977 г.

С 20 января по 9 марта 1977 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

После выхода в отставку занимался бизнесом.

Тернер, Стэнсфилд

• (Turner, Stansfield)

Род. 1 декабря 1923.

Родился в г. Хайлэнд-Парк, штат Иллинойс. В 1941–1943 гг. учился в колледже Амхерста. В 1946 г. окончил Военно-морскую академию Соединенных Штатов. В течение года служил в море, затем получил стипендию Родса для обучения в Эксетер-колледже Оксфордского университета в Англии, где в 1950 г. получил степень бакалавра, а в 1954 г. – магистра искусств.

В дальнейшем находился на различных должностях в ВМС США: командовал минным тральщиком, эсминцем и ракетным эсминцем, работал в управлении начальника военно-морских операций, был помощником министра обороны по системному анализу, помощником и консультантом военно-морского министра.

В 1970 г. окончил Гарвардскую бизнес-школу. Контр-адмирал (1970).

Командовал тактической группой авианосцев.

В 1971–1972 гг. – директор управления системного анализа ВМС США. Вице-адмирал (1972).

В 1972–1974 гг. – президент Военно-морского колледжа Соединенных Штатов.

С 1974 г. – командующий 2-м американским флотом и ударным флотом НАТО в Атлантическом океане.

С сентября 1975 г. – главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Южной Европе. Адмирал (1975).

8 февраля 1977 г. назначен президентом Картером директором ЦРУ. 24 февраля утвержден Сенатом. 9 марта вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 20 января 1981 г.

Руководя ЦРУ, Тернер некоторое время оставался на действительной военной службе. Однако 31 декабря 1978 г. он уволился из ВМС.

После ухода из ЦРУ занимался литературной деятельностью, выступал с лекциями.

Автор книги «Секретность и демократия» («Secrecy and Democracy», 1985).

Кейси, Уильям Джозеф

• (Casey, William Joseph)

13 марта 1913 – 6 мая 1987.

Родился в г. Нью-Йорке. В 1934 г. окончил Фордхэмский университет, получив степень бакалавра точных наук. В 1937 г. окончил юридическую школу университета св. Иоанна, получив степень бакалавра юридических наук.

Работал адвокатом, занимался бизнесом.

В 1943 г. поступил на службу в ВМС США. В том же году был переведен в УСС. Работал в секретариате штаб-квартиры УСС, затем направлен в Лондон на должность помощника начальника лондонского отделения УСС. В 1944–1945 гг. – начальник Отделения секретной разведки (Secret Intelligence Branch) УСС на Европейском театре военных действий.

После окончания 2-й мировой войны преподавал налоговое законодательство в Нью-Йоркском университете и в Институте практического законодательства в Нью-Йорке, работал адвокатом в Нью-Йорке и Вашингтоне.

В 1966 г. баллотировался в Конгресс от округа Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк в качестве кандидата от Республиканской партии, однако не был избран.

В 1968 г. участвовал в избирательной кампании будущего президента Никсона.

В 1971–1973 гг. – председатель Биржевой комиссии (Securities and Exchange Commission).

В 1973–1974 гг. – заместитель госсекретаря США по экономическим делам.

В 1974–1976 гг. – президент и председатель Экспортно-импортного банка.

В 1976–1977 гг. – член Президентского консультативного совета по внешней разведке.

В 1980 г. возглавлял предвыборный штаб кандидата в президенты Рональда Рейгана.

20 января 1981 г., вступив в должность президента США, Рейган в тот же день назначил Кейси директором ЦРУ. 27 января кандидатура Кейси была утверждена Сенатом, а 28 января он вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 29 января 1987 г.

Будучи директором ЦРУ, Кейси оказался в эпицентре скандала «Иран-контрас». В результате нервного напряжения, получив сердечный удар на рабочем месте, он был вынужден уйти в отставку со своего поста по состоянию здоровья (с 18 декабря 1986 по 26 мая 1987 г. обязанности директора ЦРУ исполнял Роберт Гейтс) и вскоре умер.

Автор книги «Тайная война против Гитлера» («The Secret War Against Hitler», издана посмертно в 1988), а также ряда книг по налогообложению, финансовому планированию и инвестициям, написанных в 1950-е – 1960-е гг.

Уэбстер, Уильям Хеджкок

• (Webster, William Hedgcock)

Род. 6 марта 1924.

Родился в г. Сент-Луис, штат Миссури. В 1947 г. окончил колледж в Амхерсте (Массачусетс), получив степень бакалавра искусств. В 1949 г. окончил Юридическую школу Университета Вашингтона в Сент-Луисе, получив степень доктора юриспруденции. Почетный доктор права колледжа Амхерста (1975).

В 1943–1946 гг. – лейтенант ВМС США. Во время Корейской войны в 1951–1952 гг. вновь находился на службе в ВМС в том же звании.

В 1949–1959 гг. (с перерывом) занимался частной юридической практикой в Сент-Луисе.

В 1960–1961 гг. – прокурор Восточного округа штата Миссури. Затем вновь вернулся к частной юридической практике.

В 1964–1969 гг. – член палаты по надзору за соблюдением законности штата Миссури.

В 1970–1973 гг. – судья окружного суда Восточного округа штата Миссури.

В 1973–1978 гг. – судья апелляционного суда 8-го судебного округа.

С 23 февраля 1978 по 25 мая 1987 г. – директор ФБР.

3 марта 1987 г. назначен президентом Рейганом директором ЦРУ. 19 мая утвержден Сенатом. 26 мая вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 31 августа 1991 г.

Подал в отставку с поста директора ЦРУ 8 мая 1991 г., однако по личной просьбе президента Буша продолжал исполнять обязанности директора до 31 августа.

После выхода в отставку вернулся к частной юридической практике.

Керр, Ричард Джеймс

• (Kerr, Richard James)

Род. 4 октября 1935.

Родился в г. Форт-Смит, штат Арканзас. В 1959 г. окончил университет штата Орегон, получив степень бакалавра истории. В 1959–1960 гг. продолжал обучение в университете, однако степень магистра получить не смог.

В 1960 г. принят на службу в ЦРУ в качестве аналитика. В основном занимался вопросами, связанными с СССР.

В 1962–1963 гг. – представитель Разведывательного директората ЦРУ при штабе Тихоокеанского командования США в Гонолулу (Гавайи).

Позднее заместитель начальника и начальник комитета, отвечающего за качество и использование фотоснимков, затем – исполнительный офицер Штаба разведывательного сообщества.

С 1976 г. занимал ряд руководящих должностей в Разведывательном директорате ЦРУ – заместитель начальника отдела, отвечающего за политические анализы глобальных проблем, начальник отдела Восточной Азии, начальник отдела, отвечающего за подготовку ежедневных разведсводок для высших должностных лиц США.

С июля 1982 г. – заместитель начальника Разведывательного директората ЦРУ.

В январе-апреле 1986 г. – заместитель директора ЦРУ по административным вопросам.

В 1986–1989 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

15 февраля 1989 г. назначен президентом Бушем 1-м заместителем директора ЦРУ. 16 марта утвержден Сенатом. 20 марта вступил в должность, которую занимал вплоть до 2 марта 1992 г.

С 1 сентября по 6 ноября 1991 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

После выхода в отставку в 1992 г. занимался частными консультациями.

Женат. Четверо детей.

Гейтс, Роберт Майкл

• (Gates, Robert Michael)

Род. 25 сентября 1943.

Родился в г. Уичайт, штат Канзас. В 1965 г. окончил Колледж Уильяма и Мэри, получив степень бакалавра искусств. В 1966 г. получил степень магистра истории восточноевропейских стран в университете штата Индиана. В том же году поступил на службу в ЦРУ в качестве эксперта-аналитика. Работал членом штаба специального помощника директора ЦРУ по сокращению стратегических вооружений и одним из двух помощников офицера национальной разведки по стратегическим программам.

В 1974 г. получил степень доктора русской и советской истории в Джорджтаунском университете. В том же году направлен в СНБ, где работал до 1979 г.

В 1979 г. вернулся в центральный аппарат ЦРУ. В 1979–1981 гг. – офицер национальной разведки по Советскому Союзу.

В 1981–1982 гг. возглавлял исполнительный штаб при директоре ЦРУ.

С января 1982 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке. С сентября 1983 г. – одновременно председатель Совета национальной разведки.

4 марта 1986 г. назначен президентом Рейганом 1-м заместителем директора ЦРУ. 15 апреля утвержден Сенатом. 18 апреля вступил в должность, которую занимал вплоть до 20 марта 1989 г.

С 18 декабря 1986 г., после того, как директор ЦРУ Уильям Кейси тяжело заболел, по 26 мая 1987 г. исполнял обязанности директора ЦРУ.

Президент Рейган планировал сделать Роберта Гейтса преемником Кейси на посту директора ЦРУ, однако Гейтс взял самоотвод во время процедуры рассмотрения его кандидатуры в Конгрессе.

Оставался 1-м заместителем директора ЦРУ при преемнике Кейси Уильяме Уэбстере.

С марта 1989 г. – заместитель помощника, а с августа того же года – помощник президента по вопросам национальной безопасности.

14 мая 1991 г. назначен президентом Бушем директором ЦРУ. 5 ноября утвержден Сенатом. 6 ноября вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 20 января 1993 г.

В октябре 1992 г. Гейтс стал первым директором ЦРУ, переступившим порог московского Кремля. Там у него состоялась встреча с российским президентом Борисом Ельциным и директором российской Службы внешней разведки Евгением Примаковым.

После инаугурации президента Клинтона Гейтс подал в отставку со своего поста и ушел из ЦРУ.

Автор книги «Из тени» («Out of the Shadows», 1996).

Студеман, Уильям Оливер

• (Studeman, William Oliver)

Род. 16 января 1940.

Родился в г. Браунсвилле, штат Техас. В 1962 г. окончил Университет Юга в Сьюини (Теннеси), получив степень бакалавра искусств. В 1973 г. получил степень магистра по международным делам в Университете Джорджа Вашингтона. В том же 1973 г. окончил Военно-морской колледж, а в 1981 г. – Национальный военный колледж.

В 1963 г. поступил на службу в ВМС США, получив чин мичмана. Направлен в военно-морское летное училище, после окончания которого занимал различные должности на море и на суше.

В 1981–1982 гг. – исполнительный помощник заместителя начальника военно-морских операций.

В 1982–1984 гг. – начальник разведывательного центра военно-морских операций.

В 1984 г. произведен в коммодоры авиации и назначен директором Группы долгосрочного планирования и одновременно исполнительным директором совета по новым технологиям (Advanced Technology Panel) при начальнике исполнительной коллегии военно-морских операций.

В 1985–1988 гг. – директор разведки ВМС.

С августа 1988 по апрель 1992 г. – директор АНБ.

Адмирал.

17 января 1992 г. назначен президентом Бушем 1-м заместителем директора ЦРУ. 7 апреля утвержден Сенатом. 9 апреля вступил в должность, которую занимал вплоть до 3 июля 1995 г.

С 21 января по 5 февраля 1993 г. и с 11 января по 9 мая 1995 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

После ухода из ЦРУ Студеман вскоре, 1 октября 1995 г., уволился и из ВМС.

В настоящее время занимается бизнесом.

Женат. Трое детей.

Вулси, Р. Джеймс

• (Woolsey, R. James)

Род. 21 сентября 1941.

Родился в г. Талса, штат Оклахома. В 1963 г. окончил Стэнфордский университет, получив степень бакалавра искусств. Затем в качестве Родсовского стипендиата учился в Колледже святого Джона Оксфордского университета (Англия), где в 1965 г. также получил степень бакалавра. После чего вернулся в США и поступил на юридический факультет Йельского университета, который окончил в 1968 г., получив степень бакалавра юридических наук.

В 1968 г. зачислен в армию США в чине капитана. В 1968–1970 гг. служил аналитиком в Министерстве обороны.

В 1969–1970 гг. – советник делегации США на переговорах по ограничению стратегических вооружений (ОСВ-1) в Хельсинки и Вене.

В 1970 г. работал в аппарате СНБ. В том же году получил степень магистра искусств в Оксфордском университете.

В 1970–1973 гг. – главный советник сенатского комитета по вооруженным силам. Затем занимался частной юридической практикой в фирме Ши Гарднера.

В 1977–1979 гг. – заместитель военно-морского министра.

В 1979–1989 гг. – совладелец юридической фирмы Ши Гарднера.

В 1983–1986 гг. принимал участие в переговорах о сокращении вооружений в Женеве.

В 1983–1984 гг. – член президентской комиссии по стратегическим вооружениям, в 1985–1986 гг. – президентской комиссии по руководству деятельностью, связанной с обороной, в 1989 г. – президентской комиссии по реформе федерального этического законодательства.

С 1989 г. – официальный представитель США в ранге посла на переговорах о сокращении обычных вооружений в Европе. После успешного завершения переговоров с Советским Союзом в июле 1991 г. вновь вернулся к частной юридической практике в фирме Ши Гарднера.

21 января 1993 г. назначен президентом Клинтоном директором ЦРУ. 3 февраля утвержден Сенатом. 5 февраля вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 10 января 1995 г.

Подал в отставку после разоблачения высокопоставленного сотрудника ЦРУ Олдрича Г. Эймса, сотрудничавшего с советской и российской разведкой.

В настоящее время – член совета директоров корпорации «Invicta».

Дейч, Джон Марк

• (Deutch, John Mark)

Род. 27 июля 1938.

Родился в столице Бельгии Брюсселе в еврейской семье. В 1942 г. родители Дейча переехали вместе с сыном и дочерью в США. Семья Дейчей обосновалась в пригороде Вашингтона. Отец Джона, будучи инженером, устроился на один из заводов департамента военной промышленности, занимавшийся производством синтетической резины. В 1945 г. Джон получил американское гражданство.

В 1961 г. окончил химико-инженерный факультет Массачусетского технологического института (МТИ), получив степень бакалавра точных наук, и одновременно исторический факультет колледжа в Амхерсте, получив степень бакалавра истории. В 1965 г. получил степень доктора физической химии в МТИ.

В 1961–1965 гг. работал в отделе политического планирования Министерства обороны.

В 1966–1969 гг. – доцент химии в Принстонском университете.

В 1970–1977 гг. – профессор химии МТИ. С 1976 г. – декан химического факультета МТИ. Одновременно работал в оборонной компании «Рэнд Корп.».

В 1977–1980 гг. – заместитель министра энергетики, отвечающий за программы производства ядерных вооружений.

С 1981 г. – ректор МТИ.

В 1989–1993 гг. входил в Президентский консультативный совет по внешней разведке.

В 1993–1994 гг. – заместитель министра обороны по вопросам производства и технологий.

С 1994 г. – заместитель министра обороны.

19 марта 1995 г. назначен президентом Клинтоном директором ЦРУ. 9 мая утвержден Сенатом. 10 мая вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 15 декабря 1996 г.

После выхода в отставку вернулся в МТИ в качестве профессора химии.

С начала 1999 г. – председатель комиссии Конгресса США по проблеме хищения американских ядерных технологий.

После ухода Дейча с поста директора ЦРУ сотрудники технической инспекции обнаружили в памяти его компьютера, не имевшего специальной системы защиты, 31 секретный документ. В мае 1999 г. Министерство юстиции приняло решение не возбуждать против Дейча уголовного дела. Однако летом того же года директор ЦРУ Джордж Тенет «на неопределенное время» лишил его доступа к секретной базе данных ЦРУ.

Тенет, Джордж Джон

• (Tenet, George John)

Род. 5 января 1953.

Родился в г. Флашинг, штат Нью-Йорк. Выходец из семьи греков-иммигрантов. Его отец, уроженец г. Химара (Южная Албания) эмигрировал сперва в Грецию, а затем в США, где владел закусочной в Квинсе (Нью-Йорк).

В 1976 г. окончил Школу дипломатической службы Джорджтаунского университета, получив степень бакалавра. В 1978 г. получил степень магистра по международным делам в Школе международных отношений Колумбийского университета.

В 1982–1985 гг. работал в аппарате сенатора от Пенсильвании Джона Хейнца.

С августа 1985 г. – сотрудник, а с 1988 г. – директор аппарата постоянного комитета сената по разведке.

С 1993 г., после прихода в Белый дом президента Клинтона, Тенет – специальный помощник президента США и одновременно директор разведывательных программ при СНБ.

19 мая 1995 г. назначен президентом Клинтоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 26 июня утвержден Сенатом. 3 июля вступил в должность.

С 16 декабря 1996 г. – исполняющий обязанности директора ЦРУ.

19 марта 1997 г. назначен президентом Клинтоном на пост директора ЦРУ. 10 июля утвержден Сенатом. 11 июля вступил в должность.

Женат на А. Стефании Глакас-Тенет. В семье один сын – Джон Майкл.

Первые заместители директора ЦРУ

Дуглас, Кингмэн

• (Douglass, Kingman)

16 апреля 1896 – 8 октября 1971.

Родился в г. Оак-Парк, штат Иллинойс. В 1918 г. окончил Йельский университет, получив степень бакалавра искусств.

Работал в банковской сфере.

Во время 2-й мировой войны призван в армию. Служил в качестве старшего офицера по разведывательным связям ВВС армии США при английском Министерстве авиации, а затем в Объединенной разведывательной группе на Тихоокеанском театре военных действий.

2 марта 1946 г. директор центральной разведки США контр-адмирал Суэрс назначил Дугласа своим помощником и одновременно исполняющим обязанности заместителя. Занимал последнюю должность вплоть до 11 июля 1946 г.

С 1946 г. работал в отделе специальных операций Группы центральной разведки.

С 4 января 1951 по 11 июля 1952 г. – помощник директора ЦРУ по текущей разведке.

Позднее занимался бизнесом.

Райт, Эдвин Кеннеди

• (Wright, Edwin Kennedy)

28 декабря 1898 – 3 сентября 1983.

Родился в г. Портленд, штат Орегон. Посещал колледж штата Орегон, однако не закончил обучение.

С октября 1922 г. – офицер Национальной гвардии. С 3 июля 1923 г. – офицер армии США.

Во время 2-й мировой войны служил в 12-й армейской группе.

В феврале-июне 1946 г. – исполнительный директор Разведывательного управления Генерального штаба армии США.

С 26 июня 1946 по 20 января 1947 г. – исполнительный директор ГЦР.

20 января 1947 г. назначен директором центральной разведки Ванденбергом своим 1-м заместителем. Бригадный генерал (3 февраля 1947). 18 сентября 1947 г., после создания ЦРУ, стал 1-м заместителем директора ЦРУ. Занимал эту должность вплоть до 9 марта 1949 г.

В 1949 г. назначен в Дальневосточное командование армии США.

Генерал-майор (8 марта 1952).

В 1952–1954 гг. – командующий Вашингтонским военным округом.

В 1954–1955 гг. – командующий 6-й пехотной дивизией, Форд Орд (Калифорния).

30 сентября 1955 г. вышел в отставку.

Джексон, Уильям Гардинг

• (Jackson, William Harding)

25 марта 1901 – 28 сентября 1971.

Родился в г. Нэшвилл, штат Теннеси. В 1924 г. окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств. В 1928 г. окончил Гарвардский университет, получив степень бакалавра юридических наук.

Адвокат и работник банковской сферы в Нью-Йорке.

В 1942–1945 гг. – в армии США.

С 1944 г. служил в разведывательном штабе генерала Омара Брэдли.

18 августа 1950 г. назначен директором ЦРУ генерал-лейтенантом Смитом на пост 1-го заместителя директора ЦРУ. 7 октября вступил в должность, в которой пребывал до 3 августа 1951 г.

С августа 1951 по февраль 1956 г. – внештатный специальный помощник и старший консультант директора ЦРУ.

В 1956–1957 гг. – специальный помощник президента Эйзенхауэра, при этом занимал ряд постов в области национальной безопасности.

Кэбелл, Чарльз Перри

• (Cabell, Charles Pearre)

11 октября 1903 – 25 мая 1971.

Родился в г. Даллас, штат Техас. 12 июня 1925 г. окончил Военную академию США и был произведен во 2-е лейтенанты полевой артиллерии.

В 1925–1930 гг. служил в 12-й полевой артиллерии в Форте Сэм Хьюстон (Техас).

В 1930 г. направлен в начальную летную школу в Бруксфилде (Техас), которую окончил в феврале 1931 г., после чего был направлен в летную школу 2-й ступени в Келли Филд, которую окончил в июне 1931 г. 11 июля 1931 г. переведен в Авиационный корпус и оставлен в Келли Филд в качестве летного инструктора.

С октября 1931 г. – адъютант 7-й наблюдательной эскадрильи, размещенной в Фрэнсфилде в зоне Панамского канала. Затем последовательно служил командиром 44-й наблюдательной, 24-й и 74-й истребительных эскадрилий на авиабазе Элбрук Филд в зоне Панамского канала.

С сентября 1934 г. – летный инструктор, а позднее – адъютант начальной летной школы в Рэндольф Филд (Техас). Капитан.

В сентябре 1938 г. поступил в Авиационную тактическую школу на авиабазе Максвелл Филд (Алабама), которую окончил в июне 1939 г. В августе 1939 г. направлен в Школу Генерального штаба (Command and General Staff school) в Форт-Ливенворт (Канзас), которую окончил в феврале 1940 г. Майор.

В июне 1940 г. направлен в фотолабораторию Управления экспериментальной инженерии авиабазы Райт Филд (Огайо). Затем командирован в Королевские ВВС Англии в качестве наблюдателя.

С апреля 1941 г. – начальник фотографического подразделения при начальнике Авиационного корпуса. Подполковник. С февраля 1942 г. – исполнительный помощник по техническому планированию и координации, затем – начальник совещательного совета при командующем ВВС армии. Полковник. С июня по октябрь 1943 г. учился на 1-м курсе Армейско-морского штабного колледжа.

В октябре 1943 г. направлен в 8-й воздушный флот на Европейском театре военных действий и 1 декабря принял командование 45-м крылом фронтовых бомбардировщиков. Бригадный генерал.

С апреля 1944 г. – директор по планированию Стратегических ВВС США в Европе. С июля – директор по операциям и разведке Средиземноморских союзных ВВС со штаб-квартирой в Казерте (Италия).

После окончания 2-й мировой войны с мая 1945 г. – начальник Управления стратегии и политики Отдела помощника начальника штаба ВВС США по планированию.

В декабре 1945 г. направлен в Военно-штабной комитет ООН и после участия в Лондонской конференции работал в аппарате ООН в Нью-Йорке в качестве заместителя представителя, а затем – представителя ВВС США в Военно-штабном комитете.

С августа 1947 г. – специальный помощник помощника начальника штаба ВВС по планированию и одновременно исполняющий обязанности заместителя директора Объединенного штаба. Генерал-майор.

С ноября 1947 г. – начальник Управления по удовлетворению потребностей авиационной разведки при директоре разведки ВВС.

С 15 мая 1948 г. – директор разведки ВВС США.

С 1 ноября 1951 г. – директор Объединенного штаба, а затем Объединенного комитета начальников штабов.

Генерал-лейтенант.

10 апреля 1953 г. назначен президентом Эйзенхауэром 1-м заместителем директора ЦРУ (в соответствии с принятой Конгрессом в апреле 1953 г. поправкой к Закону о национальной безопасности 1947 г., согласно которой 1-й заместитель директора ЦРУ, как и директор, назначается президентом и утверждается Сенатом). 20 апреля утвержден Сенатом. 23 апреля вступил в должность, в которой находился до 31 января 1962 г.

11 июля 1958 г. произведен в генералы ВВС.

После ухода в отставку занимался частными консультациями.

Награды: медаль «За боевые заслуги» c дубовыми листьями, орден Доблестного легиона, крест «За летные боевые заслуги», медаль «Бронзовая звезда», «Авиационная медаль» с дубовыми листьями, медаль «За службу по защите Америки», медали за Европейскую, Африканскую и Ближневосточную кампании, медаль «За победу во 2-й мировой войне», медаль «За службу по защите нации», орден Британской Империи (Англия), орден Почетного легиона (Франция), Военный крест с пальмовой ветвью (Франция), орден Святых Маврикия и Лазаря (Италия).

Картер, Маршалл Сильвестер

• (Carter, Marshall Sylvester)

16 сентября 1909 – 18 февраля 1993.

9 марта 1962 г. назначен президентом Кеннеди 1-м заместителем директора ЦРУ. 2 апреля утвержден Сенатом. 3 апреля вступил в должность, в которой находился вплоть до 28 апреля 1965 г. Вынужден был уйти со своего поста после назначения директором ЦРУ отставного вице-адмирала Уильяма Рейборна, в соответствии с положением принятой в апреле 1953 года Конгрессом США поправки к Закону о национальной безопасности 1947 года, запрещающим одновременное нахождение на должностях директора и 1-го заместителя директора ЦРУ военнослужащих, в том числе и отставных.

Подробная биография – см. раздел, посвященный АНБ.

Тэйлор, Руфус Лэкленд

• (Taylor, Rufus Lackland)

6 января 1910 – 14 сентября 1978.

Родился в г. Сент-Луис, штат Миссури. В 1933 г. окончил Военно-морскую академию Соединенных Штатов.

В 1963–1966 гг. – директор разведки ВМС.

В июне 1966 г. произведен в вице-адмиралы и назначен заместителем директора РУМО.

20 сентября 1966 г. назначен президентом Джонсоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 7 октября утвержден Сенатом. 13 октября вступил в должность, в которой находился до 1 февраля 1969 г.

Кашмэн, Роберт Эвертон, младший

• (Cushman, Robert Everton)

24 декабря 1914 – 2 января 1985.

Родился в г. Сент-Пол, штат Миннесота. В 1935 г. окончил Военно-морскую академию Соединенных Штатов.

В 1957–1961 гг. – помощник вице-президента Ричарда Никсона по вопросам национальной безопасности.

В 1961–1962 гг. – командующий 3-й дивизией морской пехоты, Окинава.

В 1962–1964 гг. – помощник по разведке и по военным операциям начальника штаба Корпуса морской пехоты.

В 1964–1967 гг. – командующий базой морской пехоты Кэмп-Пендлтон (Калифорния) и командующий 4-й дивизией морской пехоты.

Генерал-лейтенант (июнь 1967).

В 1967–1969 гг. – командующий 3-й десантной группой морской пехоты во Вьетнаме.

6 марта 1969 г. назначен президентом Никсоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 22 апреля утвержден Сенатом. 7 мая вступил в должность, в которой находился до 31 декабря 1971 г.

С 1 января 1972 г. – командующий Корпусом морской пехоты США.

В 1975 г. вышел в отставку.

Карлуччи, Фрэнк Чарльз 3-й

• (Carlucci, Frank Charles)

Род. 18 октября 1930.

Родился в г. Скрантон, штат Пенсильвания. В 1954 г. окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств.

В 1952–1954 гг. – офицер ВМС.

В 1954–1955 гг. посещал Школу бизнеса при Гарвардском университете.

В 1956–1969 гг. – чиновник Международной службы Государственного департамента США.

С 1969 г. работал в отделе изучения экономических возможностей: помощник директора по операциям, а с января по сентябрь 1971 г. – директор.

В 1971–1972 гг. – помощник, а затем заместитель директора Отдела управления и бюджета.

В 1972–1974 гг. – заместитель министра здравоохранения, образования и благосостояния (Welfare).

В 1974–1977 гг. – посол в Португалии.

22 декабря 1977 г. назначен президентом Картером 1-м заместителем директора ЦРУ. 9 февраля 1978 г. утвержден Сенатом. 10 февраля вступил в должность, в которой находился до 5 февраля 1981 г.

В 1981–1982 гг. – заместитель министра обороны. Затем занимался бизнесом.

В январе-ноябре 1987 г. – помощник президента по делам национальной безопасности.

В 1987–1989 гг. – министр обороны.

С 1989 г. занимается частным бизнесом.

Инмэн, Бобби Рей

• (Inman, Bobby Ray)

Род. 4 апреля 1931.

24 января 1981 г. назначен президентом Рейганом 1-м заместителем директора ЦРУ. 12 февраля утвержден Сенатом и в тот же день вступил в должность, в которой находился до 10 июня 1982 г.

Подробная биография – см. АНБ.

Мак-Магон, Джон Норман

• (Mcmahon, John Norman)

Род. 3 июля 1929.

Родился в г. Ист Норволк, штат Коннектикут. В 1951 г. окончил Колледж Святого Креста, получив степень бакалавра искусств.

Занимал разные посты в ЦРУ.

В 1976–1977 гг. – помощник заместителя директора ЦРУ по разведывательному сообществу.

В 1977–1978 гг. – исполняющий обязанности заместителя директора ЦРУ по разведывательному сообществу.

В 1978–1981 гг. – заместитель директора ЦРУ по операциям.

В 1981–1982 гг. – заместитель директора Национальной комиссии по зарубежным инвестициям.

С 4 января по 10 июня 1982 г. – исполнительный директор ЦРУ.

26 апреля 1982 г. назначен президентом Рейганом 1-м заместителем директора ЦРУ. 9 июня утвержден Сенатом. 10 июня вступил в должность, в которой находился до 29 марта 1986 г.

После ухода из ЦРУ занимался бизнесом.

Гордон, Джон Александер

• (Gordon, John Alexander)

Род. 22 августа 1946.

Родился в г. Джефферсон-Сити, штат Миссури. В 1968 г. окончил Университет Миссури в г. Колумбия, получив степень бакалавра физики. В 1970 г. окончил Военно-морскую послевузовскую школу в Монтерее (Калифорния), получив степень магистра точных наук. В 1972 г. получил степень магистра искусств в Хайлэндском университете в Лас-Вегасе. В 1975 г. заочно окончил эскадрильную офицерскую школу. В 1978 г. заочно окончил Авиационный командно-штабной колледж. В 1986 г. окончил Авиационный военный колледж на авиабазе Максвелл (Алабама).

Во время учебы в Университете Миссури прошел программу подготовки офицеров запаса и после его окончания был 4 июня 1968 г. произведен во 2-е лейтенанты и зачислен в ВВС США.

С июля 1968 по июнь 1970 г. учился в Военно-морской послевузовской школе в Монтерее (Калифорния) и на авиабазе Райт-Патерсон (Огайо). 1-й лейтенант (4 декабря 1969).

С июня 1970 г. работал физиком в Лаборатории оружия ВВС на авиабазе в Киртленде (Нью-Мексико). Капитан (4 июня 1971). С июня 1974 г. – исследователь в Лабораториях Сэндиа в Альбукерке (Нью-Мексико). Занимался модернизацией межконтинентальных баллистических ракет «Минитмэн», а также разработкой межконтинентальных баллистических ракет «Пискипер».

С апреля 1976 г. – офицер по долгосрочному планированию штаба Командования стратегической авиации, авиабаза Оффат (Небраска).

С февраля 1979 г. – офицер-исследователь штаба ВВС в Вашингтоне. Майор (1 сентября 1979).

С августа 1980 г. – исполнительный помощник заместителя министра ВВС. Подполковник (1 ноября 1981).

С мая 1982 г. работал в Государственном департаменте США – заместитель директора Отдела политических анализов, с января 1983 г. – директор Отдела стратегической ядерной политики и директор по вопросам обороны и контролю над вооружениями Бюро по военно-политическим делам.

С июля 1985 по июль 1986 г. учился в Авиационном военном колледже на авиабазе Максвелл (Алабама). Полковник (1 декабря 1985).

С июля 1986 г. – помощник по технической части заместителя командующего 44-м крылом стратегических ракет на авиабазе Элсворт (Южная Дакота).

С июня 1987 г. – 1-й заместитель командующего, а затем командующий 90-м крылом стратегических ракет «Пискипер» на авиабазе Фрэнсиса Э. Уоррена (Вайоминг).

С мая 1989 г. – специальный помощник президента по вопросам национальной безопасности и старший директор СНБ по оборонной политике и контролю над вооружениями. Бригадный генерал (1 июня 1992). Принимал участие в переговорах по соглашению СТАРТ-2.

С января 1993 г. – заместитель помощника министра обороны и начальника штаба по политическим вопросам.

С июня 1994 г. – директор по операциям Космического командования ВВС США, авиабаза Питерсон (Колорадо). Генерал-майор (25 мая 1995).

С сентября 1995 г. – специальный помощник по долгосрочному планированию начальника штаба ВВС США.

Генерал-лейтенант (20 сентября 1996).

С сентября 1996 г. – помощник директора ЦРУ по военной поддержке.

21 июля 1997 г. назначен президентом Клинтоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 28 октября утвержден Сенатом. 31 октября произведен в генералы ВВС и в тот же день вступил в должность, в которой находился до 1 июля 2000 г.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, медаль «За превосходную службу в вооруженных силах», орден Доблестного легиона, медаль «За отличную службу в вооруженных силах», медаль «За отличную службу» с дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в ВВС».

Жена – Мэрилин Гордон (в девичестве Лэнг). В семье одна дочь – Дженнифер.

Мак-Лаулин, Джон Е.

• (McLaughlin, John E.)

Род. в 1942.

Родился в г. Мак-Киспорт, штат Пенсильвания. В 1964 г. окончил Виттенбергский университет, получив степень бакалавра искусств. В 1966 г. окончил Высшую школу международных отношений Джона Гопкинса, получив степень магистра по специальности «Европейские отношения». В этот период в течение года работал на Капитолийском холме в качестве штатного помощника сенатора Джозефа Кларка (штат Пенсильвания). Позднее учился в течение года в SAIS-центре в Болонье (Италия) и выполнил дополнительную работу на соискание степени по сравнительной политике в Пенсильванском университете в Филадельфии.

В 1966–1969 гг. служил в армии. Окончил пехотную офицерскую школу. В 1968–1969 гг. служил в Юго-Восточной Азии.

В 1972 г. поступил на работу в ЦРУ. Сотрудник отделов Европы и СССР Разведывательного директората.

В 1984–1985 гг. по обмену работал в Отделе Европы и Канады Государственного департамента.

С сентября 1985 г. – заместитель начальника, а с апреля 1989 г. – начальник отдела Европы Разведывательного директората ЦРУ.

После распада СССР назначен начальником отдела славянских народов и Евразии (бывший отдел СССР). Находился на этой должности до середины 1995 г. В этот период был членом Группы управления российской политикой (Russia Policy Steering Group), возглавлявшейся заместителем госсекретаря Строубом Тэлботом и неоднократно посещал Россию и другие республики бывшего СССР в составе дипломатических делегаций.

С лета 1995 г. – вице-председатель, а затем исполняющий обязанности председателя Совета национальной разведки.

С июля 1997 г. по июль 2000 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

С 28 июня 2000 г. – исполняющий обязанности 1-го заместителя директора ЦРУ.

14 июля 2000 г. назначен президентом Клинтоном 1-м заместителем директора ЦРУ. 18 октября утвержден Сенатом. 19 октября вступил в должность.

Сотрудники ЦРУ

Беккер, Лофтус Э.

• (Becker, Loftus E.)

Прокурор, был военным советником Нюрнбергского трибунала.

В 1952–1953 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Биссель, Ричард М., младший

• (Bissel, Richard M.)

1910–1994.

Окончил Йельский университет. Позднее учился в Лондонской школе экономики, а затем вновь в Йельском университете – на экономическом факультете.

Во время 2-й мировой войны работал в Министерстве торговли и в Администрации военного судоходства, избежав призыва в армию по причине плохого зрения.

После окончания 2-й мировой войны работал в Администрации экономического сотрудничества, где принимал участие в разработке «плана Маршалла» – программы восстановления экономики послевоенной Европы.

В 1954 г. принят на работу в ЦРУ. Помощник директора ЦРУ по специальным поручениям. В том же году принимал участие в свержении левого правительства в Гватемале.

Курировал работы над созданием самолета-шпиона U-2, а позже – первых американских разведывательных спутников.

С 1958 г. – заместитель директора ЦРУ по планированию.

Руководил подготовкой вторжения американских наемников на Кубу, которое состоялось 15 апреля 1961 года и окончилось полным провалом.

В начале 1962 года был вынужден подать в отставку.

После ухода из ЦРУ был вице-президентом, а затем президентом Института оборонного анализа.

Позднее – директор по маркетингу и экономическому планированию компании «Юнайтед Эйркрафт».

Боуви, Роберт Р.

• (Bowie, Robert R.)

Заслуженный профессор Центра по международным связям Гарвардского университета.

В 1977–1978 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Джордж, Клер Э.

• (George, Clair E.)

Род. в 1930.

В 1953–1955 гг. проходил службу в армии США.

В 1955 г. поступил на работу в ЦРУ, получил назначение в Директорат планирования и был направлен в южнокорейскую резидентуру. В 1957 г. переведен в резидентуру ЦРУ в Гонконге.

Позднее служил в представительствах ЦРУ в Африке, Индии и Греции. В его обязанности входила вербовка иностранных агентов. Затем работал в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.

С июля 1984 г. – заместитель директора ЦРУ по операциям.

Участвовал в операции «Иран-контрас», заключавшейся в незаконной продаже американского оружия Ирану с использованием вырученных средств для финансирования никарагуанских «контрас».

14 октября 1986 г. привлечен к суду за препятствование расследованию, которое вел комитет по разведке Палаты представителей Конгресса США, и лжесвидетельство.

В декабре 1987 г. ушел в отставку.

На первом процессе, состоявшемся в августе 1992 г., жюри присяжных не смогло принять однозначного решения. 9 декабря того же года вновь предстал перед судом и был признан виновным по двум пунктам обвинения в лжесвидетельстве. Приговор должны были вынести в начале 1993 г., но 24 декабря 1992 г. президент Джордж Буш амнистировал Клера Джорджа вместе с еще пятью обвиняемыми по делу «Иран-контрас».

Ишэм, Джоанн О.

• (Isham, Joanne O.)

Окончила университет Нотр-Дам, получив степень бакалавра правительственных и международных исследований.

В 1977 г. поступила на службу в ЦРУ.

В 1984–1993 гг. занимала ряд руководящих постов в разведывательном сообществе. Так, она была директором по вопросам законодательства в Управлении национальной разведки. Также служила в Министерстве обороны в качестве руководителя национальных программ, и в Отделе развития и инженерии в качестве руководителя разведывательного проекта.

С 1993 г. работала в Штабе управления разведывательным сообществом – заместителем начальника Отдела управления ресурсами, а с 1994 г. – начальник группы анализа программ (Program Analysis Group).

Возглавляла отдел ЦРУ по связям с Конгрессом.

С февраля 1996 г. – помощник заместителя директора ЦРУ по науке и технике.

Исполняющая обязанности заместителя директора, а с 12 января 2000 г. – заместитель директора ЦРУ по науке и технике.

С 3 августа 2001 г. – заместитель директора Национального управления видовой и картографической информации.

Награды: медаль «За заслуги в разведке», медаль «За достижения в национальной разведке». В более раннее время получила премию директора ЦРУ.

Карамессинес, Томас

• (Karamessines, Thomas)

В конце 1940-х гг. – первый резидент ЦРУ в Греции.

В 1967–1973 гг. – заместитель директора ЦРУ по планированию (с 1972 г. – по операциям).

Клайн, Рэй С.

• (Cline, Ray S.)

1918–1996.

Получил образование в Гарвардском и Оксфордском университетах. Имел степень доктора наук.

В 1942 г. записался в ВМС США, служил дешифровальщиком.

В 1943–1945 гг. работал в УСС, в 1945–1949 гг. – в управлении военной истории Армии США.

В 1949 г. поступил на службу в ЦРУ.

В 1951–1953 гг. – на руководящих должностях в лондонском бюро ЦРУ.

В 1958–1962 гг. курировал операции ЦРУ против Китая, осуществлявшиеся с территории Тайваня.

В 1962–1966 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

В 1966 г. в связи с личными разногласиями с тогдашним директором ЦРУ вице-адмиралом Уильямом Рейборном был снят с должности заместителя директора и назначен представителем ЦРУ во Франкфурте (ФРГ).

В 1966–1969 гг. – советник американского посольства в Бонне.

С 1969 г. возглавлял Бюро разведки и исследований Государственного департамента США. В ноябре 1973 г. вышел на пенсию.

С 1973 г. – директор по науке Центра стратегических и международных исследований при Джорджтаунском университете в Вашингтоне. Впоследствии – председатель Глобального стратегического совета США.

Награжден медалью ЦРУ «За заслуги в разведке».

Автор ряда книг, в частности, «Тайны, шпионы и ученые» («Secrets, Spies and Scholars», 1976) и «ЦРУ при Рейгане, Буше и Кейси» («The CIA Under Reagan, Bush & Casey», 1981).

Кларк, Брюс С.

• (Clarke, Bruce C.)

Специалист по стратегической военной разведке.

В 1978–1982 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Кронгард, А.Б.

• (Krongard, A.B.)

Родился в г. Балтиморе, штат Мэриленд. В 1958 г. окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств. В 1975 г. получил степень доктора юриспруденции в Школе законоведения университета штата Мэриленд.

В течение трех лет служил офицером морской пехоты. Вышел в отставку в звании капитана.

Работал на разных постах в «Алекс Браун Инкорпорейтед», старейшей в США инвестиционной банковской фирмы. В 1991 г. был назначен ее исполнительным директором, а в 1994 г. – одновременно и председателем совета директоров.

В сентябре 1997 г., после поглощения «Алекс Браун Инкорпорейтед» корпорацией «Банкерс Траст», Кронгард стал заместителем председателя совета директоров «Банкерс Траст» и пребывал в этой должности вплоть до своего поступления на службу в ЦРУ.

В 1996 г. был избран председателем Ассоциации участников фондового рынка. В 1995 и 1996 гг. журнал «Финансиал Уорлд» присваивал Кронгарду звание лучшего менеджера в финансовой индустрии. В 1997 г. получил Золотой кубок от Американской академии достижений (American Academy of Achievement).

С февраля 1998 до марта 2001 гг. – советник директора ЦРУ.

С 26 марта 2001 г. – исполнительный директор ЦРУ.

Увлекается восточными единоборствами. По нескольким из них имеет черный пояс.

Женат на Патрисии А. Кронгард (в девичестве – Лайон). Три взрослых сына.

Кэлдер, Ричард Д.

• (Calder, Richard D.)

Получил высшее образование по специальности «политические науки» и степень магистра по информационным системам.

С конца 1995 г. – заместитель директора ЦРУ по административным вопросам.

До этого назначения проработал более 30 лет в Оперативном директорате ЦРУ.

Кэри, Дэвид

• (Carey, David)

В 1966 г. окончил Корнеллский университет, получив степень бакалавра по экономике сельского хозяйства. В 1968 г. получил степень магистра по управлению бизнесом в университете штата Делавэр.

Получив степень магистра, Кэри остался в университете на преподавательской работе. Однако его вузовская карьера оказалась недолгой – уже в июне 1969 г. он поступает на службу в ЦРУ.

Занимал различные аналитические и руководящие должности.

После создания в 1989 г. Центра по борьбе с наркотиками стал заместителем его начальника.

С 1990 г. занимал руководящие посты в региональных отделах Разведывательного директората.

С 1993 г. – начальник Центра по борьбе с наркотиками при директоре ЦРУ. После преобразования его в 1994 г. в Центр по международной преступности и наркотикам стал начальником новой структуры.

С 21 июля 1997 по март 2001 гг. – исполнительный директор ЦРУ.

В январе 1997 г. награжден медалью «За заслуги в разведке».

Женат. Одна дочь.

Мак-Ичин, Дуглас Дж.

• (MacEachin, Douglas J.)

Окончил университет Майами (Огайо), получив степень бакалавра, а затем магистра экономики.

В 1964–1965 гг. преподавал в университете Майами.

В 1965 г. поступил на работу в ЦРУ. Занимался в основном исследованиями и анализом разведывательной информации по СССР и Европе.

С 1984 по март 1989 г. – начальник отдела СССР Разведывательного директората.

С марта 1989 г. – специальный помощник директора ЦРУ по контролю над вооружениями.

С марта 1993 по июнь 1995 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Макнамара, Роберт М., младший

• (McNamara, Robert M.)

Уроженец штата Огайо. В 1967 г. окончил Колледж Маунт Кармел, получив степень бакалавра искусств (B.A.). В 1968 г. получил степень бакалавра искусств (A.B.) в Университете Джона Кэррола. В 1973 г. получил степень доктора юриспруденции на юридическом факультете Джорджтаунского университета, где работал редактором журнала «The American Criminal Law Review».

После защиты работал юридическим клерком в апелляционном суде в шестом округе у судьи Джорджа К. Эдвардса младшего (George C. Edwards, Jr.) в Цинциннати.

Помощник старшего советника Уотергейтской комиссии Сената США.

Помощник генерального прокурора США.

Законодательный советник судебной комиссии Сената США.

Генеральный советник Корпуса мира.

Заместитель директора по внедрению Комиссии по новым товарам.

Доцент права в центре законоведения Джорджтаунского университета, где более десяти лет преподавал практику судебных разбирательств.

Помощник-исполнитель генерального советника Министерства финансов.

С 13 ноября 1997 г. – генеральный советник ЦРУ.

Женат на Пэтти Девенней Макнамара. В семье двое детей – Брендан и Кэйтлин.

Проктор, Эдвард

• (Proctor, Edward)

Работал в ЦРУ в качестве аналитика и эксперта по советским военным и экономическим изданиям.

В 1971–1976 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Пэвитт, Джеймс Л.

• (Pavitt, James L.)

Род. 19 февраля 1946.

Родился в штате Миссури. Окончил местный университет, а в 1969 г. – частный университет Кларка в штате Массачусетс.

В 1969–1972 гг. служил в американской военной разведке за границей. В 1972–1973 гг. – юридический советник Конгресса США.

В 1973 г. направлен в разведшколу ЦРУ в Кэмп-Пири. После ее окончания с октября 1974 г. – оперативный сотрудник Европейского отдела ЦРУ. Работал под дипломатическим прикрытием в Вене, Берлине, Малайзии и Люксембурге (на должности резидента ЦРУ).

В 1976–1990 гг. – на административной работе в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.

В 1990–1992 гг. – директор специальных разведывательных программ при СНБ США.

В 1992 г. – специальный помощник президента США по вопросам разведки и руководитель группы президентских экспертов в области разведопераций.

В конце 1992 г., после победы Клинтона на президентских выборах, вернулся на работу в ЦРУ. Занимался вопросами нераспространения оружия массового поражения.

С июля 1999 г. – заместитель директора ЦРУ по операциям.

Рузвельт, Кермит

• (Roosevelt, Kermit)

1916 —?

Внук президента США Теодора Рузвельта.

Преподавал историю в Гарвардском университете. Одновременно состоял в «Комнате» – основанной в 1927 г. Винсентом Астором тайной организации состоятельных американцев, занимавшихся тем, что добывали по неофициальным каналам разведданные и передавали их высокопоставленным представителям государства.

После начала 2-й мировой войны был принят на службу в УСС и направлен на Средний Восток.

После создания ЦРУ стал его сотрудником. Являлся признанным специалистом по Среднему Востоку.

В 1953 г. разработал и возглавил операцию по свержению правительства иранского премьер-министра Мохаммеда Мосаддыка. За ее успешное выполнение был тайно награжден «Медалью национальной безопасности».

Позднее после увольнения из ЦРУ был вице-президентом нефтяной компании «Галф ойл».

Смит, Р. Джек

• (Smith, R. Jack)

Работал в ЦРУ в качестве аналитика.

В 1966–1971 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Снайдер, Л. Бритт

• (Snider, L. Britt)

Окончил Колледж Дэвидсона, получив степень бакалавра искусств. Получил степень доктора юриспруденции в Законодательной школе Университета Вирджинии.

Помощник заместителя по контрразведке и безопасности заместителя министра обороны по политике.

Младший советник комиссии по разведке Сената США, затем генеральный советник (1993/1994) той же комиссии.

В 1995 г. директор штаба Комиссии по роли и способностям Разведывательного сообщества США и отвечал за подготовку итогового доклада комиссии «Готовясь к 21-му веку: оценка разведки Соединенных Штатов», который был издан 1 марта 1996 г.

Специальный советник директора ЦРУ. Одновременно приходящий старший сотрудник Центра изучения разведки ЦРУ и приходящий лектор, читающий курс американской истории в Кэмбриджском университете.

5 мая 1998 г. назначен президентом США Генеральным инспектором ЦРУ.

Стивенс, Сейр

• (Stevens, Sayre)

Сотрудник ЦРУ, специалист по научно-технической разведке.

В 1976–1977 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Уайли, Уинстон П.

• (Wiley, Winston P.)

Родился во Франкфурте (Германия).

В 1969 г. окончил Американский университет со степенью бакалавра экономики. В 1980 г. окончил Правительственную школу им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете и получил степень магистра по специальности «государственная администрация».

Перед приходом в ЦРУ в течение трех лет служил в бывшем Агентстве безопасности армии США (ликвидировано в 1977 г.).

Пришел на работу в ЦРУ по программе подготовки кадров. После ее окончания был назначен в Отдел текущей разведки, а позднее – во вновь сформированный Отдел региональных и политических анализов. В 1980 г. в течение года обучался в Гарварде. После получения магистерской степени направлен в распоряжение Разведывательного директората. Служил исполнительным офицером и заместителем начальника по исследованиям в Отделе региональных и политических анализов, а позднее – в Отделе Ближнего Востока и Южной Азии.

В 1983–1988 гг. – заместитель начальника, а затем начальник секции международной безопасности Отдела транснациональных проблем.

В 1988 г. по ротации переведен в Отдел Генерального инспектора.

Во время войны в Персидском заливе в 1990 г. – начальник созданного в составе Разведывательного директората Управления Персидского залива.

Позднее – заместитель начальника, а затем начальник Центра по борьбе с терроризмом при директоре ЦРУ.

В 1997–2000 гг. – помощник заместителя, с августа 2000 г. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Во время службы в ЦРУ был награжден Директорской премией, медалью «За заслуги в разведке» и Премией Донована.

Женат. Две дочери.

Уиснер, Фрэнк Г.

• (Wisner, Frank G.)

?-1965.

В 1934 г. окончил юридический факультет Вирджинского университета. Работал в одной из адвокатских контор Нью-Йорка.

После начала 2-й мировой войны призван в ВМС США и произведен в офицеры. После создания УСС был переведен туда в отдел SI (секретной разведки). Закончил войну в звании капитан-лейтенанта.

После окончания 2-й мировой войны работал с так называемой «Организацией Гелена», созданной американцами из бывших сотрудников абвера и СД для борьбы против СССР, затем вышел в отставку.

В 1947 г. поступил на работу в Государственный департамент США в качестве помощника госсекретаря по оккупированным странам.

После создания 1 сентября 1948 г. в составе Госдепартамента США Управления координации политики (УКП), предназначенного для организации политической, психологической и экономической войны против СССР, Уиснер был назначен его начальником.

В 1951 г. УКП было передано в состав ЦРУ. В августе 1952 г. УКП было слито с УСО, а Уиснер назначен заместителем директора ЦРУ по планированию.

В 1958 г. вынужден был покинуть должность заместителя директора ЦРУ по состоянию здоровья. В течение полугода находился в больнице с нервным истощением и тяжелой формой гепатита. После выздоровления был направлен в лондонское бюро ЦРУ.

В 1961 г. вышел в отставку.

Покончил жизнь самоубийством, застрелившись из охотничьего ружья.

Уэлч, Ричард С.

• (Welch, Richard S.)

1929 – 23 декабря 1975.

Родился в г. Хартфорде, штат Коннектикут. Во время обучения в школе выучил греческий язык. В 1951 г. окончил Гарвардский университет и поступил на службу в ЦРУ. В том же году направлен в Афины, где занимался разведкой, работая в составе группы американских военных советников.

В 1960–1964 гг. работал на Кипре. Затем провел несколько лет в странах Латинской Америки.

С 1972 г. – резидент ЦРУ в Перу. В этот период там произошел антиправительственный мятеж, сопровождавшийся многочисленными жертвами. Когда были выдвинуты обвинения против ЦРУ в том, что оно стояло за организаторами мятежа, Уэлчу пришлось покинуть Перу.

С июня 1975 г. – резидент ЦРУ в Греции, работал под прикрытием должности специального помощника посла США.

23 декабря 1975 г. убит возле своего дома в Афинах боевиками греческой террористической организации «17 ноября».

Харви, Уильям Кинг

• (Harvey, William King)

1915–1976.

В 1937 г. окончил юридический факультет Университета Индианы. В 1940 г. поступил на службу в ФБР.

В 1947 г. уволился из ФБР и перешел на службу в ЦРУ в качестве специалиста по контрразведке.

В 1953 г., будучи резидентом ЦРУ в Западном Берлине, руководил прокладкой т. н. «берлинского тоннеля», предназначенного для подключения к советским телефонным линиям.

В конце 1961 г. возглавил специальное формирование ЦРУ, занимавшееся диверсиями против Кубы в рамках операции «Монгуз». В конце 1962 г. отстранен ввиду неподчинения приказу начальства о сворачивании подрывной деятельности во время Карибского кризиса.

С 1963 г. – глава резидентуры ЦРУ в Риме.

В 1969 г. вышел в отставку.

Харлоу, Билл

• (Harlow, Bill)

Окончил Университет Вилланова, получив степень бакалавра политических наук. Позднее получил степень магистра общественных отношений в Американском университете.

С 1972 г. служил в ВМС: представитель пресс-службы Учебного центра ВМС в Орландо (Флорида), руководитель рекламных программ вербовочного управления ВМС, офицер в редакции новостей ВМС и офицер по связям с общественностью на авианосце «Мидуэй», базировавшемся в Йокосука (Япония).

В 1981–1984 гг. – заместитель офицера по связям с общественностью при командующем силами ВМС США в Европе.

С конца 1984 по 1986 г. – представитель пресс-службы Министерства ВМС и глава редакции новостей ВМС в отделе информации ВМС.

Военный помощник помощника министра обороны по связям с общественностью.

В 1988–1992 гг. – помощник пресс-секретаря по иностранным делам и национальной безопасности в Белом доме.

В 1992–1995 гг. – специальный помощник по связям с общественностью министра ВМС.

Заместитель директора службы информации вооруженных сил США (AFIS).

С 18 августа 1997 г. – начальник отдела ЦРУ по связям с общественностью.

Автор романа «Кружок Уильяма» («Circle William», февраль 1999).

Хелгерсон, Джон Л.

• (Helgerson, John L.)

Окончил Колледж святого Олафа в Нортфилде (Миннесота), получив степень бакалавра политических наук. Позднее получил степени магистра и доктора политических наук в Университете Дьюк в Дьюрхэме (Северная Каролина).

В конце 1960-х гг. работал исследователем в университете Лусаки (столица Замбии).

Работал доцентом политических наук в Университете Цинциннати, специализировался на международных отношениях.

В 1971 г. принят на службу в ЦРУ. Работал в основном в аналитических подразделениях, занимавшихся Средним Востоком, Африкой и Латинской Америкой. Был помощником офицера национальной разведки по Ближнему Востоку и Южной Азии.

Позднее – заместитель начальника отдела Ближнего Востока и Южной Азии, затем начальник отдела Африки и Латинской Америки, заместитель начальника Разведывательного директората, директор по вопросам связи с Конгрессом.

В 1989–1993 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке. Затем – заместитель Генерального инспектора ЦРУ.

С марта 2000 г. – заместитель директора Национального управления видовой и картографической информации.

3 августа 2001 г. назначен председателем Совета национальной разведки.

Автор книги «Знакомясь с президентом: консультации ЦРУ с кандидатами в президенты. 1952–1992» («Getting to Know the President: CIA Briefings of Presidential Candidates. 1952–1992», 1996).

Хитц, Фредерик П.

• (Hitz Frederick P.)

Род. 14 октября 1939.

Родился в г. Вашингтоне. В 1961 г. окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств, а в 1964 г. – Гарвардский университет, получив степень доктора юриспруденции.

В 1967–1973 гг. работал в ЦРУ.

В 1975–1977 гг. – заместитель помощника министра обороны по законодательным делам.

В 1978–1981 гг. – юридический советник директора ЦРУ.

В 1982–1990 гг. – управляющий партнер вашингтонской юридической фирмы «Schwabe, Williamson and Wyatt».

10 сентября 1990 г. назначен президентом США Генеральным инспектором ЦРУ. 12 октября вступил в должность, в которой находился до 30 апреля 1998 г., после чего вышел в отставку.

Также работал офицером по связям с Конгрессом США.

Старший член Штаба энергетической политики и планирования в Исполнительном отделе президента и директор по связям с Конгрессом Министерства энергетики.

В настоящее время читает лекции по общественным и международным вопросам в Школе Вудро Вильсона Принстонского университета.

Награды: медаль министра обороны «За выдающиеся общественные заслуги» и медаль Министерства обороны «За выдающуюся гражданскую службу».

Женат, в семье один ребенок.

Эмори, Роберт

• (Amory, Robert)

Профессор законоведения Гарвардского университета.

В 1953–1962 гг. – заместитель директора ЦРУ по разведке.

Операции ЦРУ

«Аякс»

Одной из наиболее удачных операций ЦРУ в начале 50-х годов была организация государственного переворота в Иране.

Ее предыстория такова. Как известно, в августе 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, в Иран были введены английские и советские войска. В результате 16 сентября 1941 года пронемецки настроенный Реза-шах вынужден был отречься от престола, после чего его отправили в ссылку в Южно-Африканский Союз под надзор британских властей. С согласия Великобритании и СССР трон занял сын бывшего монарха Мохаммед Реза Пехлеви. Следствием этих событий стало снижение авторитета шаха и усиление влияния иранского парламента – меджлиса, который превратился в независимый источник власти.

В 1949 году был создан Национальный фронт Ирана, объединяющий патриотически настроенные круги местной буржуазии. Его лидером стал доктор Мохаммед Мосаддык. Одним из ключевых требований фронта была отмена заключенного в 1933 году неравноправного англо-иранского договора, согласно которому нефтяные месторождения Ирана сдавались в концессию сроком на 60 лет принадлежащей Великобритании Англо-иранской нефтяной компании (АИНК). 15 марта 1951 года меджлис единогласно принял закон о национализации нефтяной промышленности. 29 апреля того же года шах был вынужден назначить Мосаддыка премьер-министром страны.

Вполне естественно, что англичан подобный поворот событий совершенно не устраивал. Справедливо расценив национализацию АИНК как опасный прецедент для всего Среднего Востока, Великобритания организовала международный бойкот иранской нефти, а английская разведка «Сикрет Интеллидженс Сервис» (СИС) начала планировать в Иране государственный переворот. Однако лучшие времена «туманного Альбиона» были уже позади. После окончания 2-й мировой войны Англия окончательно и бесповоротно утратила роль мирового лидера, уступив ее двум сверхдержавам – США и Советскому Союзу. Поэтому, чтобы осуществить свои планы, англичане были вынуждены обратиться за помощью к ЦРУ. Разумеется, корыстные интересы, связанные с контролем над иранской нефтью, прикрывались рассуждениями о борьбе с «коммунистической угрозой», то есть о том, что новый лидер Ирана якобы собирается сделать свою страну союзником СССР. Последнее не соответствовало действительности – в политической сфере Мосаддык провозгласил намерение придерживаться нейтралитета в «холодной войне».

Однако, в свою очередь, Мосаддык тоже попытался опереться на помощь Соединенных Штатов. И первоначально ему это удалось, тем более, что США рассчитывали использовать национализацию АИНК в своих интересах, вытеснив англичан из Ирана и заняв их место. В июле 1951 года Иран посетил специальный представитель американского президента Уильям Гарриман. А в октябре того же года Мосаддык сам посетил США с официальным визитом. Встретившись с президентом Гарри Трумэном, он сумел убедить последнего в том, что является «убежденным антимарксистом». В результате директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит и его 1-й заместитель Аллен Даллес были вынуждены сообщить своим английским коллегам, что до тех пор, пока Трумэн сидит в «Белом Доме», ничего сделать нельзя. Таким образом, совместная операция против Ирана была отложена.

Тем временем англо-иранский конфликт углублялся. В октябре 1951 года по распоряжению Мосаддыка из страны были высланы все работавшие на нефтепромыслах и нефтеперегонных заводах английские специалисты. 22 октября 1952 года дипломатические отношения между Англией и Ираном были разорваны.

Однако после того, как в 1953 году Трумэна сменил Эйзенхауэр, ситуация коренным образом изменилась. 23 июня 1953 года новый государственный секретарь США Джон Фостер Даллес провел совещание, в котором приняли участие его брат Аллен Даллес, назначенный к тому времени директором ЦРУ, генерал Уолтер Беделл Смит, ставший в новой администрации заместителем государственного секретаря, а также ряд других военных лиц и дипломатов. Участники совещания пришли к выводу, что интересы Соединенных Штатов требуют организации переворота в Иране, что и было доложено президенту Эйзенхауэру.

Главной причиной такого решения были стратегические антисоветские расчеты. Новую американскую администрацию нейтральный Иран не устраивал – он должен был прочно войти в сферу влияния США. Однако не менее существенным было и установление американского контроля за иранской нефтью. Кстати, директор ЦРУ Аллен Даллес имел и личный интерес во всей этой истории – юридическая фирма, в которой он работал до поступления на службу в Центральное разведывательное управление, вела дела АИНК.

Операции было присвоено кодовое наименование «Аякс». Надо сказать, что не все сотрудники ЦРУ ее одобряли. Так, резидент ЦРУ в Иране Дж. Кювье сомневался в целесообразности предстоящего переворота. Поэтому руководство операцией на месте было поручено другому сотруднику ЦРУ – Кермиту Рузвельту, внуку президента США Теодора Рузвельта.

Кермит Рузвельт действовал в Иране под видом преподавателя истории и руководителя Ассоциации друзей Америки на Ближнем Востоке – организации, созданной ЦРУ для обеспечения «крыши» своим сотрудникам. Правой рукой Рузвельта был присланный в Тегеран для «преподавания истории» профессор Йельского университета Р. Блэк. Последний был тесно связан с иранскими спецслужбами, обеспечив, в частности, привлечение ряда их руководителей к сотрудничеству с ЦРУ. Сам же Рузвельт сосредоточил свое внимание на вербовке военных из числа наиболее реакционных аристократических элементов, действуя в тесном контакте с молодым шахом Пехлеви. Встретившись с последним в июле 1953 года, он заверил иранского монарха в полной поддержке предстоящего переворота со стороны США и Англии.

Во время 2-й мировой войны Г. Шварцкопф, бывший начальник полиции штата Нью-Джерси (отец командующего американскими войсками во время войны в Персидском заливе), командовал шахской гвардией. Рузвельт уговорил его вернуться в Иран и принять участие в операции. В преддверии надвигающегося государственного переворота Шварцкопф должен был удержать на стороне шаха войска.

В августе 1953 года Пехлеви объявил о смещении Мосаддыка с поста премьер-министра и назначении на его место генерала Фазолла Заходи. Однако Мосаддык отказался сложить полномочия. В стране начались массовые народные выступления, в результате чего шах покинул Иран. Тут и вступил в дело Рузвельт. Под его руководством верные Пехлеви войска осуществили военный переворот. Кабинет министров был отстранен от власти, а Мосаддык арестован. Были организованы «народные демонстрации» в поддержку шахского режима, участники которых оплачивались ЦРУ.

Шах вернулся в страну полновластным правителем. Все последующие годы он сохранял верность своим «благодетелям», став надежным американским союзником. Иран же расплатился за это утратой контроля над своей нефтью. 19 ноября 1954 года новое правительство страны подписало соглашение с Международным нефтяным консорциумом о передаче ему права добычи и переработки южноиранской нефти, которым ранее пользовалась АИНК. 40 % акций консорциума получила английская компания «Бритиш петролеум», 40 % – пять американских нефтяных компаний, 14 % – англо-голландская «Ройял-Датч шелл» и 6 % – французская «Компани франсез де петроль». Кроме того, Иран выплатил АИНК 25 миллионов фунтов стерлингов в возмещение ущерба, нанесенного ей национализацией 1951 года.

Переворот в Гватемале

В последние годы злые языки, характеризуя состояние, в котором оказалась Россия, часто называют ее «банановой республикой». Разумеется, при этом вовсе не имеется в виду, что в результате «рыночных реформ» в нашей стране вдруг начали произрастать бананы. Термин «банановые республики» в свое время прочно закрепился за государствами Центральной Америки и символизирует проамериканские режимы с олигархической экономикой. А возникло это название потому, что в указанных странах безраздельно господствовала американская банановая монополия «Юнайтед фрут компани».

В октябре 1944 года в одной из таких «банановых республик» – Гватемале – победила революция, свергнувшая диктаторский режим генерала Хорхе Убико. В декабре того же года в результате выборов президентом страны стал Хуан Хосе Аревало.

В 1951 году на президентских выборах победил Хакобо Арбенс, который, будучи капитаном гватемальской армии, являлся одним из руководителей восстания 1944 года, Настроенный более радикально, чем его предшественник, он стремился вывести Гватемалу из состояния полуфеодальной отсталости, укрепить национальную экономику, обеспечить элементарные права трудящихся, проводить независимую внешнюю политику. В 1952 году в стране была начата аграрная реформа, в результате которой были национализированы латифундии местных олигархов. Кроме того, были изъяты 80 тысяч гектар земли, принадлежащих американской «Юнайтед фрут компани».

Надо сказать, что, хотя эти земли были переданы в 30-е годы «Юнайтед фрут» тогдашним гватемальским диктатором генералом Убико совершенно бесплатно, при их национализации американская компания получила компенсацию в размере свыше 600 тысяч долларов. Тем не менее, подобное покушение на «священную частную собственность» не могло остаться безнаказанным. Пресса США развернула шумную кампанию, внушая общественности, будто в Гватемале «установлена диктатура красных», создается «коммунистическая республика», а президент Арбенс – «марионетка, управляемая из Москвы». Все это не соответствовало действительности. Гватемальский лидер никогда не был коммунистом. Он всего лишь хотел действовать на благо своей страны, но это и не могли ему простить в Вашингтоне. В конце 1953 года президент США Эйзенхауэр отдал приказ ЦРУ о подготовке спецоперации, наподобие только что осуществленного переворота в Иране.

В январе 1954 года на заседании СНБ был обсужден план свержения правительства Арбенса, получивший кодовое название «Эль диабло» («Дьявол»). Он был разработан заместителем директора ЦРУ по планированию Фрэнком Уиснером и заместителем госсекретаря США, бывшим директором ЦРУ генералом Уолтером Беделлом Смитом при участии посла США в Гватемале Джона Перифуа, резидента ЦРУ в этой стране Джозефа Рэндона и военно-воздушного атташе полковника Генри Шаака. Согласно ему предполагалось организовать вторжение в страну «армии освобождения» под прикрытием ВВС США и одновременный мятеж в гватемальской армии.

Для осуществления своего дьявольского плана ЦРУ создало в Гондурасе и Никарагуа семь баз для подготовки наемников. Там же размещалась и вещавшая на Гватемалу тайная радиостанция. Во главе «армии освобождения» был поставлен бывший подполковник гватемальской армии Кастильо Армас, служивший еще при диктаторе Убико. В свое время Армас окончил школу Генштаба США в Форт-Левенуарте, был военным атташе в Вашингтоне, возглавлял три мятежа против правительств Аревало и Арбенса. В августе 1953 года, находясь в эмиграции в США, он был завербован ЦРУ.

Утром 16 июня 1954 года на заседании СНБ директор ЦРУ Аллен Даллес объявил о завершении подготовки операции «Эль диабло». По окончании совещания его брат, государственный секретарь США Джон Даллес собрал пресс-конференцию, на которой объявил, что, по имеющимся у него данным, народ Гватемалы готов восстать против ненавистного «коммунистического режима».

На следующий день вооруженные отряды во главе с Армасом перешли границу Гватемалы, а «неизвестные» самолеты высадили десанты и бомбили гватемальские города. Тем не менее, легкой победы не получилось. Спустя четыре дня после начала интервенции президенту Эйзенхауэру доложили о разгроме наемников ЦРУ. К 26 июня отряды «армии освобождения» частично бежали обратно в Гондурас, а оставшиеся оказывали вялое сопротивление на границе.

27 июня президент Арбенс заявил на пресс-конференции, что «остатки мятежников окружены в лесах на границе с Гондурасом и их уничтожение – вопрос времени». Однако к этому времени посол США в стране Джон Перифуа уже договорился с верхушкой гватемальских военных. 28 июня командующий гватемальской армией полковник Диас явился к президенту во главе делегации высших военных чинов и потребовал его немедленной отставки. Стремясь избежать кровопролития, Арбенс подчинился ультиматуму.

Став диктатором Гватемалы, Кастильо Армас начал расправу над инакомыслящими. 10 тысяч человек было уничтожено, 8 тысяч были заключены в тюрьмы и концлагеря. 25 августа 1954 года новый правитель страны издал закон «о защите демократии», запрещающий «любую оппозиционную деятельность, хотя бы косвенно направленную против правительства». Одновременно был отменен запрет на деятельность в Гватемале американских нефтяных компаний, а в январе 1955 года Армас подписал соглашение с «Юнайтед фрут», по которому не только вернул ей национализированные земли, но и предоставил новые привилегии.

В результате Гватемала вернулась в лоно «Свободного мира», сотрудники ЦРУ, участвовавшие в операции, получили повышения и награды, а Уолтер Беделл Смит, который вскоре уволился с государственной службы, занял пост члена совета директоров «Юнайтед фрут компани».

«Моби Дик»

По причине очевидного провала массового заброса шпионов в Советский Союз американцы были вынуждены искать новые пути получения разведывательной информации.

В 1952 году в ЦРУ был разработан план крупномасштабной операции под кодовым названием «Моби Дик», согласно которому планировалось на протяжении ближайших лет запустить в воздушное пространство СССР и других социалистических стран тысячи беспилотных воздушных шаров для ведения аэрофотосъемки интересующих объектов. Предполагалось, что шары, пущенные по заранее определенным воздушным течениям, пролетят над СССР с запада на восток, сфотографируют цели и будут встречены в Тихом океане.

Операция «Моби Дик» началась в 1954 году. В качестве ее прикрытия было объявлено о начале широкой научной программы метеорологических исследований.

Каждый разведывательный шар имел грузоподъемность в 650–700 кг и, кроме 300 кг балласта, нес аэрофотосъемочную аппаратуру, большой запас пленки и технические устройства для определения координат снимаемой местности, общим весом до 350 кг. С мая 1954 по декабрь 1956 г. в советское воздушное пространство были запущены тысячи таких шаров. За один только январь 1956 года с американских баз в Турции их было выпущено более 500 штук.

Однако в итоге операция не принесла тех результатов, на которые рассчитывали ее инициаторы. Плохая управляемость шаров, высокая их стоимость (каждый шар обходился в 50 тыс. долларов), а также хорошая работа ПВО социалистических стран, неоднократно устраивавших выставки сбитой шпионской аппаратуры, заставили, в конечном итоге, свернуть эту программу.

Берлинский тоннель

Примерно в то же время, что и «Моби Дик», был спланирован и осуществлен другой крупномасштабный проект – прокладка тоннеля из западной части Берлина в восточную с целью подключиться к советским телефонным линиям, связывавшим Москву и Восточный Берлин.

Схема операции разрабатывалась Центральным разведывательным управлением совместно с английской «Сикрет Интеллидженс Сервис» (СИС), однако в дальнейшем ее финансирование и реализация осуществлялись одним лишь ЦРУ. Тем не менее, участие англичан в начальной стадии проекта оказалось для него роковым. Дело в том, что протокол состоявшегося в 1953 году совещания ответственных представителей СИС и ЦРУ, на котором обсуждался план операции, вел не кто иной, как сотрудник английской разведки Джордж Блейк, незадолго до этого ставший советским агентом. Разумеется, после окончания совещания он не замедлил передать все касающиеся берлинского тоннеля материалы в Москву через советского разведчика-связника из резидентуры внешней разведки в Лондоне. Согласно свидетельству генерал-лейтенанта В. Г. Павлова, приведенному им в книге «Сезам, откройся!», эти материалы оказались на столе начальника внешней разведки КГБ еще до того, как Блейк передал отпечатанные им протоколы совещания своему шефу в СИС.

Узнав о тоннеле, советская контрразведка решила не препятствовать его прокладке. Этим решалось сразу несколько задач. Во-первых, выводился из-под удара Блейк, который, в противном случае, неизбежно попал бы под подозрение. Во-вторых, тем самым создавалась возможность для широкомасштабной дезинформации западных спецслужб. Наконец, в-третьих, это позволяло в нужный момент «случайно обнаружить» тоннель и затем использовать это в пропаганде как наглядное доказательство коварных происков ЦРУ.

Тем временем план операции был утвержден директором ЦРУ Алленом Даллесом, после чего началось ее осуществление. В качестве исходной точки для тоннеля был выбран дом вблизи границы между американским и советским секторами Берлина, в котором размещался склад армии США. В целях соблюдения секретности работы велись только по ночам, выкопанный грунт выносился со всеми предосторожностями, чтобы не заметил противник. Все это заняло семь месяцев.

В результате на глубине в 4,5 метра был проложен тоннель высотой в человеческий рост, упиравшийся в электрощит, за которым находилось сочленение советских телефонных кабелей. Насчет длины тоннеля разные источники дают разные цифры. Так, согласно уже упомянутой книге В. Г. Павлова, его длина превышала 150 метров. Согласно «Энциклопедии шпионажа» Нормана Полмара и Томаса Аллена, она составляла 300 ярдов, т. е. примерно 270 метров (интересно, что переводчики, готовившие русское издание указанной энциклопедии, умудрились перевести это как 90 метров!). Наконец, согласно статье, опубликованной в «Коммерсантъ-Власть» за 13 марта 2001 года, тоннель имел длину 449 метров.

Тем временем КГБ тоже не сидело сложа руки. Наиболее важные из переговоров, ведшихся по намеченным к перехвату противником каналам связи, были переключены на другие линии. Однако часть менее серьезных секретных переговоров решено было все же оставить, чтобы не вызвать подозрения у западных спецслужб. Одновременно был разработан план широкомасштабной дезинформации по военным и политическим проблемам.

Наконец тоннель был завершен. Руководивший его прокладкой резидент ЦРУ в Западном Берлине Уильям Харви (William Harvey) был награжден медалью «За особые заслуги в разведке», а представители американской, английской и западногерманской разведок с энтузиазмом начали скачивать идущие по телефонным линиям сообщения.

Перехваченные переговоры тщательно фиксировались и направлялись для последующего детального анализа в штаб-квартиру ЦРУ. Всего было перехвачено 443 тысячи телефонных бесед. Сотни переводчиков с русского языка работали над их переводом, специалисты высокой квалификации анализировали эти материалы. Все это обходилось ЦРУ во многие десятки миллионов долларов. Объем поступающей из Берлина информации был столь велик, что ее обработка продолжалась еще два с половиной года после прекращения функционирования тоннеля.

Не подозревая о том, что об операции с тоннелем с самого начала было известно советской контрразведке, американцы предпринимали всевозможные меры предосторожности. Так, по свидетельству Аллена Даллеса, приведенном им в вышедшей в 1963 году книге «Искусство разведки», в конце 1954 года после наступления зимы «снег над тоннелем стал подтаивать из-за подземного нагрева оборудования, и тайное вот-вот грозило стать явным – на поверхности проступила бы хитрая дорожка, ведущая из Западного Берлина, на которую обратил бы внимание первый же полицейский». В результате обслуживающим тоннель техникам пришлось быстро выключить нагрев, после чего опасность миновала.

Наконец КГБ решило, что операцию пора завершать. 22 апреля 1956 года тоннель был «случайно обнаружен» связистами-ремонтниками. Разразился громкий скандал. Советская пропаганда заклеймила операцию западных спецслужб как нарушение норм международного права, что, впрочем, вполне соответствовало действительности.

Тем не менее, вплоть до последовавшего в 1961 году разоблачения Блейка, западные спецслужбы продолжали считать операцию с берлинским тоннелем своей крупной удачей, с лихвой окупившей затраченные на нее силы и средства. И даже после того, как выяснилось, что операция фактически была провалена еще до ее начала, высокопоставленные сотрудники ЦРУ в течение нескольких лет продолжали делать хорошую мину при плохой игре, отказываясь предать огласке свою неудачу.

МК-ультра

Какая спецслужба мира не мечтает получить в свое распоряжение средство, позволяющее контролировать человеческую психику! Ведь при этом сразу решается множество жизненно важных проблем, начиная от получения правдивых показаний в ходе допроса и кончая созданием «идеальных агентов», чей мозг был бы полностью под контролем его хозяев. Однако далеко не каждая из них решится воплотить подобные мечты в жизнь, занявшись практическими исследованиями в этой области. ЦРУ решилось. Более того, как выяснилось позднее, в качестве «подопытных кроликов» для своих экспериментов сотрудники ЦРУ использовали американских граждан – тех самых людей, чьи права и свободы они взялись защищать.

Идею организации исследований в этом направлении впервые высказал в апреле 1953 года Ричард Хелмс, в то время сотрудник Тайной службы (будущий Оперативный директорат ЦРУ), позднее ставший директором ЦРУ. Он смог убедить тогдашнего директора Центрального разведывательного управления Аллена Даллеса в необходимости «разработки возможностей тайного использования биологических и химических материалов», а также «физиологических концепций, способных повысить эффективность настоящих и будущих тайных операций». Сверхсекретная операция ЦРУ, в ходе которой изучалась возможность применения наркотических веществ для установления контроля над человеческим сознанием, получила кодовое наименование «Проект МК-ультра».

Разумеется, все эти планы обосновывались необходимостью дать достойный ответ на коварные происки русских, которые сами наверняка уже вовсю подобными исследованиями занимаются. Следовательно, надо срочно развернуть свои собственные исследования, чтобы «эффективно защититься от попыток противника воздействовать на нас аналогичным способом».

В каких же направлениях велись американские разработки? Большинство научных экспериментов (если применительно к подобным вещам уместно говорить о науке) в рамках программы «МК-ультра» были посвящены овладению волей человека с помощью психотропных веществ. Как говорил сам Хелмс, «куратор до сих пор вынужден был приучать себя к мысли о том, что он не может до конца доверять своему агенту, целиком рассчитывать на то, что он сделает ту работу, которая ему поручена, так как агент не принадлежит своему куратору душой и телом». Следовательно, необходимо разработать методы, которые позволяли бы получать агентов, душой и телом преданных ЦРУ.

Таким образом, рассуждения о необходимости защищаться от происков советских спецслужб были не более чем демагогической отговоркой, маскирующей истинное предназначение исследований ЦРУ в этой области, а именно – поиск эффективных способов психотропной обработки людей с целью превращения их в послушных роботов. Другими направлениями исследований в рамках «МК-ультра» были разработка «сыворотки правды», а также поиск веществ, которые могут вызвать потерю памяти.

Научной стороной проекта руководил доктор Сидней Готлиб, возглавлявший группу химиков из технического отдела ЦРУ. Основной упор в исследованиях был сделан на ЛСД – синтезированный незадолго до этого исключительно мощный наркотик-галлюциноген. Помимо ЛСД, «ученые» из ЦРУ экспериментировали с особыми грибами, мескалином, амфетаминами и марихуаной. Наркотики для опытов добывались нелегально через Американское наркологическое бюро.

Работа финансировалась через подставных лиц, официально не имевших никакого отношения к ЦРУ и проводилась в таких престижных научных центрах, как Бостонский госпиталь, госпиталь «Гора Синай» и Колумбийский университет в Нью-Йорке, исследовательская лаборатория Национального института психиатрии (г. Лексингтон, штат Кентукки), медицинский факультет Иллинойсского университета, Оклахомский университет, Рочестерский университет и т. п. Всего же, как сообщил позднее сенатской Комиссии Черча директор ЦРУ адмирал Стэнсфилд Тернер, в программе «МК-ультра» в той или иной мере участвовали 44 колледжа и университета, 15 научно-исследовательских учреждений и фармацевтических компаний, 12 госпиталей и клиник, а также 3 исправительных учреждения. На осуществление программы было ассигновано 25 миллионов долларов.

Любая утечка информации о проекте немедленно пресекалась. В отчете о проверке «МК-ультра», осуществленной службой безопасности ЦРУ, говорилось: «Необходимо принять все меры для сокрытия факта проведения операции не только от противника, но и от американской общественности. Информация о том, что Управление имеет отношение к неэтическим и незаконным экспериментам, может вызвать серьезные последствия на политическом и даже дипломатическом уровне».

В качестве «подопытного материала» для исследований широко использовались проститутки. Сотрудники ЦРУ заманивали американских «жриц любви» на конспиративные квартиры в Нью-Йорке и Сан-Франциско, где поили их соответствующим образом приготовленными коктейлями, после чего скрупулезно фиксировали их реакцию на препараты. Чем заканчивались подобные эксперименты для их невольных участниц, неизвестно. Вполне возможно, что для кое-кого из них результат оказался самый что ни на есть печальный. Подобно тому, как это произошло в ноябре 1953 года с доктором Фрэнком Олсоном, занимавшим в ЦРУ должность начальника отдела.

Эксперимент, жертвой которого стал доктор Олсон, был осуществлен 18 ноября 1953 года в загородном домике в Мэриленде, где было организовано совещание участников проекта «МК-ультра» с учеными из военного химико-бактериологического центра, расположенного в форте Детрик (близ города Фредерик, штат Мэриленд). Работая над самостоятельной программой, имевшей кодовое наименование «МК-Наоми», центр Детрик разрабатывал яды и противоядия. Среди химических веществ, созданных в форте Детрик, был, в частности, смертельный токсин, ампула с которым имелась у сбитого 1 мая 1960 года над Советским Союзом пилота самолета-шпиона U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса.

История медицины знает немало случаев, когда врач проверял действие разработанного им нового препарата на себе. Однако доктор Готтлиб решил поступить немного по-другому, то есть провести эксперимент на своих коллегах, тайно подсыпав им ЛСД. Что он и сделал вечером 19 ноября. Среди объектов эксперимента оказался и доктор Олсон.

После принятия препарата Олсоном овладело странное возбуждение, он резко помрачнел, затем впал в депрессию. В последующие дни эти симптомы усилились. 21 ноября Олсон пришел в кабинет своего начальника полковника Руэта и потребовал «восстановить» его доброе имя, потом пожаловался ему на какой-то сумбур в голове, высказывал сомнения в своей компетентности. Видя тревожные симптомы в поведении подчиненного, Руэт вполне обоснованно посчитал, что тот нуждается в психиатрической помощи. После обсуждения по телефону ситуации с Готтлибом и его заместителем Робертом Лэшбруком, было принято решение обратиться к Гарольду Абрамсону, бывшему военному психиатру, который к тому же считался одним из ведущих специалистов по ЛСД. Кроме того, и это было главным, он был своим человеком для ЦРУ.

Тем временем у Олсона развивалась паранойя. Его преследовала навязчивая идея, будто ему в кофе подсыпают какие-то препараты, из-за чего он не может заснуть. Болезнь прогрессировала. Наконец вместе с Руэтом и Лэшбруком Олсон вылетел в Нью-Йорк. Там они отвезли его к доктору Абрамсону. Осмотрев больного, Абрамсон поставил диагноз: психоз в тяжелой форме, сопровождающийся галлюцинациями, мания преследования и невменяемость. После короткого консилиума было принято решение: необходима срочная госпитализация.

Прежде чем положить Олсона в больницу, его отправили в гостиницу «Стэтлер» в центре Манхеттена. А рано утром 27 ноября Роберт Лэшбрук, которому было поручено наблюдать за Олсоном и который жил с ним в одной комнате, проснулся от звона разбитого стекла – Олсон выбросился из окна 10-го этажа гостиницы. Вокруг тела собралась толпа. Лэшбрук лихорадочно стал принимать все меры, чтобы сохранить в тайне хотя бы имя погибшего. Прежде чем позвонить в полицию, он доложил обо всем Готтлибу, а затем доктору Абрамсону. Абрамсон вначале отказался быть причастным к этому неблаговидному делу, но потом все же, поразмыслив, согласился оказать помощь. Когда на место происшествия приехала полиция, Лэшбрук заявил, что он работает в Министерстве обороны, но о причинах самоубийства этого человека не имеет ни малейшего представления. Знает лишь то, что погибший страдал язвенной болезнью. Общими усилиями ЦРУ удалось навязать полиции свою версию.

Узнав о случившемся, Аллен Даллес приказал Генеральному инспектору ЦРУ Лиману Киркпатрику провести полное расследование. Но сначала руководство ЦРУ постаралось сделать все так, чтобы никто из посторонних, в том числе и полиция, не мог связать смерть Олсона ни с ЦРУ, ни с опытами по применению ЛСД. В Нью-Йорке и Вашингтоне сотрудниками безопасности ЦРУ принимались срочные меры обеспечения надежности своей версии гибели Олсона. Лэшбрук и Абрамсон договорились давать одинаковые показания. Генеральный инспектор Киркпатрик, закончив расследование, рекомендовал вынести порицания Готтлибу и другим сотрудникам ЦРУ, виновным в этом деле.

Семья Олсона более 20 лет ничего не знала о причине его гибели – до тех пор, пока созданная президентом Фордом для расследования злоупотреблений ЦРУ Рокфеллеровская комиссия не опубликовала в июне 1975 года свой отчет, в котором, среди прочего, упоминалось без указания фамилии о некоем человеке, ставшем жертвой научного эксперимента. Вдова Олсона предположила, что речь идет о ее муже, и оказалась права. Позднее Конгресс принял постановление о выплате родным Олсона денежной компенсации в размере 750000 долларов, а президент Форд выразил им свое соболезнование.

Другой категорией подопытных для «МК-ультра» являлись наркоманы, проходившие лечение в наркологической клинике Национального института психиатрии в городе Лексингтон (штат Кентукки). В этом медицинском учреждении экспериментами по программе ЦРУ руководил доктор Харрис Исбел. В ходе своих исследований он изучал последствия длительного непрерывного воздействия ЛСД на человеческий организм. Так, одну из групп подопытных «держали» на ЛСД на протяжении 77 суток подряд.

Став позднее директором ЦРУ, Ричард Хелмс успел вовремя отдать приказ об уничтожении всех документов, касающихся операции «МК-ультра». Однако часть материалов все-таки уцелела, и в середине 70-х годов была предана огласке Рокфеллеровской комиссией. Затем сохранившиеся документы «МК-ультра» рассмотрела Комиссия Черча, созданная с аналогичной целью Сенатом США. В ее отчете по этому поводу было сказано следующее:

«Начиная с 50-х годов и вплоть до своего прекращения в 1963 году, в ЦРУ осуществлялась программа применения ЛСД на ничего не подозревающих людях, помимо их воли превращенных в «подопытных кроликов». Факт этот говорит о пренебрежительном отношении руководства и рядовых сотрудников ЦРУ к правам личности. Несмотря на то, что им был заранее известен высокий риск экспериментов, они все же подвергали жизнь людей опасности».

Вторжение на Кубу

Первое время после прихода Фиделя Кастро к власти США не придавали особого значения этому событию, рассматривая его просто как очередной военный переворот, которыми так богата современная история Латинской Америки. Таким образом, первый (но далеко не последний) кубинский провал ЦРУ заключался в том, что американская разведка фактически проглядела кубинскую революцию.

Когда же стало ясно, что новоявленный правитель Кубы ведет «неправильную» (с американской точки зрения) политику, первоначально ЦРУ пошло по накатанному пути. В 1959 году оно инспирировало несколько контрреволюционных заговоров, включая мятеж У. Матоса в провинции Камагуэй. Параллельно, используя почти полную экономическую зависимость Кубы от США, американцы начали оказывать мощнейший нажим в этой области, сперва сократив, а затем и вовсе отказавшись от закупок сахара – основного продукта кубинского экспорта, и одновременно прекратив поставки на остров нефти и нефтепродуктов.

Однако этот нажим не оказал желаемого воздействия на кубинское руководство. Напротив, он все больше и больше подталкивал его к ориентации на СССР. Быстро оценив все потенциальные выгоды ситуации, Советский Союз начал закупать у Кубы сахар и поставлять ей нефть и оружие.

Тем не менее, даже обнаружив, что все попытки «вразумить» Фиделя Кастро с помощью экономического эмбарго и других подобных мер ничего не дают, поначалу в ЦРУ не унывали. В самом деле, буквально накануне с успехом завершились операции в Иране и Гватемале, в результате которых неугодные США лидеры этих стран были свергнуты. Неужели не удастся проделать то же самое на маленькой Кубе, находящейся всего лишь в 90 милях от американского побережья?

В марте 1960 года президент Эйзенхауэр одобрил проект операции ЦРУ по свержению Фиделя Кастро. В соответствии с этим проектом планировалось подготовить во Флориде антикастровски настроенных эмигрантов, забросить их на родину и с их помощью спровоцировать массовые народные выступления против нового режима. После этого на остров должны были прибыть руководители эмигрантского движения и провозгласить себя временным правительством «Свободной Кубы».

Общее руководство операцией было возложено на Ричарда Бисселя, занимавшего в то время пост заместителя директора ЦРУ по планированию. В работе по ее осуществлению принимали участие многие «ветераны» гватемальской операции, не сомневавшиеся в том, что Куба станет для них очередным триумфом. Сам Биссель в то время рассматривался как наиболее вероятный преемник Аллена Даллеса на посту директора ЦРУ и, разумеется, рассчитывал, что успешное разрешение «кубинского вопроса» еще более упрочит его положение.

Итак, организовав во Флориде так называемый «Революционный демократический фронт», ЦРУ начало вербовку кубинских эмигрантов. Изъявившие желание участвовать в «освобождении» родного острова от гнета «коммунистической деспотии» переправлялись самолетами без опознавательных знаков из Флориды на размещенную в горах Гватемалы военно-учебную базу Кэмп-Тракс.

Однако в отличие от других государственных лидеров, ставших в разное время жертвами США, Фидель Кастро мягкотелостью не страдал, принципов «непротивления злу насилием» не исповедовал, и послушно ждать, когда американцы его свергнут, отнюдь не собирался. Пока ЦРУ готовило свою операцию, руководитель революционной Кубы спешно укреплял свои вооруженные силы и спецслужбы. Неоценимую помощь в этом оказывал ему Советский Союз, начавший поставки оружия и направивший на «остров Свободы» военных советников.

В результате этого Биссель вынужден был расширить масштабы операции. Если первоначально она планировалась как тайная диверсионная акция, то теперь должна была стать полномасштабной полувоенной операцией. Количество задействованных в ней боевиков было увеличено до нескольких сотен, через подставных лиц были закуплены несколько легких бомбардировщиков B-26. Поскольку самолеты этого типа состояли на вооружении многих стран, в том числе и Кубы, их участие во вторжении планировалось объяснить тем, что кубинские ВВС якобы восстали и перешли на сторону антикастровских сил.

Предполагалось, что к началу операции Кастро будет убит. 21 июля Биссель поинтересовался у одного из инструкторов, сможет ли его недавно завербованный агент взять на себя задачу «возможного устранения трех ведущих руководителей» кубинской революции (имелись в виду Фидель и Рауль Кастро, а также Че Гевара).

С целью организации убийства Фиделя Кастро ЦРУ установило контакт с кубинской мафией. Поскольку Кастро закрыл в Гаване все казино и выгнал с Кубы всех мафиози, последние были кровно заинтересованы в «освобождении» родного острова от гнета «коммунистической тирании», справедливо полагая, что установление там свободы и демократии автоматически гарантирует возрождение их прибыльного игорного бизнеса. Тем не менее, все попытки ЦРУ «убрать» вождя кубинской революции оказались безуспешными.

Однако пока шла подготовка к вторжению, в США успел смениться президент. На состоявшихся в конце 1960 года выборах победил Джон Кеннеди. Ссылаясь на решения предыдущего президента и давя на нового хозяина «Белого дома» своим немалым авторитетом, Даллес добился от него согласия на проведение операции против Кубы. Как явствует из ставших известными впоследствии документов, при этом шеф ЦРУ не остановился перед прямой дезинформацией главы государства.

Во-первых, от руководства США всячески скрывалась информация о реальной боевой мощи кубинской революционной армии. Во-вторых, чуть ли не вдвое была преувеличена численность сколоченной ЦРУ бригады эмигрантов. В действительности в операции приняло участие около 1400 человек, но нумерация наемников начиналась с номера 2500, чтобы создать впечатление массовости. В-третьих, президента умышленно вводили в заблуждение на предмет прочности кастровского режима и всячески убеждали в том, что стоит только высадить десант, как он сразу рухнет.

Поскольку, несмотря на все это, Кеннеди продолжал сомневаться в успехе операции, чтобы вынудить его прекратить колебания и сделать окончательный выбор, руководство ЦРУ инспирировало ультиматум со стороны брата посла Гватемалы в США, являвшегося владельцем кофейной плантации, на территории которой находился центр подготовки кубинских наемников. Плантатор требовал, чтобы кубинцы покинули его владения к концу апреля 1961 г. В этом случае, как объяснил Даллес президенту, наемников придется переправить в США, где они разбегутся и их невозможно будет снова собрать, а информация о вторжении неизбежно вылезет наружу.

Убежденный этими аргументами, Кеннеди разрешил начать операцию. Однако 12 апреля 1961 года, накануне ее начала, он созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что: «Вооруженные силы Соединенных Штатов Америки ни при каких обстоятельствах не начнут интервенцию на Кубу».

Вторжение на Кубу началось утром 15 апреля. Из Никарагуа вылетело восемь бомбардировщиков В-26, пилотируемых американскими летчиками, которые должны были уничтожить авиацию революционной армии. Акция была оценена руководством ЦРУ как успешная, однако в действительности же кубинской авиации был причинен очень незначительный ущерб.

В это время девятый B-26 прилетел в Майами, где его пилот, продемонстрировав изрешеченный пулями корпус, рассказал придуманную ЦРУ легенду о восстании кубинских ВВС. Однако эта версия была столь явно шита белыми нитками, что правда практически сразу всплыла наружу, после чего США предстали перед всем миром в неприглядной роли агрессора.

Сама высадка сил вторжения в заливе Кочинос (в дословном переводе «залив свиней», что, согласитесь, весьма символично в свете последовавших событий) началась в час ночи 17 апреля. Однако почти сразу же наемники, которым американцы обещали легкую победоносную прогулку по острову, натолкнулись на ожесточенное сопротивление местного вооруженного отряда. Кубинская авиация полностью господствовала в воздухе, надежно отсекая высадившихся от подвоза боеприпасов и подкреплений, а подтянувшимся к бухте Кочинос основным силам революционной армии понадобилось всего 72 часа для полного разгрома интервентов. Более тысячи человек было взято в плен и почти все они заявили, что их обмануло ЦРУ. Естественно, никакого «всенародного восстания» против Кастро не произошло, хотя в расчете на него на судах, с которых осуществлялась высадка в «заливе свиней», было доставлено свыше 15 тысяч единиц оружия для распределения среди ожидавшихся добровольцев.

Решившись на последнюю отчаянную попытку спасти ситуацию, президент Кеннеди разрешил использовать американские истребители с авианосца «Эссекс» для прикрытия с воздуха новой атаки В-26. Однако из-за несогласованности действий и разгильдяйства В-26 прошли над местом боя за час до того, как туда подоспели американцы. В результате два B-26 были сбиты, и четверо американцев из числа контрактников ЦРУ погибли. Один из них, майор Томас Рэй с авиабазы Национальной гвардии штата Алабама, выпрыгнул из горящего самолета с парашютом, но был добит уже на земле. Интересно отметить, что американские власти официально сообщили вдове Рэя, будто ее муж работал по контракту на корпорацию кубинских эмигрантов и погиб в результате авиакатастрофы, выполняя рейс на транспортном самолете. Лишь в 1978 году ей удалось выяснить, что же все-таки произошло с мужем на самом деле. А в декабре 1979 года кубинцы выслали семье Рэя его останки.

Всего же ЦРУ, по данным Уильяма Колби, потеряло на Плайя Хирон 10 своих сотрудников – и это несмотря на категорический запрет президента на участие в операции американцев.

Следует отдать должное президенту Кеннеди, который отклонил требования Даллеса и Бисселя, поддержанные частью генералитета, об открытом вторжении на остров вооруженных сил США. Тем не менее, катастрофический провал секретной операции, и притом не где-нибудь, а у себя под боком, покрыл Америку несмываемым позором. В результате Даллес и Биссель вынуждены были уйти в отставку.

Операция «Монгуз»

Провал десанта в бухте Кочинос вовсе не привел к отказу американского руководства от планов свержения Фиделя Кастро. Наоборот, раздосадованное поражением, оно еще сильнее преисполнилось решимости расправиться с непокорной Кубой. Как свидетельствует Рэй Клайн (Ray Cline), занимавший в ту пору пост заместителя директора ЦРУ по разведке, президент Кеннеди и его брат Роберт «сочли неудачную высадку в бухте Кочинос личным оскорблением, и стремление как-то поправить ситуацию определяло тогда все их мысли и поступки, они были буквально одержимы этим».

В ноябре 1961 года, спустя 5 месяцев после бесславной высадки в «Заливе свиней», президент Кеннеди одобрил тайный план диверсионно-подрывных действий, получивший кодовое наименование «Монгуз» («Мангуст»). Этот план состоял из 33 пунктов и предусматривал целый ряд разнообразных акций на Кубе – от сбора разведывательной информации и организации саботажа до использования вооруженных сил США для непосредственной поддержки восстания на острове. Центральное место в проекте занимали шпионаж, подрывная пропаганда и диверсии, которые, по мнению американских аналитиков, должны были способствовать «свержению коммунистического режима».

Поскольку ЦРУ только что осрамилось с Кубой, Кеннеди не доверил ему руководство новой операцией, возложив его на созданную при Белом доме «Специальную группу», возглавляемую военным советником президента генералом Максвеллом Тэйлором, в которую входили министр обороны Макнамара, генеральный прокурор Роберт Кеннеди, государственный секретарь Дин Раск, новый директор ЦРУ Джон Мак-Коун, советник президента по национальной безопасности Мак-Джордж Банди, заместитель госсекретаря Алексис Джонсон, заместитель министра обороны Росуэлл Гилпатрик и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Лайман Лемницер. Практическая реализация плана была возложена на генерал-майора Эдварда Лансдейла, отличившегося до этого при проведении тайных операций на Филиппинах и во Вьетнаме.

Но разумеется, если Центральное разведывательное управление и было отстранено от прямого руководства операцией «Монгуз», ее непосредственное исполнение осуществлялось, в основном, именно силами ЦРУ. Для этого была создана группа, получившая кодовое название «Отряд особого назначения W» («Task Force W») и базировавшаяся в Майами. Руководил ею уже известный нам Уильям Харви, за несколько лет до этого «отличившийся» в операции с Берлинским тоннелем.

Годовой бюджет отряда «W» составлял 50 миллионов долларов. Он насчитывал 400 американцев и 2000 кубинских эмигрантов. А к 1962 году их численность возросла до 600 и 3000 соответственно.

Агенты группы занимались отравлением сахара, экспортируемого Кубой, перехватом товаров, ввозимых на остров из Европы. В их распоряжении имелась целая флотилия быстроходных катеров, с помощью которых они совершали набеги на кубинский берег.

При этом американцы продолжали исходить в своих расчетах из того, что кубинский народ жаждет избавиться от «коммунистического режима» и его надо просто, что называется, подтолкнуть к тому, чтобы осуществить это свое заветное чаяние. В феврале 1962 года Лансдейл разработал оперативный план (состоявший из шести пунктов) «по оказанию помощи народу Кубы в свержении коммунистического режима своими силами и содействия в формировании нового правительства, с которым Соединенные Штаты смогут найти общий язык». Согласно плану Лансдейла, «революция» на Кубе должна была проходить в два этапа: август-сентябрь 1962 года – начало партизанских действий, октябрь – открытое восстание и свержение режима, а также одновременное провозглашение новой власти.

Однако все эти расчеты оказались сорваны, во-первых, самими кубинцами, которые упорно не хотели понять, в чем заключается их счастье, и почему-то не спешили свергать «режим Кастро». А во-вторых, в это же время на Кубе началась высадка советских войск и размещение ракет с ядерными боеголовками, способных достигать территории США.

После начала Карибского кризиса, грозившего перерасти в ядерную войну между СССР и США, Роберт Кеннеди приказал директору ЦРУ Мак-Коуну прекратить все тайные операции на Кубе. В свою очередь, Мак-Коун передал этот приказ Уильяму Харви. Однако последний этот приказ фактически проигнорировал и 21 октября 1962 года, за сутки до объявления президентом Кеннеди блокады «острова Свободы», послал на Кубу очередную группу своих агентов. В результате Харви был отстранен от руководства отрядом «W», а операция «Монгуз» свернута.

Разумеется, прекращение операции «Монгуз» вовсе не означало отказа США от намерений свергнуть Фиделя Кастро и установить на Кубе проамериканский режим. Сменились лишь методы достижения этой цели. Поскольку расчеты на всенародное восстание против «коммунистической диктатуры» оказались несостоятельными, а прямая американская интервенция после событий 1962 года – невозможной, попытки решить «кубинскую проблему» нахрапом сменились планомерной осадой, с тем, чтобы взять кубинцев измором. Этот процесс продолжается до сих пор. Однако режим Кастро оказался на удивление живуч, выдержав даже такие потрясения, как распад СССР и прекращение советской помощи. Тем не менее, в ЦРУ не теряют надежды.

Операция «Десото»

Опыт антипартизанских войн минувшего времени однозначно свидетельствует: одним из условий, необходимых для победы над повстанцами, является лишение их помощи извне. Применительно к ситуации во Вьетнаме это означало следующее: поскольку южновьетнамские партизаны получают крупномасштабную помощь с Севера, необходимо заставить руководство Северного Вьетнама отказаться от поддержки своих соотечественников, ведущих борьбу с установленным на Юге страны проамериканским режимом. Добиться этого американцы планировали путем применения грубой военной силы, а именно – посредством массированных бомбардировок северной части страны, которую, по образному выражению одного из американских генералов, планировалось «вбомбить в каменный век».

Однако для начала прямых военных действий против Северного Вьетнама необходим был благовидный предлог. Организовать его, разумеется, было поручено ЦРУ.

В начале 1964 года началась реализация операции «Десото», в рамках которой корабли ВМС США должны были вести регулярное патрулирование Тонкинского залива вблизи побережья Северного Вьетнама. Согласно «официальной» версии, позднее использованной в американской пропаганде, это патрулирование велось в международных водах с мирными целями, так сказать, «на всякий случай». Непосредственные участники операции знали, что их задачей является ведение электронной разведки. И лишь особо посвященным была известна истинная цель пребывания американских кораблей у вьетнамского побережья – спровоцировать инцидент, который можно будет использовать как предлог для начала войны.

Почти одновременно с началом операции «Десото» в январе 1964 года Совет национальной безопасности США одобрил сверхсекретный «План 34А», дававший ЦРУ право организации и ведения тайных операций против Северного Вьетнама. План состоял из двух частей и предусматривал, во-первых, заброску в Северный Вьетнам воздушным или морским путем южновьетнамских агентов с целью их последующего внедрения, а во-вторых, нанесение авиационных ударов по береговым укреплениям северовьетнамских войск силами скоростных самолетов, пилотируемых летчиками из Южного Вьетнама или же наемниками ЦРУ.

Итак, необходимые предпосылки были созданы. Сотрудникам ЦРУ оставалось лишь спланировать и осуществить провокацию.

Ночью 20 июля 1964 года патрульные катера Южного Вьетнама в соответствии с «Планом 34А» атаковали два северовьетнамских острова в Тонкинском заливе. На следующее утро американский эсминец «Маддокс» отправился на патрулирование залива в рамках операции «Десото». 2 августа с борта «Маддокса», находившегося, как утверждали американцы, в международных территориальных водах, пришло сообщение, что судно якобы подверглось нападению скоростных военных катеров. На помощь «Маддоксу» выслали второй эсминец «Тернер Джой».

4 августа на побережье Северного Вьетнама была проведена очередная боевая акция по «Плану 34А», а спустя несколько часов «Маддокс» и «Тернер Джой» сообщили, что якобы подверглись нападению небольших катеров, два из которых потопили.

Следует заметить, что даже если бы указанный инцидент на самом деле имел место, то действия северовьетнамских катеров явились бы лишь ответом на организованную американцами атаку вьетнамского побережья. В этом случае попытки США представить себя невинной жертвой агрессии заставляют вспомнить известную фразу из произведения Карела Чапека: «Противник вероломно обстрелял наши самолеты, мирно бомбившие его города».

Однако было ли нападение на эсминцы вообще? Сомнения в его реальности появились сразу же. Некоторые американские офицеры-моряки из числа очевидцев утверждали, что никакой атаки северовьетнамских катеров не было. Тридцать лет спустя это признал и Роберт Макнамара, занимавший в 1964 году пост министра обороны США. В вышедшей в 1995 году книге «Оглядываясь назад» («In Retrospect») он констатирует: «Теперь можно утверждать с уверенностью, что нападения на эсминцы не было».

Но это сейчас можно играть в объективность. А тогда, в 1964 году, в чем меньше всего было заинтересовано руководство Соединенных Штатов, так это в выяснении истины. Американцам нужен был предлог для начала агрессии против Северного Вьетнама, и благодаря действиям ЦРУ они его получили. Президент США Джонсон приказал нанести «ответный удар». В тот же день, 4 августа, самолеты с авианосцев «Тикондерога» и «Канстелейшн» совершили 64 боевых вылета, нанеся удары по северовьетнамским базам патрульных катеров и нефтехранилищу.

Более того. «Тонкинский инцидент» не только дал старт массированным бомбардировкам Северного Вьетнама авиацией США, продолжавшимся вплоть до 70-х годов. Он стал поводом для начала Вьетнамской войны, той самой, которая в итоге закончилась для Америки столь бесславно.

Разумеется, во время последовавших за вышеописанными событиями слушаний в Конгрессе США об организованных ЦРУ рейдах вдоль вьетнамского побережья ничего не говорилось. 7 августа Конгресс принял так называемую «Тонкинскую резолюцию», дававшую президенту Джонсону право «предпринять все необходимые шаги вплоть до применения военной силы» для оказания помощи Южному Вьетнаму. Если до этого во Вьетнаме находились лишь многочисленные американские военные советники и сотрудники спецслужб, то с этого момента началась полномасштабная интервенция.

Операция «Феникс»

О размахе боевых действий, ведшихся США во Вьетнаме, говорит тот факт, что численность находившихся там американских войск достигала 550 тысяч человек. Потери американцев в ходе интервенции составили 58 с лишним тысяч человек убитыми и пропавшими без вести. Для сравнения: это более чем в четыре раза превышает потери советских войск в Афганистане, при том, что длительность обоих конфликтов, а также размеры стран, в которых они происходили, примерно совпадают.

Однако помимо вооруженных сил США направили во Вьетнам и свыше 5 тыс. сотрудников ЦРУ – оперативников и вспомогательный персонал. Ни до, ни после войны во Вьетнаме ни одна операция американской разведки не знала такой концентрации сил и средств.

Помимо собственных сотрудников резидентура ЦРУ контролировала Специальный отдел южновьетнамской полиции и южновьетнамскую разведку – Центральную разведывательную организацию. Своими силами и главным образом руками южновьетнамских наемников ЦРУ проводило разведывательные, контрразведывательные, полувоенные, политические, пропагандистские акции, фактически руководило программами создания «стратегических деревень» и «умиротворения».

Суть программы создания «стратегических деревень» заключалась в том, что в зонах активных действий партизан населенные пункты изолировались друг от друга. Их внутреннюю и внешнюю охрану несли специальные подразделения. Резко ограничивалось сообщение между населенными пунктами путем жесткого контроля за передвижением жителей вне их. У населения изымалось все оружие, средства связи строго контролировались, жители должны были вести свою жизнь под присмотром и спецконтролем. Таким образом, «стратегические деревни» фактически представляли собой концлагеря, создаваемые с целью изоляции вьетнамского населения от партизан.

Планировалось, что такие стратегические деревни постепенно будут сливаться во все более широкие «зоны мира». Всего намечалось создать 11 тысяч таких деревень, загнав в них 90 процентов населения.

Во главе программы «умиротворения» был поставлен один из ведущих аналитиков ЦРУ Роберт Комер (Robert Komer). Его заместителем в 1968 году стал будущий директор ЦРУ Уильям Колби, занимавший на тот момент должность начальника Дальневосточного управления Директората планирования. Во Вьетнаме Колби находился под прикрытием должности начальника гражданских операций по развитию сельских районов при Агентстве международного развития.

Центральной частью программы «умиротворения» была операция ЦРУ под кодовым названием «Феникс». Целью «Феникса» было уничтожить политические кадры Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (Вьетконг). Руководство операцией осуществлялось американцами, что же касается ее исполнения, то эта грязная работа поручалась как американским, так и южновьетнамским спецподразделениям.

О том, какими методами производилось «умиротворение» Южного Вьетнама в рамках операции «Феникс», красноречиво свидетельствует скандал, разразившийся в США весной 2001 года вокруг бывшего сенатора Роберта Керри (Robert Kerrey), служившего во время Вьетнамской войны лейтенантом элитного спецназа ВМФ США «Морские котики». Выяснилось, что под предлогом борьбы с партизанами возглавляемое Керри подразделение занималось расправами над мирным населением.

Отряд из семи человек, которым командовал Керри, занимался физическим устранением партизанских командиров. 25 февраля 1969 года, получив сведения, что в деревушке Тхэнг-Пхонг ночует руководитель сельской партийной ячейки, «морские котики» отправились туда. Однако, не дойдя до цели около 500 метров, отряд наткнулся на подобие бомбоубежища, где скрывались женщины и дети. Им приказали вылезти из сырой норы, после чего Керри отдал приказ своим подчиненным всех убить. Незадолго до расстрела женщин и детей бойцы отряда отрубили головы жившим в одиноко стоящей соломенной хижине старику и его жене, а затем искололи ножами их малолетних внуков.

Вернувшись, Керри доложил об успешном завершении операции, сочинив, что в жестоком бою отряд уничтожил 21 вражеского бойца. За этот «подвиг» лейтенант Керри был награжден медалью «Бронзовая звезда». Впоследствии репутация «героя войны» помогла ему стать сенатором от Демократической партии.

Эта неприглядная история всплыла в результате двухлетнего журналистского расследования, проведенного сотрудниками агентства «Ассошиейтед Пресс» и газеты «Вашингтон пост». Когда информация о его преступлениях во Вьетнаме была предана гласности, бывший сенатор поначалу все отрицал, однако затем на пресс-конференции, состоявшейся 26 апреля 2001 года в Нью-Йорке, вынужден был публично признать факт убийства мирных жителей. При этом он утверждал, что его отряд якобы открыл огонь в ответ на стрельбу из деревни, и только впоследствии обнаружилось, что жертвами случайно стали гражданские лица.

Подобные эпизоды происходили в Южном Вьетнаме повсеместно. С захваченными «вьетконговцами» или же просто подозревавшимися в связях с партизанами особенно не церемонились. Приговоренных к казни часто выбрасывали с летящих вертолетов и самолетов в джунгли и в море. Причем все это происходило на глазах сотрудников ЦРУ.

Всего же в результате осуществления операции «Феникс», согласно различным источникам, было убито от 20 до 70 тысяч человек – членов и сторонников Национального фронта освобождения вместе с их семьями, а также просто попавших под горячую руку. Одних убили американские «защитники демократии», с другими расправились их южновьетнамские приспешники. Однако своих целей операция так и не достигла.

«Дженнифер»

В 1968 году советская подводная лодка К-129 с бортовым номером 574 (ПЛ-574), находящаяся на боевом патрулировании в Тихом океане, была непреднамеренно протаранена следившей за ней американской подводной лодкой «Суордфиш». Расколовшаяся от сильного удара советская подводная лодка затонула вместе с экипажем, насчитывавшим 98 человек, а также имевшимися на ее борту тремя баллистическими ракетами с ядерными боеголовками большой мощности и двумя ядерными торпедами.

Не получив от ПЛ-574 очередного сигнала, советское руководство организовало поисково-спасательную операцию. Два месяца наши корабли и самолеты исследовали вероятное место исчезновения подлодки, но все их поиски остались безрезультатными. ПЛ-574 сочли погибшей, проанализировали различные вероятные причины ее гибели и на этом успокоились. Что, как выяснилось впоследствии, оказалось ошибкой.

Поскольку в отличие от советской подлодки, протаранившая ее американская субмарина осталась на плаву, американцы с самого начала знали точные координаты места, где произошла катастрофа. Как только советские ВМС прекратили поисково-спасательные работы, в район гибели ПЛ-574 сразу же отправилась американская экспедиция в составе оснащенной новейшим поисково-разведывательным оборудованием подлодки «Хэлибат» («Halibut») и сверхсекретного судна ВМС США «Мизар». После двух месяцев напряженных поисков они смогли не только найти лежащую на большой глубине на дне океана ПЛ-574, но и сфотографировать ее.

Если бы Советский Союз своевременно официально заявил о потере своей подлодки, на этом бы все и кончилось. Однако советское руководство к тому времени все больше и больше утрачивало чувство реальности, не понимая, что культивировавшаяся тотальная секретность может нанести не меньший ущерб безопасности страны, чем «разгул гласности», который мы сегодня наблюдаем.

В этой ситуации, воспользовавшись тем, что авария произошла в международных водах, а со стороны СССР никаких официальных заявлений на этот счет не последовало, ЦРУ решилось на дерзкую операцию по подъему советской подводной лодки.

Несмотря на колоссальные технические трудности, игра стоила свеч. Мало того, что в результате в руки американцев попали бы образцы советского ракетно-ядерного оружия, гораздо важнее были секретные коды и шифровальная аппаратура, находившиеся на затонувшей лодке. Заполучив их, американцы смогли бы легко расшифровать многие тысячи перехваченных ими радиограмм советского ВМФ, код которого они так и не смогли разгадать. Это позволило бы аналитикам из ЦРУ, АНБ и РУМО получить план действия боевой службы советских подводных лодок по всему миру, четко представить себе систему развертывания и управления силами ВМФ Советского Союза. Более того, вычленив основы разработки шифров конца 60-х годов и сопоставив их с данными текущего радиоперехвата, с помощью сверхмощных компьютеров возможно было бы определить систему выработки новых советских шифров.

Операция ЦРУ по подъему советской подлодки получила кодовое название «Проект Дженнифер». Она была одобрена лично президентом Никсоном и носила сверхсекретный характер, о ее подлинном масштабе знал лишь крайне ограниченный круг лиц.

Чтобы обеспечить «Проекту Дженнифер» надежное прикрытие, ЦРУ решило действовать через частное лицо – миллиардера Говарда Хьюза. Последний был собственником сети авиалиний, электронных компаний и предприятий по добыче нефти. Следовательно, ни у кого не должен был вызвать подозрений его интерес к добыче полезных ископаемых со дна океана.

На деньги ЦРУ, выделившего для этого 350 млн. долларов, Хьюз построил специально спроектированное судно, получившее название «Хьюз Гломар Эксплорер», технические характеристики которого до сих пор во многом остаются уникальными. В комплект его оборудования входил док-понтон HMB-1, оснащенный гигантскими захватами-щупальцами, изготовленными по форме обводов корпуса ПЛ-574 и способными поднимать с больших глубин груз весом до 800 тонн. По некоторым данным, если бы советскую подлодку удалось поднять целиком, ее бы спрятали в этом доке. Экипаж «Гломар Эксплорер» состоял из 170 человек и был укомплектован служащими-контрактниками ЦРУ (всего же в операции «Дженнифер» в той или иной форме было задействовано свыше 4 тысяч человек). Естественно, официально судно числилось собственностью Хьюза и предназначалось для исследования океанского дна с целью разведки полезных ископаемых.

В 1972 году «Гломар Эксплорер» было спущено на воду, в следующем году его достройка была завершена. В июле 1973 года судно было отправлено на ходовые испытания к берегам Никарагуа, якобы для глубоководной добычи марганца. Успешно пройдя проверку, летом 1974 года «Гломар Эксплорер» направилось к Гавайям, в район гибели советской подводной лодки, прибыв на место 4 июля.

Разведка советского ВМФ быстро засекла американский корабль. Однако после того, как советский разведывательный корабль обнаружил проводимые на «Гломар Эксплорер» работы по состыковке труб и спуску их в воду, судно было классифицировано как гражданская плавучая платформа с оборудованием для бурения морских скважин.

Усыпив таким образом бдительность советской стороны, корабль ЦРУ приступил к непосредственному выполнению операции по подъему подводной лодки. Нарастив до 5 километров длину труб, американцы опустили ко дну Тихого океана док-понтон со стальными щупальцами-захватами, которыми при помощи подводных телекамер управляли операторы ЦРУ. Наконец металлические клешни сомкнулись на корпусе затонувшей советской подлодки и начался ее подъем.

Однако радость экипажа «Гломар Эксплорер» оказалась преждевременной: когда док-понтон был уже почти на поверхности, ПЛ-574 внезапно разломилась на две части в месте пробоины. Кормовая часть подлодки с большинством погибшего экипажа, баллистическими ракетами и рубкой шифровальщика опять рухнула на пятикилометровую глубину. В руках, а точнее, в металлических клещах ЦРУ остались первые два носовых отсека с торпедами, оснащенные ядерными боеголовками, и тела шестерых погибших подводников.

Предварительное изучение поднятых обломков было произведено непосредственно на борту судна. Затем «Гломар Эксплорер» вместе со своим драгоценным грузом отправилось в Гонолулу. Во избежание возможных дипломатических осложнений поднятые тела погибших советских моряков были захоронены в океане, по принятому в СССР ритуалу.

ЦРУ праздновало победу и мечтало довести «проект Дженифер» до логического конца, подняв следующим летом и кормовую часть советской подлодки. Это должно было дать возможность американцам заполучить долгожданные советские шифры и ядерные ракеты. Однако этому помешала неожиданная утечка информации.

Весной 1975 года одна из бандитских группировок Лос-Анджелеса совершила налет на офис Говарда Хьюза, где хранилась документация по «проекту Дженифер». Вторжение в офис миллиардера зафиксировала полиция, а вместе с ней на место преступления прибыла и орда жадных до сенсаций репортеров. Один из документов попал в руки «акул пера», и 19 апреля 1975 г. на страницы мировой печати выплеснулась сенсационная история о сверхсекретной операции ЦРУ по подъему советской субмарины с ядерным оружием.

Оправившись от первоначального шока, Москва заявила Вашингтону решительный протест, одновременно приготовившись, при необходимости, пресечь продолжение «проекта Дженифер» вооруженной силой. В районе гибели ПЛ-574 целых полгода несли боевое дежурство корабли советского ВМФ, получившие приказ не допустить подъема со дна океана оставшейся половины подлодки любой ценой, вплоть до бомбежки всего района.

Если силовые действия Москвы были успешны, то дипломатические – нет. Ссылки МИД СССР на то, что подъем судна противоречит международному праву, американский Госдепартамент парировал тем, что о ее гибели не было нигде официально объявлено. Другую претензию Москвы – о кощунственном нарушении вечного покоя советских моряков – американцы отклонили на том основании, что тела погибших были перезахоронены по всем советским ритуалам, в доказательство чего они представили пленку, запечатлевшую эту траурную церемонию.

Однако, чтобы не накалять отношений с Кремлем, Белый дом принял решение не производить подъем второй половины подводной лодки. ЦРУ было вынуждено подчиниться этому решению и, так и не заполучив вожделенные советские шифры, завершить работы по «проекту Дженифер», который, таким образом, хотя и не принес всех ожидаемых результатов, может считаться одной из самых успешных операций американской разведки.

Что же касается «Гломар Эксплорер», то по завершении операции этот шедевр американского судостроения, как это довольно часто случается с уникальным оборудованием, оказался никому не нужен. Все попытки сдать его в аренду коммерческим фирмам для каких-либо подводных работ не увенчались успехом. В результате «Гломар Эксплорер» было передано в резерв ВМС США и поставлено на якорь в бухте Суисан, штат Калифорния.

«Иран-контрас»

Как известно, в середине 70-х годов, особенно после прихода в Белый дом президента Картера, ЦРУ, как и другие американские спецслужбы, подверглось разного рода гонениям. Для расследования его деятельности был создан целый ряд комиссий: президентская «комиссия Рокфеллера», сенатская «комиссия Черча», наконец, «комиссия Пайка» Палаты представителей Конгресса США. Последовал ряд громких разоблачений прежних операций ЦРУ.

В этот период был принят целый ряд законодательных актов, ограничивающих полномочия ЦРУ. Так, Управлению категорически запрещалось непосредственно или косвенно участвовать в политических убийствах, вести слежку за людьми на территории Соединенных Штатов, устанавливать подслушивающие устройства, просматривать корреспонденцию и т. д. и т. п. Для надзора за деятельностью ЦРУ в мае 1976 года был создан постоянный сенатский комитет по разведке. В июле 1977 года аналогичный постоянный орган был создан и в Палате представителей.

Вместе с тем в это же время Соединенные Штаты потерпели на международной арене ряд существенных поражений. В конце 1978 года начались массовые волнения в Иране, приведшие в феврале 1979 года к падению проамериканского режима, установленного еще в 1953 году руками ЦРУ, – правитель страны шах Реза Пехлеви был свергнут народной революцией и бежал за границу. В результате США лишились ценнейшего союзника, непосредственно граничившего с СССР, с территории которого было так удобно вести разведку против нашей страны. Единственным утешением американцам могло служить то обстоятельство, что пришедший к власти в Иране духовный лидер шиитов аятолла Хомейни, хотя и ненавидел американцев, но коммунистом не был и к Советскому Союзу особых дружеских чувств не питал. Таким образом, Иран, хотя и выпал из сферы американского влияния, но и в советскую сферу влияния не вошел.

Но еще большие неприятности ждали в это время США в Центральной Америке. В 1979 году в результате победы в длительной партизанской войне к власти в Никарагуа, свергнув пользовавшегося поддержкой США военного диктатора Анастасио Сомосу, пришел Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО). Было очевидно, что организация, названная в честь национального героя Никарагуа Аугусто Сесарио Сандино, воевавшего в 30-е годы против американских интервентов, явно будет проводить враждебную США политику. Мало того, сандинисты придерживались четкой и недвусмысленной социалистической ориентации.

Перед руководством США замаячил призрак «второй Кубы». Ситуация усугублялась тем, что в соседних с Никарагуа государствах Центральной Америки – Гватемале, Гондурасе и Сальвадоре – также имелось сильное партизанское движение. Особенно значительных успехов достигли повстанцы в Сальвадоре, установив контроль над значительной частью территории страны. Казалось, еще немного, и сработает «эффект домино» – проамериканские режимы Центральной Америки падут один за другим, в результате чего зона советского влияния распространится вплоть до границ Мексики.

В этой обстановке в 1980 году на президентских выборах в Соединенных Штатах победил Рональд Рейган, которому суждено было внести решающий вклад в победу, одержанную США в «холодной войне».

Придя к власти, Рейган немедленно предпринял практические шаги по «отбрасыванию коммунизма». Но тут, однако, выяснилось, что главный инструмент для решения этой задачи, т. е. Центральное разведывательное управление, стараниями его предшественников – президентов Форда и в особенности Картера, оказалось существенно ограниченным в своих возможностях.

Когда в 1981 году ЦРУ обратилось в комитеты по надзору за деятельностью спецслужб обеих палат Конгресса США с просьбой разрешить финансирование никарагуанских «контрас», с тем, чтобы их руками свергнуть сандинистское правительство, американские законодатели наглядно продемонстрировали невысокий уровень своей «политической грамотности». Вместо того, чтобы одобрить ходатайство ЦРУ, они приняли прямо противоположное решение. 27 сентября 1982 года была утверждена повторная поправка, известная как секретная поправка к Закону о разведке, запрещающая ЦРУ использовать подконтрольные средства «для свержения никарагуанского правительства». A 21 декабря того же года в Конгрессе была принята так называемая «поправка Боланда» (названная в честь председателя комитета по разведке Палаты представителей республиканца Эдварда П. Боланда), которая, собственно, явилась лишь публичным вариантом первой, секретной, поправки. Когда же стало ясно, что президентская администрация продолжает оказывать помощь «контрас», была принята «поправка Боланда-2», в еще более категоричной форме запрещающая финансирование переворота в Никарагуа.

Разумеется, не следует думать, будто благодаря действиям американских законодателей «контрас» были брошены на произвол судьбы. Даже если официальное финансирование никарагуанских контрреволюционеров и запрещено, всегда есть возможность действовать обходными путями. Например, направлять им деньги через третьи страны. Или же организовать «сбор пожертвований». Все это и делалось, однако сотрудники ЦРУ и администрации президента продолжали поиск новых путей решения проблемы. А тем временем в сентябре 1983 года Рейган подписал секретную директиву, санкционировав тайную операцию по свержению сандинистского руководства Никарагуа. Встал вопрос, как выполнить директиву президента, не нарушив при этом запретов Конгресса? В этой обстановке и родился замысел операции «Иран-контрас».

Суть этого сложного многоходового плана состояла в следующем. Помимо Никарагуа, перед администрацией США в то время стояла другая неотложная проблема – добиться освобождения захваченных в 1984 году в Ливане американских заложников, среди которых находился и резидент ЦРУ в Бейруте Уильям Бакли (William Buckley). Похитившие этих заложников исламские фундаменталисты контролировались иранским руководством.

В свою очередь, в Иране к тому моменту сложилась следующая ситуация. Поскольку шахский режим на протяжении 25 лет был верным союзником США, армия этой страны была полностью оснащена оружием американского производства. Вполне естественно, что вскоре после исламской революции в ноябре 1979 года Соединенные Штаты наложили эмбарго на поставки вооружений Ирану. А между тем, последний отчаянно нуждался в оружии и боеприпасах, поскольку вел в это время изнурительную войну с Ираком.

Таким образом, вырисовывалась следующая комбинация. ЦРУ поставляет Ирану необходимое последнему американское оружие. В обмен на это проиранские силы в Ливане освобождают заложников. Далее, вырученные от продажи денежные средства идут на финансирование никарагуанских «контрас».

Понятно, что подобного рода сделка была дважды незаконной, поскольку нарушала как запрет на финансирование «контрас», так и эмбарго на поставки оружия Ирану. Более того, в случае ее раскрытия администрации Рейгана неизбежно наносился серьезнейший моральный урон. Если нарушение запрета Конгресса на помощь никарагуанским контрреволюционерам можно было относительно легко обосновать посредством антикоммунистической риторики, представив последних «борцами за демократию», то оправдать каким-либо образом продажу оружия откровенно антиамериканскому режиму аятоллы Хомейни было просто невозможно.

Согласно официальной версии считается, что организаторами и исполнителями операции были помощник заместителя директора СНБ по военно-политическим вопросам подполковник Оливер Норт (Oliver North), советник президента Рейгана по национальной безопасности Роберт Макфарлейн и сменивший его на этом посту вице-адмирал Джон Пойндекстер (John Poindexter). Однако, поскольку расследование по делу «Иран-контрас» не было доведено до конца, есть все основания полагать, что реально в операции принимали участие гораздо более высокопоставленные лица, в частности руководство ЦРУ, а также вице-президент Джордж Буш.

Для юридического прикрытия предстоящих сделок была основана фирма «Энтерпрайз», открывшая несколько оффшорных банковских счетов и торговых контор по поставкам оружия. В качестве ее учредителей выступили связанный с ЦРУ отставной генерал-майор ВВС США Ричард Секорд (Richard Secord) и иранский эмигрант Альберт Хаким (Albert Hakim).

Весной 1985 года первая партия оружия, приобретенная через «Энтерпрайз», была передана «контрас». В мае того же года консультант СНБ Майкл Ледин (Michael Ledeen) вовлек в операцию Израиль, при посредничестве которого в Иран начали поставляться противотанковые ракеты TOW. Первая партия ракет была передана Ирану в августе-сентябре 1985 года. В обмен на это был освобожден один из американских заложников. Помимо ракет TOW иранцам поставлялись также запчасти к ракетам «Hawk».

Тем временем масштабы операции расширялись. В январе 1986 года Норт получил от АНБ несколько шифровальных аппаратов KL-43 для обеспечения секретности связи между своими людьми, задействованными в операции.

Конец всей этой деятельности был неожиданным и стремительным. 5 октября 1986 года над Никарагуа был сбит самолет, пилотируемый Юджином Хасенфусом. Захваченный «контрас», Хасенфус заявил, что работает на ЦРУ. Вскоре после этого одна из ливанских газет предала огласке историю с продажей оружия Ирану. Таким образом, ситуация начала выходить из-под контроля.

13 ноября в послании к нации Рейган заявил: «Мы не торговали, повторяю, не торговали оружием или чем-либо другим в обмен на освобождение заложников. И не будем торговать». Однако уже спустя несколько дней он был вынужден отдать распоряжение генеральному прокурору США Эдвину Мизу начать расследование по этому вопросу. 25 ноября 1986 года последний объявил о том, что вырученные в результате этой сделки средства действительно были направлены в помощь никарагуанским «контрас». Разумеется, Рейган заявил, что ничего не знал об этом.

Дальнейшее следствие по делу «Иран-контрас» вели, с одной стороны, совместная комиссия обеих палат Конгресса США, а с другой стороны, комиссия под председательством сенатора Джона Тауэра, созданная президентом. В ходе своей работы комиссия Конгресса США рассмотрела свыше 300 тысяч документов. Были опрошены более 500 свидетелей. Тем не менее, истинную картину происходившего до конца установить так и не удалось.

К 19 ноября 1987 года комиссия составила два отчета. Первый подготовило большинство из 15 сенаторов-демократов и 3 сенаторов-республиканцев, а второй – группа из 6 конгрессменов-республиканцев и 2 сенаторов-республиканцев. В первом отчете содержался следующий нелицеприятный вывод:

«Иранская инициатива не принесла ничего, кроме того, что трое американских заложников были заменены тремя другими; Иран получил 2004 ракеты «TOW» и свыше двухсот главных запасных частей к ракетам «Hawk»; были незаконно получены средства на поддержку «контрас» и других тайных операций; компания Хакима-Секорда «Энтерпрайз» заработала деньги, в действительности принадлежавшие американским налогоплательщикам; высокопоставленные чиновники СНБ и ЦРУ обманули официальных представителей своего же государства, уронили репутацию США в глазах всего мира, внесли напряженность в отношения между исполнительной властью и Конгрессом и ввергли президента в скандал, приведший к самому серьезному кризису доверия к его администрации за всю американскую историю».

В итоге в марте 1988 года Норту, Пойндекстеру, Секорду и Хакиму были предъявлены обвинения, в частности, в заговоре с целью обмана государства, хищении государственного имущества, препятствовании совершению правосудия, мошенничестве, лжесвидетельстве, а также в уничтожении и сокрытии государственных документов.

Норту, вышедшему в отставку сразу же после предъявления ему обвинения, инкриминировалось противодействие расследованию Конгресса, уничтожение государственных документов и использование служебного положения в личных целях (он построил особый «забор безопасности» вокруг своего дома). Норта приговорили к двум годам лишения свободы условно и штрафу в 150000 долларов. Однако федеральный апелляционный суд отклонил оба пункта приговора.

Пойндекстер обвинялся в лжесвидетельстве на парламентских слушаниях, противодействии парламентскому расследованию и заговоре с целью сокрытия фактов продажи оружия и последующего перечисления средств на счета «контрас». Приговор в отношении него также был отменен.

Макфарлейн, пытавшийся покончить с собой в феврале 1987 года, признал себя виновным по пяти пунктам обвинения в преступном укрывательстве информации от Конгресса.

Секорд признал себя виновным в лжесвидетельстве во время парламентского расследования и был приговорен к двум годам лишения свободы условно.

Хаким признал себя виновным в преступном пособничестве Норту в части использования последним своего служебного положения в корыстных целях. Он был приговорен к двум годам лишения свободы условно и штрафу в 5000 долларов, отказавшись при этом от каких-либо претензий на 7,3 миллионов долларов, полученных от продажи оружия.

Карл Ченнелл, собиравший пожертвования для «контрас» у частных лиц, признал себя виновным в нарушениях налогового законодательства и был приговорен к двум годам лишения свободы условно.

Государственный чиновник Ричард Миллер, также причастный к скандалу, получил два года условно и 120 часов общественно полезных работ за соучастие в заговоре с целью вооружения «контрас» за счет средств, сокрытых от налоговых органов.

Наконец, Клер Джордж, занимавший с июля 1984 по декабрь 1987 года пост заместителя директора ЦРУ по операциям, был признан виновным в даче ложных показаний на слушаниях в Конгрессе. Однако он был помилован Джорджем Бушем, ставшим к тому времени президентом США.

Таким образом, можно констатировать, что даже те участники операции «Иран-контрас», которые были привлечены к судебной ответственности, в итоге отделались практически лишь легким испугом. Тем не менее, надо признать, что подобный исход дела был вполне справедливым, поскольку, с одной стороны, очевидно, что эти люди были выбраны в качестве «козлов отпущения», а с другой стороны, несмотря на ее формальную незаконность, операция «Иран-контрас» была направлена на разрешение стоящих перед США внешнеполитических задач.

«Наши люди» в ЦРУ

Кехер, Карл Ф.

• (Koecher, Karl F.)

Род. в 1934.

Родился в Чехословакии. Служил в Разведывательной службе Чехословакии (РСЧ).

С 1962 года Кехер проходил подготовку для внедрения в ЦРУ. Для этого он должен был воспользоваться «легендой» перебежчика.

В конце 1965 года Кехер и его жена Хана инсценировали «побег» в Австрию, а оттуда 4 декабря 1965 года приехали как политические эмигранты в США.

Находясь в Соединенных Штатах, Кехер первоначально поступил в университет штата Индиана, а позднее посещал занятия в Колумбийском университете.

В 1971 году супруги Кехеры получили американское гражданство, после чего Кехер предпринял шаги по устройству на службу в ЦРУ. Он успешно выдержал проверку со стороны ФБР, а в октябре 1972 года столь же удачно прошел в ЦРУ тест на «детекторе лжи».

С 1973 года по 1975 год Кехер работал в ЦРУ переводчиком, обладая при этом доступом к совершенно секретным материалам. В 1975–1977 годах он являлся внештатным сотрудником нью-йоркского отделения ЦРУ.

Помимо прочих материалов, переданных Кехером чехословацкой разведке, была информация, которая помогла КГБ разоблачить Александра Огородника, советского дипломата, являвшегося агентом ЦРУ. В 1977 году Огородник был арестован, но успел покончить с собой.

Американские контрразведчики так и не смогли раскрыть его хорошо разработанную легенду и узнать, чем он занимался до бегства на Запад. Под подозрение Кехер попал лишь после того, как в ходе дежурной проверки сотрудники ФБР засекли его встречу с сотрудниками РСЧ.

27 ноября 1984 года Кехер был арестован на его нью-йоркской квартире, когда он готовился вылететь в Швейцарию. Ему было предъявлено обвинение в шпионаже.

В феврале 1986 года супруги Кехеры были обменены на советского диссидента Анатолия Щаранского. Обмен был организован на мосту Глинике, разделявшем Восточный и Западный Берлин.

После возвращения в Чехословакию Кехер продолжил работу в РСЧ в качестве специалиста по США.

Барнетт, Дэвид Генри

• (Barnett, David Henry)

Род. в 1933.

Первый из сотрудников ЦРУ, официально обвиненный в шпионаже.

В 1955 году окончил Мичиганский университет. В 1958 году был принят на работу в ЦРУ в качестве аналитика. Позднее был прикомандирован к подразделениям армейской разведки в Южной Корее и в Вашингтоне.

С 1965 года – сотрудник Оперативного директората.

В 1967 году Барнетт был направлен для работы под дипломатическим прикрытием в Сурабайю (Индонезия). В его задачи входила вербовка находившихся там советских служащих.

Как известно, незадолго до этого в Индонезии произошел военный переворот, в результате которого политический курс страны резко изменился, а местная компартия была почти поголовно уничтожена. Однако до переворота Индонезия считалась союзником СССР, и в то время ей в больших количествах поставлялось советское оружие. Этим обстоятельством и воспользовалось ЦРУ, спланировав и осуществив тайную операцию «Хабринк», в результате которой в руки американцев попало огромное количество документации и даже некоторые образцы советских боевых систем.

В 1970 году Барнетт уволился с действительной службы, однако продолжал работать на ЦРУ по контракту. После своей отставки он вернулся в Индонезию, где сначала открыл креветочный заводик, а потом занялся экспортом мебели.

Однако Барнетт оказался неудачливым бизнесменом. Дела у него не пошли, и к 1976 году он задолжал банку уже 100000 долларов. Тут-то и пришла к нему в голову мысль поправить свое финансовое положение с помощью советской разведки. В октябре 1976 года он пришел в советское посольство в столице Индонезии Джакарте и предложил свои услуги в обмен на 80 тысяч долларов. Эти условия были приняты. Как позже выяснилось в ходе судебного разбирательства, всего за время сотрудничества с советской разведкой Барнетт получил от нее 92600 долларов.

Установив связь с представителем КГБ в Джакарте, Барнетт сообщил ему детали операции «Хабринк». Кроме того, он рассказал все, что знал об операциях американской контрразведки против советских агентов, назвал фамилии 30 сотрудников ЦРУ, работавших под различным прикрытием в Индонезии, а также имена 7 служащих советского консульства в Сурабайе, к которым американцы проявляли интерес и которых планировали завербовать. Встречи Барнетта с сотрудниками КГБ происходили в Джакарте, а затем в Вене.

В 1977 году советские кураторы предложили Барнетту попытаться вернуться на службу в ЦРУ или же устроиться на работу в аппарат Конгресса – в комитеты по разведке Палаты представителей или Сената. После ряда поездок в Вашингтон Барнетт ликвидировал свои дела в Индонезии и вернулся в апреле 1978 года в США. Там, в январе 1979 года, он вновь устраивается в ЦРУ временным сотрудником по контракту, в обязанности которого входило обучение агентов поведению на допросах.

18 марта 1980 года Барнетт был арестован ФБР, признан виновным в шпионаже и 8 января 1981 года приговорен к 18 годам тюремного заключения.

Предал Барнетта Владимир Пигузов, работавший с 1974 года в резидентуре КГБ в Индонезии. Позднее с помощью советского агента в ЦРУ Олдрича Эймса полковник Пигузов был разоблачен и расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного Суда.

Кампайлс, Уильям П.

• (Kampiles, William P.)

Род. в 1955.

После окончания университета в штате Индиана в марте 1977 года Кампайлс был принят на службу в ЦРУ и направлен в штаб-квартиру в Лэнгли, где он должен был заниматься регистрацией поступающих сообщений. Подобная рутинная канцелярская работа была совсем не тем, на что рассчитывал Кампайлс, мечтавший о карьере оперативника за рубежом. Не удивительно, что он быстро охладел к своим обязанностям и стал выполнять их, как говорится, спустя рукава, чем неоднократно заслужил нарекания со стороны начальства.

После того, как все его попытки перевестись в Оперативный директорат окончились безрезультатно, полностью разочаровавшийся в своей работе Кампайлс в ноябре того же 1977 года уволился из ЦРУ, прихватив с собой техническое руководство к новейшему на то время американскому спутнику-шпиону КН-11 («Биг Берд»). Как это ни парадоксально, но осуществить подобный поступок оказалось довольно легко. Согласно признанию тогдашнего директора ЦРУ Тернера, сделанному им позднее в изданной в 1985 году книге «Секретность и демократия» («Secrecy and Democracy»), «когда стало известно, что он увел у нас одно руководство по эксплуатации спутников Биг Берд, мы тут же обнаружили пропажу еще тринадцати!».

В феврале 1978 года Кампайлс вылетел в Афины, где продал документы военному атташе советского посольства за 3000 долларов. При этом ему посоветовали вновь устроиться на работу в ЦРУ, что он и попытался сделать после возвращения в США.

Однако о том, что Кампайлс вступил в контакт с советской разведкой, ЦРУ стало известно еще до его возвращения домой. Дело в том, что в тот день, когда он явился в советское посольство, дежурным офицером резидентуры ГРУ там был предатель Сергей Бохан, встретивший его у входа. Разумеется, Бохан не замедлил сообщить своим хозяевам о визите некоего американца, желающего встретиться с работниками разведки.

В результате 17 августа 1978 года Кампайлс был арестован в Чикаго сотрудниками ФБР и позднее приговорен к 40 годам тюремного заключения.

Что же касается полковника Сергея Бохана, то он в 1985 году был разоблачен советским агентом в ЦРУ Олдричем Эймсом, однако сумел избежать заслуженного возмездия, став невозвращенцем.

Мур, Эдвин Гиббонс

• (Moore, Edwin G.)

Род. в 1921.

В 1952 г. поступил на службу в ЦРУ. Работал в отделе, занимавшемся картографией. В 1963 году был арестован по обвинению в поджоге и уволен из ЦРУ. Однако во время суда Мур был оправдан, подал прошение о возвращении в ЦРУ и был принят туда повторно в 1967 году.

Согласно официальной американской версии, уволившись в 1973 году из ЦРУ, Мур прихватил с собой множество секретных документов, которые впоследствии попытался продать советской разведке.

Вечером 21 декабря 1976 года Мур перебросил пакет с документами через забор многоквартирного дома, в котором проживали семьи советских дипломатов из посольства СССР в Вашингтоне. Советский охранник, думая, что это бомба, вызвал американскую полицию. Прибывшие полицейские обнаружили в пакете множество документов ЦРУ и Пентагона и записку, в которой неизвестный просил за эти и другие имеющиеся у него секретные материалы 200000 долларов, которые следовало оставить в тайнике в окрестностях Вашингтона.

В результате дело было передано в ФБР, которое устроило засаду возле места, указанного в качестве тайника, и арестовало Мура при попытке забрать оттуда деньги. Ему было предъявлено обвинение в шпионаже и незаконном хранении секретной информации, и в мае 1977 года он был осужден на 15 лет лишения свободы.

Однако существует версия, что на самом деле вся эта история была провокацией американских спецслужб. Дело в том, что в 1979 году американские журналисты обнаружили Мура спокойно разгуливающим по улицам Вашингтона. Разразился грандиозный скандал. Американская администрация объяснила досрочное освобождение Мура резко ухудшимся состоянием его здоровья. Что, естественно, выглядит весьма малоубедительно.

Говард, Эдвард Ли

• (Howard, Edward Lee)

Род. 27 октября 1951.

Родился в городке Аламогордо, штат Нью-Мексико. Его отец, специалист по ракетному вооружению, служил на местной базе ВВС США, мать была домохозяйкой. Ввиду специфики профессии отца Говарда семья часто переезжала с места на место.

После средней школы Говард поступил на факультет экономики и международной торговли Техасского университета, который досрочно и с отличием закончил в мае 1972 года. Некоторое время он работал в Ирландии в компании «Эксон Корп.», а затем принял предложение Американского корпуса мира и отправился в Колумбию консультантом небольшой фирмы. Там он в 1973 году и познакомился со своей будущей женой Мэри, также добровольцем Корпуса мира.

В 1975 году Говард вернулся в США, однако ненадолго. Защитившись на степень магистра по управлению бизнесом и оформив в 1976 году свой брак с Мэри, он снова уехал в Латинскую Америку, на этот раз в Перу, где работал на американское Агентство международного развития.

В 1979 году Говард вновь возвращается в США. В поисках работы он разослал свои резюме по адресам различных компаний и организаций и вскоре устроился сотрудником в чикагскую фирму, занимавшуюся вопросами охраны окружающей среды. Однако в начале 1980 года с ним неожиданно связались сотрудники отдела кадров ЦРУ, которые пригласили его на собеседование. После прохождения многочисленных проверок и комиссий – на благонадежность, медицинской, психологической, на детекторе лжи – Говард был признан годным для работы в разведке.

Здесь следует отметить вот какой момент. Американские авторы, рисуя образ Говарда, по вполне понятным причинам не жалеют черной краски. Так, Джей Роберт Нэш в своей вышедшей в 1997 году энциклопедии («Spies. A Narrative Encyclopedia of Dirty Deeds and Double Dealing from Biblical Times to Today») пишет, что поступая на службу в ЦРУ, Говард признал, что он «умеренно» пьющий и что он иногда употребляет наркотики. Насколько это соответствует действительности? Позднее в отчете «Задачи контрразведки и безопасности США» подкомитета по надзору и оценке постоянного комитета по разведке американского Конгресса по этому поводу было сказано, что Говарда вообще не должны были принимать на работу в Центральное разведывательное управление. Что ж, остается только посочувствовать ЦРУ, которое испытывает столь сильный кадровый голод, что вынуждено принимать к себе на работу алкоголиков и наркоманов.

Так или иначе, пройдя 18-недельный курс разведывательной подготовки в учебном центре ЦРУ в Кэмп-Пири (Вирджиния), 28 января 1981 года Говард был зачислен в штат Оперативного директората ЦРУ. Там его направили в отдел СССР и Восточной Европы, где он начал подготовку в качестве будущего оперативного сотрудника резидентуры ЦРУ в Москве. Вместе с Говардом на службу в ЦРУ была принята и его жена, ставшая секретаршей заместителя директора ЦРУ по операциям. В дальнейшем она должна была отправиться в Москву вместе с мужем.

В СССР Говард должен был работать под именем Роджера К. Шаннона и прикрытием должности сотрудника американского посольства. Это назначение могло послужить трамплином к блестящей карьере, однако весной 1983 года при обязательной проверке на детекторе лжи выяснилось, что Говард скрыл свое пристрастие к алкоголю, наркотикам и склонность к мошенничеству. В результате назначение не состоялось. Более того, в мае 1983 года Говард был уволен из ЦРУ.

Однако, поскольку к тому времени подготовка Говарда к работе в московской резидентуре была практически завершена, он узнал много ценной информации о методах ее деятельности, а также был ознакомлен со списком псевдонимов основных советских агентов, завербованных ЦРУ.

После увольнения Говард вместе с женой уехал в родной штат Нью-Мексико и поселился в городке Эльдорадо неподалеку от столицы штата Санта-Фе. Там он смог устроиться экономистом в местные законодательные органы. Но материальное положение семьи Говардов было тяжелым, особенно если учесть, что в марте 1983 года у них родился сын. Кроме того, Говарда мучило чувство обиды за несправедливое, по его мнению, увольнение, которое прервало прекрасно начатую и, возможно, блестящую карьеру в разведке.

Последней каплей, склонившей его к сотрудничеству с советской разведкой, стал случившийся 6 февраля 1984 года инцидент, когда во время пьяной ссоры Говард открыл огонь из своего револьвера, за что был арестован и приговорен к пяти годам тюремного заключения условно.

В сентябре 1984 года (по другой версии, в начале 1985 года) Говард тайно выехал в Австрию, где обратился в советское посольство с предложением своих услуг. Для КГБ он оказался крайне ценным приобретением, так как рассказал то, что знал об операциях ЦРУ против СССР, раскрыл методы оперативной работы ЦРУ в СССР, информировал о способах, используемых для проведения технической разведки, рассказал о проводимых так называемых активных мероприятиях ЦРУ. Но самое главное, он назвал псевдонимы нескольких важных агентов ЦРУ в СССР, указал, каким образом поддерживается с ними связь и сколько они получают за свою работу.

Благодаря сведениям, полученным от Говарда, в СССР было пресечено несколько операций американской разведки. Но самым большим успехом КГБ стал арест Адольфа Георгиевича Толкачева, ведущего конструктора Московского НИИ радиостроения. Толкачев сам еще в 1976 году предложил свои услуги ЦРУ, подбрасывая записки в машины американских дипломатов в Москве, однако американцы долгое время считали его провокатором КГБ и решились вступить с ним в контакт лишь в сентябре 1978 года. Вплоть до самого ареста Толкачев передавал американцам совершенно секретные сведения о советских ВВС, разработках в области новейших авиационных технологий и многие другие материалы. Об ущербе, который Толкачев своим предательством нанес нашей стране, говорит тот факт, что за переданные секреты он получил от ЦРУ 789500 рублей наличными, а также имел в США на банковском счете 1. 990. 729 долларов.

Арестовали Толкачева 9 июня 1985 года, а 13 июня был задержан Пол Стомбаух, оперативный сотрудник московской резидентуры ЦРУ, действовавший под прикрытием должности второго секретаря посольства США в Москве. Его задержание было произведено в тот момент, когда он шел на встречу с Толкачевым, роль которого исполнял загримированный сотрудник КГБ. Через некоторое время Стомбаух был объявлен персоной нон грата, а Толкачев осужден и расстрелян.

Работу с Говардом курировал лично начальник ПГУ КГБ Владимир Крючков. Переданные Говардом сведения были щедро оплачены. На его счет в швейцарском банке было переведено 150 тысяч долларов. Кроме того, значительная сумма была передана ему по возвращении в США.

Однако вскоре Говард оказался под подозрением у американских спецслужб. Произошло это так. 1 августа 1985 года в Риме исчез заместитель начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ Виталий Сергеевич Юрченко. По американской версии, он пришел в американское посольство и попросил политическое убежище, по версии самого Юрченко – был похищен сотрудниками ЦРУ. Как бы то ни было, оказавшись в США, Юрченко дал показания об известных ему советских агентах, в том числе и о некоем «Роберте» – бывшем сотруднике ЦРУ, который проходил подготовку для работы в московской резидентуре, но еще до начала командировки был уволен из разведки. Вычислить по этому описанию Говарда не составило особого труда.

Дело было передано ФБР, сотрудники которого установили за Говардом скрытое наблюдение. 19 сентября 1985 года Говард был подвергнут допросу, в ходе которого ему было предъявлено обвинение в контактах с КГБ. Однако Говард полностью отверг предъявленные ему обвинения, а поскольку прямых доказательств его вины на тот момент у ФБР не было, его оставили на свободе.

Понимая, что в ближайшее время он будет арестован, Говард решился на дерзкий побег. 21 сентября 1985 года он вместе с женой выехал на прогулку. Машину вела Мэри, а Говард сел на заднее сиденье. Рядом с собой он положил манекен с надетой на голову бейсбольной кепкой, точно такой же, какая была и на нем самом. На одном из поворотов он посадил манекен вместо себя, а сам выпрыгнул из машины в кусты. Следующие за машиной агенты ФБР не заметили подмены и вечером доложили начальству, что Говард с женой возвратились домой. 23 сентября ФБР выписало ордер на его арест, но было уже поздно.

Сам же Говард в это время через Нью-Йорк и Копенгаген вылетел в Хельсинки. Там его встретили работавшие в советском посольстве сотрудники КГБ, которые тайно переправили его в Советский Союз в багажнике посольской машины. Позднее, давая интервью советскому телевидению, на вопрос о том, как он попал в СССР, Говард ответил, что по понятным причинам не имеет возможности рассказать подробности, и добавил: «Могу лишь сказать: было темно и страшно», явно намекая на это путешествие в багажнике.

Бегство Говарда вызвало в ФБР и ЦРУ состояние шока. Его жена Мэри немедленно была подвергнута интенсивным допросам. Комитет по разведке палаты представителей Конгресса США обрушил шквал критики на действия ЦРУ в деле Говарда, назвав его «одной из наиболее серьезных потерь в истории разведки США».

Тем временем в Москве Говарда поселили на конспиративной квартире, а позднее – в закрытом поселке Жуково в 40 километрах под Москвой. А 7 августа 1986 года в «Известиях» было опубликовано следующее официальное сообщение:

«В Президиум Верховного Совета СССР обратился гражданин США бывший сотрудник ЦРУ Говард Эдвард Ли с просьбой о предоставлении ему политического убежища в СССР. Свою просьбу он мотивировал тем, что вынужден скрываться от спецслужб США, которые необоснованно его преследуют. Руководствуясь гуманными соображениями, Президиум Верховного Совета СССР удовлетворил просьбу Говарда Эдварда Ли, и ему предоставлено право проживания в СССР по политическим мотивам».

Находясь в СССР, Говард пользовался полной свободой, и в 1987 году даже посетил Венгрию, где в июне в Будапеште дал интервью известному американскому писателю Дэвиду Уайзу, который на следующий год опубликовал книгу о нем. В 1989 году он встретился с американскими корреспондентами из газеты «Вашингтон пост» и рассказал им, что живет в загородном доме под Москвой вместе с двумя охранниками из КГБ, которые обеспечивают ему круглосуточную охрану.

После августа 1991 года над головой Говарда сгустились тучи. Для начала его переселили с дачи на московскую квартиру и лишили охраны. А в сентябре того же года в интервью газете «Вашингтон таймс» начальник разведывательного отдела ФБР Томас Дьюхэдуэй заявил, что США следует оказать нажим на СССР, настаивая на выдаче Говарда в обмен на экономическую помощь.

Резонно опасаясь, что новое руководство страны вполне может сдать его американцам, выражаясь словами дедушки одного из российских столпов демократии, «за бочку варенья и корзину печенья», или же ЦРУ просто организует его похищение, Говард в октябре 1991 года выехал в Венгрию. Однако власти США добились от венгерского правительства высылки Говарда, и он был вынужден под чужим именем в декабре 1991 года нелегально переехать в Швецию. Там он поселился в одном из пригородов Стокгольма и организовал небольшую фирму «Вест-стар», занимавшуюся вывозом из стран СНГ леса и ввозом обратно товаров широкого потребления.

Но и в Швеции Говарда достала длинная рука американских спецслужб. Сотрудники ФБР, перехватив его телефонный разговор с женой, вступили с ним в контакт, предложив отказ от судебного преследования в обмен на полную информацию о работе на КГБ. К чести Говарда, он отверг это предложение, и тогда ФБР сообщило шведской полиции безопасности о его местонахождении в стране. В августе 1992 года Говард был арестован по обвинению в шпионаже. Тем не менее, уже в конце августа с него были сняты все обвинения, и он немедленно вылетел обратно в Россию, несмотря на то, что США настойчиво добивались у шведского правительства его выдачи.

Однако на этом эпизоде неприятности Говарда и закончились. По данным авторов изданной в 1997 году «Энциклопедии шпионажа» Нормана Полмара и Томаса Аллена, на момент выхода их книги Говард жил в Москве и являлся владельцем консалтинговой фирмы, обслуживающей американские компании, желающие открыть свои филиалы в России. Остается надеяться, что и в дальнейшем у него все было хорошо.

Эймс, Олдрич Хейзен

• (Ames, Aldrich Hazen)

Род. 26 мая 1941.

Самый высокопоставленный и результативный на сегодняшний день из наших агентов в ЦРУ родился в небольшом фермерском городке Ривер-Фоллс (штат Висконсин) в семье потомственных преподавателей. Дед будущего разведчика Джесси Хейзен Эймс с 1919 года по 1946 год был президентом учительского колледжа в Ривер-Фоллсе (ныне университет штата Висконсин). Его отец Карлтон Эймс работал в том же колледже преподавателем истории Европы и Дальнего Востока, мать Рэчель Эймс – учительницей английского языка в средней школе. В семье было трое детей: Олдрич и его младшие сестры Нэнси и Элисон.

В 1951 году жизнь Эймсов коренным образом изменилась. Карлтон Эймс поступил на работу в ЦРУ и вместе с семьей переехал в Мак-Лин – пригород Вашингтона, в котором размещается штаб-квартира ЦРУ. Неизвестно, что подвигло его на этот шаг: стремление защитить американскую демократию от «коммунистической угрозы» или же просто желание вырваться из рутины провинциальной жизни. Но как бы то ни было, скромный преподаватель колледжа превратился в «бойца невидимого фронта». После соответствующей подготовки Карлтон Эймс был направлен в Бирму, где в это время ЦРУ пыталось создать плацдарм борьбы против коммунистического правительства Китая, поддерживая укрывшихся в этой стране недобитых гоминьдановцев. В Бирме он пробыл до 1955 года, после чего вернулся в штаб-квартиру ЦРУ, где получил назначение в одно из аналитических подразделений в качестве эксперта по Дальнему Востоку.

В то время, пока Эймс-старший совершал свои подвиги на ниве защиты «идеалов свободы и демократии», его жена преподавала английский язык, а сын учился в средней школе. После ее окончания Олдрич Эймс поступил в университет Джорджа Вашингтона. Одновременно с учебой в 1959 году он (не без помощи отца) устраивается на работу в ЦРУ, вначале в качестве клерка, а с июня 1962 года, достигнув по американским законам совершеннолетия, – аналитиком архивного отдела Оперативного директората, став одним из самых юных агентов за всю историю ЦРУ. В его служебные обязанности входило чтение, кодирование и архивирование материалов, связанных с операциями американской разведки против восточноевропейских стран.

Столь раннее начало «трудового пути» в разведке позволяло Эймсу рассчитывать на успешную карьеру в будущем, по крайней мере, по сравнению с отцом, который так и не поднялся выше должности аналитика среднего уровня. Кроме того, работа в ЦРУ давала возможность оплатить учебу в университете. С другой же стороны, совмещение работы и учебы явно не шло на пользу последней – блестяще учившийся в школе, Эймс в университете показывал весьма средние результаты и закончил обучение лишь в 1967 году, получив степень бакалавра истории.

Получив, наконец, высшее образование, Эймс в декабре 1967 года был направлен в учебный центр ЦРУ в Кэмп-Пири (Вирджиния). Пройдя там курс обучения, в ноябре 1968 года он получил назначение в отдел СССР и Восточной Европы Оперативного директората. В это время Эймс начал изучать турецкий язык.

В 1969 году Эймса направляют в Турцию в резидентуру ЦРУ в Анкаре. Там он действовал под прикрытием гражданского служащего ВВС США и должен был заниматься вербовкой агентов из числа граждан СССР и социалистических стран. Однако в Анкаре Эймс проявил себя не лучшим образом. Хотя он и смог завербовать двух турецких граждан, некоторое время передававших ему информацию о положении в Турции, главной задачи так и не решил – все его попытки завязать контакты с представителями СССР заканчивались неудачей. В результате заместитель резидента Дьюи Клэрридж по окончанию командировки Эймса в 1972 году дал ему отрицательную характеристику, аттестовав как не годного к оперативной работе сотрудника, который в силу особенностей характера не способен самостоятельно осуществлять вербовку агентов.

После возвращения в США Эймс вновь был направлен в отдел СССР и Восточной Европы, где занимался планированием и анализом операций и другой подобной кабинетной работой. Этот вид деятельности был ему ближе, соответственно, и результаты оказались более успешными – руководство отмечало Эймса как дельного и вдумчивого сотрудника.

В 1974 году начальник латиноамериканского отделения отдела СССР и Восточной Европы Хэвиленд Смит привлек Эймса к работе с завербованным в Колумбии третьим секретарем советского посольства Александром Огородником. Эймс был куратором Огородника вплоть до сентября 1974 года, когда последний был отозван в Москву. Работа Эймса с Огородником получила положительную оценку.

В 1976 году Эймс был переведен в нью-йоркское отделение ЦРУ. Там он работал с агентами из числа советских граждан – сотрудником секретариата ООН Сергеем Федоренко и заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам Аркадием Шевченко, который в 1978 году стал невозвращенцем. В этот период, в 1980 году, он женился на своей давней подруге Нэнси Сегебарт. Однако брак оказался неудачным и уже в 1981 году, когда Эймса направили в резидентуру ЦРУ в Мексике, супруга отказалась поехать с ним.

Приступив в октябре 1981 года к работе в резидентуре в Мехико в качестве старшего офицера, Эймс попытался зарекомендовать себя активным оперативником. Но здесь вновь проявилась его слабость как оперативного работника – он не смог приобрести новых источников и довести до конца разработку переданных ему кандидатов в агенты. Так, безуспешно закончилась его попытка завербовать заместителя резидента КГБ в Мексике Игоря Шурыгина.

В начале 1982 года Эймс познакомился со своей будущей второй женой Марией дель Розарио Касас, работавшей атташе по культуре колумбийского посольства в Мехико. Происходившая из знатной, но небогатой семьи, она в 1974 году закончила с отличием Университет Андов в столице Колумбии Боготе, после чего осталась там в качестве преподавателя. Однако в 1982 году неожиданно для окружающих Мария Розарио оставляет престижную и высокооплачиваемую работу в университете ради должности в посольстве.

Эймс познакомился с Марией Розарио на одном из дипломатических приемов. Они начали встречаться, и вскоре Эймс сделал ей предложение. О его принадлежности к ЦРУ она узнала только тогда, когда ответила на его предложение согласием. Но это обстоятельство не изменило ее решение, и в 1983 году, когда срок командировки Эймса закончился, Мария Розарио отправилась в Вашингтон вместе с ним. Однако, по другой версии, будущая жена Эймса вначале была завербована им в качестве агента и лишь затем их отношения переросли из служебных в личные. Как бы то ни было, в 1985 году Эймс разводится со своей первой женой и 10 августа женится на Марии Розарио, которая вскоре после этого получает американское гражданство.

Несмотря на не совсем удачную работу в Мексике, после возвращения в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли Эймс получил повышение и был назначен начальником контрразведывательного подразделения отдела СССР и Восточной Европы Оперативного директората. Рекомендовал Эймса на этот высокий пост его бывший начальник в Нью-Йорке Родни Карсон. Следует иметь в виду, что, проявив себя слабым оперативником, как аналитик Эймс обладал многими достоинствами. Так, он очень успешно справлялся с задачами, требующими глубокого анализа, умел сопоставить огромное количество фактов, обладал интуицией и изобретательностью при разработке и реализации сложных оперативных заданий. Как писал позднее в своем докладе по «делу Эймса» Генеральный инспектор ЦРУ Фредерик Хитц, «ему были присущи гибкость ума и интеллектуальная любознательность, желание заниматься самообразованием, причем в областях, выходивших за рамки его прямых служебных задач». Кроме того, не последнюю роль при назначении на новую должность сыграло умение Эймса логично излагать свои мысли в оперативных документах и аналитических справках.

Однако имелись у Эймса и недостатки. Он довольно небрежно относился к финансовой и оперативной отчетности, постоянно опаздывая с ее представлением. Более того, он не информировал руководство о своих контактах и поездках за рубеж. За годы службы, предшествующие его новому назначению, Эймс несколько раз серьезно нарушал режим безопасности. Так, в 1976 году он забыл в вагоне метро портфель с секретными документами, а в 1983 году привел на конспиративную квартиру Марию Розарио, что привело к раскрытию других сотрудников ЦРУ.

Кроме того, Эймс был, что называется, не дурак выпить. Его привычка к алкоголю к 1983 году стала хронической и оказывала негативное влияние на выполнение им служебных обязанностей. Несколько раз он в рабочее время пьяным засыпал в своем кабинете, о чем, кстати, было хорошо известно его сослуживцам. Впрочем, алкоголизм не считался в ЦРУ большим грехом, недаром тот же Фредерик Хитц отмечает в своем докладе, что «пьянство не было чем-то непривычным в оперативном управлении во второй половине 80-х годов» и что «выпивки Эймса не выделялись на общем фоне, поскольку были сотрудники с гораздо большей зависимостью от алкоголя».

Как бы то ни было, вместе с повышением по службе Эймс получил и доступ к данным о всех операциях ЦРУ против нашей страны по всему миру. Будучи признанным специалистом по СССР, он участвовал в допросах бежавшего в США в августе 1985 года полковника ПГУ КГБ Виталия Юрченко. Однако в том же 1985 году он предложил свои услуги советской разведке.

Чем был вызван этот шаг? Материальными соображениями? Безусловно, они присутствовали. Как раз в этот период у Эймса возникли серьезные финансовые трудности – в связи с бракоразводным процессом, требовавшим больших денег, он влез в долги, которые составили 50 тысяч долларов. Однако не последнюю роль сыграло и его разочарование в «западных ценностях» и «американском образе жизни» – тех идеалах, которые он был призван защищать по долгу службы, а также знакомство с неприглядными методами работы ЦРУ, чью деятельность он к тому времени воспринимал как «корыстный маскарад, затеянный бюрократами».

Весной 1985 года Эймс добился, чтобы его задействовали в операции «Кортшип», проводимой совместно ЦРУ и ФБР. Целью этой операции было развить успех в проникновении в советские спецслужбы, достигнутый после вербовки подполковника КГБ Валерия Мартынова и майора КГБ Сергея Моторина из вашингтонской резидентуры, завербованных в 1982 и 1983 годах. Эймс участвовал в операции под именем Рика Уэллса и встречался с сотрудниками советского посольства в Вашингтоне, осторожно прощупывая их на предмет вербовки. Среди его контактов были сотрудники посольства СССР в Вашингтоне – советник по информации Сергей Дивильковский и советник по вопросам разоружения Сергей Чувахин. При помощи последнего Эймс и попытался установить контакт с советской разведкой.

16 апреля 1985 года Эймс должен был встретиться с Чувахиным в отеле «Мэйфлауэр», расположенном недалеко от советского посольства. Перед встречей он подготовил записку следующего содержания:

«Я, Олдрич Х. Эймс, работаю начальником контрразведывательного подразделения в отделе СССР и Восточной Европы ЦРУ. Я служил в Нью-Йорке под псевдонимом Энди Робинсон. Мне нужно 50 тысяч долларов в обмен на следующую информацию о трех агентах, которых мы в настоящее время вербуем в Советском Союзе».

Эту записку Эймс вложил в конверт вместе со страницей из внутреннего телефонного справочника ЦРУ, на которой подчеркнул свою фамилию. На конверте он написал: «Ген. Андросову. Резиденту КГБ», и вложил его в другой конверт, без надписи. Эймс рассчитывал передать чистый конверт Чувахину во время ленча, предполагая, что когда тот позже вскроет его и прочтет имя адресата на внутреннем конверте, то немедленно передаст его по назначению.

Эймс отправился на встречу в «Мейфлауэр» точно к назначенному времени. Но Чувахин опаздывал на встречу более чем на 45 минут, и Эймс в нарушение всех правил пришел в советское посольство. Там он передал конверт охраннику и немедленно покинул здание. На следующий день Эймс доложил своему начальнику Дэвиду Мерфи о несанкционированном визите в советское посольство, объяснив его тем, что Чувахин не пришел на ленч.

Руководство КГБ по достоинству оценило свалившуюся на них удачу. Чтобы избежать провала столь ценного агента, круг лиц, знавших об Эймсе, был резко ограничен. Впоследствии это помогло ему пережить развал Советского Союза, когда во главе КГБ оказались приверженцы «общечеловеческих ценностей» вроде Вадима Бакатина.

Последующие встречи Эймса с советскими представителями проходили с соблюдением всех мер предосторожности. Так, до тех пор, пока он находился в Вашингтоне, с ним встречался исключительно Чувахин. Это не вызывало подозрений у начальства Эймса и ФБР. Что касается затребованной Эймсом суммы в 50 тысяч долларов, то она была выплачена при первой же встрече. А спустя некоторое время ему сообщили, что его услуги оценены в несколько миллионов долларов. Хотя Эймс и знал, что ему дадут много денег, он никак не ожидал такой щедрости.

Впрочем, затраты окупились сторицей. При помощи сведений, полученных от Эймса, была арестована целая плеяда предателей в рядах КГБ и ГРУ. Различные источники приписывают ему разоблачение от 12 до 25 агентов ЦРУ. Некоторых из них постигло заслуженное возмездие. Это расстрелянные в 1985 году полковник КГБ Владимир Пигузов, подполковники КГБ Леонид Полещук, Валерий Мартынов, Геннадий Варенник и Владимир Васильев, майоры КГБ Сергей Моторин и Сергей Воронцов, расстрелянные, соответственно, в 1988 году генерал-майор ГРУ Дмитрий Поляков и в 1986 году полковник ГРУ Геннадий Сметанин, приговоренные в том же 1986 году к длительным тюремным срокам полковник КГБ Борис Южин и научный сотрудник Института США и Канады АН СССР Владимир Поташев. Другим – полковнику КГБ Олегу Гордиевскому, полковнику ГРУ Сергею Бохану, сотруднику МИД СССР Сергею Илларионову – удалось вовремя скрыться на Западе. Тем не менее, как было признано в отчете комитета по разведке американского Сената, деятельность Эймса «привела к потере практически всех ценных источников информации в Советском Союзе в самый разгар «холодной войны"».

Работа Эймса на благо СССР была по достоинству оценена. Полученные от КГБ деньги позволили ему рассчитаться с долгами и сделать Марии Розарио шикарные подарки к свадьбе, которая состоялась в августе 1985 года. Объясняя жене причину появления в доме крупных сумм, Эймс сказал, что его давний школьный друг, бизнесмен из Чикаго, помог ему сделать удачные инвестиции. Всего же за свою работу на советскую разведку, по американским данным, Эймс получил 2,7 миллиона долларов.

В течение всего 1985 года и в начале 1986 года Эймс усиленно занимался итальянским языком, готовясь к предстоящему назначению в резидентуру ЦРУ в Италии. В Рим он приехал в середине 1986 года. Там, как и в прошлых командировках, ему не удалось блеснуть успехами на оперативном поприще. Он по-прежнему много пил, часто засыпал прямо в кабинете после обеда, редко занимался оперативной работой лично и опаздывал с предоставлением финансовых отчетов. Однако, находясь в Италии, Эймс не прерывал контактов с КГБ.

В 1989 году он возвращается в Вашингтон на прежнюю должность. В том же году у Эймсов родился сын Пол. В октябре 1990 года Эймса переводят в созданный за два года до этого контрразведывательный центр, где он занимается аналитической работой, связанной с проникновением в КГБ. В августе 1991 года Эймс временно возвращается в отдел Советского Союза и стран Восточной Европы начальником так называемой «рабочей группы по КГБ», в задачу которой входило окончательное разрушение КГБ СССР. В конце сентября 1991 года группа была ликвидирована, а Эймс получил назначение в Центр по борьбе с наркотиками, организационно входящий в состав Разведывательного директората ЦРУ.

В Центре Эймс отвечал за причерноморские страны и Балканский полуостров. В его задачу входила координация действий всех спецслужб США и сотрудничавших с ними зарубежных спецслужб, а также организация обмена информацией между ними. Но и на новом месте Эймс продолжал сотрудничество, теперь уже с российской разведкой, ухитряясь по-прежнему доставать сверхсекретные материалы, не имеющие никакого отношения к его служебным обязанностям.

По официальной американской версии, аресту Эймса предшествовала кропотливая работа по выявлению советского агента в рядах ЦРУ. Начало ей положили многочисленные аресты американской агентуры в СССР в 1985–1986 годах. Первоначально все эти разоблачения приписывались сотруднику ЦРУ Эдварду Говарду, бежавшему в СССР в сентябре 1985 года. Однако через некоторое время стало ясно, что не все провалы можно отнести на его счет.

В декабре 1985 года директор ЦРУ Уильям Кейси распорядился принять все возможные меры по выяснению причин начавшихся провалов агентуры в СССР. Во исполнение этого приказа в ЦРУ была создана специальная группа из четырех человек, которая занялась анализом всех имеющихся по этому вопросу материалов. Но в 1988 году эти работы были заморожены, так как ввиду создания контрразведывательного центра ЦРУ усилия контрразведчиков были сосредоточены на решении организационных вопросов. В этом отношении история с Эймсом лишний раз наглядно показала, насколько «полезной» оказывается реорганизация спецслужб для результатов их деятельности.

Сыграла свою роль и недобросовестность ряда сотрудников ЦРУ, которые, подозревая, что многие из их агентов провалены, предпочитали из карьеристских побуждений не обращать на это внимание и готовить свои аналитические доклады на основе написанных этими агентами под диктовку КГБ сообщений. По данным сенатского комитета по разведке, президентам Рейгану, Бушу и Клинтону было направлено как минимум 11 таких недостоверных сводок.

Однако в 1991 году, после провала нескольких важных операций американской разведки, поиски советского агента в ЦРУ возобновились с новой силой. Была создана совместная группа из сотрудников ЦРУ и ФБР, которая вновь проанализировала все произошедшие с 1985 года провалы. К марту 1992 года список подозреваемых, первоначально включавший 20 человек, сузился, и основное внимание было переключено на Эймса. Здесь следует также отметить, что в 1986 и 1991 годах Эймс успешно прошел проверки на пресловутом «детекторе лжи».

В результате было решено начать негласную финансовую проверку Эймса. К августу 1992 года путем сравнительного анализа было установлено, что имеется взаимосвязь между датами банковских вкладов Эймса и его встречами с советскими официальными представителями, которые были санкционированы руководством ФБР и ЦРУ в начале 1985 года. Выяснилось, что после возвращения из Рима Эймс купил себе дом в пригороде Вашингтона Арлингтоне, заплатив 540 тысяч долларов наличными, переоборудовал его, а также произвел перепланировку земельного участка. В Колумбии на имя Марии Розарио были приобретены ферма и две квартиры в Боготе и Картахене. Кроме того, Эймсами был куплен автомобиль «ягуар», предметы роскоши на сумму 455 тысяч долларов и скуплены на бирже акции общей стоимостью 165 тысяч долларов.

В начале мая 1993 года было решено начать уголовное расследование в отношении Эймса силами ФБР. 23 мая 1993 года начальник вашингтонского бюро ФБР Роберт Брайант поручил начальнику контрразведывательного отдела ФБР в Вашингтоне Лесли Уайзеру начать слежку за Эймсом. Для выполнения этого задания было выделено 8 агентов и большая группа техников и вспомогательных специалистов. В домашнем телефоне Эймса был установлен «жучок», а напротив его дома скрытая камера, снимавшая перемещения всех членов семьи. Кроме того, было организовано электронное наблюдение за домашним персональным компьютером Эймса.

В результате наблюдения за Эймсом и прослушивания его телефонных разговоров агентами ФБР летом 1993 года было установлено, что он, возможно, готовится передать своим операторам контейнер с информацией. В этот день за Эймсом было организовано плотное наблюдение, но ему удалось оторваться от «хвоста» и агенты ФБР не получили никаких доказательств. Тогда 15 сентября 1993 года была тайно произведена выемка мешка с мусором из дома Эймса, в котором была обнаружена порванная записка, написанная на желтом клочке почтовой карточки. Как было сказано на этот счет в докладе Генерального инспектора ЦРУ Фредерика Хитца: «В сентябре 1993 года в бытовом мусоре в доме Эймса была обнаружена копия его оперативной записки русским, которая доказывала, что он шпион». А в ноябре 1993 года после поездки Эймса в Каракас (Венесуэла) сотрудники ФБР зафиксировали увеличение его банковского счета на 86700 долларов.

ФБР надеялось взять Эймса с поличным при проведении операции через тайник. Однако затем взяли верх опасения, что подозреваемый может скрыться и бежать в Россию, тем более, что в конце февраля 1994 года Эймсу предстояла служебная командировка в Москву, где он должен был встретиться с представителями российских спецслужб с целью налаживания сотрудничества в борьбе с наркомафией. В результате 21 февраля 1994 года ФБР арестовало Эймса недалеко от его дома, когда он возвращался с работы. В этот же день чуть позже была арестована и его жена Мария Розарио.

Что же все-таки явилось причиной провала Эймса? Согласно официальной американской версии, его арест стал результатом кропотливой работы ЦРУ и ФБР. Кроме того, постоянно подчеркивается, что, дескать, Эймс сам виноват в своем разоблачении, поскольку вел слишком роскошный образ жизни. Однако есть и другое мнение. Его придерживается, к примеру, генерал-лейтенант КГБ в отставке Николай Сергеевич Леонов, долгое время проработавший в ПГУ начальником аналитического управления и заместителем начальника разведки:

«Я могу с уверенностью предположить, что Эймса предали. И предали в Москве. Долгие годы я лично занимался технологией обеспечения связи с нашей агентурой в США. В течение десяти последних лет она срабатывала безупречно, была неуязвимой. Прокол был невозможен. Все эти рассказы о компрометирующих материалах против Эймса, якобы найденных в его мусорных ящиках, об обративших на себя внимание расходах рассчитаны на дураков. Эймса, как и Уокера, которого якобы предала сама жена, «сдали» в Москве. И сделали это лица, имевшие служебное отношение к делу Эймса».

(Заворотный С. Прокол Эймса в США был невозможен. Его предали в Москве // Комсомольская правда. 22 декабря 1994)

26 февраля американцы объявили персоной нон грата Алесандра Иосифовича Лысенко – резидента СВР в Вашингтоне. Ответ России не заставил себя ждать. 28 февраля персоной нон грата был объявлен резидент ЦРУ в Москве Джеймс Моррис. На этом инспирированный делом Эймса «обмен любезностями» между Россией и США завершился.

Арест Эймса вызвал в США громкий политический скандал. В адрес ЦРУ посыпались во многом обоснованные обвинения в попустительстве и бездействии. В результате возглавлявший в то время ЦРУ Джеймс Вулси был вынужден подать в отставку. Если учесть, что директором ЦРУ он был утвержден лишь 5 февраля 1993 года, а до этого занимался частной юридической практикой, не имея отношения к главной американской спецслужбе, то становится очевидным, что никакой личной ответственности за деятельность Эймса в стенах ЦРУ Вулси нести не может. Таким образом, он выступил в классической роли «козла отпущения», чья отставка призвана успокоить «общественное мнение». Таковы издержки демократии.

Сменивший Вулси новый директор Джон Дейч начал в ЦРУ массовую чистку. Были уволены 1-й заместитель директора Уильям Студеман, исполнительный директор Лео Хэзлвуд, замдиректора по операциям Джек Девайн, замдиректора по разведке Дуглас Мак-Ичин, то есть практически все высшее руководство. Пострадали и многие сотрудники более низкого ранга. Все это не могло не дезорганизовать на какое-то время работу ЦРУ. Поэтому кадровые перетряски, вызванные разоблачением Эймса, можно рассматривать в качестве последней услуги, оказанной им России.

Суд над Эймсом был закрытый и быстрый. Немаловажную роль в этом сыграло опасение ЦРУ и ФБР, что длительное судебное разбирательство с участием присяжных может привести к возникновению нежелательных вопросов. В результате Эймс в соответствии с существующей в США практикой заключил с судом сделку, признав себя виновным в шпионаже. 28 апреля 1994 года за шпионаж и уклонение от уплаты налогов с суммы в 2,7 миллиона долларов, полученной от КГБ и СВР, он был приговорен к пожизненному заключению без права помилования. Мария Розарио Эймс 23 октября 1994 года была осуждена на пять лет и три месяца тюремного заключения за сообщничество в шпионаже и уклонение от уплаты налогов. Все имущество супругов: дом, машины, вклады в американских банках, пенсия Эймса и даже будущие гонорары за книги, фильмы или интервью, если они будут иметь место – было конфисковано в пользу государства. Единственное, что осталось у Эймсов, это имущество в Колумбии, на которое американские власти не смогли наложить руку.

В настоящее время Олдрич Эймс находится в тюрьме особо строгого режима Алленвуд, штат Пенсильвания.

Николсон, Гарольд Джеймс

• (Nicholson, Harold James)

Род. в 1950.

Родившись в семье офицера американских ВВС, Гарольд Николсон провел свое детство в переездах с одной военной базы на другую. После школы он поступил на географический факультет университета штата Орегон, который окончил в 1973 году.

Пройдя за время обучения в университете курс подготовки офицеров запаса, Николсон поступил на службу в ВВС. Вскоре он женился на студентке своего бывшего университета Лауре.

20 октября 1980 года Николсон был принят на службу в ЦРУ. Пройдя курс обучения в учебном центре в Кэмп-Пири (Вирджиния), он был направлен в резидентуру в столице Филиппин Маниле. Там он в первый раз вступил в контакт с сотрудниками советской разведки, которых разрабатывало ЦРУ на предмет вербовки.

После филиппинской командировки Николсон работал в резидентурах ЦРУ в Бангкоке (Таиланд) и Токио, а в 1990 году был назначен резидентом в Бухарест. Именно в Румынии стремительная карьера Николсона первый раз дала трещину, и виной тому была его жена. Лауре до смерти надоели постоянные переезды мужа с места на место, она хотела тихой семейной жизни дома, в Америке, где можно было спокойно растить троих уже подросших детей. В Бухаресте она отказывалась появляться с мужем на дипломатических приемах, где Николсону невозможно было находиться без жены. Участившиеся домашние скандалы нарушили душевное равновесие Николсона, и начальство сочло за благо в 1992 году отозвать его из Румынии.

В конце 1992 года Николсон был направлен заместителем резидента в столицу Малайзии город Куала-Лумпур. Лаура категорически отказалась ехать вместе с ним и подала на развод, который был окончательно оформлен в августе 1994 года. Расходы, связанные с бракоразводным процессом, почти полностью разорили Николсона, а свое назначение в Малайзию он посчитал незаслуженным понижением, которое, по сути, таковым и являлось.

В феврале 1994 года Николсон узнает об аресте Эймса. Открывшаяся история сотрудничества последнего с советской разведкой наводит его на мысль тоже предложить свои услуги СВР. Как показал позднее Николсон на одном из допросов, «я решил, что если они [русские] потеряли столь важного агента, им необходима адекватная замена».

Весной 1994 года Николсон добился у своего руководства разрешения на вербовку сотрудника российской разведки, работавшего в посольстве России в Куала-Лумпуре. На самом же деле он планировал осуществить прямо противоположное и стать агентом российской разведки. 28 июня состоялось последнее посещение Николсоном российского посольства, а 30 июня на его счет в банке в городе Юджин (штат Орегон) было перечислено 12 тысяч долларов, которые он использовал как первый взнос в счет оплаты развода с женой.

Почти сразу после этого Николсон был отозван в США и направлен на работу в учебный центр ЦРУ. Он продолжает поддерживать контакты с российской разведкой, выезжая через каждые полгода для встреч со своими кураторами в страны Юго-Восточной Азии. После каждой такой поездки на его счет перечислялась новая сумма денег.

Согласно официальной американской версии, подозрения насчет Николсона появились после прохождения им 16 и 20 октября 1995 года обязательной проверки на детекторе лжи. По мнению сотрудника ЦРУ, проводившего проверку, Николсон не смог дать полного ответа на вопрос: «Поддерживаете ли вы контакты с иностранцами?»

4 декабря того же года по распоряжению администрации Николсон прошел третью проверку на детекторе лжи. После обработки результатов выяснилось, что ответы на вопросы: «Имели ли вы, начиная с 1990 года, какие-либо контакты с иностранными разведками, которые вы пытались скрыть от ЦРУ?» и «Пытались ли вы скрыть от ЦРУ какие-либо контакты с иностранными разведками?», – были не вполне правдивыми.

Так ли все происходило на самом деле, или же информация о том, что Николсон работает на российскую разведку, поступила в ЦРУ из других источников? Пока что давать определенный ответ на подобный вопрос было бы преждевременно. Но как бы то ни было, в январе 1996 года началась оперативная разработка Николсона сотрудниками ФБР. В результате проверки банковских счетов была установлена связь между его личными заграничными поездками и поступлением туда крупных сумм денег.

25 июня 1996 года Николсон выехал в Сингапур. На следующий день он встретился с представителями российского посольства и передал им некую информацию. Однако на этот раз за ним вели слежку агенты ФБР, которые и зафиксировали факт встречи. Проверка банковских операций Николсона после возвращения из Сингапура позволила установить, что в общей сложности он перевел на различные счета 20000 долларов, в том числе заплатил 12 с лишним тысяч долларов за покупку новой машины для своего сына.

16 июля 1996 года Николсон, неоднократно безуспешно подававший заявления с просьбой назначить его в одну из резидентур ЦРУ за рубежом, был переведен в Центр по борьбе с терроризмом. Однако в это время за ним велось плотное наблюдение. 11 августа ФБР произвело тайный обыск его автомашины. 3 ноября, также негласно, агенты ФБР провели обыск в кабинете Николсона. При этом было обнаружено множество секретных документов, к которым по роду своей деятельности он не должен был иметь доступа. Наконец, 12 и 13 ноября скрытые камеры, размещенные в служебном кабинете Николсона, зафиксировали, как он фотографировал секретные документы, забравшись под стол.

В результате 16 ноября 1996 года Николсон был арестован перед посадкой в самолет, следующий рейсом в Швейцарию. Во время ареста в его портфеле были обнаружены копии секретных документов по России и Чечне. Через день ему было официально предъявлено обвинение в шпионаже.

Первоначально Николсон категорически все отрицал. Однако 28 февраля 1997 года он признал себя виновным в передаче российской разведке в 1994–1996 годах секретной информации, важной для обеспечения национальной безопасности США. За это, по его словам, ему было заплачено свыше 180 тысяч долларов.

20 июня 1997 года Николсон был приговорен к 23 годам тюремного заключения.

Следующий сотрудник ЦРУ, хотя и не является советским агентом, тем не менее, явно имеет полное моральное право быть отнесенным к категории «наших».

Эйджи, Филип Бэнетт Франклин

• (Agee, Philip Burnett Franklin)

Род. в 1935(1936?).

Учился в университете Нотр-Дам. После его окончания в 1957 году поступил на службу в ЦРУ.

Начиная свою карьеру в стенах Управления, Эйджи ничем особым не выделялся на фоне других молодых сотрудников. В 1963–1966 годах он находился в Уругвае, где участвовал в операциях против Кубы, а также помогал созданию местной службы безопасности. В 1967 году был переведен в резидентуру ЦРУ в Мексике. Казалось бы, ничто не предвещало резкого поворота в его судьбе.

Однако, в отличие от большинства своих коллег, ознакомившись изнутри с методами, используемыми в деятельности ЦРУ, Эйджи полностью разочаровался в родном ведомстве. «После 12 лет службы в Управлении я наконец понял, какую грязную работу в нем выполняют. ЦРУ и его «дочерние» образования повинны в гибели миллионов людей по всему миру или, по крайней мере, в том, что отравили и сломали им жизнь. Я просто не могу сидеть сложа руки и равнодушно взирать на это».

В 1969 году Эйджи увольняется из Управления, а в 1971 году уезжает из США с тем, чтобы посвятить свою жизнь разоблачению сотрудников и агентов ЦРУ и всемерно способствовать их выдворению из тех стран, где они действуют.

С 1972 года Эйджи жил в Англии, где в 1975 году в издательстве «Penguin Books» выходит первая разоблачительная книга Эйджи – «В стенах компании: дневник ЦРУ» («Inside the Company: CIA Diary», русскоязычное издание: Эйджи Ф. За кулисами ЦРУ. М.: Воениздат, 1979). В ней перечислялись около 2500 фамилий американцев и иностранных агентов, работавших в то время на ЦРУ. Книга нанесла серьезный ущерб операциям ЦРУ в Латинской Америке, резко снизив эффективность агентурной разведки.

В том же 1975 году Эйджи опубликовал статью в выходящем в США журнале «Контрразведчик» («Counter-Spy»). Этот журнал издавался с 1973 года группой «Пятое сословие». Ее участники выступали против интервенции США во Вьетнаме, а после окончания Вьетнамской войны перешли к разоблачению подрывной деятельности ЦРУ. В своей статье Эйджи призвал к повсеместной «нейтрализации» сотрудников и агентов Центрального разведывательного управления. В материале среди прочих упоминался некий Ричард Уэлч (Richard Welch) – бывший резидент ЦРУ в Перу.

25 ноября того же года выходящая в Афинах на английском языке газета «Атенз ньюс» опубликовала статью, озаглавленную «Греческий комитет раскрывает угрозу ЦРУ в Афинах» (полный ее текст – см. Приложение). В ней перечислялся ряд работавших на тот момент в Греции сотрудников американской разведки с указанием их домашних адресов и телефонов, в том числе и резидент ЦРУ в Греции Ричард Уэлч, действовавший под прикрытием должности помощника посла США по специальным поручениям. 23 декабря Ричард Уэлч был застрелен возле своего дома боевиками греческой террористической организации «17 ноября».

Хотя статья в «Атенз ньюс» ни словом не ссылалась на публикацию в «Контрразведчике», а то, что Уэлч сотрудник ЦРУ, отнюдь не было секретом, американские власти использовали историю с его убийством как предлог для организации травли Эйджи. В ноябре 1976 года министр внутренних дел Великобритании распорядился выдворить его из страны. После безуспешной попытки оспорить это решение в судебном порядке, в начале июня 1977 года Эйджи вынужден был покинуть Англию. В августе того же года он был выдворен из Франции, в ноябре – из Голландии, наконец, накануне Рождества, направляясь в Гамбург, он был арестован пограничной охраной ФРГ, а на следующий день выдворен и из этой страны. Разумеется, всякий раз правительство США заявляло, что не имеет к этому никакого отношения.

В 1978 году совместно с американским журналистом Луисом Вулфом Эйджи публикует новую книгу разоблачений – «Dirty Work: The CIA in Western Europe» (русскоязычное издание: Грязная работа ЦРУ в Западной Европе: Сб. материалов / Сост. Ф. Эйджи и Л. Вулф. М.: Воениздат, 1982). В ней он назвал свыше 800 фамилий сотрудников и агентов ЦРУ.

Реакция властей США не заставила себя ждать. В 1979 году Государственный департамент лишил Эйджи американского гражданства. Последний попытался оспорить это решение в суде. Он смог выиграть два суда низшей инстанции, однако в 1981 году Верховный суд принял окончательное решение в пользу Госдепартамента. А в 1982 году Конгресс США принял закон, вводящий уголовную ответственность за разглашение фамилий лиц, сотрудничающих с американскими спецслужбами.

Тем не менее, когда в 1987 году Эйджи въехал в США через Канаду с никарагуанским паспортом, американские власти не решились его арестовать. Причиной его поездки на родину стала подготовка издания новой книги «На ходу» («On the Run»).

В настоящее время Филип Эйджи живет на Кубе. Согласно сообщению агентства РИА «Новости», в феврале 2000 года он основал там туристическую фирму «Кубалинда» («Красавица Куба»). Правда, соотечественникам Эйджи пока сложно попасть на «остров Свободы» из-за продолжающейся экономической блокады, которая предполагает также запрет на все частные поездки туда. Однако «Кубалинда» как раз и призвана им в этом помочь, оформляя маршруты следования через третьи страны. 

Федеральное бюро расследований (ФБР)

(FEDERAL BUREAU OF INVESTIGATION)

Федеральное бюро расследований (ФБР) – подразделение Министерства юстиции США, подчиняющееся непосредственно главе этого ведомства, который одновременно является генеральным прокурором США. Оно сочетает в себе функции контрразведки, политической полиции и уголовного розыска. В этом отношении ФБР занимает уникальное место среди спецслужб мира. Его можно сравнить только с возглавлявшимся Генрихом Гиммлером РСХА, которое также совмещало борьбу с внешними и внутренними врагами Рейха с расследованием чисто уголовных преступлений.

В соответствии с этими функциями ФБР осуществляет деятельность в трех направлениях:

• обеспечение национальной безопасности,

• обеспечение внутренней безопасности,

• борьба с уголовной преступностью.

В интересах обеспечения национальной безопасности на ФБР возложены функции главной контрразведывательной службы США, которые регулируются Исполнительным приказом президента США № 12333 от 4 декабря 1981 года. Следует отметить, что ФБР не обладает монополией на контрразведывательную деятельность. Контрразведкой занимается и ряд других американских спецслужб, из которых в первую очередь следует назвать ЦРУ.

Под обеспечением внутренней безопасности подразумевается борьба с «внутренними врагами» США, то есть с лицами и организациями, ставящими целью свержение американского правительства, нанесение ущерба интересам Соединенных Штатов, нарушение конституционных прав американских граждан. В рамках этой задачи начиная с 1936 года ФБР занимается так называемой внутренней разведкой, собирая сведения о деятельности экстремистских организаций как правого, так и левого толка, с тем, чтобы определить степень их опасности для политической системы США и установить, в какой мере они связаны с иностранными державами.

Как водится, борясь с «неблагонадежным элементом», покушающимся на конституционные права американских граждан, сами сотрудники ФБР частенько нарушают эти права. В качестве наиболее вопиющих примеров такой незаконной практики ФБРовцев можно привести негласные обыски в офисах ряда общественных и национальных организаций, широко осуществлявшиеся в 50-е – 60-е годы.

С 1982 года ФБР становится головным органом по борьбе с терроризмом на территории США, а с 1984 года ФБР поручено расследование всех террористических актов, жертвами которых становятся американцы за пределами США.

Третье направление деятельности ФБР – борьба с уголовной преступностью. Поскольку компетенция американских полицейских структур ограничена пределами штатов, ФБР фактически выполняет роль общефедеральной полиции, расследуя преступления, совершенные на территории нескольких штатов, а также около 250 видов преступлений, отнесенных к категории «федеральных» (ограбления банков, похищение людей, использование взрывных устройств, покушения на президента и высших должностных лиц США, наркобизнес и т. д.)

Структура ФБР

Имеющиеся открытые источники позволяют достаточно точно воссоздать внутреннее устройство этой неутомимо стоящей на страже американской демократии организации.

Директор ФБР назначается на свой пост президентом США, при этом его кандидатура утверждается Сенатом. Рекорд Джона Эдгара Гувера, занимавшего этот пост 48 лет, скорее всего, никогда уже не будет превзойден, поскольку в настоящее время срок пребывания в должности директора ограничен 10 годами. В настоящее время директором ФБР является Роберт Мюллер.

В отличие от ЦРУ, у директора ФБР только один заместитель, который замещает своего шефа в случае его отсутствия, болезни и т. п., а также помогает ему в руководстве повседневной деятельностью подразделений Бюро (за исключением тех, что подчинены непосредственно директору). До недавнего времени эту должность занимал Томас Пиккард (с 25 июня по 4 сентября 2001 года он исполнял обязанности директора ФБР). Однако буквально в последний момент перед сдачей этой книги в печать было официально объявлено о его отставке, предстоящей в конце ноября 2001 года.

Кроме того, в высшее руководство Бюро входят 14 помощников директора ФБР. 11 из них возглавляют управления ФБР, остальные трое являются начальниками крупнейших офисов – в Вашингтоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

Наиболее важные вопросы деятельности ФБР рассматриваются и решаются на заседании исполнительной конференции, которая созывается, как правило, раз в два месяца.

Штаб-квартира ФБР расположена в Вашингтоне. Кроме того, на территории США имеется также 56 региональных (в буквально переводе – «полевых») офисов (плюс офис в Пуэрто-Рико) и около 400 отделений ФБР. В крупнейшем из них – Нью-Йоркском, работают 2000 сотрудников, в том числе 1100 специальных агентов. В 24 городах США имеются специальные подразделения по борьбе с организованной преступностью.

Основную часть структуры ФБР составляют 11 управлений:

• Инспекционное управление. Подчинено непосредственно директору ФБР. Занимается надзором за всеми оперативными и вспомогательными подразделениями Бюро, включая региональные офисы, проверяя соблюдение ими законов США и внутренних инструкций ФБР, экономность и обоснованность использования финансовых ресурсов. Также следит за соблюдением дисциплины сотрудниками Бюро и их профессиональной пригодностью. При необходимости проводит дисциплинарные проверки и служебные расследования.

• Управление по борьбе с терроризмом. Несмотря на то, что функции головного органа по борьбе с терроризмом на территории США были возложены на ФБР еще в 1982 году, самостоятельное управление, занимающееся этими вопросами, было создано совсем недавно, выделившись из состава управления национальной безопасности в рамках реорганизации, произведенной директором ФБР Луисом Фри. О его создании было объявлено 11 ноября 1999 года, а фактическая деятельность началась с середины декабря того же года.

• Управление включает в себя два оперативных подразделения, первое из которых занимается расследованием дел, связанных с международным, а второе – с внутренним терроризмом. Кроме того, в состав управления входят:

• Национальный отдел домашней защиты (National Domestic Preparedness Office). Приблизительный аналог нашей Гражданской обороны. Координирует все усилия федеральных служб США, а также служб штатов и местных органов власти, связанные с подготовкой к защите населения в случае инцидентов с применением как обычного оружия, так и оружия массового поражения.

• Национальный центр защиты инфраструктуры (National Infrastructure Protection Center). В его задачи входит:

· выявлять случаи незаконного использования компьютеров и информационных технологий, ставящие под угрозу безопасность инфраструктуры США, предупреждать об этом соответствующие органы, пресекать их и заниматься их расследованием;

· расследовать дела, связанные с хакерами;

· оказывать помощь в расследовании дел, касающихся борьбы с терроризмом и внешней контрразведки и при этом связанных с незаконным использованием компьютеров;

· предупреждать руководителей служб, отвечающих за национальную безопасность, о тех случаях, когда попытка проникновения в инфраструктуру США является не обычным уголовным преступлением, а организованной из-за рубежа компьютерной атакой на Соединенные Штаты;

· координировать обучение следователей из государственных и частных структур, занимающихся расследованием компьютерных преступлений.

• Управление национальной безопасности (до 1994 года – управление контрразведки). Координирует расследования, связанные с противодействием иностранным разведкам. Также отвечает и за вопросы внутренней безопасности ФБР.

Основную часть управления составляют четыре отдела. Три из них организуют и координируют в масштабах США мероприятия по «разработке» зарубежных учреждений и их персонала с целью выявления разведчиков и лиц из числа американцев и граждан других стран, подозреваемых в связях с зарубежными спецслужбами.

Четвертый отдел поддерживает контакты по вопросам контрразведки с полицией, ЦРУ и другими американскими правительственными ведомствами, а также с полицией и спецслужбами других стран. В отделе имеется специальная секция, руководящая деятельностью представителей ФБР в посольствах США в разных странах мира. Вопросы контрразведывательного характера за пределами США ФБР обычно решает с помощью ЦРУ.

• Управление криминальных расследований. Занимается расследованием уголовных преступлений, отнесенных законодательством США к категории федеральных. В первую очередь, это особо опасные преступления против жизни и здоровья граждан, совершенные при отягчающих обстоятельствах, ограбления банков, преступления на воздушном, морском и железнодорожном транспорте, мошеннические действия или вымогательства с использованием государственных документов, печатей, наименований федеральных ведомств и т. п., нарушение законов о приобретении, хранении и применении огнестрельного и холодного оружия.

Другую группу правонарушений, расследование которых входит в компетенцию управления, составляют так называемые «беловоротничковые преступления»: присвоение и растрата федеральных средств, включая использование компьютеров для этих целей, присвоение федеральных финансовых средств путем злоупотреблений предоставленными законом льготами и привилегиями, злоупотребление служебным положением в целях наживы, взяточничество, нарушение авторских прав и патентных гарантий, необоснованные притязания на гражданство США и получение незаконным путем американского паспорта или въездной визы и т. п.

В структуре Управления криминальных расследований имеется отдел по борьбе с организованной преступностью, который, в частности, занимается борьбой с рэкетом, выявлением преступлений в сфере азартных игр и лотерей, пресечением подкупа и взяток в спорте и т. д. Именно этому отделу подчинены упомянутые выше специальные подразделения для борьбы с организованной преступностью, имеющиеся в 24 американских городах. Отдел организует взаимодействие в борьбе с организованной преступностью всех федеральных служб, а также правоохранительных органов штатов. Непосредственный розыск и задержание преступников ведут периферийные отделы ФБР в контакте с полицией штатов. На этот же отдел возложены контроль за мероприятиями по розыску и их координация, а также составление ориентировок по организации розыска.

Управление расследовательных служб (Investigative Services Division). Создано в конце 1999 года в рамках реорганизации, произведенной директором Бюро Луисом Фри, включив в себя подразделения, ранее входившие в состав управления национальной безопасности и управления криминальных расследований, такие, как отдел международных операций (International Operations Branch) и центр стратегической оперативной информации (Strategic Information Operations Center).

Управление расследовательных служб призвано ликвидировать разобщенность в действиях структур ФБР. Планируется, что в него будет стекаться информация, добытая различными подразделениями. Кроме того, оно координирует международную деятельность ФБР.

В состав управления входит и созданная в 1995 году Группа экстренного реагирования (Critical Incident Response Group), предназначенная для координации усилий в целях разрешения кризисных ситуаций, в первую очередь связанных с актами терроризма.

• Управление служб информации по уголовным преступлениям. Расположено в небольшом городке Кларксберге в Западной Вирджинии. Занимается централизованным сбором и хранением всей информации по уголовным преступлениям, поступающей не только от подразделений ФБР, но и от местных полицейских структур, а также других ведомств, как федерального уровня, так и подчиняющихся властям отдельных штатов. В ведении управления находятся собираемые ФБР досье, а также централизованная картотека отпечатков пальцев.

Кроме того, управление занимается сбором и обработкой криминальной статистики. Каждый год оно публикует открытые статистические сборники, в которых подробно рассказывается об уровне преступности в США и ее динамике, с разбивкой по видам преступлений, штатам, в которых они совершены, социальной, расовой, возрастной принадлежности совершивших их лиц, а также об успехах американских правоохранительных органов – количестве раскрытых преступлений, арестованных и осужденных преступников и т. п.

• Управление информационных ресурсов. В ведении этого подразделения находятся информационные системы ФБР, обеспечивающие централизованный сбор, обработку и использование информации, а также необходимая для их функционирования техническая инфраструктура.

• Управление административных служб (до 1999 года – управление персонала). Насчитывает 870 сотрудников (лето 1998 года). Руководит всеми вопросами, связанными с подбором и расстановкой кадров, рекрутированием новых сотрудников и т. п.

В состав управления входит также отдел специальной проверки. Его основная задача – проверка лиц, назначаемых на должности в Белом доме, Конгрессе США, Министерстве юстиции и в самом ФБР, связанные с допуском к государственным секретам.

Кроме того, управление занимается вопросами медицинского обслуживания, социального страхования и пенсионного обеспечения сотрудников ФБР, а также их безопасности.

• Финансовое управление. Контролирует всю финансовую деятельность ФБР.

Лабораторное управление. В 1997 году на территории Академии ФБР в Квонтико было начато строительство новой лаборатории, взамен старой, располагавшейся в штаб-квартире ФБР. Строительство, на которое было выделено 130 млн. долларов, завершилось летом 2000 года. Новая лаборатория ФБР – одна из крупнейших и наиболее оснащенных криминалистических лабораторий в мире.

• Учебное управление. Расположено в Квонтико, штат Вирджиния, где размещается Академия ФБР. Помимо самой Академии, руководит всеми учебными и тренировочными программами Бюро.

Помимо управлений, в структуру ФБР входят:

• Отдел генерального советника. Подчинен непосредственно директору ФБР. Является юридическим советником директора и других руководителей Бюро. Следит за соблюдением сотрудниками ФБР Конституции и законов, уголовного кодекса, а также действующих правил и инструкций.

• Отдел профессиональной ответственности. Занимается расследованием преступлений и серьезных правонарушений, совершенных сотрудниками ФБР. Кроме того, выносит решения по выявленным в ходе расследований фактам нарушения дисциплины. Действует в тесном сотрудничестве с инспекционным управлением.

• Отдел обеспечения равных служебных возможностей (Office of Equal Employment Opportunity Affairs). Детище пресловутой «политкорректности», данный отдел следит за тем, чтобы при приеме на работу в ФБР и продвижении по службе не было какой-либо дискриминации: по расовой, религиозной, национальной принадлежности, полу или возрасту, а женщины-сотрудницы не подвергались «сексуальным домогательствам» со стороны сослуживцев.

Сегодня во многих мемуарах и работах историков советские органы госбезопасности подвергаются критике за то, что зачастую кандидаты на руководящие должности подбирались там не по критериям профессиональной компетентности, а по принципу политической грамотности. Если это действительно было так, то такая практика, безусловно, заслуживает упрека. Однако вряд ли следует считать лучшей систему подбора и выдвижения кадров, где в качестве едва ли не основного критерия выступает принадлежность к женскому полу или негроидной расе. Как говорится, каждый сходит с ума по своему.

• Отдел по связям с общественностью и Конгрессом. Отвечает за работу с органами законодательной власти, средствами массовой информации, а также широкой публикой.

Хотя сфера деятельности ФБР в основном ограничивается территорией США, Бюро располагает также многочисленными представительствами в зарубежных странах, сеть которых постоянно расширяется. Если в 1996 году ФБР имело своих представителей-атташе в 23 государствах, то сегодня таких представительств уже более 40. В том числе и представительство ФБР в Москве, открытое 4 июля 1994 года.

В отличие от большинства других американских спецслужб, бюджет ФБР не засекречен. Так, в 2001 финансовом году (то есть на период с 1 октября 2000 по 30 сентября 2001 года) он составил 3,57 млрд. долларов. Эта цифра более чем в полтора раза превышает бюджет 1995 года, который был равен 2,2 млрд. долларов.

Вместе с резким увеличением финансирования, наблюдающимся в последние годы, растет и численность персонала Бюро. Если в 1995 году в ФБР работало 22 тысячи сотрудников, из них 10 тысяч оперативных работников, то к концу 2000 года общее их число возросло до 28 тысяч, а количество оперативников – до 11400. Оперативные работники ФБР традиционно называются «специальными агентами». Этот термин был заимствован у Секретной службы Соединенных Штатов, группа сотрудников которого составила в свое время костяк вновь созданного Бюро расследований – нынешнего ФБР.

В качестве учебных центров для подготовки своих кадров ФБР имеет академию в городе Квонтико, штат Вирджиния Академия ФБР была открыта в 1972 году. До ее создания подготовка сотрудников ФБР велась на курсах, располагавшихся вблизи Вашингтона.

Срок обучения в Академии составляет 11 недель, принимаемые в нее слушатели уже должны иметь высшее образование. За год через Академию проходит четыре потока слушателей. Ежегодно выпускниками Академии становятся около 1000 сотрудников ФБР и до 120 слушателей из других, прежде всего латиноамериканских, государств, обучение которых ведется в рамках международного сотрудничества ФБР. Кроме того, на ее базе организована подготовка кадров для местных полицейских служб США.

Программа обучения специальных агентов весьма интенсивна и включает в себя примерно 700 учебных часов, посвященных как теоретическим дисциплинам, так и занятиям по огневой и физической подготовке. Кроме того, с учащимися Академии ведется и идеологическая работа. Разумеется, основы марксистско-ленинской философии им не преподают. Вместо этого начиная с лета 2000 года в программу их подготовки введен обязательный курс истории Холокоста, включающий в себя посещение Американского мемориального музея Холокоста. По мнению руководства, это поможет будущим агентам ФБР «оценить моральную сторону их профессии».

Что касается обучения представителей иностранных государств, то оно ведется не только в самой Академии ФБР в Квонтико, но и в ее филиалах в Будапеште (Венгрия) и Бангкоке (Таиланд).

После ликвидации Варшавского договора и последующего развала Советского Союза в Восточной Европе образовался политический вакуум. Однако, как справедливо заметил еще Аристотель, природа не терпит пустоты, и этот вакуум был немедленно заполнен Соединенными Штатами. В том числе и по линии спецслужб. С начала 90-х годов страны Восточной Европы и СНГ стали полем активной деятельности ФБР. Вновь открывшиеся представительства ФБР начали регулярно организовывать разного рода «учебные мероприятия» для сотрудников правоохранительных органов этих стран. Для придания этой деятельности систематического характера в апреле 1995 года в Будапеште был открыт Восточноевропейский филиал Академии ФБР.

Срок обучения в филиале составляет 8 недель, в течение года через него проходит 5 потоков слушателей. По свидетельству обучавшихся там сотрудников российского МВД, в целом процесс обучения нельзя назвать «новым словом в оперативно-розыскной деятельности», тем более, что сами преподаватели слабо представляют особенности стран, в которых предстоит работать их выпускникам. Однако, как известно, в монастырской трапезе главное не пища, а текущие за столом душеспасительные беседы. Так и руководство ФБР, приглашающее на учебу коллег из Восточной Европы и СНГ, справедливо полагает главным не повышение их профессиональной квалификации, а приобретение агентов американского влияния. И поэтому денег не жалеет: в 1996 году Конгресс США выделил ФБР 12 миллионов долларов на проведение операций в России.

История ФБР

Непосредственным предшественником ФБР явилось созданное 26 июля 1908 года президентом Теодором Рузвельтом Бюро расследований. С инициативой об организации в структуре Министерства юстиции специализированного органа уголовного и политического сыска выступил весной 1908 года генеральный прокурор Чарльз Бонапарт – внук младшего брата Наполеона Бонапарта Жерома и старый знакомый (с 1892 года) президента Рузвельта. Это предложение поначалу не встретило энтузиазма со стороны американских законодателей. Примечательно, что приказ генерального прокурора о создании Бюро расследований, отданный явно с одобрения президента, был датирован 1 июля 1908 года, то есть еще до одобрения проекта Конгрессом.

Помимо чистой уголовщины, «специальные агенты» – так назывались сотрудники Бюро расследований – имели дело с относительно небольшим числом экономических преступлений, как-то: махинации, связанные с подлогами в объявлении банкротства или нарушениями антимонопольного законодательства. Новое поприще для их деятельности открылось в июне 1910 года после принятия закона Манна (так называемого «Закона о белых рабах»), устанавливающего ответственность за перемещение проституток через границы штатов. За несколько лет число агентов Бюро возросло до 300 человек, кроме того, в нем работало еще около 300 вспомогательных служащих. Само же Бюро, открыв свои филиалы во многих крупных городах (плюс несколько филиалов на мексиканской границе), фактически взяло на себя координацию деятельности полицейских служб штатов.

Начало 1-й мировой войны поставило перед Бюро расследований новые задачи – его сотрудникам было поручено оказывать содействие военным контрразведывательным структурам. Несмотря на то, что в первые годы войны США формально сохраняли нейтралитет, на территории Соединенных Штатов активно действовали немецкие шпионы и диверсанты. Так, ими было организовано около 50 взрывов на оборонных и химических предприятиях, среди которых особенно известен взрыв 30 июля 1916 года сотен тонн боеприпасов, хранившихся на острове Блэк-Том в нью-йоркской гавани (к слову сказать, Бюро расследований остановилось на версии несчастного случая, но после войны выяснилось, что это была диверсия).

15 июня 1917 года вступил в силу так называемый «Закон о шпионаже» (16 мая 1918 г. был принят новый закон, усиливший наказания, предусмотренные законом 1917 года). Его принятие было вызвано, главным образом, страхом перед немецкими шпионами и диверсантами. На основании этого закона Бюро получило право ареста подозреваемых в связях с противником, а также проведения профилактических мероприятий в отношении общественно опасных настроений. Насколько же эффективными были действия американских контрразведчиков? Как пишут авторы изданной в 1997 году «Энциклопедии шпионажа» Норман Полмар и Томас Б. Аллен: «Вооруженные законом о шпионаже, правоохранительные органы США совершили тысячи арестов, тысячи людей были привлечены к суду, однако среди них не оказалось ни одного шпиона. Закон о шпионаже превратился в инструмент борьбы с инакомыслием». Одним словом, оказалось, что бороться со шпионами несколько сложнее, чем ловить проституток.

Не преуспев на поприще ловли немецких шпионов, Бюро расследований сосредоточило свои усилия на борьбе с инакомыслящими. Такой поворот был более чем актуален. В самом деле, вряд ли тогдашнее американское политическое руководство всерьез верило в возможность победы Германии в 1-й мировой войне. А вот страх перед экспортом большевистской революции в Соединенные Штаты у него, несомненно, присутствовал.

1 августа 1919 года для координации усилий по борьбе с политическим радикализмом, предпринимаемых Бюро расследований, в составе Министерства юстиции создается специальное подразделение – Управление общих расследований (General Intelligence Division, GID), позднее переданное непосредственно в состав Бюро расследований. Вставший во главе этой новой структуры 24-летний Джон Эдгар Гувер (назначенный в 1921 году заместителем директора Бюро и впоследствии возглавлявший ФБР на протяжении 48 лет) развил бурную деятельность, проводя массовые аресты «неблагонадежных элементов». Так, в ноябре 1919 года он арестовал свыше 500 членов Федерации союзов русских рабочих, усмотрев в деятельности последнего «пропаганду анархии, атеизма, аморальности и насилия». В декабре 1919 года большинство из них были депортированы из страны. А в начале января 1920 года Гувер организовал еще одну грандиозную облаву, в ходе которой в более чем 30 городах было одновременно арестовано свыше 10 тысяч человек. Правда, большинство вскоре пришлось отпустить, а из 3500 лиц, отобранных для депортации, реально выслали из США лишь 556 человек.

Основными «внутренними врагами» американской политической системы в глазах GID были различные анархистские, коммунистические и профсоюзные организации. Среди последних особенно выделялась созданная в 1905 году и объединявшая в своих рядах более 6 тысяч человек организация «Индустриальные рабочие мира». На протяжении 1918–1919 гг. ее члены неоднократно обвинялись Бюро расследований в подготовке различных террористических актов, однако доказательств этого добыть так и не удалось.

К 1922 году Бюро располагало картотекой уже более чем на 500 тысяч американских граждан. В 1922 году на GID была возложена также борьба со шпионажем, наркобизнесом и проведение расследований в интересах других федеральных ведомств. Тем не менее, стабилизация политической ситуации в стране с неизбежностью вызывала сокращение персонала Бюро расследований: если в 1920 году в нем работало 1127 сотрудников, то три года спустя – около 600.

С приходом в Белый дом президента Кэлвина Кулиджа деятельность Бюро расследований была переориентирована с преследований инакомыслящих на борьбу с уголовной преступностью. Возглавивший в марте 1924 года Министерство юстиции Харлан Ф. Стоун приостановил программу борьбы с радикализмом, запретил GID прослушивание телефонных разговоров, привлечение к негласному сотрудничеству членов радикальных организаций и групп, и внедрение в их ряды официальных сотрудников Бюро. Стоя на формальных позициях «буржуазной юстиции», Стоун полагал, что компетенция ФБР должна определяться федеральными законами. Практика последующих десятилетий наглядно продемонстрировала, что он заблуждался.

В мае того же 1924 года Гувер был назначен исполняющим обязанности директора Бюро расследований, а в декабре он стал его полноправным директором. На момент прихода Гувера к руководству Бюро расследований там работало 650 служащих, включая 441 специального агента.

В 1932 году Конгресс утвердил федеральный закон о похищениях людей, ставший первым из длинной череды юридических актов, постепенно расширивших полномочия и влияние Бюро расследований. 1 июля того же года Бюро расследований было переименовано в Бюро расследований США.

В августе 1933 года последовало новое переименование – в Управление расследований. При этом сфера деятельности организации резко расширилась – в его состав была включена служба, контролирующая выполнение «сухого закона» (впрочем, в декабре 1933 года «сухой закон» был отменен).

Наконец, в июле 1935 года ведомство Гувера было преобразовано в Федеральное бюро расследований (ФБР), а Гувер стал его первым директором.

Хотя все эти годы основное внимание ФБР уделялось борьбе с преступностью, Гувер, будучи убежденным антикоммунистом, ни на минуту не забывал, что главными врагами Соединенных Штатов являются не гангстеры и мафиози, а большевики и прочие инакомыслящие. В этом он нашел поддержку и понимание президента Франклина Рузвельта. 25 августа 1936 года Ф. Рузвельт поручил Гуверу начать широкое негласное наблюдение за деятельностью оппозиционных политических партий и групп, как левых, так и правых. При этом была сделана оговорка, что полученные таким образом материалы не могут служить основанием для судебных преследований и выступать в качестве доказательств.

В июне 1939 года Рузвельт, опять же тайно, распорядился о том, чтобы все государственные структуры доносили в ФБР обо всех фактах, «непосредственно или косвенно относящихся к шпионажу, контршпионажу и саботажу». Тем самым, с 1939 года ФБР становится головным органом контрразведки США.

В сентябре 1939 года в составе ФБР было воссоздано Управление общих расследований с целью «расследования деятельности групп и граждан, вовлеченных в подрывную, шпионскую и любую другую деятельность, которая создает угрозу национальной безопасности США».

В 1934 году Конгресс запретил телефонное прослушивание (Закон о средствах связи). Тем не менее ФБР с санкции Министерства юстиции продолжало этим заниматься. Руководство Министерства трактовало закон как запрет не на само прослушивание, а лишь на разглашение информации, полученной таким способом. А в мае 1940 года Рузвельт издал секретную директиву, разрешавшую прослушивать телефоны людей, подозреваемых в подрывной антигосударственной деятельности.

В июне 1940 года сотрудники ФБР тайно проникли в нью-йоркский офис Американского молодежного конгресса и перефотографировали некоторые документы, среди которых были письма от Элеоноры Рузвельт, жены президента. Санкционировал шеф ФБР «негласные обыски» и в помещениях черных общин Соединенных Штатов, объясняя это своей озабоченностью по поводу «брожения среди негров».

Таким образом, мы наблюдаем парадоксальную закономерность: разгул политических репрессий со стороны Бюро расследований приходится на президентство либерала Вудро Вильсона, затем эта деятельность прекращается при консервативном президенте Кэлвине Кулидже и вновь расцветает при либерале Франклине Рузвельте.

После начала 2-й мировой войны Гувер отдал распоряжение своим подчиненным подготовить справки на всех лиц, замеченных «в симпатиях к Германии, Италии и коммунизму». Фамилии этих людей заносились в особый список, по которому планировалось провести аресты в случае вступления Соединенных Штатов в войну. Гувер также санкционировал негласные обыски в помещениях дипломатических представительств иностранных держав с целью получения секретной информации.

В июне 1940 года в составе ФБР создается Служба специальной разведки, перед которой была поставлена задача препятствовать внедрению нацистских тайных агентов и шпионов в страны Латинской Америки. Таким образом, полномочия ФБР как контрразведывательной организации впервые распространились за пределы Соединенных Штатов.

7 декабря 1941 года после неожиданного удара японской авиации по Перл-Харбору Соединенные Штаты вынуждены были вступить во 2-ю мировую войну. На следующий же день ФБР начало аресты по своим заранее подготовленным спискам. К 10 декабря было задержано 2342 человека из числа граждан Японии, Германии и Италии. Впрочем, когда 19 февраля 1942 года президент Рузвельт подписал чрезвычайный указ № 9066 о выселении из западных штатов всех без исключения лиц японской национальности и размещении их в лагерях в центральной части страны (согласно этому указу было интернировано около 120 тысяч человек, из которых две трети являлись американскими гражданами), выполнение этой миссии было возложено на военных. Таким образом, ведомство Гувера избежало сомнительной чести организовывать массовые депортации.

Поскольку в военное время роль ФБР как главной контрразведывательной службы существенно выросла, резко возросли и его полномочия, а также численность аппарата. Если в 1940 году в ФБР работало всего 898 агентов, то к 1943 году – 4000, а в 1945 году уже 4886 человек, при этом общее число сотрудников достигало 13 тысяч.

Следует сказать, что в отличие от печального опыта предыдущей войны, в ходе 2-й мировой ФБР действовало весьма успешно. За все эти годы ни немцам, ни японцам так и не удалось создать на территории Соединенных Штатов постоянно действующую агентурную сеть. Эффективно действовала и работавшая в Латинской Америке Служба специальной разведки ФБР, в первую очередь благодаря помощи дружественных США латиноамериканских режимов. На момент «расцвета» эта служба насчитывала 360 сотрудников, многие из которых работали в американских дипломатических миссиях «легальными резидентами» в качестве атташе. Собранная ими информация позволила арестовать 389 шпионов, 30 диверсантов и 281 нацистского агитатора.

После окончания 2-й мировой войны СССР из недавнего союзника Соединенных Штатов превращается в их главного противника. В США раскручивается антикоммунистическая истерия. Наконец-то наступил «звездный час» Гувера. В 1947 году президент Трумэн возложил на ФБР задачи по определению благонадежности государственных служащих и кандидатов на замещение государственных постов и должностей. В 1948 году Министерство юстиции поручило ФБР арестовать 145 деятелей Компартии США и возбудить против них уголовные дела в соответствии с «законом Смита», запрещающим призывы к насильственному свержению существующего государственного строя. 109 человек были затем осуждены, и на большинстве процессов ключевыми свидетелями со стороны обвинения выступали информаторы ФБР, внедренные в свое время в Коммунистическую партию.

Борясь с врагами «американского образа жизни», ведомство Гувера на протяжении 40-х – 60-х гг. регулярно само нарушало американские законы, проводя «негласные обыски», осуществляя незаконное прослушивание телефонных переговоров, перехват корреспонденции и организуя разного рода провокации.

Особенно широкий размах эта деятельность получила после того, как в 1956 году Гувер запустил в действие глобальную программу «Коинтелпро» («Контрразведывательная программа»). Первоначально она была направлена против Коммунистической партии США. Вскоре, однако, операция «Коинтелпро» вышла за рамки внедрения тайных агентов ФБР в Коммунистическую партию. Гувер санкционировал установление слежки за всеми организациями, деятельность которых, по его мнению, шла вразрез с политикой американского правительства.

Как известно, в представлении черносотенной общественности дореволюционной России образ «внутреннего врага» состоял из трех частей: жиды, социалисты и студенты. Неизвестно, был ли знаком Гувер с новейшей русской историей, однако он полностью отработал этот список, организовав негласные обыски в вашингтонском офисе Еврейского культурного общества, в помещении Социалистической рабочей партии и офисе ассоциации «Студенты за демократическое общество». Кроме того, тайным визитам гостей в штатском подверглись в разное время Ку-клукс-клан, негритянские и пуэрториканские националистические организации, религиозная община «Свидетели Иеговы» (ее члены уклонялись от воинского призыва и отказывались отдавать честь американскому государственному флагу), пацифистское объединение «Духовенство и миряне, озабоченные судьбой Вьетнама», Американский совет христианских деятелей, Ассоциации китайских прачек – и это только малая часть списка. В меморандуме ФБР, переданном в январе 1976 года в сенатскую комиссию Черча, признается «по меньшей мере» 238 незаконных проникновений против 15 организаций за период с 1942 по 1968 год.

Официально практике незаконных обысков был положен конец самим Гувером в 1966 году, но в действительности они по-прежнему продолжались. В период действия «Коинтелпро» с 1956 по 1971 год ежегодно осуществлялось около ста тайных операций. С 1955 по 1975 годы ФБР расследовало 740000 дел, связанных с подрывной деятельностью. К 1975 году в картотеке Бюро скопилось 6,5 миллионов досье на «внутренних врагов».

К началу 1971 года в рамках «Коинтелпро» велось пять проектов: «Новые левые», «Черные националисты», «Белые группы ненависти», «Шпионаж» и «Компартия США».

Как это нередко бывает, событие, повлекшее за собой конец всей этой плодотворной деятельности, было в общем-то случайным. 8 марта 1971 года группа неизвестных, назвавшая себя «Комиссией граждан по расследованию деятельности ФБР», проникла в помещение отделения ФБР в городе Медиа (пригород Филадельфии), штат Пенсильвания. Вынеся оттуда свыше тысячи различных документов, самозванная «комиссия» сняла с них копии, которые были разосланы редакциям газет, конгрессменам, журналистам и общественным организациям. Среди преданных гласности материалов оказались и документы, касающиеся программы «Коинтелпро – «Новые левые». В результате, чтобы избежать дальнейшей огласки, Гувер был вынужден полтора месяца спустя – 27 апреля отдать директиву о прекращении всех мероприятий по «Коинтелпро».

Широкую и скандальную огласку проект «Коинтелпро» получил лишь через три года после смерти Гувера – в 1975 году, в ходе работы сенатской комиссии Ф. Черча, созданной с целью расследования злоупотреблений американских спецслужб. В 1976 году несколько жертв незаконных операций ФБР подали в суд и после 10 лет судебных разбирательств выиграли процесс. Им было выплачено 46 тысяч долларов компенсации.

Скандал с «Коинтелпро», смерть Гувера, обладавшего колоссальными связями в американских верхах для лоббирования интересов своей организации, а также последовавшая через год вынужденная отставка его преемника Л. Патрика Грея, замешанного в «Уотергейте», пошатнули позиции и влияние ФБР. В 1976 году генеральный прокурор США постановил, что «все оперативные мероприятия, проводимые в интересах обеспечения национальной безопасности, должны основательно контролироваться, так как они могут представлять опасность для гражданских прав». В результате, как и в 1924 году, ФБР было загнано в «прокрустово ложе» американских законов.

Однако если ФБР в целом сегодня скрупулезно соблюдает американское законодательство (по крайней мере, так официально утверждается), то об отдельных его сотрудниках этого не скажешь. Если в 1997 году дисциплинарным взысканиям подверглось 212 сотрудников ведомства, из которых 19 было уволено, то в 1998 году взыскания получил 301 сотрудник, а количество уволенных достигло 32.

Как известно, в последние годы все американские государственные структуры страдают от пресловутой «политкорректности», подвергаясь всевозможным обвинениям в «расизме» и «сексизме». Не стало исключением и ФБР. Как с гордостью сообщается в его официальных документах, директор ФБР Луис Фри почти сразу же после вступления в должность назначил в октябре 1993 года помощниками директора женщину, испаноязычного американца и негра (это второй случай назначения негра на столь высокий пост за всю историю ФБР, женщины же и латиноамериканцы до таких служебных высот никогда не поднимались). Кроме того, борясь с бюрократизацией, новый директор перевел 600 агентов из административных структур в региональные офисы ФБР, а также сократил количество последних с 59 до 56.

Нынешний директор ФБР Роберт Мюллер пришел к руководству на фоне громкого скандала, связанного с разоблачением Роберта Ханссена – высокопоставленного сотрудника Бюро, в течение долгого времени работавшего сперва на советскую, а потом и на российскую разведку. Чтобы этого больше не повторилось, в качестве первоочередных профилактических мер новый шеф пообещал сделать постоянными и обязательными проверки на детекторах лжи всех сотрудников Бюро, имеющих доступ к секретным сведениям, перетрясти высшее руководство ФБР и еще больше усилить контроль за сохранностью секретной информации.

Однако 11 сентября 2001 года, буквально через неделю после официального вступления Мюллера в должность, Америку потрясли небывалые по масштабу теракты. Неспособность их предотвратить легла позорным пятном на репутацию возглавляемого им ведомства, хотя, безусловно, личной вины Мюллера, до последнего времени работавшего в прокуратуре, в этом нет.

Руководители ФБР

26 июля 1908 – 30 апреля 1912:

• Финч, Стэнли Уильям (Finch, Stanley William);

30 апреля 1912 – 10 февраля 1919:

• Биласки, Александер Брюс (Bielaski, Alexander Bruce);

10 февраля – 30 июня 1919 (исполняющий обязанности):

• Аллен, Уильям Э. (Allen, William E.);

1 июля 1919 – 21 августа 1921:

• Флинн, Уильям Дж. (Flynn, William J.);

22 августа 1921 – 14 июня 1924:

• Бернс, Уильям Дж. (Burns, William J.);

10 мая 1924 – 2 мая 1972:

• Гувер, Джон Эдгар (Hoover, John Edgar);

3 мая 1972 – 27 апреля 1973 (исполняющий обязанности):

• Грей, Луис Патрик (Gray, Louis Patrick);

30 апреля – 9 июля 1973 (исполняющий обязанности):

• Ракелсхауз, Уильям Дойл (Ruckelshaus, William Doyle);

9 июля 1973 – 15 февраля 1978:

• Келли, Кларенс М. (Kelley, Clarence M.);

23 февраля 1978 – 25 мая 1987:

• Уэбстер, Уильям Хеджкок (Webster, William Hedgcock);

26 мая – 2 ноября 1987 (исполняющий обязанности):

• Отто, Джон Э. (Otto, John E.);

2 ноября 1987 – 19 июля 1993:

• Сешнс, Уильям Стил (Sessions, William Steele);

19 июля – 1 сентября 1993 (исполняющий обязанности):

• Кларк, Флойд И. (Clarke, Floyd I.);

1 сентября 1993 – 25 июня 2001:

• Фри, Луис Дж. (Freeh, Louis J.);

25 июня – 4 сентября 2001 (исполняющий обязанности):

• Пиккард, Томас, Дж. (Pickard, Thomas J.);

с 4 сентября 2001:

• Мюллер, Роберт С. (Mueller, Robert S.).

Биографии Директоров ФБР

Финч, Стэнли Уильям

• (Finch, Stanley William)

20 июля 1872–1951.

Родился в г. Монтиселло, штат Нью-Йорк. Учился в Университете Бейкера (Канзас), затем в Научной школе Коркорана (Вашингтон) и в бизнес-колледжах в Олбани и Вашингтоне. В 1908 г. получил степень бакалавра, а в 1909 г. – магистра юридических наук в Юридической школе Национального университета (Вашингтон). С 1911 г. – член Вашингтонской коллегии адвокатов.

В 1893 г. был принят на работу в Департамент юстиции в качестве клерка. Сделал служебную карьеру, став к 1908 г. главным следователем. Будучи главным следователем, выступал за создание в Департаменте юстиции специального следственного подразделения.

После того, как по инициативе генерального прокурора Ч. Бонапарта было создано Бюро расследований, его первым руководителем 26 июля 1908 г. стал С. Финч.

Находился в этой должности вплоть до 30 апреля 1912 г., когда был назначен специальным уполномоченным по борьбе с «торговлей белыми рабами» (то есть с проституцией).

С 1913 г. – специальный помощник генерального прокурора. В дальнейшем совмещал службу в Департаменте юстиции с работой в частном бизнесе.

В 1940 г. вышел в отставку.

Биласки, Александер Брюс

• (Bielaski, Alexander Bruce)

1883 (1884?) – февраль 1964.

Родился в графстве Монтгомери, штат Мэриленд. В 1904 г. получил юридическую степень в университете Джорджа Вашингтона. В том же году поступил на работу в Департамент юстиции.

Работал специальным следователем в Оклахоме. Помогал в реорганизации местной судебной системы, когда Оклахома стала штатом.

Вернувшись в Вашингтон, А. Биласки был принят на работу в Бюро расследований и вскоре стал помощником его начальника по административной части.

30 апреля 1912 г. генеральный прокурор Виккершэм назначил Биласки начальником Бюро расследований. Находился на этой должности вплоть до 10 февраля 1919 г.

После ухода из Бюро занимался частной юридической практикой. В 1921 г. был похищен во время поездки в Мексику. Похитители потребовали выкуп в 10 тысяч долларов, однако через три дня А. Биласки смог освободиться.

Во время «сухого закона» работал в Нью-Йорке в качестве агента, действующего под прикрытием.

С 1929 по 1959 г. возглавлял команду по расследованию поджогов при Национальном совете страхования от пожаров.

С 1938 г. – президент Общества бывших специальных агентов.

Аллен, Уильям Э.

• (Allen, William E.)

Уроженец Техаса. Работал помощником начальника Бюро расследований по военным вопросам.

10 февраля 1919 г. назначен исполняющим обязанности директора Бюро расследований. Занимал эту должность до 30 июня того же года.

Флинн, Уильям Дж.

• (Flynn, William J.)

1867 —?

Родился в Нью-Йорке. Окончил государственную среднюю школу.

В 1897 г. принят на работу в Секретную службу Соединенных Штатов в качестве агента.

В 1911 г. произвел успешную реорганизацию Детективной службы Нью-Йорка, после чего вернулся в СС США в качестве начальника.

Во время 1-й мировой войны возглавлял Железнодорожную секретную службу Соединенных Штатов, расследовавшую случаи диверсий и саботажа.

1 июля 1919 г. назначен генеральным прокурором Палмером директором Бюро расследований. Палмер характеризовал его как «охотника на анархистов, крупнейшего эксперта по анархистам в Соединенных Штатах». Находился на этой должности вплоть до 21 августа 1921 г., после чего подал в отставку, которая была немедленно удовлетворена генеральным прокурором Догерти.

После выхода в отставку занимался частным бизнесом.

Бернс, Уильям Дж.

• (Burns, William J.)

1860 (?) – апрель 1932.

Родился в г. Балтиморе, штат Мэриленд. Учился в Колумбусе (Огайо).

В молодости работал агентом Секретной службы Соединенных Штатов. Затем основал Международное детективное агентство Уильяма Дж. Бернса.

22 августа 1921 г. генеральный прокурор Гарри М. Догерти, являвшийся другом Бернса, назначил его директором Бюро расследований.

Был замешан в скандале, связанном с незаконной сдачей в аренду принадлежавших государству нефтеносных участков. В связи с этим по требованию генерального прокурора Стоуна сперва отстранен от должности, а 14 июня 1924 г. уволен.

После увольнения занимался написанием детективов, как правило основанных на эпизодах из собственной карьеры.

Умер в г. Сарасота (Флорида).

Гувер, Джон Эдгар

• (Hoover, John Edgar)

1 января 1895 – 2 мая 1972.

Родился в Вашингтоне. После окончания средней школы работал в Библиотеке Конгресса США и одновременно учился на вечернем отделении Юридической школы университета Джорджа Вашингтона. В 1916 г. получил степень бакалавра юридических наук, в 1917 г. – магистра юридических наук.

26 июля 1917 г. поступил на работу в Министерство юстиции в качестве клерка, где начал делать быструю карьеру. Он возглавил Управление общих расследований и в ноябре 1918 г. стал помощником генерального прокурора.

В 1921 г. Управление общих расследований было передано в состав Бюро расследований, а Гувер стал помощником директора последнего.

10 мая 1924 г. генеральный прокурор США Харлан Файске Стоун (Harlan Fiske Stone) назначил Гувера исполняющим обязанности директора Бюро расследований, а в декабре того же года он стал полноправным директором.

Оставался на этом посту вплоть до своей смерти.

Грей, Луис Патрик

• (Gray, Louis Patrick)

Род. 18 июля 1916.

Родился в г. Сент-Луис, штат Миссури. Учился в школе в Сент-Луисе, а затем в Хьюстоне (Техас). Посещал университет Райса, затем поступил в Военно-морскую академию Соединенных Штатов, где в 1940 г. получил степень бакалавра точных наук.

Участвовал во 2-й мировой войне в качестве офицера ВМС.

С 1949 г. – член Вашингтонской коллегии адвокатов. В том же году получил степень доктора юриспруденции в Юридической школе университета Джорджа Вашингтона.

Участник войны в Корее. После ее окончания был членом коллегии адвокатов штата Коннектикут, членом Военного апелляционного суда Соединенных Штатов, Апелляционного суда Соединенных Штатов, Претензионного суда Соединенных Штатов и Верховного суда США.

В 1960 г. уволился из ВМС в звании капитана 1-го ранга. В течение недолгого времени служил военным помощником председателя Объединенного комитета начальников штабов. С 1961 г. занимался частной практикой.

В конце 1960-х гг. вернулся на государственную службу и занимал различные посты в администрации президента Никсона. С 1970 г. – помощник генерального прокурора по гражданским делам.

В 1972 г. назначен заместителем генерального прокурора. Однако прежде чем данное президентское решение было утверждено Сенатом, Никсон отозвал Грея с этой должности и 3 мая 1972 г. назначил его исполняющим обязанности директора ФБР.

Пытаясь замять расследование скандала с «Уотергейтом», уничтожил записи, относящиеся к одному из обвиняемых – Говарду Ханту. После разоблачения вынужден был 27 апреля 1973 г. уйти в отставку.

Позднее против Грея выдвигались обвинения в санкционировании незаконных «негласных обысков», но в декабре 1980 г. они были сняты.

Ракелсхауз, Уильям Дойл

• (Ruckelshaus, William Doyle)

Род. 24 июля 1932.

Родился в г. Индианаполис, штат Индиана. В 1957 г. окончил с отличием Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств. В 1960 г. получил степень доктора юриспруденции в Гарвардском университете.

Занимался частной практикой в Индиане, работал в ряде государственных служб.

В 1970 г. стал первым администратором вновь созданного Агентства по защите окружающей среды.

С 30 апреля по 9 июля 1973 г. – исполняющий обязанности директора ФБР. Затем вернулся к частной практике.

В 1983–1985 гг. вновь занимал должность администратора Агентства по защите окружающей среды.

Келли, Кларенс М.

• (Kelley, Clarence M.)

Род. 24 октября 1911.

Родился в г. Канзас-Сити, штат Миссури. В 1936 г. окончил Канзасский университет, получив степень бакалавра искусств. В 1940 г. получил степень бакалавра юридических наук в университете Канзас-Сити (Миссури). В том же году принят в коллегию адвокатов штата Миссури.

7 октября 1940 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. Работал в региональных офисах в Хантингтоне (Западная Вирджиния), Питтсбурге (Пенсильвания), Де-Мойне (Айова), а также в учебном центре ФБР в Квантико (Вирджиния) в качестве инструктора по стрельбе.

С 22 июля 1944 по 9 апреля 1946 г. проходил службу в ВМС США.

После демобилизации вернулся в ФБР и получил назначение в региональный офис в Канзас-Сити. В 1951 г. переведен на руководящую должность в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне. В том же году вернулся в Канзас-Сити в качестве регионального руководителя.

С июля 1953 г. – помощник начальника офиса в Хьюстоне (Техас). С июля 1955 г. занимал аналогичную должность в региональном офисе в Сиэтле (штат Вашингтон), а с августа 1956 г. – в Сан-Франциско (Калифорния).

В июле 1957 г. переведен в штаб-квартиру ФБР в учебно-инспекционное управление и вскоре произведен в инспекторы.

С декабря 1957 г. – начальник офиса в Бирмингеме (Алабама). В ноябре 1960 г. переведен на аналогичную должность в региональный офис в Мемфисе (Теннесси).

24 октября 1961 г. уволился из ФБР. Работал начальником полиции Канзас-Сити (Миссури).

7 июня 1973 г. назначен президентом Никсоном директором ФБР. 27 июня утвержден Сенатом, вступил в должность 9 июля. Находился на этом посту вплоть до 15 февраля 1978 г.

Уэбстер, Уильям Хеджкок

• (Webster, William Hedgcock)

23 февраля 1978 г. вступил в должность директора ФБР. 25 мая 1987 г. покинул этот пост в связи с назначением директором ЦРУ.

Подробная биография – см. раздел, посвященный ЦРУ.

Отто, Джон Э.

• (Otto, John E.)

Род. 18 декабря 1938.

Родился в г. Сент-Пол, штат Миннесота. В 1960 г. окончил колледж в Сент-Клауде (Миннесота), получив степень бакалавра искусств. Окончил курсы образовательного администрирования при университете штата Миннесота.

12 октября 1964 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. Служил в региональном офисе в Ньюарке (Нью-Джерси), а затем в Далласе (Техас).

В марте 1971 г. переведен в штаб-квартиру ФБР и назначен на руководящую должность в отдел по связям с общественностью. Затем занимал должности в управлении технических служб, управлении планирования и инспекции и в управлении криминальных расследований.

В январе 1975 г. назначен помощником начальника офиса в Портленде (Орегон). В последующие годы занимал ряд руководящих постов, включая должности начальника регионального офиса и помощника директора.

С 26 мая по 2 ноября 1987 г. – исполняющий обязанности директора ФБР. Затем уволился из ФБР.

Сешнс, Уильям Стил

• (Sessions, William Steele)

Род. 27 мая 1930.

Родился в г. Форт-Смит, штат Арканзас. В 1948 г. окончил Северо-восточную среднюю школу в Канзас-Сити (Миссури).

В 1951 г. поступил на службу в ВВС США. В октябре 1952 г. получил «крылышки» и был произведен в офицеры. Находился на действительной службе до октября 1955 г.

В 1956 г. получил степень бакалавра искусств в университете Бейлора в Вако (Техас), а в 1958 г. – степень бакалавра юридических наук в Юридической школе университета Бейлора.

С 1958 г. занимался частной юридической практикой в Вако (Техас). Являлся совладельцем юридической фирмы «Хэйлей, Фулбрайт, Уиннифорд, Сешнс и Байк».

В 1969 г. принят на работу в Департамент юстиции в качестве начальника секции правительственных операций криминального управления.

В 1971 г. назначен прокурором Западного округа штата Техас.

В 1974 г. назначен окружным судьей Западного округа штата Техас. В 1980 г. стал главным судьей округа.

1 ноября 1987 г. оставил судейскую должность и 2 ноября вступил в должность директора ФБР.

В 1992 г. был обвинен в неуплате налогов. После проверки, осуществленной дисциплинарным подразделением Департамента юстиции, в январе 1993 г. генеральный прокурор Уильям Р. Барр официально потребовал от Сешнса уплатить налоги с сокрытых доходов и возместить ФБР почти 10000 долларов, взятых из бюджета на постройку забора вокруг его дома. Кроме того, Сешнс был обвинен в злоупотреблении служебным положением, выразившемся в использовании в личных целях лимузина и самолета ФБР.

В результате 19 июля 1993 г. Сешнс, отказавшийся добровольно подать в отставку, был уволен распоряжением президента Клинтона.

Кларк, Флойд И.

• (Clarke, Floyd I.)

Родился в г. Финикс, штат Аризона. После окончания университета Джорджа Вашингтона в 1964 г. поступил на службу в ФБР.

Служил специальным агентом в региональных офисах в Бирмингеме, Бостоне, Филадельфии и Канзас-Сити, а также в штаб-квартире ФБР. Занимал должности заместителя начальника и начальника регионального офиса, помощника директора, исполнительного помощника директора и заместителя директора ФБР.

19 июля 1993 г. назначен исполняющим обязанности директора ФБР. Находился на этой должности до 1 сентября того же года.

Фри, Луис Дж.

• (Freeh, Louis J.)

Род. 6 января 1950.

Родился в г. Джерси-Сити, штат Нью-Джерси. В 1971 г. окончил колледж Ратджерса. В 1974 г. получил там степень доктора юриспруденции, а в 1984 г. – степень магистра юридических наук (уголовное законодательство) в Юридической школе Нью-Йоркского университета.

В 1975 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. Служил в региональном офисе в Нью-Йорке и в штаб-квартире ФБР в Вашингтоне.

С 1981 г. – помощник прокурора Южного округа штата Нью-Йорк. Затем последовательно занимал должности начальника отдела по борьбе с организованной преступностью, заместителя и 1-го заместителя прокурора того же округа.

В 1987 г. был государственным обвинителем на процессе по «делу о пиццериях», по которому проходила группа членов действующей в США сицилийской мафии, использовавших сеть пиццерий для отмывания денег, полученных от торговли наркотиками. В результате продолжавшегося 14 месяцев процесса 16 из 17 подсудимых были вынесены обвинительные приговоры.

В 1990 г. генеральный прокурор США назначил Фри специальным прокурором по надзору за расследованием дела об убийствах с помощью бомб, посланных по почте, федерального судьи Роберта Вейнса в г. Бирмингем (Алабама) и известного правозащитника Роберта Робинсона в г. Саванна (Джорджия). В результате расследования преступник был арестован и осужден.

В июле 1991 г. президент Джордж Буш-старший назначил Фри окружным судьей Южного округа штата Нью-Йорк.

20 июля 1993 г. назначен президентом Клинтоном директором ФБР. 6 августа утвержден Сенатом, вступил в должность 1 сентября. Находился на этом посту вплоть до 25 июня 2001 г.

Награды: премия генерального прокурора «За выдающиеся заслуги», премия Джона Маршалла за подготовку обвинения (также присуждается генеральным прокурором), премия Ассоциации офицеров федеральных правоохранительных органов.

Женат, имеет пятерых детей.

Пиккард, Томас, Дж.

• (Pickard, Thomas J.)

Род. в 1950.

Родился в одном из районов Нью-Йорка – Вудсайде (Квинс). Окончил колледж Святого Франциска в Бруклине (Нью-Йорк), защитив диссертацию по бухгалтерскому учету и получив степень бакалавра по управлению бизнесом. Затем защитил диссертацию по налогобложению в университете Святого Иоанна в Нью-Йорке, получив степень магистра по управлению бизнесом. Имеет лицензию бухгалтера, выданную в штате Нью-Йорк.

13 января 1975 г. поступил на службу в ФБР. После прохождения учебы получил назначение в региональный офис в Нью-Йорке. В апреле 1979 г. переведен в региональный офис в Вашингтоне для расследования одного из уголовных дел, где работал под прикрытием.

В июле 1980 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где работал в инспекционном управлении и в управлении криминальных расследований.

В октябре 1984 г. переведен в региональный офис в Нью-Йорке на должность начальника секции «беловоротничковых» преступлений, позднее стал помощником начальника Нью-Йоркского офиса, отвечающим за расследование «беловоротничковых» преступлений, а также дел, связанных с тяжкими преступлениями.

В 1989 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где занимался надзором за финансовыми операциями ФБР, а впоследствии выполнял персональные задания.

В 1993 г. вновь направлен в Нью-Йоркский офис в качестве уполномоченного управления национальной безопасности для надзора за расследованием ряда дел особой важности, в том числе взрыва во Всемирном торговом центре, организованного в том же году арабскими террористами.

10 сентября 1996 г. назначен начальником Вашингтонского офиса в ранге помощника директора ФБР.

2 февраля 1998 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление криминальных расследований.

С 1 декабря 1999 г. – заместитель директора ФБР.

25 июня 2001 г. назначен генеральным прокурором Джоном Эшкрофтом (John Ashcroft) исполняющим обязанности директора ФБР. Находился на этой должности вплоть до 4 сентября того же года, после чего вернулся к выполнению функций заместителя директора.

Возглавлял расследование со стороны ФБР террористических актов, произведенных 11 сентября 2001 г., а также дела о рассылаемых террористами письмах со спорами сибирской язвы.

31 октября 2001 г. было официально объявлено об уходе Пиккарда в отставку с конца ноября того же года.

Мюллер, Роберт С.

• (Mueller, Robert S.)

Род. 7 августа 1944.

Окончил Принстонский университет, получив степень бакалавра искусств. Позднее получил степень магистра международных отношений в Нью-Йоркском университете, а в 1973 г. – степень доктора юриспруденции на юридическом факультете Вирджинского университета, где Мюллер занимался анализом.

В течение трех лет служил офицером Корпуса морской пехоты США, в том числе год во Вьетнаме. Награжден «Бронзовой звездой», двумя медалями ВМС «За заслуги», «Пурпурным сердцем» и «Вьетнамским крестом доблести».

Занимал различные прокурорские и инспекторские должности, занимался частной юридической практикой.

В 1990 г. президент Джордж Буш-старший назначил Мюллера заместителем генерального прокурора, поручив ему курировать работу уголовного отдела Министерства юстиции США. Он курировал дела бывшего президента Панамы Норьеги и главаря мафии Готти, следствие по делу о взрыве на борту самолета авиакомпании «Пан-Америкэн» и участвовал в выработке политики Министерства юстиции в отношении правил вынесения приговоров по корпоративным делам, расследования компьютерных преступлений и привлечении к судебной ответственности лиц, совершающих преступления в сфере здравоохранения и преступления, связанные с отмыванием денег.

С 1995 г. – старший советник, а с 1998 г. – начальник отдела по расследованию убийств при федеральном прокуроре г. Вашингтона.

7 октября 1999 г. назначен прокурором Северного округа штата Калифорния (Сан-Франциско).

С января по май 2001 г. – заместитель генерального прокурора. Фактически исполнял обязанности генерального прокурора до тех пор, пока Джон Эшкрофт не был утвержден Сенатом.

5 июля 2001 г. назначен президентом Бушем директором ФБР. 2 августа утвержден Сенатом. 4 сентября вступил в должность.

Женат, имеет двоих детей.

Биографии Сотрудников ФБР

Брайант, Роберт М.

• (Bryant, Robert M.)

Род. 30 июня 1943.

Родился в г. Спрингфилд, штат Миссури. В 1965 г. окончил университет Арканзаса, получив степень бакалавра по управлению бизнесом. В 1968 г. получил там же юридическую степень.

В октябре 1968 г. принят на службу в ФБР, получив назначение в региональный офис в Сиэтле (штат Вашингтон). Затем переведен в региональный офис в Далласе (Техас).

В 1975 г. переведен в штаб-квартиру ФБР. Занимал должности руководителя подразделений в управлении криминальных расследований, а затем в управлении учета документов (Records Management Division).

В 1977 г. переведен в управление планирования и инспекции.

В 1978 г. переведен начальником подразделения в региональный офис в Лас-Вегасе (Невада).

В 1980 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Канзас-Сити (Миссури).

В марте 1984 г. назначен постоянным инспектором, а позднее – исполняющим обязанности главного инспектора.

В 1985 г. назначен начальником регионального офиса в Солт-Лейк-Сити (Юта).

В 1989 г. вернулся в штаб-квартиру ФБР и был назначен заместителем помощника директора ФБР, возглавляющего управление криминальных расследований.

В 1991 г. назначен начальником Вашингтонского офиса.

С 1993 г. – помощник директора ФБР, возглавляющий управление национальной безопасности.

В 1997 г. назначен заместителем директора ФБР.

30 ноября 1999 г. ушел в отставку.

После ухода из ФБР стал старшим исполнительным офицером Криминального бюро национального страхования (National Insurance Crime Bureau).

Женат. Трое детей.

Галлахер, Нил Дж.

• (Gallagher, Neil J.)

Род. в 1947 (1946?).

Родился в Нью-Йорке. Окончил Фордхэмский университет, получив степень бакалавра бизнеса. Затем получил степень магистра общественного управления университета Лонг-Айленда.

В 1973 г. поступил на службу в ФБР. После прохождения обучения был направлен в региональный офис в Луисвилле (Кентукки). Затем был переведен в региональный офис в Нью-Йорке, во время службы в котором был повышен до ведущего специального агента.

В мае 1981 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где занимал ряд руководящих должностей.

В марте 1986 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Бостоне (Массачусетс).

В октябре 1988 г. назначен начальником контртеррористической секции в штаб-квартире ФБР. В этом качестве руководил осуществлением программы ФБР по борьбе с терроризмом и курировал расследование ряда совершенных в то время террористических актов.

С сентября 1993 г. – начальник регионального офиса в Новом Орлеане (Луизиана). Руководил расследованием обширного дела о коррупции в департаменте полиции Нового Орлеана.

С июля 1995 г. – заместитель, а затем 1-й заместитель помощника директора ФБР, возглавляющего управление криминальных расследований.

24 ноября 1998 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление национальной безопасности.

Гарсия, Рубен, младший

• (Garcia, Ruben)

Род. в 1951.

Родился в г. Браунфилд, штат Техас. Окончил Техасский технический университет, получив степень бакалавра искусств.

В октябре 1978 г. поступил на службу в ФБР и был направлен в региональный офис в Сан-Диего (Калифорния), где занимался расследованием дел, связанных с ограблениями банков, похищениями и другими тяжкими преступлениями.

В 1982 г. переведен в региональный офис в Майами (Флорида), где занимался, в основном, расследованием дел, связанных с транспортировкой наркотиков. Был координатором специальной группы по борьбе с организованной преступностью и наркоторговлей.

В 1988 г. вернулся в региональный офис в Сан-Диего в качестве руководителя, отвечающего за расследование дел, связанных с наркотиками.

В 1991 г. получил назначение на руководящую должность в штаб-квартире ФБР в управлении криминальных расследований. Работал в секции организованной преступности и наркотиков и в секции тяжких преступлений и розыска особо опасных преступников.

В июне 1994 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Сан-Антонио (Техас). В этом качестве первоначально отвечал за расследование дел по внутреннему терроризму, национальной безопасности, гражданским правам и беловоротничковым преступлениям, затем курировал отделения ФБР в Остине и Вэко. В августе 1996 г. стал начальником регионального офиса в Сан-Антонио.

С 1 июня 1998 г. – помощник директора ФБР, возглавляющий управление персонала (ныне управление административных служб).

24 ноября 1999 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление криминальных расследований.

Женат.

Дайс, Боб Э.

• (Dies, Bob E.)

Род. в 1946 (1945?).

Окончил университет Оклахомы, получив степень бакалавра математики.

В 1969 г. поступил на работу в компьютерную корпорацию IBM.

С 1990 г. – вице-президент IBM.

С 1991 г. – член управляющего совета IBM.

В 1993 г. участвовал в разработке стратегического плана развития корпорации.

С 1995 г. – главный менеджер отдела AS/400, с 1996 г. – отдела компьютерных сетей, с 1998 г. – отдела сетей и персональных компьютеров.

Летом 2000 г. уволился из IBM.

17 июля 2000 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление информационных ресурсов.

Дик, Рональд Л.

• (Dick, Ronald L.)

Получил степень бакалавра наук в Нью-Мексико. Имеет лицензию бухгалтера в штате Техас. Работал главным бухгалтером в корпорации «Burroughs», ныне переименованной в «Unisys».

В 1977 г. поступил на службу в ФБР. После прохождения обучения был направлен в региональный офис в Эль-Пасо (Техас), затем служил в региональных офисах в Далласе (Техас) и Детройте (Мичиган). Занимался расследованием дел, связанных с тяжкими преступлениями, «беловоротничковой» преступностью и наркотиками.

В 1985 г. переведен в штаб-квартиру ФБР ведущим сотрудником в подразделение аудита инспекционного управления.

В январе 1988 г. направлен в региональный офис в Колумбии (Южная Каролина) в качестве координатора программ штата Южная Каролина по борьбе с наркотиками, «беловоротничковыми» преступлениями и случаями воровства, подпадающими под юрисдикцию нескольких штатов.

С июня 1992 г. – начальник подразделения компьютерных преступлений в области финансов финансовой секции в штаб-квартире ФБР. Это подразделение отвечало за координацию расследований всех финансовых преступлений на территории США, совершенных при помощи компьютеров.

С июня 1996 г. – помощник начальника регионального офиса в Альбукерке (Нью-Мексико).

В сентябре 1998 г. вернулся в штаб-квартиру ФБР, и получил назначение в Центр защиты национальной инфраструктуры – начальником секции обучения, администрирования и исследований, а затем секции компьютерных расследований и операций.

20 марта 2001 г. назначен заместителем помощника директора ФБР, отвечающим за программу защиты национальной инфраструктуры и компьютеров от нежелательных вторжений и одновременно директором Центра защиты национальной инфраструктуры.

Диллард, Стивен У.

• (Dillard, Stephen W.)

Получил степень доктора юриспруденции в Юридической школе колледжа Миссисипи.

В 1978 г. поступил на службу в ФБР.

Служил в региональных офисах в Канзас-Сити (Миссури), Вашингтоне и Солт-Лейк-Сити (Юта). Кроме того, работал в штаб-квартире ФБР, занимая руководящие посты в управлении национальной безопасности – начальника подразделения русской секции, начальника подразделения контртеррористической секции, помощника начальника контртеррористической секции и, наконец, начальника глобальной секции, отвечающего за все иностранные контрразведывательные и контршпионские операции.

Начальник регионального офиса в Джэксоне (Миссисипи).

С 27 сентября 1999 г. – инспектор, возглавляющий особую группу специальных агентов и аналитиков ФБР, отвечающую за расследование утечки секретной информации из ядерных лабораторий США, включая лабораторию в Лос-Аламосе.

Картер, Джеймс К.

• (Carter, James C.)

Род. в 1950 (1949?).

Родился и вырос в г. Мемфисе, штат Теннесси. Окончил университет в Луисвилле, получив сперва степень бакалавра искусств, а затем магистра менеджмента.

В 1980 г. принят на работу в ФБР и направлен на учебу в Академию ФБР. После ее окончания работал следователем в региональных офисах в Луисвилле (Кентукки), Канзас-Сити (Миссури) и Кливленде (Огайо).

В 1985 г. переведен на преподавательскую работу в Академию ФБР. Работал инструктором по социологии и одновременно возглавлял исследовательскую группу.

В 1988 г. переведен в региональный офис в Новом Орлеане (Луизиана), где возглавлял отдел по расследованию преступлений государственных служащих и одновременно отвечал за работу с просителями и программу защиты гражданских прав.

В 1990 г. переведен в штаб-квартиру ФБР и назначен начальником подразделения по работе с кадрами управления административных служб. В этом качестве отвечал за рекрутирование кадров для всего ФБР, как специальных агентов, так и вспомогательного персонала.

С 1993 г. – помощник начальника регионального офиса в Атланте (Джорджия) по административной части.

В январе 1996 г. вернулся в штаб-квартиру ФБР на должность начальника секции руководства персоналом управления персонала.

С января 1997 г. – начальник криминального управления Вашингтонского регионального офиса ФБР. В этом качестве отвечал за расследование дел, касающихся «беловоротничковой» преступности, организованной преступности, тяжких преступлений и наркотиков.

11 февраля 1998 г. назначен начальником Вашингтонского регионального офиса в ранге помощника директора ФБР.

Женат. Имеет трех дочерей.

Керр, Доналд М.

• (Kerr, Donald M.)

Род. в 1939.

Окончил университет Корнелла, получив степень бакалавра электроинженерии. Позднее получил там же степени магистра наук в области микроволновой электроники и доктора философии в области физики плазмы.

В 1966–1976 гг. работал в Лос-Аламосской Национальной лаборатории, занимающейся ядерными исследованиями.

В 1976 г. назначен Министерством энергетики заместителем начальника полигона ядерных испытаний в Неваде. Затем переведен в Вашингтон, был заместителем помощника, а затем исполняющим обязанности помощника по оборонным программам министра энергетики.

В 1979–1985 гг. – директор Лос-Аламосской Национальной лаборатории.

После ухода из Лос-Аламоса последовательно занимал руководящие посты в трех частных фирмах.

Одновременно с 1979 по 1997 г. – председатель консультационной комиссии по нераспространению оружия массового поражения при директоре ЦРУ.

В 1993–1997 гг. – член Комиссии по оборонным наукам (Defense Science Board) при министре обороны США.

21 октября 1997 г. назначен начальником новой лаборатории ФБР, строящейся на территории Академии ФБР в Квонтико и призванной заменить существующую лабораторию в штаб-квартире ФБР.

С 3 августа 2001 г. – заместитель директора ЦРУ по науке и технике.

Женат. Один ребенок.

Мак-Кроу, Стивен К.

• (McCraw, Steven C.)

Род. в 1954 (1953?).

В 1983 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. Перед этим был следователем техасского департамента общественной безопасности в звании сержанта.

Служил в региональных офисах в Далласе (Техас), Джонстауне (Пенсильвания) и Лос-Анджелесе (Калифорния), а также в штаб-квартире ФБР – в управлении криминальных расследований, где занимал должности начальника подразделения и помощника инспектора.

С 1996 г. был помощником начальника регионального офиса в Финиксе (Аризона), возглавляя отделение ФБР в Тусоне.

С мая 1998 г. – инспектор инспекционного управления в штаб-квартире ФБР.

С 1 августа 1999 г. – начальник Юго-Восточной антитеррористической группы.

Мак-Чисни, Кэтлин Л.

• (McChesney, Kathleen L.)

Род. в 1951 (1950?).

Имеет степени магистра, а также доктора общественного управления.

В 1978 г. поступила на службу в ФБР.

Работала следователем в региональном офисе в Сиэтле (штат Вашингтон).

Занимала руководящие должности в региональных офисах в Лос-Анджелесе (Калифорния), Портленде (Орегон), Детройте (Мичиган), а также в штаб-квартире ФБР. В качестве начальника регионального офиса в Портленде стала второй женщиной за историю ФБР, занявшей подобную должность.

Начальник регионального офиса в Чикаго (Иллинойс).

15 июня 2001 г. назначена помощником директора ФБР, возглавляющим учебное управление (Training Division) в Квонтико.

Моон, Барри У.

• (Mawn, Barry W.)

Род. в 1946 (1945?).

Родился в г. Уоберне, штат Массачусетс. В 1967 г. окончил колледж в Бостоне, получив степень бакалавра искусств. В течение года преподавал в школе в Боурни (Массачусетс).

В 1968 г. призван в армию. В 1969 г. произведен во 2-е лейтенанты. В течение трех лет воинской службы продолжал учиться в аспирантуре Массачусетского университета.

В 1972 г. поступил на службу в ФБР и был направлен в региональный офис в Детройте (Мичиган).

В 1973 г. переведен в региональный офис в Нью-Йорке. В 1980–1982 гг. возглавлял совместную группу ФБР и департамента полиции города Нью-Йорка по борьбе с терроризмом.

В 1983 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где занимал ряд руководящих постов. В частности, в течение года был приписан к Управлению по борьбе с наркотиками.

В июне 1986 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Сан-Франциско (Калифорния).

С июля 1990 г. – инспектор в штаб-квартире ФБР.

С июля 1992 г. – начальник регионального офиса в Ноксвилле (Теннесси), с августа 1994 г. – в Ньюарке (Нью-Джерси), с февраля 1997 г. – в Бостоне (Массачусетс).

С 1 апреля 2000 г. – начальник регионального офиса в Нью-Йорке в ранге помощника директора ФБР.

Женат. Шестеро детей.

Ноултон, Дэвид Р.

• (Knowlton, David R.)

В 1970 г. поступил на службу в ФБР в качестве вспомогательного персонала. В 1975 г. с отличием окончил Мэрилендский университет, после чего в 1976 г. был переведен в специальные агенты. Работал следователем в региональных офисах в Ричмонде (Вирджиния) и Сакраменто (Калифорния).

В 1986 г. переведен в региональный офис в Сан-Франциско (Калифорния) на должность ведущего специального агента.

В 1989 г. переведен на аналогичную должность в штаб-квартиру ФБР.

С 1991 г. – помощник начальника регионального офиса в Новом Орлеане (Луизиана).

В феврале 1995 г. вернулся в штаб-квартиру ФБР, где занял должность инспектора, а затем старшего инспектора.

1 ноября 1996 г. назначен начальником регионального офиса в Балтиморе (Мэриленд).

С 12 февраля 1999 г. – заместитель помощника директора ФБР, возглавляющего управление криминальных расследований. Курировал программы ФБР по борьбе с организованной преступностью, наркотиками и тяжкими преступлениями.

22 сентября 2000 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим инспекционное управление.

Оппи, Джеймс Э.

• (Oppy, James A.)

В 1970 г. поступил на службу в ФБР.

Был специалистом по борьбе с организованной преступностью и транспортировкой наркотиков.

Помощник начальника регионального офиса в Оклахома-Сити (Оклахома).

Старший помощник начальника регионального офиса в Майами (Флорида).

Начальник регионального офиса в Колумбии (Южная Каролина).

Помощник директора ФБР, возглавляющий управление персонала.

В мае 1998 г. вышел в отставку.

В настоящее время – старший вице-президент Corporate Risk International, частной фирмы, занимающейся консультациями по вопросам корпоративной безопасности.

Рейберн, Сьюзен Дж.

• (Rabern, Susan J.)

Род. в 1952 (1951?).

Имеет степени магистра управления бизнесом и магистра национальной безопасности.

В 1976 г. поступила на службу в ВМС США.

Служила в штате председателя Объединенного комитета начальников штабов в качестве специалиста по финансам.

Последняя должность в ВМС – начальник отдела обеспечения ВМС Вашингтонского судостроительного завода.

В августе 2000 г. поступила на службу в ФБР. Занимала должность заместителя помощника директора ФБР, возглавляющего финансовое управление.

15 июня 2001 г. назначена помощником директора ФБР по финансам.

Томпсон, Уайли Д.

• (Thompson, Wiley D.)

Род. 22 февраля 1949.

Родился в г. Сент-Луис, штат Миссури. В 1971 г. окончил университет Линкольна в Джефферсон-Сити (Миссури), получив степень бакалавра социальных наук.

В 1970–1975 гг. работал репортером телекомпании CBS в Джефферсон-Сити. Одновременно в 1972–1975 гг. был помощником местного шерифа.

В 1975 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. После прохождения обучения был направлен на следственную работу в региональный офис в Денвер (Колорадо), затем работал в региональных офисах в Шайенне (Вайоминг) и в Чикаго (Иллинойс).

В 1980–1983 и в 1986–1988 гг. занимал должность ведущего сотрудника отдела по связям с Конгрессом и с общественностью штаб-квартиры ФБР. В перерыве, с 1983 по 1986 г. был начальником группы по расследованию тяжких преступлений и розыску особо опасных преступников регионального офиса в Сент-Луисе (Миссури).

В 1988 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Балтиморе (Делавэр).

В июне 1991 г. ушел в отставку с тем, чтобы учредить в Балтиморе рекламно-информационное агентство. В апреле 1992 г. восстановился в кадрах ФБР в должности специального агента.

С сентября 1992 г. – помощник начальника, а затем начальник регионального офиса в Анкоридже (Аляска).

В июле 1995 г. назначен заместителем помощника директора ФБР, возглавляющего инспекционное управление.

С апреля 1996 г. – начальник регионального офиса в Сент-Луисе (Миссури).

2 февраля 1999 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим инспекционное управление.

Женат. Трое сыновей.

Уотсон, Дейл Л.

• (Watson, Dale L.)

Родился в штате Флорида. В 1972 г. окончил университет штата Флорида, получив степень бакалавра наук, после чего вступил в армию США. Служил пехотным офицером.

В конце 1977 г. демобилизовался. В феврале 1978 г. был принят на работу в ФБР в качестве специального агента и направлен в региональный офис в Бирмингеме (Алабама). В 1982 г. переведен в региональный офис в Нью-Йорке.

В январе 1985 г. переведен в штаб-квартиру ФБР. Позднее был назначен в региональное управляющее бюро Вашингтонского регионального офиса.

В 1991–1994 гг. – начальник иранского подразделения контртеррористической секции управления национальной безопасности.

В мае 1994 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Канзас-Сити (Миссури).

В июне 1996 г. переведен в ЦРУ, где назначен заместителем начальника Центра по борьбе с терроризмом.

В январе 1997 г. вернулся в ФБР, назначен начальником секции международного терроризма управления национальной безопасности.

С июля 1998 г. – заместитель помощника директора ФБР, возглавляющего управление национальной безопасности.

16 декабря 1999 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим вновь созданное управление по борьбе с терроризмом.

Уэлби, Уильям Ф.

• (Welby, William F.)

Род. 24 октября 1949.

Родился в Бостоне, штат Массачусетс. В 1971 г. окончил колледж Стоунхилл в Норт Истоне (Массачусетс), получив степень бакалавра истории. В 1974 г. получил степень доктора юриспруденции в Юридической школе Саффолкского университета в Бостоне.

9 января 1978 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента. После прохождения обучения был назначен в региональный офис в Питтсбурге (Пенсильвания).

В мае 1980 г. переведен в подразделение, впоследствии преобразованное в управление юридического советника в штаб-квартире ФБР.

В декабре 1983 г. направлен в региональный офис в Бостоне (Массачусетс).

В феврале 1991 г. назначен специальным помощником помощника директора ФБР, возглавляющего управление юридического советника.

В ноябре 1993 г. переведен в управление персонала на должность руководителя программы подбора и подготовки руководящих кадров.

В июле 1994 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Балтиморе (Делавэр).

В марте 1996 г. назначен в управление персонала администратором программы подбора и подготовки руководящих кадров.

В августе 1997 г. назначен начальником административного управления Вашингтонского регионального офиса.

В январе 1999 г. назначен заместителем помощника директора ФБР, возглавляющего управление административных служб.

24 января 2000 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление административных служб.

Фаррар, Шэри Э.

• (Farrar, Sheri A.)

Род. в 1950.

Родилась в штате Небраска в семье фермера. В 1972 г. окончила университет Небраски, получив степень бакалавра социальных наук.

После окончания университета работала в департаменте полиции в г. Линкольне (Небраска), затем следователем в отделе окружного прокурора в Миннеаполисе (Миннесота).

21 февраля 1982 г. поступила на службу в ФБР в качестве специального агента и была направлена в региональный офис в Миннеаполисе (Миннесота).

В январе 1983 г. переведена в региональный офис в Гонолулу (Гавайи), став первой женщиной – специальным агентом, зачисленной в штат этого подразделения ФБР за всю его историю.

В апреле 1985 г. переведена в региональный офис в Лос-Анджелесе (Калифорния).

В июне 1988 г. переведена в штаб-квартиру ФБР, где получила назначение в инспекционное управление.

В апреле 1994 г. назначена помощником начальника регионального офиса в Детройте (Мичиган).

С марта 1998 г. – начальник регионального офиса в Цинциннати (Огайо).

С 2001 г. – заместитель помощника директора ФБР, возглавляющего управление административных служб. Позднее была временно приписана в качестве специального помощника к офису директора ФБР с сохранением в прежней должности.

30 октября 2001 г. назначена помощником директора ФБР, возглавляющим управление административных служб.

В 2001 г. была удостоена награды президента США «За особые заслуги».

Хиггинботэм, Джефри

• (Higginbotham, Jeffrey)

Окончил университет штата Юта, получив степень бакалавра политических наук. Позднее там же получил степень доктора юриспруденции.

В 1977 г. поступил на службу в ФБР. После прохождения обучения был направлен в региональный офис в Миннеаполисе (Миннесота).

В 1981 г. переведен в штаб-квартиру ФБР и назначен на должность ведущего специального агента в управление юридического советника. В 1984 г. переведен в подразделение преподавания законодательства управления юридического советника Академии ФБР.

В 1989 г. переведен в штаб-квартиру и назначен специальным помощником директора ФБР.

В 1990 г. вернулся в подразделение преподавания законодательства управления юридического советника Академии ФБР.

В 1994 г. назначен заместителем генерального советника ФБР.

В 1995 г. назначен заместителем помощника директора, возглавляющего Академию ФБР в Квонтико.

2 февраля 1999 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим учебное управление (Training Division) в Квонтико.

Член коллегии адвокатов штата Юта, Федеральной судейской коллегии штата Юта и Верховного суда США.

Элба, Дэвид Е.

• (Alba, David E.)

Родился в г. Педрас Неграс в Мексике. Вырос в г. Пекос (Техас). В 1971 г. окончил Бригхэмский молодежный университет, получив степень бакалавра социологии.

После окончания университета более четырех лет работал специальным агентом Бюро наркотиков и опасных веществ (ныне Администрация по борьбе с наркотиками).

В 1979 г. получил степень доктора юриспруденции в Юридической школе Бригхэмского молодежного университета.

В апреле 1980 г. принят на службу в ФБР, получив назначение в региональный офис в Сан-Франциско. В августе 1984 г. переведен в региональный офис в Сан-Хуане (Пуэрто-Рико), где вскоре был назначен на должность ведущего специального агента.

В декабре 1988 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где работал в секторе наркотиков управления криминальных расследований, а затем в управлении административных служб.

В августе 1993 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Сан-Антонио (Техас), возглавляющим отделение ФБР в Мак-Эллене. Одновременно курировал отделения в Браунсвилле, Дель-Рио и Ларедо.

В июле 1996 г. назначен начальником регионального офиса в Эль-Пасо (Техас).

24 января 2000 г. назначен помощником директора ФБР, возглавляющим управление расследовательных служб.

Эндерсон, Вуди Р.

• (Enderson, Woody R.)

Род. в 1943 (1942?).

В 1971 г. поступил на службу в ФБР в качестве специального агента.

Расследовал дела о коррупции в органах власти в Теннесси и в Чикаго. Позднее начальник подразделения по борьбе с коррупцией в органах власти управления криминальных расследований.

В 1995 г. назначен помощником начальника регионального офиса в Шарлотте (Северная Каролина).

В сентябре 1997 г. назначен начальником специальной группы по расследованию взрывов в Атланте, созданной для поимки Эрика Рудольфа (Eric Rudolph). В марте 1998 г. группа преобразована в Юго-Восточную антитеррористическую группу.

1 августа 1999 г. вышел в отставку.

Операции ФБР

«Красный ужас» и борьба с инакомыслием

Как известно, после начала 1-й мировой войны Соединенные Штаты формально придерживались нейтралитета. Однако на деле их симпатии были явно на стороне Антанты. В свою очередь немцы, зная об этом и пользуясь тем, что у американцев практически отсутствовала нормальная контрразведка, потихоньку вели на территории США шпионско-диверсионную деятельность. Считается, что ими было организовано около 50 диверсий на оборонных и химических предприятиях, самой крупной среди которых стал взрыв 30 июля 1916 года склада боеприпасов на острове Блэк-Том в нью-йоркской гавани. С помощью подобных мер немцы пытались сократить объем американских военных поставок, идущих к их противникам.

6 апреля 1917 года США вступили в войну, а 15 июня 1917 года был принят так называемый «Закон о шпионаже» (его полное название: «Закон о наказаниях за помехи осуществлению внешней политики, нейтралитета и торговли, а также за шпионаж, с целью более эффективного исполнения уголовного права и для других целей»). Тем не менее, успехи американских спецслужб на поприще борьбы со шпионажем были, в буквальном смысле слова, нулевыми: им так и не удалось разоблачить ни одного немецкого шпиона. Точнее говоря, многие подозреваемые привлекались к суду по обвинению в шпионаже, но вот добиться вынесения им обвинительного приговора не удавалось.

Означает ли это, что принятие «Закона о шпионаже» было бесполезным? Никоим образом! С самого начала он стал использоваться для борьбы с инакомыслящими. В особенности это касалось принятого 16 мая 1918 года «Акта о шпионаже», который увеличил сроки наказания, предусмотренные законом от 15 июня 1917 года, до 20 лет тюремного заключения, а также расширил круг подсудных деяний. В частности, суровая кара грозила тем, кто «высказывается устно или письменно в нелояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства [США] или в отношении вооруженных сил», а также тем, кто «умышленно подстрекал, советовал или рекомендовал сократить производство каких-либо предметов, необходимых для ведения войны». В 1917–1920 гг. в 23 штатах были приняты законы о «криминальной анархии», также предусматривающие тюремные сроки для антиправительственных агитаторов.

Дело в том, что в это время в США, как и в других странах мира, широко разворачивается рабочее и революционное движение. Это не могло не беспокоить американские правящие круги, особенно после октября 1917 года. Страну сотрясали массовые забастовки, стремительно росла численность организаций социалистического толка. Поэтому угроза «экспорта» большевистской революции представлялась американской элите гораздо более опасной, чем все усилия германских спецслужб.

Основными «внутренними врагами» американского истеблишмента были в этот период различные анархистские и профсоюзные организации. Среди последних особенно выделялась созданная в 1905 году и объединявшая в своих рядах более 6 тысяч человек организация «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ). Для ее дискредитации в ход была пущена версия о том, что ИРМ на «немецкое золото» проводит саботаж на промышленных предприятиях в пользу германского кайзера. Чтобы проверить «обоснованность» подобных подозрений, президент Вильсон поручил судье Гарри Ковингтону обследовать бухгалтерские книги ИРМ. Узнав из печати о миссии Ковингтона, лидер ИРМ Билл Хейвуд публично пригласил его посетить штаб-квартиру ИРМ в Чикаго и обещал оказать ему всяческое содействие в ознакомлении с фактическим состоянием дел. Однако эмиссар президента не снизошел до того, чтобы принять приглашение. Вместо этого 5 сентября 1917 г. Бюро расследований под предлогом поисков компрометирующих документов устроило одновременно налеты на помещения ИРМ по всей территории США.

Цель, которую преследовало Бюро, заключалась не только в дискредитации руководства ИРМ, но и в конфискации принадлежащей организации официальной и частной переписки, материалов совещаний, списков членов местных организаций, пропагандистской литературы и прочей документации. Реквизировалось все, вплоть до мебели и пишущих машинок. Захваченная пропагандистская литература, а также показания группы платных осведомителей о критических высказываниях членов ИРМ в отношении правительственной политики послужили основанием для осуждения 184 руководителей и активистов ИРМ на срок от 3 до 20 лет. От этого удара ИРМ уже никогда не смогла оправиться.

Весной и осенью 1918 года Бюро расследований провело ряд мероприятий по задержанию дезертиров и уклоняющихся от регистрации в качестве призывников. Облавы проводились на улицах, в отелях, театрах, концертных залах, деловых конторах и частных домах. Арестовывали всех, кто не мог предъявить документы об отношении к воинской повинности.

В результате места заключения быстро оказались переполнены. Тем не менее, большинство арестованных вовсе не принадлежало к числу уклонявшихся от призыва. Только в одном из районов Нью-Йорка из 200 человек, брошенных в тюрьму, 199, как выяснилось, были задержаны по ошибке.

В октябре 1918 года был принят новый Закон об иммигрантах, согласно которому в Соединенные Штаты запрещался въезд иммигрантов, «помышляющих о насильственном свержении правительства США», и предусматривалась принудительная высылка таковых, если они к моменту вступления закона в силу проживали на территории США.

В самый разгар кампании по борьбе с «радикальными элементами» Соединенные Штаты словно по заказу потрясла серия таинственных террористических актов.

Прелюдией к ней послужил взрыв неизвестного устройства, произошедший в сентябре 1918 года в одном из федеральных зданий в Чикаго, в результате которого были убиты четверо чиновников, а многие ранены. Чикагское отделение Бюро расследований поспешило объявить, что виновниками террористического акта являются члены ИРМ. Была арестована группа лидеров ИРМ, в момент взрыва находившихся в том же здании и только чудом избежавших гибели. Однако данное обстоятельство отнюдь не смутило следователей, которые объяснили этот факт несогласованностью в действиях злоумышленников. Тем не менее, обвинение оказалось настолько «шитым белыми нитками», что до судебного процесса дело так и не дошло.

28 апреля 1919 года в адрес известного своими реакционными взглядами мэра Сиэтла Оле Хансена, находившегося в это время в Колорадо, где он выступал с лекциями, пришла посылка, завернутая в красную бумагу с надписью «Новинка». Пакет какое-то время пролежал нетронутым на столе в доме мэра, и только случай помог выяснить, что «новинка» – это самодельная бомба, и предотвратить ее взрыв.

На следующий день аналогичная посылка взорвалась в доме проживавшего в Атланте бывшего сенатора от штата Джорджия Томаса Хардуика, ранив служанку и причинив ожоги супруге отставного законодателя. Следует отметить, что в свое время сенатор Хардуик выступил с инициативой принятия законопроекта об ограничении иммиграции в США.

Дальнейшие события развивались по нарастающей. 30 апреля молодой служащий нью-йоркского почтамта Чарльз Кэплейн, прочитав в газетах о происшествии в Атланте, вспомнил, что совсем недавно где-то уже видел посылки, точь-в-точь напоминающие присланную бывшему сенатору. И действительно, оказалось, что накануне из-за неполных данных в адресах он задержал 16 пакетов, каждый из которых, как выяснилось, содержал взрывное устройство. Адресатами их были недавно назначенный на пост генерального прокурора США Митчелл Палмер (Mitchell Palmer), глава почтового ведомства Бурлесон (покушение на главного почтмейстера страны при посредстве бомбы, посланной по почте, свидетельствовало о наличии у неизвестных террористов своеобразного чувства юмора), судьи Лэндис и Холм, а также ряд официальных лиц и бизнесменов, включая Дж. Рокфеллера.

Вечером 2 июня очередная серия бомб была взорвана в Вашингтоне, Бостоне, Филадельфии, Питтсбурге, Кливленде и еще трех городах США. И на этот раз самой высокопоставленной мишенью террористов оказался генеральный прокурор Палмер. Неизвестный попытался пронести взрывное устройство в его вашингтонский особняк, однако механизм бомбы почему-то сработал раньше срока. В результате особняк Палмера серьезно пострадал, однако единственной жертвой взрыва стал сам покушавшийся, в буквальном смысле слова разорванный на части. Любопытно отметить, что погибший как будто заранее позаботился о том, чтобы оставить на месте взрыва памфлет ультрареволюционного содержания, который дал повод говорить о принадлежности незадачливого террориста к анархической организации.

Помимо Палмера объектами террористической атаки стали мэр Кливленда, трое федеральных судей, конгрессмен, ряд известных промышленников и католический епископ. Бюро расследований поспешило заявить, что все эти взрывы организованы «эмиссарами лидера большевиков Ленина». Однако несмотря на столь скоропалительное заявление, поиски конкретных организаторов и исполнителей терактов явно затягивались.

Наконец, в последних числах февраля 1920 года агенты Бюро расследований арестовали в Нью-Йорке рабочего-печатника Андреа Салседо, иммигрировавшего в США из Италии. Вместе с ним по подозрению в соучастии в террористических актах мая-июня 1919 г. был арестован другой итальянец – Роберто Элия. Не выдержав жестоких избиений во время допросов, Салседо признал себя виновным в том, что он якобы тайно печатал анархистские листовки, прилагаемые к бомбам.

После этого Бюро расследований немедленно заявило представителям прессы, что оно напало на след. Однако вопреки всем ожиданиям никаких дальнейших разоблачений не последовало. А в ночь на 3 мая 1920 года Салседо покончил с собой, выбросившись из окна камеры на четырнадцатом этаже здания нью-йоркского филиала Бюро расследований. Обстоятельства этого самоубийства весьма подозрительны и заставляют предположить, что оно было инсценировано сотрудниками Бюро, которые поняли, что если дело дойдет до суда, то там оно неминуемо со скандалом рассыплется.

В итоге Роберт Элия вскоре был освобожден и выслан из страны. Что же касается Андреа Салседо, то в подготовленном Бюро расследований специальном меморандуме без каких-либо веских аргументов заявлялось о его связях с террористами.

Однако «апофеоз» совершаемой неизвестно кем серии терактов был еще впереди. Им стал взрыв, произведенный 16 сентября 1920 года на знаменитой нью-йоркской Уолл-стрит. Подобно тому, как современные террористы используют заминированные автомобили, их далекие предшественники взорвали напротив банкирского дома Моргана нагруженную взрывчаткой конную подводу. Несколько десятков прохожих было убито, многие ранены.

Виновные во всех этих взрывах 1918–1920 гг. так и не были найдены. Тем не менее, данные события были сполна использованы правящими кругами США для борьбы с инакомыслящими и прямой расправы с «неблагонадежными элементами».

Благодаря развернутой в стране газетной кампании к середине 1919 года американские обыватели были доведены до состояния истерики, получившей впоследствии название «красный ужас». Запуганные перспективами «большевистского переворота», который, якобы, может состояться в Соединенных Штатах со дня на день, они готовы были поддержать решительные меры по борьбе с «коммунистической угрозой», закрыв при этом глаза на нарушения пресловутых, столь ценимых американцами, прав и свобод.

1 июля 1919 года директором Бюро расследований становится Уильям Флинн. Назначивший его на должность генеральный прокурор Палмер охарактеризовал своего подопечного как «охотника на анархистов, крупнейшего эксперта по анархистам в Соединенных Штатах».

1 августа для борьбы с политическим радикализмом в составе Министерства юстиции создается Управление общих расследований (General Intelligence Division), которому предстояло играть роль своеобразного мозгового центра, направляющего деятельность Бюро расследований. Возглавил новую структуру 24-летний помощник генерального прокурора Джон Эдгар Гувер, будущий директор ФБР.

Справедливо полагая, что революционные веяния попадают в США из Советской России, «борцы с радикализмом» сосредоточили свои основные усилия против тех, кто являлся или мог являться проводниками подобных настроений. 12 июля 20 американских «блюстителей порядка» ворвались в помещение бюро миссии Л. К. Мартенса, направленной в Соединенные Штаты весной 1919 года и являвшейся неофициальным представительством РСФСР в США. Агенты полиции провели незаконный обыск, изъяли официальные документы, разгромили помещение и арестовали первых попавшихся посетителей миссии.

Однако главные события были впереди. Следующей мишенью агентов Бюро расследований стала Федерация союзов русских рабочих США и Канады. Созданная еще в 1907 году и функционировавшая вполне легально, эта организация в основном занималась культурно-просветительской деятельностью среди рабочих-иммигрантов из царской России. Тем не менее, в материалах Бюро расследований члены Федерации характеризовались как «атеисты, коммунисты и анархисты».

Операция была приурочена к знаковой дате – 7 ноября 1919 года. Вечером этого дня в один и тот же час агенты Бюро расследований провели рейды против Федерации союзов русских рабочих в 13 городах страны. Главный удар был нанесен по «Русскому дому» на 15-й улице в Нью-Йорке. Около 500 человек, застигнутых во время налетов в помещениях союзов или у себя на квартирах, было арестовано, многие при этом избиты. Значительная часть из них поплатилась не за политические взгляды, а скорее за свою тягу к знаниям, поскольку посещала клубы русских рабочих с чисто познавательными целями. Примечательно, что это мероприятие, как и последующие аналогичные акции, было осуществлено без надлежащих судебных ордеров.

Но, вопреки всем стараниям агентов Бюро расследований, найти какие-либо доказательства подготовки членами Федерации вооруженного восстания или их причастности к терактам не удалось. Невзирая на это, 199 человек из числа задержанных были 21 декабря 1919 года депортированы из Соединенных Штатов в Советскую Россию на борту судна «Баффорд» – к огорчению Бюро, остальные имели гражданство США и, следовательно, действие Закона о депортации нежелательных элементов, принятого в октябре 1918 года, на них не распространялось. Тем же рейсом из страны было выслано 50 человек, идентифицированных как анархисты.

25 ноября производится повторный налет на «Русский дом». На этот раз результаты были более успешными – прессе было сообщено, что полицейским якобы удалось обнаружить тайную лабораторию по изготовлению взрывных устройств. Однако тот факт, что в связи с этой «находкой» никто так и не был привлечен к суду, заставляет предположить, что в действительности никакой лаборатории в «Русском доме» не существовало, или же это была провокация со стороны агентов Бюро расследований.

Основную часть арестов неблагонадежных элементов было решено провести в ночь с 1 на 2 января 1920 года. Выбор для операции новогодней даты преследовал две цели: во-первых, застать подозреваемых врасплох, а во-вторых, затруднить установление ими контактов с адвокатами.

27 декабря министр труда Аберкромби (согласно Закону от октября 1918 года, именно на это ведомство была возложена выдача ордеров на высылку «опасных иностранцев») подписал ордера на арест трех тысяч иммигрантов, которые, по данным возглавляемого Гувером управления общих расследований, якобы являлись коммунистами.

27-28 декабря 1919 г. филиалам Бюро расследований во многих городах была направлена директива центра следующего содержания: «В день арестов наше. учреждение будет функционировать всю ночь. Хотелось бы, чтобы Вы связались с мистером Гувером каждый раз, когда в ходе операции возникнет такая необходимость. В Вашем распоряжении время с 7 часов вечера до 7 часов утра следующего дня. Оно должно быть использовано для производства арестов и проведения допросов. Вам предлагается утром, после того как будут произведены аресты, прислать специальным письмом на имя мистера Гувера список арестованных с указанием их места жительства и принадлежности к общественной организации, а также информацией о том, были ли они включены в первоначальный список лиц, подлежащих аресту. Я прошу Вас также сообщить детально о результатах арестов в телеграмме с пометкой «Внимание м-ра Гувера …».

В этой же директиве начальникам филиалов Бюро расследований предписывалось, используя внедренную агентуру, попытаться спровоцировать в ночь с 1 на 2 января «коммунистические сборища» с тем, чтобы повысить эффективность предстоящей операции.

В назначенное время агенты Бюро расследований в содружестве с местными полицейскими силами принялись за работу. Облавы, вошедшие в историю под названием «палмеровских рейдов» (по имени санкционировавшего их генерального прокурора Палмера), были направлены против ячеек Коммунистической партии и Коммунистической рабочей партии США, местных отделений различных прогрессивных организаций, а также отдельных граждан, о которых было известно, что они состоят в этих организациях или просто им сочувствуют.

Аресты проводились более чем в 30 городах от Восточного до Западного побережья Соединенных Штатов и продолжались со 2 по 6 января. При этом «план» – три тысячи арестованных – был намного перевыполнен: как выяснилось впоследствии, всего подверглось длительному задержанию более 10 тысяч человек. Наибольший процент среди арестованных составляли рабочие различных специальностей – сталелитейщики, плотники, маляры, печатники и т. п., однако немало было и представителей других социальных групп.

Аресты, как правило, сопровождались актами жестокости и вандализма: полицейские, не дожидаясь, чтобы им открыли дверь, срывали ее с петель, ломали мебель, избивали людей. Сотни задержанных (часто скованные одной цепью) сгонялись в «концентрационные пункты». Предварительно с целью устрашения публики «пленников» проводили по многолюдным улицам городов. Во многих городах арестованных держали в тесных, душных, неприспособленных помещениях, подвергали жестоким избиениям, добиваясь у них признаний в «заговорщической деятельности».

Однако в конечном итоге большинство задержанных пришлось отпустить, и только 556 человек были выдворены из страны. Что же касается оружия или боеприпасов, то весь «улов» составили лишь три изъятых револьвера, а взрывчатки не было найдено вообще. Тем не менее, в официальном заявлении по итогам операции, генеральный прокурор Палмер недвусмысленно намекнул, что его подчиненные якобы обезвредили готовящийся вооруженный мятеж.

В 1920 году в 32 штатах были приняты законы, запрещающие вывешивание красных флагов, поскольку такое действие является «выражением намерения свергнуть правительство США». В штате Оклахома пошли еще дальше, введя уголовное наказание за выставление напоказ «символов, указывающих на нелояльность или веру в анархию».

Наряду с «силовыми мерами», другой формой борьбы с инакомыслием стал сбор досье на «неблагонадежных». Руководивший этим начальник Управления общих расследований Эдгар Гувер, как известно, начинал свою трудовую деятельность с составления картотек для Библиотеки Конгресса США. Не удивительно, что он хорошо понимал необходимость систематизировать информацию. К 1922 году Бюро расследований располагало досье уже более чем на 500 тысяч американских граждан, собранных зачастую при помощи сомнительных методов, таких, как подслушивание, кражи, перлюстрация писем. Позднее, когда Гувер стал директором ФБР, сбор информации об американских гражданах принял глобальные масштабы.

В результате всей этой деятельности коммунистическому движению в Соединенных Штатах был нанесен серьезный урон, однако достигнуто это было за счет явного нарушения гражданских прав и свобод. При этом, как мы сегодня знаем, реальной угрозы прихода к власти местных «большевиков» по российскому сценарию в те годы в США не было.

Операция «Коинтелпро»

На протяжении 40-х – 60-х годов ФБР не стеснялось регулярно нарушать американские законы, проводя «негласные обыски», осуществляя незаконное прослушивание телефонных переговоров, перехват корреспонденции и организуя разного рода провокации. Особенно широкий размах подобная деятельность получила после того, как в 1956 году начал приводиться в исполнение проект «Коинтелпро» (Cointelpro – сокращенное от «Counterintelligence program», то есть «Контрразведывательная программа»).

28 августа 1956 года директор ФБР Гувер направил группе высших руководителей своего ведомства, занимавшихся вопросами контрразведки и внутренней безопасности, секретный меморандум, в котором проинформировал их о принятии нелегальной программы действий, направленной на то, чтобы снизить потенциал Компартии США и ее влияние на массы. Сразу вслед за этим Гувер отдал второе секретное распоряжение – начальнику секции внутренней безопасности Алану Белмонту и начальнику управления контрразведки Л. В. Бодмэну, в котором этим двум подразделениям предписывалось сотрудничать в новой «контрразведывательной программе», направленной против Компартии.

Что же представляла собой данная «контрразведывательная программа»? За этим благозвучным и обтекаемым названием скрывался целый комплекс мер, призванных разложить «врагов демократии» изнутри, таких, как распространение провокационных слухов, клеветы, подложных документов, фальсифицированных фотографий, провоцирование конфликтов как внутри партии, так и с представителями других оппозиционных существующему строю организаций и т. д., вплоть до организации замаскированных убийств.

К примеру, ФБР пыталось с помощью различных интриг натравить на Компартию США мафию. Такая операция под кодовым названием «Обман» проводилась в 1966–1968 годах Нью-Йоркским региональным офисом ФБР с санкции Гувера и специальной координационной группы, руководившей всеми программами «Коинтелпро» против коммунистов.

Однако, как показали дальнейшие события, Компартия США стала первым, но отнюдь не единственным клиентом «Коинтелпро».

12 октября 1961 года в секретном меморандуме, направленном высшим руководителям ФБР, Гувер объявил о распространении действия «Коинтелпро» на все другие левые группы и оппозиционные движения, которые, как было сказано в документе, «в последние несколько лет открыто пропагандируют свою линию на местном и общенациональном уровнях путем выдвижения кандидатов на выборные должности, выступают в поддержку или руководят кампаниями в защиту Кубы и Фиделя Кастро или в поддержку интеграционных процессов на Юге США».

Сразу после этого начались операции против Социалистической рабочей партии (СРП) – основанной в 1938 году малочисленной (в период расцвета насчитывала около 3 тысяч членов) организации, придерживавшейся троцкистских взглядов. Против ее активистов агенты ФБР устраивали разнообразные провокации. В частности, в газеты направлялись анонимные заявления, что они – развратники, алкоголики, в Налоговое ведомство сообщили, что они мошеннически скрывают доходы, нарушают законы о социальном страховании. Один из членов СРП – преподаватель философии университета штата Аризона – был обвинен в неблаговидных поступках, несовместимых с его положением педагога. Через секретных агентов, засланных в СРП, ФБР инспирировало внутренние раздоры, личные и иные конфликты между ее активистами и другими общественными организациями.

25 августа 1967 года во все региональные офисы ФБР было направлено указание Гувера о распространении действия программы «Коинтелпро» на леворадикальное крыло движения американских негров. В первую очередь это касалось организации «Черные пантеры».

Следует отметить, что, несмотря на претенциозное название, показной экстремизм и склонность к театральным эффектам, «Черные пантеры» даже в то время не представляли реальной угрозы безопасности США. Это была малочисленная организация негритянской молодежи, в которой никогда не насчитывалось, и притом по самым оптимистическим подсчетам, более 2000 человек, к тому же – рассеянных по всей стране. Из них лишь 500 или около этого могли расцениваться как реально участвующие в жизни организации, причем деятельность последней заключалась, в основном, в словесной риторике.

Тем не менее, именно «Черные пантеры» стали основными «клиентами» ФБР среди негритянских организаций. Согласно опубликованным позднее данным, против них было проведено 233 акции «Коинтелпро», что составило около 70 % общего числа всех операций ФБР по линии борьбы с «черными националистами». Сектантство «Черных пантер», неумелая игра в конспирацию их отдельных лидеров облегчили ФБР внедрение своей агентуры и организацию многочисленных провокаций с тяжелыми последствиями.

С помощью своей агентуры ФБР подбрасывало в помещения организаций «Черных пантер» оружие и взрывчатку, а затем силами местной полиции организовывало рейды на «заговорщиков», обычно завершавшиеся хладнокровными убийствами под предлогом будто бы оказанного вооруженного сопротивления силам охраны порядка. Подобные рейды, широко разрекламированные в СМИ, проводились начиная с 1967 года.

В 1968 году ФБР внедрило платного провокатора и шпиона в руководство чикагской секции «Черных пантер», преднамеренно вызвало ряд уличных стычек и ограблений, а затем 4 декабря 1969 года организовало ночной налет на жилое помещение, снимаемое негритянскими лидерами. В ходе налета сотрудниками местной полиции были застрелены Фред Хэмптон – председатель секции партии в штате Иллинойс и его товарищ Марк Кларк. Хэмптон был убит в постели (предварительно усыпленный наводчиком сильной дозой снотворного).

В мае и декабре 1969 года штаб-квартира «Черных пантер» в Лос-Анджелесе была разгромлена в результате двух налетов специальных подразделений городской полиции, действовавших в тесном контакте с ФБР.

1 мая 1970 года ФБР организовало полицейский налет на штаб-квартиру местной секции «Черных пантер» в Балтиморе. Было арестовано, а затем предано суду 10 человек. 20 августа такой же налет был совершен на помещение Национального комитета борьбы с фашизмом – организации, связанной с «Черными пантерами». Осенью 1970 года ФБР и местная полиция сорвали проведение съезда «Черных пантер» в Филадельфии, арестовав все руководство их местной секции.

В 1967 году один из основателей и ведущих руководителей «Черных пантер» Хью Ньютон был арестован по обвинению в убийстве полицейского и приговорен к 15 годам тюрьмы. Однако спустя год и 10 месяцев он был выпущен на свободу, так как дело было пересмотрено, и доказана его непричастность к данному убийству. Воспользовавшись этими обстоятельствами, агенты ФБР попытались дискредитировать Хью Ньютона, распустив слух, что он якобы был освобожден из тюрьмы потому, что согласился стать полицейским осведомителем. Когда же это не возымело должного эффекта, сотрудники регионального офиса ФБР в Новом Орлеане предложили в феврале 1971 года весьма изощренный план действий. Суть его состояла вот в чем. На имя негритянского лидера следовало открыть фиктивный счет в дружественном ФБР банке. Этот счет должен был время от времени пополняться путем вкладов, поступающих от Бюро в качестве «оплаты тайных услуг», которые Ньютон якобы оказывает ФБР. Операция должна была завершиться снятием копии с банковских документов и отсылкой ее по почте в штаб-квартиру «Черных пантер». К сожалению, этот многообещающий проект не был санкционирован руководством ФБР.

В июне 1971 года в Лос-Анджелесе состоялся очередной шумный процесс над 13 руководителями «Черных пантер», которые обвинялись в сговоре с целью осуществления вооруженных нападений и незаконном хранении оружия. Главным свидетелем обвинения выступал платный агент ФБР, проникший в руководящее звено местного отделения «Черных пантер», где ему и было поручено заняться сбором оружия.

Другим эффективным методом борьбы с «пантерами» стало провоцирование их конфликтов с другими экстремистскими негритянскими организациями, такими, как, например, «Соединенные Штаты». Внедренные в ряды последней секретные агенты ФБР организовали ряд убийств членов «Черных пантер».

В январе 1969 года при загадочных обстоятельствах в Лос-Анджелесе были убиты два лидера «Черных пантер» – Ион Хаггинс и Банчи Картер, игравшие ключевую роль в движении за организацию черной молодежи города. Вскоре стало известно, что в них стреляли члены организации «Объединенные рабы», возглавляемой Роном Каренгой, связи которого с полицией сегодня признаны фактически доказанными.

Одновременно ФБР натравило на «Черных пантер» банду уголовника Э. Форта – «Блэк Стоун рэйнджерс». Эта цель была достигнута направлением Форту подложного письма, якобы исходившего от «пантер» и содержащего угрозы расправы с ним.

Внутри «Черных пантер» ФБР с помощью искусно проведенной интриги вызвало острый конфликт между группами сторонников двух руководителей – Э. Клевера и X. Ньютона. Результатом этой провокации также стала гибель ряда активистов организации.

Благодаря этим мерам только за первые 18 месяцев в ходе «Коинтелпро» было убито 28 руководителей и видных активистов «Черных пантер», другие оказались за тюремной решеткой или были вынуждены бежать за пределы США.

Наряду с этим ФБР часто практиковало и менее суровые меры – так называемые «беспокоящие аресты» членов «Черных пантер» под вымышленными предлогами подозрений в уголовных преступлениях. В масштабах страны такие аресты проводились сотнями, причем в каждом отдельном случае «основания» варьировались от обвинений в убийствах, поджогах, сбыте наркотиков, разбое, мятеже до кражи автомобилей, укрывательства краденого и обширного комплекса нарушений правил дорожного движения.

В результате всех этих провокаций ФБР удалось в короткий срок разгромить «Черных пантер», причем не с помощью правосудия, а в основном путем «активных мероприятий». При этом у неискушенной общественности создалось впечатление, что эта организация умерла, так сказать, естественным путем, по причине внутренних разногласий, расколов и дрязг между лидерами, как это часто происходит с экстремистскими группами. Те, кто был более осведомлен, подозревали, что дело не обошлось без ФБР. Когда же в 1976–1977 гг. часть из материалов «Коинтелпро» была обнародована, выяснилось, что факт ликвидации «Черных пантер» как общенациональной организации ФБР практически ставит в заслугу только себе. В документе ФБР, датированном 4 марта 1971 г., говорилось об этом в тоне победной реляции: «Анализ показывает, что хаотическое внутреннее положение в партии «Черные пантеры» и раскол среди ее лидеров … являются, по всей видимости, прямым результатом наших интенсивных контрразведывательных усилий …».

Помимо «Черных пантер» ФБР уделяло внимание и более умеренным негритянским организациям различной политической ориентации, таким, как «Союз черных студентов», «Студенческий координационный комитет ненасильственных действий», «Южная конференция христианского руководства» и др.

Среди негритянских общественных деятелей одной из «приоритетных» мишеней ФБР был известный борец за гражданские права Мартин Лютер Кинг. Официальная версия ФБР гласит, что прослушивание всех телефонных разговоров Кинга началось осенью 1963 г. с санкции министра юстиции Р. Кеннеди. Фактически все началось значительно раньше.

Для травли Кинга использовался широкий и разнообразный набор методов: его телефонные разговоры прослушивались и записывались; в гостиницах, где ему приходилось останавливаться, устраивались провокации; соратникам Кинга систематически подбрасывали разного рода ложные сведения, порочащие негритянского лидера; в ходе его выступлений с целью вызвать панику среди слушателей имитировались сигналы тревоги; банкеты в его честь по настоянию ФБР подвергались бойкотам. Существует также версия, озвученная на русском языке в книге Джона Бэррона «Операция «Соло"», согласно которой ФБР пыталось скомпрометировать Кинга, используя полученные при помощи прослушивания сведения о его беспорядочных половых связях.

В том же 1968 году действие программы «Коинтелпро» было распространено на так называемых «новых левых» – антисистемное леворадикальное студенческое движение, возникшее на почве протестов против войны во Вьетнаме. В секретном меморандуме штаб-квартиры ФБР от 9 мая 1968 года, направленном во все региональные офисы, об этом было сказано следующее:

«Наша страна переживает период развала и насилия, вызванных в значительной степени действиями лиц, относящихся к «новым левым». Некоторые из них настоятельно призывают к революции в Америке и к поражению Соединенных Штатов во Вьетнаме… ФБР пристально наблюдает за деятельностью «новых левых» и ее ведущими активистами и в высшей степени обеспокоено тем, что анархические выпады немногих могут парализовать учебные заведения, призывные пункты, затруднить движение транспорта, препятствовать осуществлению надзора за соблюдением закона, и все это в ущерб нашему обществу. Деятельность организаций и активистов, пропагандирующих идеи революции и незаконно бросающих вызов обществу, не только должна быть затруднена, но и нейтрализована. Закон и порядок абсолютно необходимы для цивилизованного государства, если оно намерено и далее функционировать. Поэтому вы обязаны подходить к этому современному образу поведения с дальним прицелом, энтузиазмом и вниманием, чтобы исполнить свой долг. Значение всей этой новой активизации мы не можем и не должны проглядеть».

После этого была разработана «типовая схема» тайных действий в рамках «Коинтелпро», направленных против «новых левых», включавшая в себя следующие мероприятия:

1) подготовка листовок с изображениями лидеров «новых левых» в наиболее непривлекательном виде;

2) инспирирование «личных конфликтов» и неприязни между лидерами;

3) распространение слухов о том, что руководители «новых левых» – платные секретные агенты ФБР или других полицейских органов;

4) направление в газеты статей, якобы написанных студентами, в которых содержались бы утверждения, что лидеры «новых левых» – наркоманы и развратники;

4) проведение арестов лидеров «новых левых» по обвинению в сбыте марихуаны и придание этому гласности.

Одной из мишеней ФБР в рамках операции «Коинтелпро – Новые левые» стала молодежная организация «Студенты за демократическое общество» (СДО), члены которой не только открыто выражали несогласие с мерами правительства по регистрации военнообязанных для последующего призыва в армию и отправки в Индокитай, но и являлись неграми. Последнее обстоятельство, так сказать, «усугубляло» их вину в глазах администрации.

В университетские кампусы внедрялись тайные осведомители и агенты-провокаторы. При этом вербовщики не испытывали особых затруднений, поскольку ФБР платило за услуги высокие «гонорары» (200–300 долларов в месяц). Это прибавляло усердия «патриотически настроенным студентам», взявшимся доносить на своих однокашников и соседей по общежитию. Завербованный ФБР в 1965 году для работы в качестве агента-осведомителя в рядах студенческого движения Уильям Дайвейл опубликовал в 1970 году сенсационную книгу-саморазоблачение. В ней он рассказал, какие поручения руководителей «Коинтелпро» выполнялись им в университетских городках на протяжении пяти лет.

Однако не следует считать, что все усилия ФБР в рамках программ «Коинтелпро» были направлены исключительно против левых организаций. Тайная подрывная деятельность велась и против американских праворадикальных групп, таких, как, например, пресловутый Ку-клукс-клан.

Кого же из этих «врагов демократии» сотрудники ФБР считали наиболее опасными? Разумеется, коммунистов. Об этом свидетельствует своеобразный «рейтинг популярности», который можно выстроить на основе данных комиссии Черча. Согласно этим данным, всего в рамках «Коинтелпро» было проведено 2650 незаконных операций. Из них 1636 были направлены против коммунистов, 379 – против «черных националистов», 287 – против «белых экстремистов», 57 – против Социалистической рабочей партии и 29 – против «новых левых».

Однако в начале 70-х годов ФБР вынуждено было прервать свою многообещающую и плодотворную деятельность в рамках «Коинтелпро». Причиной этому стало проникновение 8 марта 1971 года группы неизвестных, объявивших себя «Комиссией граждан по расследованию деятельности ФБР», в помещение отделения ФБР в городе Медиа (пригород Филадельфии), штат Пенсильвания. Сумев вынести оттуда свыше тысячи различных документов, «граждане» сняли с них копии и разослали их редакциям газет, конгрессменам, журналистам и общественным организациям. В результате, среди преданных гласности материалов оказались и документы, касающиеся программы «Коинтелпро – «Новые левые"». Чтобы избежать дальнейшей огласки, директор ФБР Эдгар Гувер вынужден был 27 апреля того же года отдать директиву о прекращении всех мероприятий по «Коинтелпро».

Широкую и скандальную огласку проект «Коинтелпро» получил лишь через три года после смерти Гувера – в 1975 году, в ходе работы сенатской комиссии Ф. Черча, созданной с целью расследования злоупотреблений американских спецслужб. В заключении комиссии констатировалось:

«В середине 50-х годов ФБР развернуло операции, в ходе которых использовались самые разнообразные способы и методы, цель которых – уничтожение и дискредитация коммунистической партии. Впоследствии ФБР распространило «Коинтелпро» на мирные группы протеста с целью их дискредитации, а также на социалистов, применявших революционную риторику, но не имевших связи с враждебными иностранными государствами».

Тем не менее, никто из должностных лиц ФБР так и не был привлечен к ответственности по фактам нарушения закона, выявленным в ходе расследований 1975–1976 годов. Так, например, в 1976 году несколько жертв «Коинтелпро» подали в суд на группу сотрудников ФБР и после 10 лет судебных разбирательств выиграли процесс, получив 46 тысяч долларов компенсации. Однако согласно распоряжению генерального прокурора Эдвина Миза эти деньги были им выплачены из средств ФБР, которое тем самым освободило своих сотрудников от материальной ответственности.

Вашингтонский тоннель

Возможно, некоторые читатели помнят шумиху, поднятую в 80-х годах вокруг нового здания посольства Соединенных Штатов в Москве. Тогда американцы обвинили КГБ в том, что оно начинило вновь построенную дипломатическую резиденцию своими подслушивающими устройствами. В конце же 1991 года Вадим Бакатин, сумевший за недолгое время пребывания на посту председателя КГБ СССР нанести колоссальный ущерб безопасности страны, передал США документацию на расположенные там «жучки», мотивируя свой поступок тем, что «подслушивать безнравственно». Этот жест органично вписывался в стиль горбачевского «нового мышления», когда интересы страны предавались путем бесконечных односторонних уступок под демагогические рассуждения об «общечеловеческих ценностях». И разумеется, американцы даже не подумали ответить на него взаимностью, рассказав, например, о прорытом ими тоннеле под советским посольством в Вашингтоне.

Как мы помним из раздела, посвященного ЦРУ, американским спецслужбам приходилось и раньше заниматься «земляными работами» – во время прокладки знаменитого «берлинского тоннеля». И хотя благодаря советскому разведчику Джорджу Блейку та операция закончилась провалом, приобретенный в ходе ее осуществления опыт никуда не делся и был вновь востребован двадцать лет спустя.

В 70-х годах по взаимной договоренности между СССР и США было принято решение о строительстве новых посольских комплексов в Москве и Вашингтоне. Для нового здания советского посольства в столице Соединенных Штатов был отведен участок трапециевидной формы, ограниченный с четырех сторон Висконсин-авеню, Кэлверт-стрит, Танлоу-роад и Фултон-стрит. Тогда же американским спецслужбам пришла в голову идея решить раз и навсегда проблемы с прослушиванием нового объекта, проложив под ним тоннель. А поскольку согласно действующему законодательству, ЦРУ не имеет права проводить операции на территории США, сомнительная честь претворить этот проект в жизнь была предоставлена ФБР, которое должно было действовать в контакте с АНБ.

Итак, одновременно с началом строительства нового здания советского посольства начались и работы по прокладке под ним тоннеля. С этой целью правительство США приобрело жилой дом рядом с будущим посольством. В подвале этого дома и располагался вход в тоннель. В ходе его строительства американцам пришлось решить массу технических проблем – начиная с устранения протечек и тайного вывоза земли и заканчивая настройкой спецоборудования, в частности, фокусировкой лазерных лучей, которые должны были быть направлены строго вверх на здание посольства. Не удивительно, что этот проект обошелся налогоплательщикам в несколько сот миллионов долларов.

В 1979 году новое здание посольства начало заселяться советскими дипломатами. И тогда же американцы начали пропагандистскую компанию, обвиняя СССР в использовании нового посольского комплекса, расположенного в одном из самых высоких мест Вашингтона, для сбора разведывательных данных при помощи радиоэлектронного оборудования. Кроме того, было заявлено, что КГБ установило подслушивающие устройства в новом здании посольства США в Москве. В результате этих скандалов окончательный переезд советского дипломатического корпуса в новое здание постоянно откладывался, что позволило американским спецслужбам без помех завершить строительство тоннеля и монтаж в нем специальной аппаратуры.

Наконец, в 1992 году посольство теперь уже Российской Федерации окончательно переехало в новое здание. Соответственно, и возможности тоннеля по перехвату информации стали использоваться, что называется, на полную катушку. Ведь это лишь в теории обитатели посольства обязаны вести разговоры на конфиденциальные темы только в специально защищенных помещениях, а на практике это положение не всегда соблюдается. По свидетельству газеты «Вашингтон пост», руководители ФБР настолько гордились своим детищем, что организовывали экскурсии в тоннель для высокопоставленных американских государственных служащих, имевших соответствующий допуск секретности.

Однако вскоре у американцев появились сомнения в достоверности перехватываемой информации. И не удивительно – ведь, судя по всему, в это время российская разведка уже знала о существовании тоннеля от своего агента в ФБР Роберта Ханссена. Тем не менее, тоннель находился в эксплуатации вплоть до 1995 года, пока американцы окончательно не поняли, что их снабжают дезинформацией. Итак, в результате дорогостоящая операция, по сути, завершилась провалом – как и аналогичная история с «берлинским тоннелем».

После разоблачения Ханссена сведения о существовании тоннеля просочились в американскую прессу. Первая публикация на эту тему появилась 4 марта 2001 года в газете «Нью-Йорк таймс», затем об этом написала и «Вашингтон пост». На следующий день вице-президент США Ричард Чейни, комментируя публикацию в «Нью-Йорк таймс», уклончиво заявил: «такое сооружение, вполне возможно, было возведено, хотя информацию надо проверять».

В тот же день, то есть 5 марта, в МИД Российской Федерации был вызван временный поверенный в делах США в России Джордж Крол. Ему был передан официальный запрос с требованием прояснить ситуацию в связи с сообщениями о секретном тоннеле под зданием российского посольства. Как подчеркивалось в запросе МИД, «если эти сообщения подтвердятся, может встать вопрос о грубейшем нарушении общепризнанных норм международного права, действующих во всем мире в отношении иностранных диппредставительств».

Однако на этом история с тоннелем резко обрывается. Никаких официальных сообщений, подтверждающих или, наоборот, опровергающих его существование, так и не появилось – ни в российской, ни в американской прессе. Таким образом, можно предположить, что по взаимной договоренности между Россией и США этот инцидент было решено «замять».

«Наши люди» в ФБР

В отличие от ЦРУ и даже от АНБ, сотрудников ФБР советским спецслужбам удавалось завербовать довольно редко. Собственно говоря, на сегодняшний день известны всего лишь три подобных случая.

Миллер, Ричард У.

• (Miller, Richard W.)

Род. в 1937.

Родился в Калифорнии. Закончил университет.

В 1964 году поступил на службу в ФБР. После прохождения подготовки, которая в то время велась на учебных курсах под Вашингтоном, был направлен на работу в отделение ФБР в Риверсайде (Калифорния) в секцию по расследованию федеральных преступлений.

Следует сказать, что Миллер был весьма далек от того идеального образа супермена, каким, в представлении американских обывателей, должен являться агент ФБР. Бывшие сослуживцы характеризовали его как неряху, любящего поесть, у которого на рубашке и галстуке постоянно были хлебные крошки и пятна от супа. Как работник Миллер тоже, что называется, звезд с неба не хватал. Он постоянно опаздывал с оформлением документации, однажды потерял свой пистолет и служебное удостоверение, а в другой раз, уходя последним с работы и закрывая офис ФБР, забыл ключ в замке, где тот оставался всю ночь.

При этом, будучи отцом восьмерых детей, Миллер постоянно нуждался в деньгах. И поскольку перспектив на быструю служебную карьеру и соответствующее ей повышение жалованья у него не было, для улучшения своего материального положения он не гнушался разными «побочными заработками». Так, в его личном деле имеются записи о том, что он прямо из служебной машины занимался торговлей товарами фирмы «Амвей», использовал удостоверение агента ФБР для того, чтобы выпрашивать в магазинах сладости, а однажды был уличен в продаже служебной информации частному сыщику.

Тем не менее, начальство Миллера закрывало глаза на все эти его прегрешения и не только не предлагало ему уволиться из «органов», но и регулярно давало положительные служебные характеристики. А поскольку особых причин покровительствовать лично Миллеру у его руководства не было, остается предположить, что на фоне профессиональных качеств других сотрудников Риверсайдского отделения он в худшую сторону отнюдь не выделялся.

В 1982 году Миллеру наконец улыбнулась удача: его перевели в региональный офис ФБР в Лос-Анджелесе (которому подчинялось Риверсайдское отделение), где назначили в отдел контрразведки. Новый статус Миллера был гораздо престижнее его прежнего положения: Лос-Анджелесский региональный офис – один из крупнейших, его начальник имеет статус помощника директора ФБР. Однако с точки зрения личной жизни его новая работа была не столь удобной. Дело в том, что супругам Миллер принадлежала ферма по выращиванию авокадо, располагавшаяся примерно в 100 милях от Лос-Анджелеса. В результате после перевода главы семьи на новое место работы его жена и дети остались жить на ферме, а Миллер вынужден был жить один в Лос-Анджелесе, навещая свою семью лишь по выходным.

В первой половине 1984 года на Миллера обрушилась очередная служебная неудача. Согласно стандартам ФБР, агент его роста (175 см), должен весить не более 85 кг. Поэтому, когда вес Миллера достиг 110 кг, его на две недели отстранили от работы, приказав за это время похудеть. Пережитое унижение, видимо, и навело его на мысль согласиться на сотрудничество с советской разведкой.

Произошло это так. Вскоре после злополучного инцидента с лишним весом Миллеру было поручено курировать Светлану Огородникову – информатора ФБР в местной общине эмигрантов из СССР.

Светлана Огородникова родилась в 1951 году на Украине. В 1968 году она вышла замуж за Николая Вольфсона, украинского еврея, отсидевшего 14 лет в лагерях за кражи со взломом. В 1970 году супруги Огородниковы получили разрешение эмигрировать в Израиль, но, находясь проездом в Вене, направились в США, где получили статус политических беженцев. Поселившись в Лос-Анджелесе, Николай устроился работать на мясокомбинат, а Светлана перебивалась случайными заработками и занималась распространением советской периодики. Однако их сын Матвей каждое лето проводил в СССР в пионерском лагере. Судя по тому, что Огородниковы без проблем покинули СССР и могли свободно его посещать, они были завербованы КГБ и использовались в качестве наводчиков для вербовки интересующих советскую разведку американцев. Об этот говорит и тот факт, что Светлана часто посещала советское консульство в Сан-Франциско, а в русской общине в Калифорнии хвасталась своими связями с консульскими работниками.

В поле зрения ФБР Светлана Огородникова попала в 1982 году, когда агент Бюро Джон Хант предложил ей стать информатором. Светлана согласилась и иногда передавала Ханту сведения о просоветской деятельности некоторых из эмигрантов. Со временем они вступили в интимные отношения. В 1984 году, когда в возрасте 52 лет Хант вышел на пенсию, Огородникова была передана на связь Миллеру. Они часто встречались, а однажды в августе 1984 года решили проехаться до Сан-Франциско.

Эта поездка закончилась у здания советского консульства в Сан-Франциско, куда Огородникова вошла, имея при себе жетон и документы Миллера в качестве доказательства того, что сидящий в машине человек действительно является агентом ФБР. Вероятно, именно тогда она получила разрешение на разработку Миллера. Однако их поездка в Сан-Франциско не осталась незамеченной бригадой наружного наблюдения ФБР, следившей за зданием советского консульства. В результате Миллер и Огородникова были взяты под плотное наблюдение, в ходе которого выяснилось, что они состоят в интимной связи. Позднее Огородникова настаивала на том, что пыталась сопротивляться и не принимала ухаживания Миллера, но уступила лишь потому, что он ее запугал. Сам Миллер по этому поводу заметил: «Пусть так. Я был более склонен к занятиям любовью, чем она».

Во время одной из встреч с Миллером Огородникова неожиданно заявила, что она якобы является майором КГБ и предложила работать на советскую разведку. В обмен ему было обещано 65000 долларов деньгами и золотом. Несколько позднее она познакомила Миллера с неким Вольфсоном, который якобы отвечал за финансовое обеспечение дальнейших операций. На самом деле роль сотрудника советской разведки исполнял муж Огородниковой Николай. От Миллера потребовали передавать служебную информацию, к которой он имел доступ, а также сведения о местонахождении бывшего майора ПГУ КГБ Станислава Левченко, бежавшего в США из Японии в 1979 году, и пилота Виктора Беленко, в 1976 году угнавшего самолет МИГ-25 в Японию. Однако Миллер успел передать только копию инструкции ФБР по способам сбора разведывательной информации. Позднее на суде представители Бюро описывали это 24-страничное секретное руководство как справочник, по которому советская разведка могла представить себе «детальную картину разведывательной деятельности ФБР в США».

Тем временем агенты ФБР продолжали вести наблюдение за Миллером и Огородниковой, прослушивая их телефонные разговоры и записывая на видео их встречи. К сентябрю у ФБР набралось достаточно доказательств, чтобы арестовать Миллера и Огородникову. Но 27 сентября Миллер сам неожиданно рассказал своему непосредственному начальнику, шефу контрразведывательного отдела Брюсу Кристенсену о том, что в течение нескольких последних месяцев по собственной инициативе работал с одной русской, пытаясь внедриться в КГБ и стать двойным агентом. Кроме того, по словам Миллера, этим он хотел «доказать самому себе и остальным в ФБР, что он не такой дурак, как все думают».

Однако Миллеру не поверили, и после продолжительного допроса он 3 октября 1984 года был арестован. В его квартире произвели обыск, в ходе которого были обнаружены документы с грифом «Конфиденциально» и «Секретно». Тогда же была арестована и Огородникова. Во время обыска ее квартиры были изъяты одноразовые шифроблокноты, принадлежности для тайнописи и оборудование для микрофотосъемки.

Судебный процесс над Миллером и супругами Огородниковыми начался в августе 1985 года. На суде Светлана и Николай Огородниковы добровольно признали себя виновными, чтобы избежать пожизненного заключения. В результате Светлана была приговорена к 18, а Николай – к 8 годам тюремного заключения. Кроме того, Светлана согласилась дать показания против Миллера, которому было предъявлено обвинение в шпионаже и передаче секретных документов. Однако в ноябре процесс над Миллером зашел в тупик, так как жюри присяжных не смогло вынести определенного решения.

Во время второго процесса над Миллером, состоявшегося в феврале 1986 года, Светлана Огородникова давала показания в качестве свидетеля и настаивала на том, что Миллер невиновен. Но в ходе перекрестного допроса обвинители выяснили, что на предыдущем процессе она сделала тайное признание судье. На этот раз присяжные признали Миллера виновным по шести пунктам обвинения в шпионаже.

Авторы «Энциклопедии шпионажа» Норман Полмар и Томас Аллен утверждают, что Миллер якобы был приговорен к двум пожизненным срокам плюс 50 лет и штрафу в 60 тысяч долларов. На самом деле приговор был гораздо менее суровым и составил 20 лет тюремного заключения. Более того, позднее этот срок был сокращен до 13 лет. В конечном итоге Миллер был освобожден в 1994 году по отбытии двух третей срока, отсидев таким образом чуть больше 9 лет.

Питтс, Эрл Эдвин

• (Pitts, Earl Edwin)

Род. в 1953.

Родился в небольшом городке Урбан, штат Миссури, в семье фермера. Окончил Центральный университет штата Миссури, получив степень бакалавра точных наук, а затем – и магистерскую степень в колледже Вебстера.

Во время учебы Питтс прошел курс подготовки офицеров запаса и после окончания университета в 1975 году вступил в армию США. Однако вскоре карьера профессионального военного перестала казаться ему привлекательной. В 1980 году он демобилизовался из армии в звании капитана и поступил в Юридическую школу Университета Миссури в Канзас-Сити. Получив после ее окончания юридическую степень, в 1983 году Питтс был принят на работу в ФБР.

Однако действительность вновь оказалась совершенно не соответствующей его мечтам: безликая и нудная работа в провинции – новоявленный специальный агент получил назначение в отделение ФБР в Фредериксбурге (Вирджиния), низкий заработок (35 тысяч долларов в год). Правда, вскоре, в 1985 году, Питтса переводят в региональный офис в Александрии, где поручают расследование «беловоротничковых» преступлений и борьбу с наркотиками. А в 1987 году следует новый перевод – в Нью-Йоркский офис и назначение в «группу 19», занимавшуюся выявлением сотрудников КГБ и ГРУ среди работников консульства СССР в Нью-Йорке и советской миссии при ООН.

Тем не менее, несмотря на более интересное содержание работы, жалованье Питтса осталось прежним, что создавало ему немалые трудности, особенно если учесть, что он успел к этому времени обзавестись семьей (его жена Мэри также работала в ФБР на должности клерка). Даже доступное по средствам жилье ему удалось снять лишь в двух часах езды от города. Позднее Питтс с возмущением говорил: «Я зарабатывал меньше, чем мусорщик!» В результате, испытывая острую нехватку денег, он решил предложить свои услуги советской разведке.

Вычислив одного из сотрудников нью-йоркской резидентуры КГБ (что, собственно говоря, входило в служебные обязанности Питтса) он в начале июня 1987 года подбросил ему в машину записку с предложением о сотрудничестве, которая, однако, осталась без ответа. Второй раз вступить в контакт с сотрудниками КГБ Питтс попытался 15 июня 1987 года. В этот день он вел наблюдение в аэропорту имени Кеннеди за прибывающими в Нью-Йорк из Москвы советскими дипломатами. В одном из них он узнал старшего советника постоянного представителя СССР при ООН Роллана Джейкия, которого в ФБР считали сотрудником советской разведки. Однако подойти к Джейкия Питтс не рискнул, так как его встречали сотрудники советской миссии при ООН. Тогда через несколько дней Питтс отправил по домашнему адресу Джейкия письмо, в котором предлагал встретиться через две недели в библиотеке на 42-й авеню. В качестве доказательства принадлежности к ФБР Питтс вложил в конверт страницу из служебного телефонного справочника со своей фамилией.

Встреча Питтса с Джейкия состоялась в назначенный день. Однако поскольку последний, вопреки сведениям ФБР, был не разведчиком под дипломатическим прикрытием, а настоящим дипломатом, то он пришел вместе с сотрудником нью-йоркской резидентуры КГБ Александром Карповым, и, представив будущего куратора Питтсу, немедленно удалился. Во время этой встречи Питтс передал Карпову список сотрудников советских учреждений в Нью-Йорке, подозреваемых в шпионаже, а также обговорил условия дальнейшей связи и порядок оплаты информации.

Разумеется, сведения, передаваемые Питтсом, имели гораздо меньшее значение, чем данные, получаемые от высокопоставленного сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса, который в апреле 1985 года также предложил свои услуги советской разведке. Но зато они позволяли нью-йоркской резидентуре точно знать, за кем из сотрудников установлено наблюдение и какие провокации против советской колонии готовят в ФБР. В обмен на поставляемые материалы Питтс во время каждой встречи с Карповым получал от него конверт с заранее оговоренной суммой. Так, за 1989 год он получил в общей сложности 24414 долларов, за 1990 год – 35520 долларов, а всего советская разведка заплатила ему 224 тысячи долларов.

В 1989 году Питтс был переведен в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне и одновременно повышен по службе, получив должность ведущего специального агента в одном из подразделений управления учета документов. Несмотря на переход от оперативной работы к работе с архивами, его сотрудничество с КГБ, а потом и с СВР продолжалось. В частности, он передавал своему куратору материалы о процессах над членами компартии США. А вскоре Питтс получил доступ к более ценной информации – в 1991 году он был переведен в секцию программ внутренней безопасности, где возглавлял расследования, связанные с проверкой лояльности персонала ФБР.

Связь Питтса с российской разведкой прекратилась в октябре 1992 года по двум причинам. Во-первых, он был переведен в управление юридического советника ФБР и, таким образом, стал представлять гораздо меньший интерес для СВР. Во-вторых, что более важно, безопасность советского агента оказалась под угрозой – Джейкия, через которого был установлен контакт с Питтсом, стал к тому времени «невозвращенцем».

К сожалению, опасения сотрудников СВР полностью оправдались. Чтобы заслужить право на постоянное жительство в США, бывший советский дипломат был готов на любое предательство. В частности, он рассказал сотрудникам ФБР о вербовке Питтса КГБ и в качестве доказательства представил его письмо с предложением о встрече.

Получив эту информацию, ФБР установило наблюдение за Питтсом, который к этому времени был переведен на работу в Академию ФБР в Квонтико, и вскоре выяснило, что он в данное время не поддерживает никаких контактов с российскими спецслужбами. Чтобы добиться его осуждения, было решено прибегнуть к провокации.

В августе 1995 года к Питтсу был подослан Джейкия, который предложил ему продолжить сотрудничество с российской разведкой. Когда Питтс согласился, Джейкия познакомил его с агентом ФБР, якобы являющимся «преемником» Александра Карпова. Не подозревая подвоха, Питтс взял у него вопросник, схему расположения тайника для закладки сообщений и 15 тысяч долларов. Кроме того, по просьбе мнимого сотрудника СВР он составил список переданных ранее советской разведке секретных материалов. Эта просьба была мотивирована тем, что Карпов якобы недоплатил Питтсу, присвоив часть денег, и если он вспомнит весь перечень переданных документов, то недостающие деньги ему вернут.

В дальнейшем за 16 месяцев «сотрудничества» Питтс передал «российским разведчикам» множество секретных документов, электронные ключи от сейфов и кабинетов Академии ФБР, а также сведения об одном российском гражданине, сотрудничавшем со спецслужбами США. Всего с Питтсом было проведено 22 тайниковые операции и две личные встречи. А за переданные материалы ФБР заплатило ему 230 тысяч долларов. Всего же расходы ФБР на проведение этой операции, получившей название «Чужой флаг», составили полтора миллиона долларов. Нелишне будет отметить, что в августе 1995 года, после начала разработки Питтса, в ФБР обратилась его жена, сообщившая, что в последнее время ее муж ведет себя очень странно.

В результате 18 декабря 1996 года Питтс был арестован. Первоначально он категорически отрицал предъявленные ему обвинения, но 28 февраля 1997 года все-таки признал себя виновным. Это добровольное признание было связано с существующей в США практикой судебных сделок: Питтсу предложили признать свою вину и сотрудничать со следствием в обмен на гарантию того, что для него не будут требовать пожизненного заключения.

Закрытый судебный процесс над Питтсом состоялся 23 июня 1997 года в окружном суде города Александрия, штат Вирджиния. Главным свидетелем на нем выступал Джейкия. Пытаясь объяснить свой поступок, Питтс сказал, что продавал секреты советским, а потом российским спецслужбам из-за «необъяснимого чувства гнева», который он порой испытывал. В ходе процесса федеральный прокурор потребовал для обвиняемого 24,5 года тюремного заключения. Однако судье этого показалось мало и он приговорил Питтса к 27 годам тюремного заключения. Что же касается нового гражданина Америки Роллана Джейкия, то он за свое предательство получил крупную сумму денег, сменил фамилию и теперь спокойно проживает в США.

Ханссен, Роберт Филип

• (Hanssen, Robert Philip)

Род. 18 апреля 1944.

Родился в Чикаго в семье офицера полиции. С детства юный Роберт мечтал пойти по стопам отца, однако родители хотели видеть его на более престижной работе. В результате в 1966 году Ханссен закончил колледж Кнокс в Иллинойсе, получив степень бакалавра химии. Во время учебы он удивил всех своих сокурсников тем, что выбрал русский язык в качестве одного из факультативных предметов для изучения. А в 1971 году он получил степень магистра управления бизнесом в Северо-Западном университете Чикаго.

Завершив таким образом свое образование, Ханссен устроился на работу в одну из чикагских инвестиционных компаний младшим финансовым консультантом. Однако мечта детства о карьере сотрудника правоохранительных органов не оставляла его. В результате уже в следующем 1972 году Ханссен покидает скромную, хотя и хорошо оплачиваемую, должность клерка и поступает на службу в управление полиции Чикаго. После окончания полицейской академии его назначают следователем в финансовый отдел чикагской полиции, а через некоторое время переводят в элитное специальное подразделение «С-5», задачей которого было разоблачение коррумпированных офицеров полиции.

Следующим шагом, предпринятым Ханссеном на избранном им поприще стала подача заявления о переводе в ФБР. Поскольку его профессиональные навыки и образование соответствовали требуемому уровню, а служебная характеристика была безупречной, данное ходатайство было удовлетворено. 12 января 1976 года Ханссен был зачислен в ФБР на должность специального агента и после курса обучения в Академии в Квонтико получил назначение в региональный офис в Чикаго в отдел, занимающийся расследованием преступлений в области высоких технологий.

В 1978 году Ханссен был переведен в Нью-Йоркское отделение ФБР. Здесь он впервые вступил в контакт с советской разведкой. Это произошло в 1979 году.

Следует отметить, что ни по складу характера, ни по взглядам, ни по образу жизни Ханссена нельзя было заподозрить в том, что он является советским агентом. Католик по вероисповеданию, он был женат на преподавательнице истории религии Бернадетте и имел шестерых детей. Каждое воскресенье вместе с семьей он посещал церковь, состоял в известной в США католической организации «Opus Dei» и был ярым антикоммунистом, считая коммунистическое мировоззрение «безбожным».

С профессиональной точки зрения Ханссен также отнюдь не являлся неудачником. Все работавшие с ним сотрудники ФБР отмечали его ум и высокий профессионализм, хотя и говорили при этом, что он не умел сближаться с людьми, был всегда мрачен, предпочитал темные костюмы и галстуки.

Наконец, с финансовой стороной его жизни тоже все вроде было в порядке. Ханссен никогда не жаловался, что получает слишком мало (его служебный оклад на момент вербовки составлял 46 тысяч долларов). Интересно отметить, что, став советским агентом, он, в отличие от того же Олдрича Эймса, продолжал вести скромный образ жизни, соответствующий его «официальным» доходам.

Поневоле приходится предположить, что на путь сотрудничества с КГБ Ханссен встал во многом из соображений идейного порядка, причем не из любви к СССР и коммунистической идеологии, как это делали многие иностранцы, сотрудничавшие с НКВД в 30-е годы, а из-за разочарования в американском образе жизни. Известно, что Ханссен часто ругал Америку, сравнивая ее с сильным, но умственно отсталым ребенком, поддающимся внушению и поэтому потенциально опасным.

Как произошел первый контакт Ханссена с КГБ, в точности неизвестно. Как следует из опубликованных материалов, после ареста Ханссена его жена на одном из допросов вспомнила, что еще в 1979 году он проговорился ей о своей двойной жизни, после чего она стала подозревать его в шпионаже в пользу СССР. Впрочем, Ханссену удалось убедить жену в том, что он «обманывает русских, поставляя им ложную информацию, чтобы посмотреть, «заглотят» они ее или нет». Но после разговора с женой он прекратил свои контакты с КГБ на шесть лет.

В январе 1981 года Ханссен был переведен из Нью-Йоркского регионального офиса в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне, где с 1983 года он начинает работать в аналитическом отделении, занимающемся СССР. Там он получил доступ к информации практически обо всех операциях, проводимых ФБР против советских представителей в США.

В начале 1985 года Ханссен вернулся в Нью-Йоркский региональный офис ФБР, где занял должность начальника бригады наружного наблюдения отделения контрразведки. Главной задачей этой бригады была слежка за сотрудниками советской миссии при ООН. Кроме того, в служебные обязанности Ханссена входила выработка рекомендаций для отдела спецопераций, который непосредственно проводил задержания и аресты. Скорее всего, именно это обстоятельство привело его к решению возобновить контакты с КГБ.

4 октября 1985 года Ханссен пришел в почтовое отделение Центрального вокзала, откуда направил сотруднику советского посольства Виктору Дегтярю, проживавшему в городе Александрия, штат Вирджиния, запечатанный пакет. В пакете находился конверт с надписью: «Не вскрывать! Немедленно передать этот конверт запечатанным Виктору Ивановичу Черкашину».

Ханссен прекрасно знал, кому отправлять письмо. Дело в том, что Виктор Дегтярь был сотрудником линии «КР» (внешняя контрразведка) вашингтонской резидентуры ПГУ КГБ и работал под дипломатическим прикрытием. Он в тот же день передал запечатанный конверт Черкашину, который был его непосредственным начальником.

В своем послании Ханссен предлагал в ближайшее время переслать Дегтярю пакет с секретными документами, за которые просил 100 тысяч долларов. Кроме того, он сообщал о вербовке американскими спецслужбами сотрудников КГБ Бориса Южина, Сергея Моторина и Валерия Мартынова. Письмо было анонимным, что мотивировалось соображениями безопасности.

И действительно, 16 октября Дегтярь получил обещанный пакет документов, который сразу же привез в посольство Черкашину. Что же касается Южина, Моторина и Мартынова, то об их измене КГБ уже было известно от завербованного весной того же года Олдрича Эймса. Однако материалы Ханссена давали возможность перепроверить эту информацию.

В результате в ближайшее время все трое предателей были арестованы. При этом Моторин и Мартынов были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны, а Южин осужден на 15 лет лишения свободы. И разумеется, в феврале 1992 года указом президента России Б. Н. Ельцина он был амнистирован и вернулся в Москву. А в 1994 году вместе с женой и дочерью Южин выехал в США. В настоящее время он проживает в Калифорнии.

Кроме того, судя по предъявленному Ханссену обвинительному заключению, он сообщил КГБ еще о шести сотрудниках советских спецслужб, завербованных американцами. Однако когда это произошло и кто конкретно имеется ввиду, пока не сообщается.

Поскольку одним из условий своего сотрудничества с КГБ Ханссен поставил свою полную анонимность, контакт с ним поддерживался исключительно через тайники. В них он закладывал контейнеры с информацией (чаще всего на компьютерной дискете) и оттуда забирал пакеты с инструкциями, а также свои «гонорары». Всего за 15 лет сотрудничества Ханссен передал советской, а затем и российской разведке 27 писем и 22 контейнера с информацией. При этом часть материалов он передал на 26 компьютерных дискетах. В свою очередь, для Ханссена было сделано 33 закладки с инструкциями, деньгами и драгоценностями.

Как утверждают в ФБР, за все время работы Ханссена на КГБ и СВР ему заплатили 1,4 млн. долларов. Впрочем, переданная им информация этого стоила. Пользуясь своей репутацией вдумчивого и добросовестного работника, Ханссен просиживал на работе круглые сутки и никогда не отказывался помочь своим коллегам. В результате он сумел получить доступ ко всем материалам общенациональной базы ФБР и благодаря этому имел возможность сообщать своим советским кураторам сведения о проводимых родным ведомством операциях против сотрудников резидентур КГБ и ГРУ в Нью-Йорке, Вашингтоне и Сан-Франциско, о системе электронного слежения за иностранными дипломатами в США, и самое главное, данные о сверхсекретной компьютерной сети, объединяющей нью-йоркские отделения всех подразделений Разведывательного сообщества США.

В 1987 году Ханссена вновь перевели в штаб-квартиру ФБР – на должность начальника отдела анализа разведданных по СССР. Позднее он возглавил программу по борьбе с советским научно-техническим шпионажем в США. Это назначение значительно расширило профессиональные возможности Ханссена. Так, являясь специалистом в области программирования, он разработал автоматическую систему телетайпа, которую ФБР использовало для расшифровки сообщений своих агентов, и имел к ней свободный доступ. При этом он не только передавал эти сообщения в Москву, но, более того, однажды открыто подключил советского разведчика к секретной компьютерной сети, объяснив потом свои действия тем, что проверял систему защиты. А в 1988 году Ханссен передал в Москву сверхсекретный доклад ФБР, в котором назывались десятки имен и фамилий агентов советской разведки, согласившихся работать на США. Ответом на это было благодарственное письмо, подписанное начальником ПГУ КГБ Владимиром Крючковым.

В 1989 году Ханссен в буквальном смысле спас от тюрьмы высокопоставленного советского агента в Госдепартаменте США Феликса Блоха. За последним уже давно велось наблюдение, но по настоянию Ханссена его арест был отложен на несколько недель, благодаря чему Блох сумел уничтожить все компрометирующие его документы. В результате у ФБР не оказалось доказательств для передачи дела в суд, и Блоха просто тихо отправили в отставку.

Одним из наиболее важных сообщений, переданных Ханссеном в Москву, были сведения о тоннеле, проложенном ФБР и АНБ под зданием посольства СССР в Вашингтоне, и предназначенном для размещения прослушивающей аппаратуры. Благодаря своевременному предупреждению советской стороной были предприняты соответствующие меры. В результате многомиллионные суммы, потраченные американцами на этот шпионский проект, оказались выброшенными на ветер – вплоть до 1995 года, когда эксплуатация тоннеля была прекращена, через его аппаратуру шла подготовленная нашими спецслужбами дезинформация.

Неудивительно, что в результате этой плодотворной деятельности Ханссена американцы заподозрили наличие в рядах своих спецслужб советского агента. С конца 80-х годов они активно пытались его вычислить, в результате чего над Ханссеном нависла угроза разоблачения. Однако после ареста Олдрича Эймса эти поиски временно прекратились.

В феврале 1995 года Ханссен был назначен официальным представителем ФБР в Госдепартаменте США. В течение следующих шести лет он работал в управлении иностранных представительств и занимался вопросами безопасности и контрразведки как в самом Госдепартаменте, так и в американских посольствах за рубежом. Кроме того, он отслеживал перемещения сотрудников иностранных разведок, действующих на территории США под дипломатическим прикрытием.

Согласно своему служебному положению Ханссен имел право передвигаться по всему зданию Госдепартамента. Воспользовавшись этим, он установил подслушивающее устройство в конференц-зале, расположенном поблизости от кабинета госсекретаря США Мадлен Олбрайт, обнаруженное сотрудниками службы безопасности в декабре 1999 года.

Тем временем поняв, что утечка секретной информации продолжается, ФБР и ЦРУ возобновили поиски российского агента в своих рядах. Однако Ханссен под подозрение не попал. Во-первых, американцы считали, что, скорее всего, этот агент окопался в ЦРУ. Во-вторых, как уже говорилось, Ханссен вел скромный образ жизни, вполне соответствующий его официальному заработку.

Казалось бы, дело шло к тому, что в апреле 2001 года Ханссен с почетом отправится на заслуженный отдых, то есть выйдет в отставку. Однако, к сожалению, этим его надеждам не суждено было сбыться. В конце 2000 года двое российских разведчиков, работавших под дипломатическим прикрытием, стали невозвращенцами: в октябре – 1-й секретарь постоянного представительства России при ООН Сергей Третьяков, а в декабре – 1-й секретарь посольства РФ в Канаде Евгений Топоров. Судя по всему, один из них, а может и оба сразу, выдали Ханссена американцам.

В конце октября 2000 года за Ханссеном было установлено скрытое круглосуточное наблюдение. 12 января 2001 года его перевели в штаб-квартиру ФБР в управление информационных ресурсов на специально созданную для него должность. А 18 февраля он был арестован в момент закладки в тайник очередной порции документов.

21 февраля Ханссен предстал перед окружным судом расположенного вблизи Вашингтона города Александрии (Вирджиния), где по традиции рассматриваются все дела о шпионаже. Ему было предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны. Однако Ханссен категорически отказался признать свою вину. Следующее судебное заседание состоялось 5 марта. И вновь Ханссен не признал свою вину.

Разоблачение Ханссена нанесло тяжелый удар по репутации ФБР. Именно оно, скорее всего, послужило причиной досрочного ухода в отставку директора Бюро Луиса Фри (хотя, справедливости ради, надо отметить, что слухи о желании Фри выйти в отставку циркулировали задолго до этого). 26 марта началась массовая проверка сотрудников ФБР на детекторе лжи. Всего этой процедуре было подвергнуто около 500 человек – в основном, старший руководящий состав, а также сотрудники, имеющие доступ к секретным файлам и базам данных.

31 мая Ханссен вновь предстал перед окружным федеральным судом США в Александрии. В ходе судебного заседания был официально зачитан список обвинений, включавший в себя 21 пункт. По 14 из них Ханссену грозила смертная казнь. Однако он вновь не признал себя виновным. В результате решением судьи процесс по делу Ханссена был перенесен на 29 октября 2001 года.

Тем временем между адвокатами Ханссена и представителями обвинения шли интенсивные переговоры о заключении судебной сделки: признание себя виновным и сотрудничество со следствием в обмен на сохранение жизни. В таком повороте событий был заинтересован не только обвиняемый, но и руководство американских спецслужб. Так, 20 мая директор ЦРУ Джордж Тенет заявил, что выступает против вынесения Ханссену смертного приговора и даже обратился с такой просьбой к генеральному прокурору. Подобный «гуманизм» имел две причины. Во-первых, это заинтересованность в том, чтобы Ханссен дал развернутые показания о своем сотрудничестве с советской разведкой. Во-вторых же, это желание избежать долгого и изнурительного судебного процесса, в ходе которого неизбежно возникли бы проблемы с сохранением секретности материалов дела.

В результате 15 июня было объявлено, что Министерство юстиции США отказалось от требования вынести Ханссену смертный приговор. После этого между адвокатами и представителями обвинения была достигнута договоренность: на специальном судебном заседании, состоявшемся 6 июля, Ханссен признал себя виновным по 15 из 21 пункта обвинения и подробно рассказал суду о своей разведывательной деятельности. В обмен на это признание прокуроры не стали требовать для него смертной казни. Более того, согласно договоренности между обвинением и адвокатами Ханссена, его семья сможет получать полагающуюся ему пенсию в размере 6000 долларов в месяц.

В этот же день было объявлено, что судебное заседание по вопросу о назначении Ханссену меры наказания будет проведено 11 января 2002 года. Наиболее вероятным наказанием для него теперь считается пожизненное заключение.

Агентство национальной безопасности (АНБ)

(National Security Agency)

Агентство национальной безопасности является ведущей американской спецслужбой в области радиоэлектронной разведки и контрразведки.

АНБ можно по праву назвать наиболее секретной из всех организаций, входящих в Разведывательное сообщество США. Устав АНБ до сих пор засекречен. Лишь в 1984 году были преданы огласке некоторые его положения, из которых явствует, что агентство освобождается от всех ограничений на ведение разведки связи. На протяжении многих лет сотрудники АНБ не имели права разглашать место своей службы – в ответ на все вопросы о том, где они работают, они должны были отвечать: «на федеральное правительство» или «в Министерстве обороны». Даже сегодня бывшим сотрудникам АНБ запрещено писать мемуары или делиться воспоминаниями о своей работе. Количество же вышедших в США книг, посвященных АНБ, можно в буквальном смысле пересчитать по пальцам. Предание гласности официальных сведений об агентстве (бюджет, численность персонала, структура) запрещено законом.

Размещенный в Интернете официальный сайт АНБ в известной степени напоминает советскую телевизионную программу «Время» периода застоя: если там едва ли не половину эфирного времени занимал показ комбайнов и колхозных коров, то здесь примерно такой же процент информации посвящен рассказам о том, как сотрудники АНБ помогают защищать окружающую среду родного штата Мэриленд (где находится штаб-квартира АНБ), платят налоги, сдают донорскую кровь и т. п.

Как уже было сказано, АНБ занимается радиоэлектронной разведкой, то есть прослушиванием радиоэфира, телефонных линий, компьютерных и модемных систем, излучений факсовых аппаратов, сигналов, испускаемых радарами и установками наведения ракет, и т. д.

Кроме того, на АНБ возложены обязанности по обработке собранной информации, передаче полученных данных заинтересованным ведомствам для нужд внешней разведки и контрразведки, оказание разведывательной поддержки операциям американских вооруженных сил, а также проведение научных изысканий и внедрение разработок в области электронной разведки. Вторая группа решаемых АНБ задач связана с выполнением контрразведывательных функций – это обеспечение безопасности линий связи, ведение внешней шифропереписки, разработка кодов и шифров для передачи секретной информации и специального оборудования связи.

По своему статусу АНБ является «особым агентством в составе Министерства обороны». Однако было бы неправильно рассматривать его как одно из подразделений американского военного ведомства. Несмотря на то, что АНБ организационно входит в структуру Министерства обороны, оно является при этом самостоятельным членом Разведывательного сообщества США.

Структура АНБ

Возглавляющий АНБ директор по своему статусу должен быть военнослужащим, ранее работавшим в разведке и имеющим звание трехзвездного генерала (то есть генерал-лейтенанта) или вице-адмирала. Он подчиняется министру обороны и представляет АНБ в Разведывательном сообществе США. Кроме того, директор АНБ одновременно возглавляет созданную в 1972 году Центральную службу безопасности (ЦСБ), занимающуюся шифрованием информации, передаваемой по американским каналам связи, и дешифровкой иностранных кодов. В настоящее время пост директора АНБ занимает генерал-лейтенант ВВС США Майкл Хейден.

Кроме того, в высшее руководство АНБ входят: заместитель (фактически, 1-й заместитель) директора – в настоящее время этот пост занимает Уильям Блэк, замдиректора по операциям, замдиректора по техническим вопросам и замдиректора по безопасности информационных систем. В отличие от должности директора АНБ, которую могут занимать только военные, все четыре его заместителя обязательно должны быть гражданскими специалистами.

Штаб-квартира АНБ расположена в Форт-Миде, штат Мэриленд.

По состоянию на конец 70-х годов структура АНБ выглядела следующим образом. Наиболее важными подразделениями АНБ являлись:

• управление радиоразведывательных операций,

? управление защиты коммуникаций,

? управление научных исследований и техники.

Управление радиоразведывательных операций возглавляется заместителем директора АНБ по оперативной работе. Ранее оно называлось управлением производства. Данное управление занимается радиоразведывательными операциями (от перехвата до криптологического анализа), анализом движения сигналов и анализом расшифрованных сообщений. Управление состоит из трех «добывающих» (то есть поставляющих разведывательную информацию) и двух вспомогательных групп. «Добывающие» группы организованы по географическому принципу:

• Группа «A» отвечает за Россию и страны, входившие в Варшавский Договор.

• Группа «B» занимается Китаем, Северной Кореей, Вьетнамом и другими азиатскими социалистическими странами.

– Группа «G» отвечает за все остальные страны. Кроме того, с 60-х годов эта группа занимается обработкой входящих и исходящих из США международных радиосигналов. В 1972 году штат группы «G» состоял из 1244 гражданских лиц и около 600 военных.

Вспомогательными подразделениями управления радиоразведывательных операций являются группы «C» и «W». Первая из них занимается компьютерной обработкой разведывательной информации, а вторая отвечает за координацию всех операций по перехвату. В 1976 году группа «C» была соединена с отделом телекоммуникаций, и на их основе создано новое управление – телекоммуникации и компьютерных служб.

Управление защиты коммуникаций известно также под названием «Организация S». Оно поставляет шифровальное оборудование для всех государственных учреждений США (в 1993 году контракты АНБ только по Мэриленду оценивались в 700 миллионов долларов), а также устанавливает процедуры защиты линий связи для всех ведомств, входящих в Разведывательное сообщество США.

Управление научных исследований и техники, как явствует из его названия, занято разнообразными научно-техническими исследованиями в области перехвата радиосигналов, дешифровки и защиты линий связи: начиная от математических методов и кончая разработкой новых технологических процессов и оборудования. Управление состоит из четырех отделов:

• Отдел математических исследований занимается приложением математических методов к криптоанализу.

• Отдел аппаратуры перехвата (Intercept Equipment Division) разрабатывает оборудование для перехвата и анализа радиосигналов.

• Отдел криптографического оборудования разрабатывает новые виды шифровального оборудования, которые затем запускаются в производство управлением защиты коммуникаций.

• Отдел компьютерной техники, как нетрудно догадаться, занимается исследованиями в области электронно-вычислительной техники.

Кроме того, в составе АНБ имеются такие вспомогательные подразделения, как уже упомянутое управление телекоммуникации и компьютерных служб, управление установки и настройки оборудования, занимающееся установкой аппаратуры АНБ по всему миру, и административное управление.

Как уже было сказано выше, директор АНБ одновременно возглавляет и Центральную службу безопасности (Central Security Service). При этом если само АНБ выглядит сверхсекретной конторой, то ЦСБ является организацией сверхсекретной, так сказать, в квадрате. Созданная в 1972 году указом президента, ЦСБ отвечает за криптоанализ и криптобезопасность. Перед ЦСБ стоят две задачи: дешифровка иностранных кодов и шифрование официальных материалов, передающихся средствами связи. В качестве руководителя ЦСБ директор АНБ контролирует действия подразделений радиоэлектронной разведки армии, авиации и флота.

Подготовка кадров для АНБ осуществляется в Национальной школе криптологии. Эта школа готовит кадры не только для АНБ, но и для нескольких других подразделений Министерства обороны. Кроме того, АНБ оплачивает обучение своих сотрудников в ведущих колледжах и университетах США, а некоторых из них направляет в военные колледжи Министерства обороны.

Подобно многим спецслужбам мира, АНБ имеет собственный музей – Национальный музей криптологии, расположенный в бывшем мотеле неподалеку от штаб-квартиры Агентства.

Численность персонала на объектах АНБ, включая прикомандированных военнослужащих всех видов вооруженных сил, по всей видимости, превышает 120 тысяч человек. При этом 20–24 тысячи из них работают в центральном аппарате АНБ, остальные же – в основном, военнослужащие – трудятся на базах и станциях АНБ по всему миру. Таким образом, с точки зрения численности сотрудников, АНБ, несомненно, является самой крупной среди американских спецслужб.

Количество станций радиоэлектронного перехвата, которыми располагает в настоящее время Агентство, обычно оценивается в 2 тысячи, хотя встречаются и оценки в 4 тысячи. Во всяком случае, в составленном в середине 50-х годов плане развертывания станций перехвата АНБ предусматривалось создание в общей сложности 4120 круглосуточно работающих точек перехвата по всему миру.

Помимо стационарных пунктов радиоперехвата АНБ использует для своих целей разведывательные суда ВМС США. В распоряжении АНБ находятся также возможности ВВС США и морской авиации. Самолеты с техническими специалистами АНБ на борту нередко сознательно нарушали пределы воздушного пространства СССР и Китая, чтобы привести в действие их системы ПВО.

Подразделения космической разведки АНБ снимают информацию с двух типов искусственных спутников земли: с коммерческих аппаратов, транслирующих на землю телефонные переговоры, факсовые сообщения, а также сигналы компьютерных модемов, и с военных разведывательных аппаратов, обеспечивающих двустороннюю радиосвязь (приемник-передатчик), телефонную связь (внутри стран) и передачу других электронных сигналов.

Несмотря на то, что формально АНБ подчиняется Министерству обороны, по сути эта организация носит скорее штатский характер. Более того, можно заметить, что военный персонал АНБ подвергается своеобразной дискриминации. В самом деле, на станциях радиоэлектронного перехвата, расположенных где-нибудь на Аляске или в других малоприспособленных для жизни местах служат, в основном, военные. Однако среди обитателей уютных кабинетов в Форт-Миде штатские составляют уже 50 %. Если же взять руководящий состав, то в 1971 году из 2000 должностей начальников разных уровней, имевшихся на тот момент в АНБ, военные занимали менее 5 %. Как мы уже отмечали, все 4 заместителя директора АНБ также должны быть штатскими.

В этой связи можно упомянуть такой любопытный факт: заместитель директора доктор Луис В. Торделла занимал свой пост на протяжении 16 лет, с 1958 по 1974 год. Если учесть, что за это время в директорском кресле сменились пять генералов и два адмирала, то можно с уверенностью предположить: повседневной работой АНБ все эти годы руководили не бравые носители погон и орденских планок, а скромный доктор наук.

Тем не менее, гражданские специалисты, поступающие на службу в АНБ, обязаны подчиняться строгому распорядку этого «закрытого» учреждения. Дабы не сболтнуть случайно секретную информацию под наркозом, они даже ходят к «своему» проверенному службой безопасности АНБ дантисту. Существуют ограничения в выездах за рубеж. В случае женитьбы (или замужества) кого-либо из сотрудников АНБ или его родственников на иностранном гражданине руководство агентства необходимо ставить об этом в известность. Все эти требования в глазах жителей бывшего СССР, неоднократно сталкивавшихся за свою жизнь с вездесущими первыми отделами, выглядят совершенно естественными. Однако свободолюбивые американцы, которым с детства внушают, что не они должны что-либо государству, а государство должно им, воспринимают подобные ограничения достаточно болезненно.

Бюджет АНБ, как и других спецслужб США, в настоящее время засекречен. Более того, в отличие от ЦРУ или ФБР, он никогда и не рассекречивался. Насчет его величины существуют разные оценки. Американская «Энциклопедия шпионажа» сообщает, что «это цифра порядка трех с половиной миллиардов долларов, не считая обслуживания космических спутников-шпионов». Однако по другим оценкам, бюджет АНБ составляет около 15 млрд. долларов. Последняя цифра не выглядит фантастической, если вспомнить, что Джеффри Т. Ричельсон, автор вышедшей в 1985 году книги «Разведывательное сообщество США», оценивал бюджет АНБ (вместе с ЦСБ) в пределах от 5 до 10 миллиардов долларов. В любом случае, вопреки распространенному заблуждению, именно АНБ, а не ЦРУ является наиболее финансируемой спецслужбой США.

История АНБ

АНБ было создана секретной директивой президента Трумэна 24 октября 1952 года. Ее непосредственным предшественником было Агентство безопасности вооруженных сил (Armed Forces Security Agency), созданное в 1949 году.

Во время Корейской войны жалобы американского военного командования на низкое качество получаемой ими стратегической информации подтолкнули политическое руководство на создание новой службы.

Создание АНБ было строго засекреченной информацией. Вплоть до 1957 года о существовании Агентства вообще не упоминалось в официальных документах. Это дало повод острякам расшифровывать аббревиатуру NSA как «No Such Agency» («Нет такого агентства»), или «Never Say Anything» («Никогда ничего не говори»).

Лишь в 1957 году в «Руководстве по организации правительства Соединенных Штатов» впервые было упомянуто АНБ как «элемент Министерства обороны», который «выполняет высокоспециализированные технические и координирующие функции, связанные с национальной безопасностью».

Подобное определение, как нетрудно заметить, выглядит весьма расплывчатым. При желании под него можно подвести, к примеру, фирму, поставляющую сантехнику для Пентагона. Однако три года спустя в СССР бежали двое шифровальщиков АНБ, Вильям Х.Мартин и Бернон Ф.Митчелл, которые не только подробно проинформировали советскую разведку о том, чем занимается их контора, но и устроили в сентябре 1960 года пресс-конференцию в Москве, на которой сообщили, что АНБ постоянно прослушивает линии связи более чем 40 государств мира, причем не только СССР и стран Восточного блока, но и таких союзников США, как Италия, Турция и Франция.

Еще через три года в Москве появился новый перебежчик – специалист отдела Ближнего Востока АНБ Виктор Н. Гамильтон, поведавший в интервью газете «Известия» о том, что он и его коллеги занимались вскрытием военных и дипломатических шифров и кодов разных стран, а также вели прослушивание каналов связи ООН.

Несмотря на эти неприятности, Агентство все эти годы динамично развивалось. Если в 1956 году в центральном аппарате АНБ работало около 9000 человек, то в 1967-м – 12500, а в 1985-м – от 20 до 24 тысяч.

Среди операций, осуществлявшихся Агентством, можно назвать знаменитый проект «Венона» по дешифровке перехваченных в 40-х годах сообщений советской разведки, который достался АНБ «по наследству» от своих предшественников. Материалы «Веноны» представляют большую историческую ценность, однако АНБ начало их рассекречивание лишь в июле 1995 года. «По наследству» досталась АНБ и операция «Шамрок» («Трилистник») по тотальному просмотру международных телеграмм, отправляемых из и поступающих в США, осуществление которой было прекращено в 1975 году в результате работы сенатской комиссии Черча.

В начале 2000 года АНБ официально подтвердило существование системы глобального шпионажа «Эшелон», в которой, помимо США, участвуют Великобритания, Австралия и Новая Зеландия. Эта система позволяет контролировать в режиме реального времени все международные и большинство национальных каналов связи, от переговоров по спутниковым телефонам до сообщений электронной почты. Существование этой системы уже вызвало ряд скандалов в странах Западной Европы, поскольку с ее помощью АНБ, помимо прочего, занимается промышленным шпионажем, оказывая помощь американским фирмам в борьбе с их европейскими конкурентами.

Директора АНБ

ноябрь 1952 – ноябрь 1956:

• генерал-лейтенант Канин, Ральф Дж. (Canine, Ralph J.);

ноябрь 1956 – 23 ноября 1960:

• генерал-лейтенант ВВС Сэмфорд, Джон Александер (Samford, John Alexander);

ноябрь 1960 – июнь 1962:

• вице-адмирал Фрост, Лоуренс Г. (Frost, Laurence H.);

1 июля 1962 – 1 июня 1965:

• генерал-лейтенант ВВС Блейк, Гордон Эйлесворт (Blake, Gordon Aylesworth);

июнь 1965 – 28 марта 1969:

• генерал-лейтенант Картер, Маршалл Сильвестер (Carter, Marshall Sylvester);

август 1969 – июль 1972:

• вице-адмирал Гейлер, Ноэль А.М. (Gayler, Noel A.M.);

август 1972 – август 1973:

• генерал-лейтенант ВВС Филлипс, Сэмюел Ч. (Phillips, Samuel C.);

август 1973 – июль 1977:

• генерал-лейтенант ВВС Аллен, Лью, младший (Allen, Lew);

июль 1977 – март 1981:

• вице-адмирал Инмэн, Бобби Рэй (Inman, Bobby Ray);

апрель 1981 – 1 апреля 1985:

• генерал-лейтенант ВВС Фаурер, Линкольн Д. (Faurer, Lincoln D.);

май 1985 – 1 августа 1988:

• генерал-лейтенант Одом, Уильям Э. (Odom, William E.);

август 1988 – апрель 1992:

• вице-адмирал Студеман, Уильям Оливер (Studeman, William Oliver);

май 1992 – февраль 1996:

• вице-адмирал Мак-Коннелл, Джон М. (McConnell, John M.);

февраль 1996 – март 1999:

• генерал-лейтенант ВВС Минигэн, Кеннет А. (Minihan, Kenneth A.);

с марта 1999:

• генерал-лейтенант ВВС Хейден, Майкл В. (Hayden, Michael V.).

Биографии директоров АНБ

Канин, Ральф Дж.

• (Canine, Ralph J.)

Генерал-лейтенант армии США.

С ноября 1952 по ноябрь 1956 г. был первым директором АНБ.

Сэмфорд, Джон Александер

• (Samford, John Alexander)

1905-1.12.1968.

Родился в г. Хэгермен, штат Нью-Мексико. В 1922 г. окончил среднюю школу, затем в течение года учился в Колледже Коламбия в Нью-Йорке. В 1924 г. получил сенаторское направление в Военную академию Соединенных Штатов. В 1928 г. окончил академию, оказавшись по результатам учебы 131-м среди 260 выпускников.

Первая должность 2-го лейтенанта Сэмфорда – офицер-стажер в Брукс Филде (Техас). В следующем 1929 году он получил квалификацию пилота на базе ВВС в Келли Филд (Техас), после чего был направлен в Форт Кроккет, расположенный в Галвестоне (Техас).

В 1930 г. вернулся на базу ВВС в Келли Филд в качестве летного инструктора.

В 1934 г. направлен на учебу в Военно-инженерную школу (Engineering and Armament School) в Чейнат Филд (Иллинойс).

С 1935 по 1942 г. занимал ряд должностей, служа в Панаме, Вирджинии, Луизиане и Флориде.

В 1942 г. полковник Сэмфорд – помощник по личному составу начальника штаба 3-й воздушной армии в Тампа Фло, затем был назначен начальником штаба смешанного командования 8-го воздушного флота, базировавшегося в Северной Ирландии.

С 1943 г. – заместитель начальника штаба 8-го воздушного флота, затем начальник штаба 8-го бомбардировочного командования.

В 1944 г. произведен в бригадные генералы и назначен начальником штаба 8-го воздушного флота.

С октября 1944 г. – заместитель помощника по разведке начальника штаба ВВС США.

С января 1947 г. – командир 24-го смешанного крыла, которое вскоре было преобразовано в Антильскую авиадивизию Карибского авиационного командования.

С мая 1949 г. – начальник Авиационной командно-штабной школы.

В 1950 г. произведен в генерал-майоры. В течение недолгого времени был начальником Авиационного военного колледжа, затем был назначен директором разведки ВВС.

В ноябре 1956 г. назначен директором АНБ и произведен в генерал-лейтенанты.

23 ноября 1960 г. вышел в отставку.

Фрост, Лоуренс Г.

• (Frost, Laurence H.)

Вице-адмирал.

С ноября 1960 по июнь 1962 г. – директор АНБ.

Блейк, Гордон Эйлесворт

• (Blake, Gordon Aylesworth)

1910-1.09.1997.

Родился в Чарльз-Сити, штат Айова, в семье Джорджа и Сесилии Блейков. В 1927 г. окончил среднюю школу. В том же году получил от конгрессмена от штата Айова Джильберта Н. Хаугена (Gilbert N. Haugen) направление в Военную академию Соединенных Штатов, которую окончил 11 июня 1931 г.

Был произведен во 2-е лейтенанты Корпуса береговой артиллерии и направлен на дополнительное обучение летному делу.

В октябре 1932 г. окончил начальную летную школу и летную школу 2-й ступени. 25 января 1933 г. переведен в Авиационный корпус и получил назначение в истребительную эскадрилью в Барксдейл Филд (Луизиана).

С июля 1934 по июнь 1935 г. учился в Школе связи в Форт Монмаус (Нью-Джерси), где прошел курс офицеров связи. После ее окончания был назначен инструктором по связи в Техническую школу Авиационного корпуса в Чейнат Филд (Иллинойс).

С февраля 1939 г. – офицер связи 18-го смешанного крыла, размещенного на Гавайях.

В сентябре 1941 г. в качестве офицера связи участвовал в первом перелете самолета наземного базирования (бомбардировщика B-17) с Гавайев на Филиппины. Маршрут перелета был таков: Гавайи – остров Мидуэй – остров Вэйк – Порт Морсби (Новая Гвинея) – Дарвин (Австралия) – Кларк Филд (Филиппины). Все участники этого перелета были награждены крестами «За летные боевые заслуги».

На момент нападения японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 г. – майор, оперативный офицер базы в Хиккам Филд. Был награжден «Серебряной звездой» за проявленную в этот день храбрость. Был произведен в подполковники и назначен оперативным офицером командования базы 7-го воздушного флота. В течение первого месяца войны руководил операциями по переправке самолетов в Австралию через остров Рождества – остров Кэнтон – Фиджи – Новую Каледонию.

В октябре 1942 г. вновь вернулся к работе связиста и вплоть до окончания 2-й мировой войны командовал Системой армейских воздушных коммуникаций на Тихом океане, за исключением периода с октября 1943 по январь 1944 г., когда он временно служил на Аляске, где создал Отдел воздушных коммуникаций. Присвоено звание полковника (ноябрь 1942).

28 августа 1945 г. сопровождал отряд специального назначения, направленный в Японию с целью подготовить высадку авиационных оккупационных сил, которая началась 30 августа.

За заслуги во 2-й мировой войне Блейк был награжден адмиралом Нимитцем орденом Доблестного легиона, позднее получив к нему дубовые листья от военного министерства. Также награжден Авиационной медалью с дубовыми листьями и медалями за участие в ряде кампаний во время войны на Тихом океане.

В ноябре 1945 г. вернулся в США и в январе 1946 г. назначен заместителем командира службы воздушных коммуникаций в Лэнгли Филд (Вирджиния).

С августа 1947 по июнь 1948 г. учился в Авиационном военном колледже на базе ВВС в Максвелле (Алабама). После его окончания был направлен на исследовательскую работу на базу ВВС в Райт-Паттерсон (Огайо). С 1948 по 1951 г. служил начальником Лаборатории вооружений в отделе электроники Инженерного управления.

Летом 1951 г. поставлен во главе 12 исследовательских лабораторий и произведен в бригадные генералы. С июня 1952 по январь 1953 г. – вице-командующий базой Райт-Паттерсон.

В январе 1953 г. переведен в штаб-квартиру ВВС и назначен заместителем директора по коммуникациям в Отделе заместителя начальника штаба по операциям, а в следующем месяце стал директором по коммуникациям.

С 2 июня 1956 г. – помощник заместителя начальника штаба по операциям. В этом качестве входил в состав Постоянного объединенного канадско-американского совета по обороне. Был произведен в генерал-майоры.

С 4 января 1957 г. – командующий Службы безопасности ВВС США, Сан-Антонио. Был награжден медалью «За выдающиеся заслуги» за исключительные заслуги в руководстве Службой безопасности.

С 1 сентября 1959 г. – вице-командующий и начальник штаба ВВС Тихого океана, воздушной армии объединенного Тихоокеанского командования со штаб-квартирой на Гавайях.

В июле 1961 г. направлен в распоряжение штаб-квартиры ВВС США. С 30 сентября 1961 г. – командующий CONAC. Генерал-лейтенант (1 октября 1961).

С 1 июля 1962 г. – директор АНБ.

Вышел в отставку 1 июня 1965 г.

Член Института инженеров-электриков и электронщиков и пожизненный почетный член Армейской ассоциации связи и электроники.

Картер, Маршалл Сильвестер

• (Carter, Marshall Sylvester)

16 сентября 1909 – 18 февраля 1993.

Родился в г. Форт-Монро, штат Вирджиния. В 1931 г. окончил Военную академию Соединенных Штатов. В 1936 г. получил степень магистра точных наук в Массачусетском технологическом институте. В 1950 г. окончил Национальный военный колледж.

В 1947–1949 гг. – специальный помощник государственного секретаря США Джорджа Маршалла. Продолжал оставаться помощником Джорджа Маршалла и после того, как последний стал в 1950 г. министром обороны: вплоть до 1951 г. Картер занимал должность директора исполнительного отдела Министерства обороны.

В 1959–1960 гг. – начальник штаба 8-й армии США, дислоцирующейся в Южной Корее.

В 1961–1962 гг. – командующий Центром противовоздушной обороны сухопутных сил США.

9 марта 1962 г. назначен президентом Кеннеди 1-м заместителем директора ЦРУ. 1 апреля произведен в генерал-лейтенанты. 2 апреля утвержден в должности Сенатом. 3 апреля вступил в должность, в которой находился вплоть до 28 апреля 1965 г. Вынужден был уйти со своего поста после назначения директором ЦРУ отставного вице-адмирала Уильяма Рейборна, в соответствии с положением принятой в апреле 1953 года Конгрессом США поправки к Закону о национальной безопасности 1947 года, запрещающим одновременное нахождение на должностях директора и 1-го заместителя директора ЦРУ военнослужащих, в том числе и отставных.

В июне 1965 г. назначен директором АНБ. 28 марта 1969 г. ушел в отставку и уволился из армии.

Гейлер, Ноэль А.М.

• (Gayler, Noel A.M.)

Вице-адмирал.

С августа 1969 по июль 1972 г. – директор АНБ.

Филлипс, Сэмюел Ч.

• (Phillips, Samuel C.)

1921-31.01.1990.

Родился в г. Спрингфилде, штат Аризона. Окончил публичную школу в Чейенне (Вайоминг). В 1942 г. получил степень бакалавра электроинженерии в Университете Вайоминга, а в 1950 г. – степень магистра электроинженерии в Университете Мичигана.

Обучаясь в Университете Вайоминга, прошел курс подготовки офицеров запаса. После окончания университета был произведен во 2-е лейтенанты, призван на действительную военную службу, направлен в Авиационный корпус армии, окончил летную школу и получил квалификацию пилота.

Во время 2-й мировой войны служил в 364-й истребительной группе 8-го воздушного флота, базировавшегося в Англии, участвовал в боевых действиях на Европейском театре военных действий. Награжден крестом «За летные боевые заслуги» с дубовыми листьями, Авиационной медалью с семью дубовыми листьями и французским «Военным крестом».

После окончания войны направлен в штаб-квартиру войск США в Европе во Франкфурте (Германия).

В июле 1947 г. направлен на базу ВВС в Лэнгли (Вирджиния).

С 1950 г. занимался исследованиями в Инженерном управлении на базе ВВС в Райт-Паттерсон (Огайо), служил в качестве офицера-электронщика во время ядерных испытаний в Эниветоке в ходе операции «Гинхаус», в качестве офицера проекта участвовал в разработке бомбардировщика B-52 и ракетных программах «Falcon» и «Bomarc».

В 1956 г. направлен в Англию, где служил в 7-й авиационной дивизии Командования стратегической авиации. Его участие в подписании соглашения с Великобританией по развертыванию и использованию баллистических ракет средней дальности «Тор» было отмечено орденом Доблестного легиона.

В 1959 г. вернулся в США и был назначен в Управление баллистических ракет Авиационного исследовательского командования (Air Research and Development Command) в Лос-Анджелесе директором программы межконтинентальных баллистических ракет «Минитмэн».

В 1964 г. генерал Филлипс был направлен в НАСА и назначен директором программы пилотируемых полетов на Луну «Аполло».

В сентябре 1969 г. назначен командующим Организации космических и ракетных систем (Space and Missile Systems Organization) командования систем ВВС в Лос-Анджелесе.

С августа 1972 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

С августа 1973 г. – командующий командования систем ВВС (Air Force Systems Command), база ВВС в Эндрюс (Мэриленд). Генерал (1 августа 1973 г.)

1 сентября 1975 г. вышел в отставку.

Награжден двумя медалями «За выдающуюся службу в ВВС» (сентябрь 1969 г. и июль 1972 г.). Также награжден двумя ведомственными медалями НАСА «За выдающиеся заслуги» (1968 и 1969 гг.) – за вклад в осуществление программы «Аполло».

Почетный доктор юриспруденции Университета Вайоминга. Член ряда американских институтов и научных обществ.

26 сентября 1971 г. награжден медалью Смитсоновского института в Лэнгли за вклад в осуществление программы «Аполло». В апреле 1971 г. избран членом Национальной инженерной академии за руководство программой создания ракетной системы «Минитмэн» и программой «Аполло».

Аллен, Лью, младший

• (Allen, Lew)

Род. в 1925.

В 1942 г. окончил среднюю школу в Гэйнсвилле, штат Техас. В 1943 г. поступил в Военную академию Соединенных Штатов в Вест-Пойнте (штат Нью-Йорк), которую окончил в 1946 г. со степенью бакалавра и был произведен во 2-е лейтенанты. После окончания прошел подготовку пилота.

После окончания летной подготовки, в ноябре 1946 г. был направлен в 7-ю бомбардировочную группу Командования стратегической авиации на базе ВВС в Карсвелле (Техас), где летал на самолетах B-29 и B-36, а также занимал разные должности, связанные с обслуживанием ядерного оружия. Затем был направлен на Авиационные тактические курсы на базе ВВС в Тиндалле (Флорида), после чего вернулся в Карсвелл в качестве инструктора и помощника офицера по спецоружию 7-го бомбардировочного крыла.

В сентябре 1950 г. поступил в Университет Иллинойса для прохождения курса ядерной физики, в 1952 г. получил степень магистра. В 1954 г. получил степень доктора физики после выполнения экспериментальных исследований в области высокоэнергетических фотоядерных реакций.

Был направлен в Лос-Аламосскую научную лабораторию (Нью-Мексико) Комиссии по атомной энергии в качестве физика в Испытательном управлении. Проводил эксперименты, связанные с разработкой термоядерного оружия.

С июня 1957 по декабрь 1961 г. – научный советник Управления физики Центра специального оружия ВВС на базе ВВС в Киртланде (Нью-Мексико). Был научным руководителем ряда важных экспериментов, связанных с экзоатмосферными атомными взрывами.

В декабре 1961 г. переведен в отдел космических технологий Инженерно-исследовательского директората Министерства обороны в Вашингтоне. Участвовал в программе использования спутников-шпионов.

В июне 1965 г. направлен в Отдел секретаря ВВС в Лос-Анджелесе в качестве заместителя директора по перспективным планам Директората специальных проектов.

В июне 1968 г. переведен в Пентагон – заместителем директора, а с июня 1969 г. – директором космических систем.

В сентябре 1970 г. вернулся в Лос-Анджелес в качестве помощника директора специальных проектов, а в апреле 1971 г. стал руководителем Директората специальных проектов и одновременно заместителем командующего спутниковыми программами Организации космических и ракетных систем (Space and Missile Systems Organization).

В феврале 1973 г. назначен начальником штаба Командования систем ВВС на базе ВВС в Эндрюс (Мэриленд).

В марте 1973 г. только что занявший пост директора ЦРУ Джеймс Шлезингер назначил Лью Аллена своим заместителем по Разведывательному сообществу.

С августа 1973 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

В этот период АНБ, как и другие ведущие американские спецслужбы, стало жертвой парламентских разбирательств относительно операций по прослушиванию американских граждан и организаций. 8 августа 1975 г. Аллен предстал перед созданной Палатой представителей Конгресса США комиссией Пайка, став первым директором АНБ за всю историю АНБ, выступившим с закрытым докладом перед конгрессменами. 29 октября того же года он аналогичным образом выступил и в Сенате перед комиссией Черча.

С августа 1977 г. – командующий Командования систем ВВС. Генерал (1 августа 1977).

С апреля 1978 г. – вице-начальник штаба ВВС.

С 1 июля 1978 г. – начальник штаба ВВС США и член Объединенного комитета начальников штабов.

С 1 июля 1982 г. – в отставке.

Имеет налет более 4000 часов.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, медаль ВВС «За выдающиеся заслуги», орден Доблестного легиона с двумя дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил», медаль «За выдающиеся заслуги в национальной разведке».

Член Национальной инженерной академии и Совета внешних отношений.

Инмэн, Бобби Рэй

• (Inman, Bobby Ray)

Род. 4 апреля 1931.

Окончил Техасский университет.

В 1951 г. поступил в ВМС США. Проходил службу на надводных боевых кораблях, затем работал в военно-морской разведке.

В октябре 1974 г., находясь в звании капитана 1-го ранга, был назначен директором морской разведки. Контр-адмирал (июль 1975).

С июля 1976 г. – 1-й заместитель директора АНБ.

С июля 1977 г. – директор АНБ и глава ЦСБ. Вице-адмирал (июль 1977).

С февраля 1981 г. – 1-й заместитель директора ЦРУ. Адмирал (февраль 1981).

В июле 1982 г. подал в отставку из-за личного конфликта с директором ЦРУ Уильямом Кейси. После этого непродолжительное время работал на общественных началах консультантом комитета по разведке Палаты представителей Конгресса США.

Будучи в отставке, занялся бизнесом, добившись на этом поприще немалых успехов.

16 декабря 1993 г. президент Клинтон объявил о своем намерении выдвинуть Инмэна на должность министра обороны, но 18 января 1994 г. Инмэн взял самоотвод, несмотря на то, что поддержка в Конгрессе ему была гарантирована, объяснив свой поступок тем, что его совершенно «затравили» средства массовой информации.

Фаурер, Линкольн Д.

• (Faurer, Lincoln D.)

Род. в 1928.

Родился в Мидфорде, штат Массачусетс. В 1945 г. окончил Центральную среднюю школу в Филадельфии и поступил в Корнеллский университет. В 1950 г. окончил Военную академию Соединенных Штатов в Вест-Пойнте (штат Нью-Йорк), получив степень бакалавра, и был произведен в лейтенанты. В 1964 г. получил степень магистра инженерного управления в Ренсселаеровском политехническом институте (Нью-Йорк). В 1968 г. окончил Национальный военный колледж в Форте Лесли Дж. Мак-Нэйра (Вашингтон), и одновременно получил степень магистра международных отношений в Университете Джорджа Вашингтона (Вашингтон).

После окончания академии в Вест-Пойнте обучался в летных школах на базах ВВС в Гудфеллоу (Техас) и Вейнсе (Оклахома). В августе 1951 г. получил квалификацию пилота. В январе 1952 г. завершил курс летной подготовки на бомбардировщике B-29 на базе ВВС в Рэндольфе (Техас) и получил назначение в 308-е бомбардировочное крыло на базу ВВС в Форбсе (Канзас). В мае 1952 г. переведен вместе со своей частью на базу ВВС в Хантер (Джорджия).

С апреля 1953 по сентябрь 1955 г. служил в 56-й эскадрилье разведки погоды на авиабазе в Йокоте (Япония), совершал метеорологические полеты на WB-29. Затем был направлен на авиабазу Джеймс Коннэли (Техас), где прошел подготовку авианаблюдателя, после чего в мае 1956 г. вернулся на авиабазу Форбс в качестве командира самолета RB-47 в 320-й эскадрилье стратегической разведки. В мае 1958 г. переведен на должность начальника секции учебных процедур штаба 90-го крыла стратегической разведки на той же авиабазе Форбс.

В августе 1959 г. переведен в штаб 2-го воздушного флота на авиабазе Барксдейл (Луизиана), где служил оперативным офицером ракетной секции, руководящим ракетным оперативным офицером и, наконец, начальником ракетного отделения учебного управления оперативного директората. В этот период на базе в Барксдейле были освоены межконтинентальные баллистические ракеты «Атлас» модификаций D, E и F, «Титан-2» и «Минитмэн-1».

С июня 1963 по июль 1964 г. прошел курс инженерного управления в Ренсселаеровском политехническом институте, после чего получил назначение в РУМО в Директорат научной и технической разведки, где служил в качестве офицера технической разведки, инженера-исследователя и позднее – начальника подразделения космических систем Ракетно-космического отдела вплоть до июля 1967 г.

После окончания в июле 1968 г. Национального военного колледжа назначен директором текущих операций 14-й группировки аэрокосмических сил на авиабазе Инт (Колорадо).

С августа 1969 г. – командир 16-й наблюдательной эскадрильи на авиабазе Шемайя (Аляска).

С сентября 1970 г. – командир 71-го крыла предупреждения о ракетном нападении на авиабазе Мак-Гайр (штат Нью-Йорк).

В июле 1971 г. назначен директором объединенной разведки Южного командования США в зоне Панамского канала.

В июне 1973 г. переведен в штаб-квартиру ВВС в Вашингтоне и назначен заместителем помощника начальника штаба по разведке.

В мае 1974 г. вернулся в РУМО в качестве заместителя директора по разведке. С июля 1976 г. – заместитель директора по анализам и продукции.

С августа 1977 г. – директор объединенной разведки Командования сил США в Европе в Вайхингене (Германия). В августе 1979 г. переведен в Брюссель (Бельгия) в качестве заместителя председателя Военного комитета НАТО. Генерал-лейтенант (1 сентября 1979).

С апреля 1981 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

1 апреля 1985 г. вышел в отставку.

Награды: медаль «За выдающиеся заслуги», медаль «За превосходную службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, орден Доблестного легиона, медаль «За отличную службу», благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил» с дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в ВВС» с дубовыми листьями. Также награжден медалью «За достижения в национальной разведке».

Одом, Уильям Э.

• (Odom, William E.)

Род. в 1932.

В 1950 г. окончил Военную академию. Изучал русский язык на военных курсах, прошел парашютную и диверсионно-разведывательную подготовку, а также посещал колледж Генерального штаба. В 1962 г. получил степень магистра политологии в Колумбийском университете, а в 1970 г. там же – степень доктора политологии.

В 1964–1966 гг. – офицер связи армии США, прикомандированный к Группе советских войск в Германии.

В 1970–1971 гг. находился во Вьетнаме.

В 1972–1974 гг. – заместитель военного атташе США в Москве. Затем находился на преподавательской работе в Военной академии в Вест-Пойнте (штат Нью-Йорк).

С 1977 по начало 1981 г. – военный консультант советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского.

С ноября 1981 г. – заместитель по разведке начальника штаба сухопутных сил США. Генерал-майор (1982). Генерал-лейтенант (1984).

В мае 1985 г. назначен директором АНБ и главой ЦСБ.

1 августа 1988 г. ушел в отставку со своего поста и покинул действительную военную службу.

Студеман, Уильям Оливер

• (Studeman, William Oliver)

С августа 1988 по апрель 1992 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

Подробная биография – см. раздел, посвященный ЦРУ.

Мак-Коннелл, Джон М.

• (McConnell, John M.)

Вице-адмирал.

С мая 1992 по 1996 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

Минигэн, Кеннет А.

• (Minihan, Kenneth A.)

В 1966 г. окончил Университет штата Флорида в Таллахасси, получив степень бакалавра политических наук. В 1972 г. окончил эскадрильную офицерскую школу на базе ВВС в Максвелле (Алабама). В 1979 г. с отличием окончил Военно-морскую школу поствузовского образования в Монтерее (Калифорния), получив степень магистра по специальности «национальная безопасность». В том же году окончил Авиационный командно-штабной колледж на базе ВВС в Максвелле (Алабама). В 1984 г. с отличием окончил Авиационный военный колледж на базе ВВС в Максвелле (Алабама), в 1993 г. – программу для высших чинов национальной и международной безопасности в Гарвардском университете (Массачусетс).

Поступив в сентябре 1962 г. в Университет штата Флорида, Кеннет Минигэн одновременно с учебой прошел с отличием программу подготовки офицеров запаса ВВС. 21 апреля 1966 г. ему было присвоено звание 2-го лейтенанта. После окончания университета с июня по ноябрь 1966 г. он проходил подготовку в Разведывательном центре армии на базе ВВС в Лаури (Колорадо).

С ноября 1966 г. – офицер разведывательного планирования в штаб-квартире Командования тактической авиации, база ВВС в Лэнгли (Вирджиния). 1-й лейтенант (30 декабря 1967), капитан (30 июня 1969).

С октября 1969 г. – офицер разведки целей и референт командующего, штаб-квартира 7-го воздушного флота, база ВВС в Тан Сан Нхут (Южный Вьетнам).

С ноября 1970 г. – начальник отделения текущей разведки штаб-квартиры Южного командования США, база ВВС в Ховарде (Панама).

С сентября 1974 г. служил в штаб-квартире ВВС США в Вашингтоне – помощник исполнителя программы мониторинга, помощник начальника штаба по разведке, специальный помощник по внешним делам. Майор (1 февраля 1978).

С июля 1978 по декабрь 1979 г. учился в Военно-морской школе поствузовского образования в Монтерее (Калифорния)

В январе 1980 г. получил назначение в штаб-квартиру РУМО в Вашингтоне на должность офицера по законодательным связям.

С сентября 1981 г. – начальник отдела поддержки военных операций и планов АНБ, Форт Мид (Мэриленд). Подполковник (1 октября 1981).

С декабря 1982 г. – командир 6941-й эскадрильи электронной безопасности, Форт Мид (Мэриленд).

С июля 1983 по май 1984 г. учился в Авиационном военном колледже на базе ВВС в Максвелле (Алабама).

С мая 1984 г. – командир 12-й эскадрильи тактической разведки, база ВВС в Бергстроме (Техас).

С июля 1985 г. – командир 6917-й авиационной группы электронной безопасности в Сан Вито деи Норманни (Италия). Полковник (1 ноября 1985).

С июля 1987 г. – заместитель по планированию начальника штаба Командования электронной безопасности, база ВВС в Келли (Техас).

С июня 1989 г. – заместитель по разведке начальника штаба Командования тактической авиации, база ВВС в Лэнгли (Вирджиния). Бригадный генерал (1 мая 1991).

С июля 1991 г. – директор по планированию и потребностям и помощник по разведке начальника штаба ВВС США, Вашингтон.

С июня 1993 г. – командующий Разведывательного командования ВВС и директор Объединенного центра электронной войны (Joint Electronic Warfare Center), база ВВС в Келли (Техас). Генерал-майор (1 июня 1993).

С октября 1993 г. – командующий Агентством авиационной разведки и директор Объединенного центра командования и управления боевыми действиями (Joint Command and Control Warfare Center), база ВВС в Келли (Техас).

С октября 1994 г. – помощник по разведке начальника штаба ВВС США, Вашингтон.

С сентября 1995 г. – директор РУМО. Генерал-лейтенант (1 сентября 1995).

С февраля 1996 г. – директор АНБ и глава ЦСБ.

1 мая 1999 г. вышел в отставку.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах», орден Доблестного легиона с двумя дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда», медаль «За отличную службу в вооруженных силах», медаль «За отличную службу» с тремя дубовыми листьями, медаль «За службу по защите нации» со звездой, медаль «За службу во Вьетнаме» с четырьмя звездами, две награды от южновьетнамского режима.

Хейден, Майкл В.

• (Hayden, Michael V.)

В 1967 г. окончил университет Даквисна в Питтсбурге (Пенсильвания), получив степень бакалавра истории. Продолжил обучение в университете и в 1969 г. получил степень магистра современной американской истории. Кроме того, в 1975 г. окончил Школу инструкторов академии на авиабазе Максвелл (Алабама), в 1976 г. там же – эскадрильную офицерскую школу, в 1978 г. там же – Авиационный командно-штабной колледж, в 1980 г. – Школу военной разведки (послевузовский курс) РУМО на авиабазе Боллинг (Вашингтон), в 1983 г. – Колледж штаба армии (Armed Forces Staff College) в Норфолке (Вирджиния), и в том же 1983 г. – Авиационный военный колледж на авиабазе Максвелл (Алабама).

Во время обучения в университете Даквисна Майкл Хейден с отличием прошел программу подготовки офицеров запаса и 2 июня 1967 г. был произведен во 2-е лейтенанты. В 1969 г., после окончания учебы в университете, он поступил на действительную военную службу.

С января 1970 г. – аналитик и референт штаб-квартиры Командования стратегической авиации на авиабазе Оффат (Небраска). 1-й лейтенант (7 июня 1970). Капитан (7 декабря 1971).

С января 1972 г. – начальник Управления текущей разведки штаба 8-го воздушного флота на авиабазе Андерсен (Гуам).

С мая по июль 1975 г. обучался в Школе инструкторов академии на авиабазе Максвелл (Алабама). С июля 1975 г. – инструктор и командир кадетов программы подготовки офицеров запаса Колледжа святого Михаила в Винаски (Вермонт).

С августа 1979 – студент Школы военной разведки РУМО на авиабазе Боллинг (Вашингтон), где прошел курс послевузовской разведывательной подготовки. После ее окончания 1 июня 1980 г. произведен в майоры и назначен начальником разведки 51-го крыла тактических истребителей, размещенного на авиабазе Осан (Южная Корея).

С июня 1982 по январь 1983 г. учился в Колледже штаба армии в Норфолке (Вирджиния). После окончания обучения был сразу же направлен на курсы обучения военно-воздушных атташе в Вашингтоне, которые закончил в июле 1984 г.

С июля 1984 г. – военно-воздушный атташе посольства США в Софии (Болгария). Подполковник (1 февраля 1985).

С июля 1986 г. – офицер по военно-политическим делам Стратегического управления штаба ВВС США.

С сентября 1989 г. – директор по оборонной политике и военному управлению СНБ. Полковник (1 ноября 1990).

С июля 1991 г. – начальник штабной группы при министре ВВС США.

С мая 1993 г. – директор Разведывательного директората штаба Европейского командования США в Штутгарте (Германия). Бригадный генерал (1 сентября 1993).

С октября по декабрь 1995 г. – специальный помощник командующего Агентством авиационной разведки, авиабаза Келли (Техас).

С января 1996 г. – командующий Агентством авиационной разведки и директор Объединенного центра командования и управления боевыми действиями (Joint Command and Control Warfare Center), авиабаза Келли (Техас). Генерал-майор (1 октября 1996).

С сентября 1997 г. – заместитель начальника штаба командования Объединенных наций и сил США в Корее, гарнизон Йонгсан (Южная Корея).

С марта 1999 г. – директор АНБ и глава ЦСБ. Генерал-лейтенант (1 мая 1999).

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах», медаль «За превосходную службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, орден Доблестного легиона, медаль «Бронзовая звезда», медаль «За отличную службу» с двумя дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в ВВС», медаль «За достижения на службе в ВВС».

Биография 1-го заместителя директора АНБ.

Блэк, Уильям Б., младший

• (Black, William B.)

Родился в штате Нью-Мексико.

В 1956 г. был призван в армию. В 1957 г. окончил армейскую школу переводчиков в Монтерее (Калифорния) по специальности «русский язык».

В 1959 г. демобилизовался из армии, после чего поступил на службу в АНБ в качестве лингвиста-аналитика.

Занимал различные должности в штаб-квартире АНБ и в представительстве АНБ в Европе.

В 1971 г. получил степень бакалавра политических наук в университете Мэриленда. Позднее в 1978–1979 гг. прошел магистерскую программу обучения в университете Джорджа Вашингтона, кроме того, в том же 1979 г. окончил Национальный военный колледж.

В 1975–1978 гг. – начальник отдела, отвечающего за отношения с потребителями развединформации и поддержку военных операций.

С 1979 г. – начальник по операциям, с 1982 г. – заместитель начальника, а с 1984 г. – начальник Группы поддержки оборонных коммуникаций.

В 1986–1987 гг. – начальник отдела управления сбором информации.

С 1987 г. – помощник заместителя директора АНБ по операциям и военной поддержке.

С 1989 г. – начальник представительства АНБ и ЦСБ в Европе.

С 1992 г. – начальник Группы «A».

С 1996 г. – специальный помощник директора АНБ по информационной войне.

В 1997 г. уволился из АНБ и устроился на работу в Международную корпорацию научных приложений (Science Applications International Corporation) на должность помощника вице-президента и директора по информационным операциям в Группе новых технологий и решений.

В 2000 г. вернулся в АНБ и назначен на должность 1-го заместителя директора.

Женат. Трое детей.

Награжден медалью «За выдающиеся заслуги в национальной разведке» (1996), а также рядом наград, вручаемых Министерством обороны гражданским служащим.

«Наши люди» в АНБ

Несмотря на крайне высокую степень секретности, окружающей деятельность Агентства национальной безопасности, советской разведке неоднократно удавалась успешная вербовка сотрудников АНБ.

Мартин, Уильям Гамильтон

• (Martin, William Hamilton)

Род. 27 мая 1931.

Родился на юге США в г. Колумбус, штат Джорджия. С детства был одаренным ребенком, увлекался музыкой, математикой и шахматами. Когда Уильяму исполнилось 15 лет, его семья переехала в противоположный конец США, поселившись в г. Эленсворт, штат Вашингтон.

Закончив среднюю школу на год раньше срока, Мартин поступил в университет штата Вашингтон, где изучал точные науки. Однако в 1951 году неожиданно для окружающих он оставил университет и вступил добровольцем в ВМС. Пройдя обучение на курсах шифровальщиков, он был направлен служить на станцию радиоэлектронного перехвата в японском городе Йокосука. Там он познакомился и подружился с Берноном Митчеллом.

По окончании срочной службы в 1954 г. Мартин остался в Японии еще на год, работая в качестве гражданского специалиста в Агентстве безопасности армии (Army Security Agency). Затем он вернулся в США и продолжил прерванную учебу в университете штата Вашингтон. При этом он продолжал поддерживать дружеские отношения с Митчеллом.

8 июля 1957 г. Мартин и Митчелл были одновременно приняты на службу в АНБ. Пройдя 8-недельный курс обучения в Национальной школе криптологии, они приступили к работе, получив допуск к секретным документам.

В свободное время они посещали вашингтонский шахматный клуб, членом которого был и первый секретарь советского посольства Валентин Иванов. Можно предположить, что именно он способствовал постепенной эволюции политических взглядов двух друзей в сторону симпатий к СССР и коммунизму.

В феврале 1959 г. Мартин и Митчелл нанесли визит конгрессмену-демократу от штата Огайо У. Хейзу, в ходе которого пожаловались на то, что самолеты-разведчики США нарушают воздушное пространство Советского Союза. Хейз ошибочно предположил, что эти двое подосланы к нему ЦРУ, чтобы проверить его умение хранить секреты, и не предпринял никаких мер.

Не дождавшись ответа от Хейза, Мартин и Митчелл в декабре 1959 года в нарушение всех правил безопасности, принятых в АНБ, посетили Гавану, где встретились с представителями внешней разведки КГБ и сообщили им некоторые сведения о своей работе.

Вернувшись с Кубы, Мартин и Митчелл еще более укрепились в своих симпатиях к СССР. Публично высказываемые ими просоветские взгляды насторожили службу внутренней безопасности АНБ. Чтобы ограничить доступ приятелей к секретным документам, им были предложены двухгодичные именные стипендии для продолжения обучения: Мартину – в Иллинойсском университете, Митчеллу – в университете штата Вашингтон.

Обнаружив, что за ними ведется слежка, Мартин и Митчелл стали готовиться к побегу в СССР, который вскоре и осуществили. 24 июня 1960 года они отправились в очередной трехнедельный отпуск, сообщив знакомым, что собираются навестить родителей. Но 25 июня, вместо того, чтобы уехать на автомобиле, как это предполагалось, они улетели на самолете компании «Истерн» рейсом Вашингтон – Мехико. Проведя в Мехико ночь в гостинице, они на следующий день совершили перелет в Гавану, откуда на советском транспортном самолете были доставлены в Москву, где поведали сотрудникам КГБ о многих секретах АНБ, в частности о работе по перехвату сообщений из советских линий связи.

В АНБ обнаружили их отсутствие лишь в середине июля, когда они не вернулись из отпуска, чтобы приступить к исполнению своих служебных обязанностей. В ходе начавшихся поисков на автомобильной стоянке была обнаружена машина, на которой друзья собирались ехать к родителям, со всеми вещами, аккуратно уложенными в чемоданы. А в доме Митчелла сотрудники службы безопасности АНБ нашли ключ к банковскому сейфу в Мэриленде, который был специально оставлен на видном месте. Открыв сейф, сотрудники АНБ обнаружили там запечатанный пакет и записку, в которой Мартин и Митчелл просили опубликовать содержащееся в пакете открытое письмо, в котором объяснялись мотивы их поступка.

В понедельник 1 августа 1960 г. Министерство обороны США официально объявило, что два сотрудника АНБ по неизвестной причине не вернулись из отпуска. Несмотря на все попытки замолчать это ЧП, побег сотрудников АНБ вызвал живейший интерес прессы, и 5 августа последовало еще одно заявление Министерства обороны, в котором было сказано следующее: «Предполагается, что существует вероятность того, что два сотрудника АНБ уехали за «железный занавес"».

Полная ясность наступила месяц спустя. 6 сентября в Москве в Центральном доме журналиста, в присутствии более 200 советских и иностранных корреспондентов, состоялась пресс-конференция, ставшая едва ли не самой скандальной за всю историю американских спецслужб. Открыл пресс-конференцию заведующий отделом печати МИД СССР М.А.Харламов, сообщивший, что Мартин и Митчелл попросили политического убежища в Советском Союзе, и что их просьба была удовлетворена. После этого слово взял Митчелл, который зачитал копию письма, оставленного в банковском сейфе в США. Выступивший вслед за ним Мартин огласил длинное заявление, составленное уже после прибытия перебежчиков в Москву. Самым скандальным в нем было утверждение о том, что АНБ перехватывало и расшифровывало корреспонденцию союзников США, в том числе Италии, Франции, Турции, Уругвая.

Таким образом, помимо поистине бесценной информации для советской разведки, бегство Мартина и Митчелла в СССР принесло нашей стране ощутимый пропагандистский эффект.

Получив политическое убежище в СССР, Мартин сменил фамилию на «Соколовский». Вскоре он женился на русской девушке, с которой познакомился на черноморском курорте, а через некоторое время защитил докторскую диссертацию по математической статистике.

Митчелл, Бернон Фергюсон

• (Mitchell, Bernon Ferguson)

11 марта 1929–1986.

Родился в небольшом городе Эурека вблизи Сан-Франциско, штат Калифорния в типичной американской семье. C детства увлекался математикой, шахматами, игрой на пианино и подводным плаванием. После окончания средней школы Митчелл поступил в Калифорнийский технологический институт, а в возрасте 22 лет был призван в ВМС США и направлен служить на станцию радиоэлектронного перехвата в японском городе Йокосука. Там он познакомился с Уильямом Мартином, который стал его близким другом.

Демобилизовавшись в 1954 г., Митчелл вернулся в США и поступил в Стэнфордский университет, где специализировался на изучении математики. 8 июля 1957 г. вместе с Мартином он был принят на работу в АНБ.

После бегства в СССР и получения политического убежища Митчелл осенью 1960 г. устроился на работу в Институт математики при Ленинградском университете. Через некоторое время он женился на Галине Владимировне Яковлевой, работавшей преподавателем на отделении фортепияно Ленинградской консерватории.

Однако, в отличие от Мартина, Митчелл так и не сумел по-настоящему адаптироваться к жизни в СССР. В 1979 г. он обратился в американское консульство в Ленинграде, чтобы узнать, может ли он вернуться в Соединенные Штаты. Однако госдепартамент США ответил на это категорическим отказом и даже (с опозданием на несколько лет) лишил его американского гражданства.

Умер Митчелл в Москве от острой лейкемии.

Данлап, Джек Ф.

• (Dunlap, Jack F.)

1928 – 22 июля 1963.

Родился в штате Луизиана. В 1952 г. был призван в армию. Участвовал в войне в Корее, где был награжден орденом «Пурпурное сердце» и медалью «Бронзовая звезда».

В 1958 году сержант Данлап был переведен в АНБ и назначен шофером генерал-майора Гаррисона Б. Клоувердейла (Garrison B. Cloverdale), занимавшего пост помощника директора и начальника штаба Агентства. В служебные обязанности Данлапа входила доставка секретных документов в различные подразделения АНБ, благодаря чему он имел возможность выезжать за пределы Форт-Мида, не проходя досмотра. Зная об этом, некоторые сотрудники АНБ (как минимум шесть человек) воспользовались помощью Данлапа для того, чтобы вывезти с работы домой служебные пишущие машинки и кабинетную мебель (этот эпизод наглядно доказывает, что «несуны» существовали не только в СССР, но и в США). Оказанные услуги значительно расширили круг знакомых Данлапа в АНБ, что позднее весьма пригодилось ему при работе на советскую разведку.

В мае 1960 г. Данлап явился в советское посольство в Вашингтоне и предложил продать документы АНБ. Принявший его сотрудник резидентуры ГРУ, работавший под дипломатическим прикрытием, оценив открывшиеся перед военной разведкой перспективы, немедленно выплатил Данлапу аванс и обговорил условия дальнейшей связи. Работа с Данлапом имела настолько большое значение, что его куратором был только один сотрудник резидентуры ГРУ, полностью освобожденный от других оперативных дел.

В отличие от Мартина и Митчелла, вставших на путь сотрудничества с советской разведкой из идейных побуждений, мотивы Данлапа были чисто материальными. Будучи отцом семерых детей, он постоянно испытывал нехватку денег. К тому же он мечтал о «красивой жизни», которую сержантское жалование обеспечить явно не могло.

Сведения, поступающие от генеральского шофера, имели огромную ценность. Так, с его помощью были получены различные наставления, математические модели и планы НИОКР по самым секретным шифровальным машинам АНБ. Передал Данлап и документы ЦРУ, касающиеся оценки численности и состава советских войск и ракетных частей в Восточной Европе, прежде всего в ГДР. Кроме того, вполне возможно, что с его помощью был разоблачен работавший на американскую и английскую разведки полковник ГРУ Олег Пеньковский.

Работа Данлапа на советскую разведку по достоинству оплачивалась. Позднее было установлено, что всего он получил от ГРУ 60 тысяч долларов. На эти деньги Данлап приобрел прекрасно оборудованную крейсерскую моторную яхту. Позднее он купил глиссер с воздушным винтом, голубой «ягуар», два «кадиллака», а также стал завсегдатаем дорогих курортов и яхт-клубов, где буквально сорил деньгами, устраивая обильные возлияния. Как это ни удивительно, но подобный образ жизни простого сержанта, никак не соответствующий его официальному жалованью, не привлекал внимания сослуживцев.

Согласно официальной американской версии, подозрения в отношении Данлапа возникли в начале 1963 года. Произошло это так. Опасаясь, что его могут перевести на другое место службы и таким образом лишат источника доходов, Данлап решил сменить свой статус – уволиться из армии и стать гражданским служащим АНБ. Однако для этого было необходимо пройти проверку на детекторе лжи. В результате тест на «полиграфе» уличил Данлапа в «мелких хищениях» и «аморальном поведении». В отношении незадачливого сержанта было начато служебное расследование, которое с легкостью установило, что его расходы не соответствуют доходам. После этого Данлапа для начала перевели в мае 1963 года с шоферской должности в службу суточного наряда Форт-Мида, где он уже не имел доступа к секретным документам.

Боясь разоблачения, Данлап попытался покончить с собой. 14 июня 1963 года он принял большую дозу снотворного. Тем не менее, эта попытка самоубийства закончилась неудачей, так же как и последующая: 20 июля он пытался застрелиться из револьвера. На этот раз вмешательство приятелей вновь спасло ему жизнь. И лишь третья попытка увенчалась успехом. 22 июля Данлап подсоединил кусок резинового шланга к выхлопной трубе своей машины, второй конец просунул в щель правого переднего окна, завел мотор и отравился выхлопными газами. Через три дня его со всеми воинскими почестями похоронили на Арлингтонском национальном кладбище.

Возможно, что о работе Данлапа на советскую разведку так бы и не стало известно, если бы через месяц после смерти его вдова не обнаружила в доме тайник с секретными документами, которые он не успел передать своему оператору. Она сразу же принесла их в АНБ, где было начато расследование, установившее факт сотрудничества Данлапа с ГРУ. По оценке официальных лиц в Пентагоне ущерб, причиненный АНБ покойным сержантом, во много раз превысил тот, который нанесли ему Мартин и Митчелл.

Впрочем, существует версия, что Данлапа выдал завербованный американцами генерал-майор ГРУ Дмитрий Поляков. В этом случае никаких шансов – живым или мертвым – избежать разоблачения у него не было.

Гамильтон, Виктор Н.

• (Hamilton, Victor N.)

Род. в 1917 (1919?).

Родился в Бейруте. Настоящее имя – Фузи Дмитрий Хиндали. В 1940 г. закончил Американский университет в Бейруте, получив специальность переводчика.

Через некоторое время будущий сотрудник АНБ женился на американке и выехал вместе с ней в США, поселившись в штате Джорджия. Вскоре Хиндали удалось получить американское гражданство, при этом он сменил имя, став Виктором Гамильтоном. Однако найти работу по специальности оказалось значительно сложнее. Несмотря на высшее образование, новоиспеченный американский гражданин был вынужден довольствоваться должностями посыльного или швейцара в гостинице.

Наконец, в 1957 г. один отставной американский полковник обратил внимание на владевшего пятью иностранными языками гостиничного коридорного и, узнав, что тот в свое время закончил университет, предложил ему поступить на службу в АНБ. Дело в том, что в этот период АНБ испытывало острый дефицит переводчиков с арабского, поэтому натурализованный американец арабского происхождения пришелся Агентству весьма кстати.

Пройдя курс обучения, 13 июня 1957 года Гамильтон приступил к работе в группе «G» управления радиоразведывательных операций, занимавшейся перехватом и дешифровкой военных и дипломатических сообщений в странах Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки, а также Греции и Турции. Как заявлял впоследствии Гамильтон, в 1958 году он работал с материалами, представляющими собой полный текст секретной переписки между Каиром и посольством Объединенной Арабской Республики в Москве, которая велась во время поездки каирского руководства в СССР.

Однако вскоре у Гамильтона начались проблемы с психикой. В феврале 1959 года медицинская комиссия АНБ признала его психически больным. Тем не менее, поскольку Агентство по-прежнему испытывало дефицит специалистов по арабскому языку, его оставили на прежней работе. Впрочем, когда полтора года спустя Гамильтон попытался установить связь со своими родственниками в Ливане, руководство АНБ, опасаясь нежелательных последствий в виде нарушения режима секретности, быстро припомнило ему этот старый диагноз, и в результате в июне 1959 года он был уволен.

Это оказалось роковой ошибкой. Дело в том, что психическое здоровье Гамильтона действительно оставляло желать лучшего. Страдая манией преследования, резко обострившейся после увольнения, он, по его мнению, начал подвергаться травле и провокациям со стороны ФБР. Впрочем, возможно, что некоторые рациональные основания так считать у него все-таки имелись.

Как бы то ни было, желая спастись от реальных или мнимых преследований вездесущих агентов ФБР, Гамильтон принял решение тайно эмигрировать в Советский Союз. В июне 1963 года он выехал из США в Европу, якобы для посещения Турции. Находясь проездом в Праге, 20 июня он пришел в советское посольство, представился сотрудником АНБ и попросил политического убежища.

Разумеется, Гамильтон был немедленно переправлен в Москву. 14 июля с ним провели беседу руководители КГБ и уже на следующий день в ЦК КПСС были направлены предложения по наилучшему использованию перебежчика в пропагандистских целях. А 23 июля в вечернем выпуске «Известий» было опубликовано письмо Гамильтона, в котором он рассказал об американском радиошпионаже:

«АНБ вскрывает шифры ближневосточных стран, что является прямым результатом криптоанализа. Вместе с тем АНБ получает и оригиналы шифров из каких-то секретных источников. Это означает, что кто-то ворует для американцев шифры. Особо следует подчеркнуть: американские власти пользуются тем, что штаб-квартира ООН находится на территории США. Зашифрованные инструкции Греции, Иордании, Ливана, ОАР и Турции своим представителям в ООН попадают в руки госдепартамента еще до того, как доходят до своих истинных адресатов …»

Помимо публикации письма, Гамильтон сообщил советской разведке все известные ему сведения о структуре АНБ, шифрах, имена руководителей и т. д. В свою очередь, КГБ выдало Гамильтону советский паспорт на новое имя, предоставило квартиру на Комсомольском проспекте и назначило приличное денежное содержание. Кроме того, к нему была приставлена круглосуточная охрана.

Однако несмотря на смену страны пребывания, мания преследования, которой страдал Гамильтон, никуда от него не делась. Просто место агентов ФБР и ЦРУ в его воображении заняли работники «всемогущего КГБ». В результате в конце 1963 года Гамильтон был помещен в знаменитую «Кремлевку» с диагнозом «вялотекущая шизофрения». Там он провел десять лет, после чего был переведен в обычную психиатрическую больницу в Подмосковье. На протяжении 30 лет Гамильтон вел дневник и до 1984 года писал письма семье в Америку. Но последнее письмо от него там получили в 1973 году. Его жена не раз пыталась разыскать мужа через Красный Крест, но всегда получала стереотипный ответ: сведений нет.

Когда в июне 1992 года в российских средствах массовой информации появились сведения о том, что в расположенном в селе Троицкое под Москвой спецгоспитале № 5 содержится бывший американский перебежчик, Гамильтона посетили консул США в Москве и посольский врач. Однако Гамильтон наотрез отказался возвращаться в США.

Липка, Роберт Стивен

• (Lipka, Robert Stephen)

Род. 15 июня 1946.

Родился в Нью-Йорке. В 1964 г. был призван в армию и направлен на службу в АНБ. В обязанности молодого солдата входило уничтожение секретных документов, а именно: исходных материалов, на основании которых составлялись доклады высшему руководству США.

Осенью 1965 г., осознав ценность проходящих через его руки документов, Липка пришел в посольство СССР в Вашингтоне и предложил продать секретные материалы АНБ. Предложение было незамедлительно принято. Связь с новым агентом поддерживалась с помощью тайников, в которых он оставлял материалы и из которых забирал деньги, от 500 до 1000 долларов за каждый пакет. Всего за период с 1965 по 1967 год с Липкой было проведено около 50 операций связи, во время которых его операторы получили более 200 важных документов АНБ, ЦРУ, госдепартамента и других правительственных ведомств США. За время сотрудничества с советской разведкой Липка получил около 27 тыс. долларов.

В 1967 году срок службы Липки подошел к концу. Прекратив контакты с советской разведкой, он поступил в колледж небольшого города Миллерсвилл (Пенсильвания). Окончив его в 1972 году со степенью бакалавра педагогики, он остался в нем работать учителем истории.

Помимо преподавательской деятельности Липка открыл нумизматический магазин, приносивший ему стабильный доход. В свободное время он писал заметки в местную прессу и увлекался азартными играми.

В 1992 году в одном из игорных клубов на Липку упал стол, после чего он подал на хозяина заведения в суд и ему была выплачена компенсация за временную потерю трудоспособности в размере 250 тысяч долларов – почти в десять раз больше той суммы, которую он получил от КГБ.

Однако неожиданно для всех окружающих 23 февраля 1996 года Липка был арестован. Ему было предъявлено обвинение в продаже КГБ секретной информации в период с 1965 по 1967 год. На брифинге, посвященном аресту Липки, представители ФБР утверждали, что первые подозрения в отношении него возникли еще в 60-е годы, когда он необоснованно задерживал у себя некоторые документы. Но тогда доказать ничего не удалось. И лишь после выхода в свет в США в начале 1994 года мемуаров отставного генерал-майора КГБ Олега Калугина «Первое управление. Тридцать два года в разведке», агенты ФБР получили подтверждение своей правоты.

Следует отметить, что сам Калугин, а также его защитники из числа «демократически ориентированной» российской общественности, с пеной у рта доказывают, что это не так: дескать, в АНБ в середине 60-х гг. работало более 120 тысяч сотрудников и найти среди них Липку по информации, сообщенной генералом-правдоискателем в своей книге – все равно, что искать иголку в стоге сена. Чтобы разобраться в этом вопросе, процитируем соответствующий отрывок из мемуаров Калугина:

«Молодой солдат … занимался тем, что резал и уничтожал документы АНБ и мог снабжать нас ценной информацией. … Порой он сам не подозревал, какой важности материалы вручал нам … ежедневные и еженедельные совершенно секретные сводки для Белого дома, копии переговоров с подразделениями войск США, перемещающимися по всему миру и переговоров с союзниками по НАТО».

(Цит. по: Polmar N., Allen T. Spy book: The Encyclopedia of Espionage. NY: Random House, 1998. P. 335–336)

Далее Калугин пишет, что после демобилизации этот солдат окончил колледж. Таким образом, сообщенные им сведения действительно позволяли ФБР без особого труда установить личность советского агента: ведь если в целом в АНБ в то время действительно служили десятки тысяч молодых солдат, то уничтожением перечисленных Калугиным секретных материалов занималось от силы несколько человек. Плюс дополнительная «наводка» о том, что этот солдат впоследствии закончил колледж.

Не выдерживает критики и другой аргумент защитников Калугина – о том, что его книга вышла в 1994 году, а ФБР начало разрабатывать Липку уже в конце 1993 года. Нужно быть очень наивным человеком, чтобы полагать, будто воспоминания бывшего сотрудника КГБ, да еще столь высокопоставленного, не были перед сдачей в издательство предварительно просмотрены «компетентными органами» Соединенных Штатов. Тем более, что предлагать свои мемуары американским издательствам Калугин начал еще в 1991 году.

Наконец, последнюю точку в споре о том, является ли Калугин предателем, поставил сам бывший генерал-майор КГБ. В июне 2001 года он выступил свидетелем обвинения на процессе по делу отставного полковника армии США Джорджа Трофимоффа, обвинявшегося в сотрудничестве с советской разведкой. Калугин сообщил суду, что будучи начальником управления «К» ПГУ КГБ, в 70-х годах он проводил многочасовые беседы с Трофимоффым в Вене и передал ему 90 тысяч долларов. При этом Калугин утверждал, что Лубянка «считала этого американца ценным агентом и получала от него важную информацию».

В свое время в одном из выступлений Джордж Буш-старший сказал:

«Даже при том, что на нынешнем этапе моей жизни я – спокойный парень, у меня нет ничего, кроме гнева и презрения к тем, кто предает доверие, открывая имена наших источников. Они, в моем представлении, наиболее коварные из предателей».

Разумеется, Буш имел в виду сотрудников американских спецслужб, сдающих свою агентуру. Однако данную им моральную оценку в полной мере можно отнести и к Калугину.

Но вернемся к рассказу о Роберте Липке. Дальнейшая его разработка была, как говорится, делом техники. После разговора с его первой женой Патрисией (Липка развелся с ней в 1974 году), которая за освобождение от уголовного преследования подтвердила, что ее бывший муж имел контакты с иностранной спецслужбой, один из сотрудников ФБР пришел к нему и, представившись работником ГРУ капитаном Никитиным, предложил продолжить сотрудничество. Правда, получив 5 тысяч долларов задатка на одной из четырех встреч, Липка не передал «капитану Никитину» никакой информации. Однако это не остановило ФБР и 23 февраля 1996 года Липка был арестован. Во время судебного процесса он признался в том, что сотрудничал с КГБ, и был приговорен к 18 годам тюремного заключения.

Пелтон, Рональд Уильям

• (Pelton, Ronald Wiliam)

Род. в 1942.

Родился в небольшом городке Бентон-Харбор, штат Мичиган. После школы поступил в университет штата Индиана. Во время учебы окончил годичные курсы русского языка.

В 1960 году Пелтон поступил на службу в ВВС США и был направлен в Пакистан в подразделение разведки, занимавшееся прослушиванием советских каналов связи. Демобилизовавшись в 1964 году, он некоторое время работал телевизионным мастером, а на следующий год устроился на работу в АНБ. После обучения на курсах в Национальной школе криптологии Пелтона направили в группу «А» управления радиоразведывательных операций, работавшую по Советскому Союзу и странам Варшавского Договора.

Однако в 1979 году материальное положение Пелтона резко ухудшилось, так как у него украли строительные материалы для дома, который он собирался построить, а страховка оказалась слишком мала, чтобы компенсировать понесенные убытки. Оклад в 2000 долларов в месяц, который он получал в АНБ, позволял лишь сводить концы с концами, и поэтому в июле 1979 Пелтон уволился из Агентства, проработав в нем 14 лет. Спустя несколько месяцев он решил поправить свои дела, продав советской разведке секретные сведения, к которым имел доступ во время работы в АНБ.

14 января 1980 года Пелтон позвонил в советское посольство в Вашингтоне и попросил встречи с каким-либо ответственным дипломатом для важного разговора. Ему ответили, что для этого необходимо посетить посольство лично. На следующий день, 15 января, Пелтон снова позвонил в посольство и сказал, что будет с минуты на минуту. В здание посольства он вошел через ворота, однако бригада наружного наблюдения ФБР видела его только со спины.

Во время беседы с работниками резидентуры КГБ Пелтон заявил, что является бывшим сотрудником АНБ и предложил купить у него секретные материалы Агентства. В качестве доказательства того, что он действительно имеет отношение к АНБ, Пелтон предъявил свидетельство об окончании курсов Национальной школы криптологии. Надо ли говорить, что предложение Пелтона было с радостью принято советской разведкой.

Пока Пелтон разговаривал с сотрудниками резидентуры, дежурный техник комплекса «Зенит», прослушивая радиочастоты, на которых работали агенты ФБР, зафиксировал всплеск переговоров с использованием переносных и автомобильных радиопередатчиков. Из этого был сделан вывод, что агенты ФБР зафиксировали приход Пелтона в посольство и сейчас пытаются установить его личность. Чтобы этого не произошло, Пелтону сбрили бороду, переодели в комбинезон, загримировали под рабочего и в микроавтобусе вместе с работниками посольства отвезли в Маунт-Альто (район, где расположены дома советского дипкорпуса). Там Пелтона накормили обедом, а потом отвезли к месту парковки его автомобиля.

Местом для контактов с Пелтоном была выбрана Вена. Для оплаты поездок туда ему каждый раз передавали через тайник 2000 долларов. Первая поездка Пелтона в Вену состоялась в октябре 1980 года. Во время этой поездки он в течение четырех дней рассказывал все, что знал об АНБ. Обладая феноменальной памятью, Пелтон сообщил подробную и весьма специфическую информацию со множеством технических параметров. При этом он пересказывал не только содержание документов, но и их атрибуты – даты и номера учета, фамилии подписавших резолюции и т. д.

Среди важных сведений, сообщенных Пелтоном КГБ, была информация о пяти действовавших системах сбора данных электронной разведки, в том числе о сверхсекретной операции «Айви Беллз». В ходе последней на советский подводный кабель в Охотском море были прикреплены устройства, считывающие проходящую по нему информацию и записывающие ее на пленку, которая периодически забиралась американцами с помощью подводных лодок. Благодаря Пелтону в 1981 году эта операция АНБ была пресечена, а одно из захваченных записывающих устройств выставлено как экспонат в музее КГБ в Москве. Разумеется, для того, чтобы не подставить Пелтона под удар, была запущена версия, будто эти устройства случайно обнаружили советские рыбаки.

Сотрудничество Пелтона с советской разведкой длилось шесть лет, в течение которых он получил 35 тыс. долларов и 5000 долларов на дорожные расходы. Последний раз он посетил Вену в апреле 1985 года.

Разоблачение Пелтона произошло в результате побега в США в августе 1985 года заместителя начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ полковника Виталия Юрченко (по другой версии, Юрченко был похищен американцами). Во время допросов в ФБР Юрченко помимо всего прочего рассказал о некоем бывшем сотруднике АНБ, добровольно предложившем свои услуги, назвал время его прихода в советское посольство и описал приметы. В результате сотрудники ФБР по записям телефонных звонков в советское посольство, сделанным в январе 1980 года, установили, что добровольцем был Пелтон. Но самого факта звонка в посольство и его посещения было недостаточно для передачи дела в суд. А Юрченко уже не мог выступить свидетелем, поскольку 2 ноября 1985 года неожиданно для американцев вернулся обратно в СССР.

С санкции Суда по надзору над внешней разведкой агенты ФБР установили подслушивающие устройства в рабочем телефоне Пелтона, в его квартире, машине, а также в квартире его любовницы. Однако никакой уличающей его информации получено не было. Тогда в ФБР решили надавить на Пелтона психологически. 24 ноября 1985 года он был вызван на допрос, который вели агенты ФБР Дэвид Фолкнер и Дадли Ходжонсон. В ходе допроса Пелтону прокрутили пленку с записью его звонков в советское посольство и ознакомили с показаниями Юрченко. В конце концов Пелтон, поверив туманным обещаниям Фолкнера и Ходжонсона отнестись к его поступкам со снисхождением, признался в передаче секретных сведений советской разведке.

Однако получив признание Пелтона, ФБР немедленно его арестовало. Несмотря на то, что кроме разговора с сотрудниками ФБР других улик против Пелтона представлено не было, в июне 1986 жюри присяжных признало его виновным. В результате он был приговорен к трем пожизненным срокам.

Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО)

(Defense Intelligence Agency)

Созданное 1 октября 1961 года, Разведывательное управление Министерства обороны является централизованным разведывательным органом при министре обороны и Объединенном комитете начальников штабов (ОКНШ) и призвано координировать деятельность разведслужб различных видов вооруженных сил США. Являясь членом Разведывательного сообщества, РУМО подотчетно как министру обороны, так и директору ЦРУ.

Роль РУМО по отношению к другим военным спецслужбам можно сопоставить с ролью ЦРУ по отношению к Разведывательному сообществу в целом. Вместе с тем, ЦРУ само по себе является мощнейшей спецслужбой, занимающейся разведкой, а также проведением тайных операций, в то время как про РУМО этого не скажешь.

Структура РУМО

Возглавляющий РУМО директор назначается на должность министром обороны США, которому он непосредственно и подчинен. По своему статусу он обязан быть военнослужащим в звании генерал-лейтенанта или вице-адмирала. Впрочем, имеется прецедент, когда осенью 1991 года РУМО в течение двух месяцев возглавлял штатский – Деннис Нэджи, назначенный исполняющим обязанности директора.

Подобно тому, как директор ЦРУ одновременно является директором центральной разведки и возглавляет Разведывательное сообщество США, директор РУМО является также директором военной разведки и координирует деятельность военного разведывательного сообщества, в которое входят разведки армии, авиации, флота, корпуса морской пехоты и береговой охраны, а также само РУМО. Что же касается таких подчиненных Министерству обороны разведывательных структур, как АНБ, УНР и Национальное управление видовой и картографической информации, то они непосредственно в военное разведывательное сообщество не входят, хотя и участвуют в работе Совета военной разведки.

Директор РУМО является главным советником по разведке министра обороны и председателя Объединенного комитета начальников штабов. Он также возглавляет Совет военной разведки (Military Intelligence Board), который координирует деятельность военного разведывательного сообщества. Совет военной разведки собирается несколько раз в месяц. В его состав входят: главы разведывательных структур родов войск и объединенных командований, главы разведывательных организаций, подчиненных Министерству обороны, а также помощник министра обороны по разведке (должность учреждена в 1989 г.).

В настоящее время директором РУМО является вице-адмирал Томас Уилсон (Thomas Wilson).

Помимо директора, в высшее руководство РУМО входят:

Заместитель директора. В настоящее время им является Марк Ивинг (Mark Ewing).

Начальник штаба РУМО. В настоящий момент эту должность занимает Джон Ким (John Kiehm). В возглавляемый им штаб входят:

• Исполнительный секретариат.

• Генеральный инспектор. Возглавляет отдел генерального инспектора, занимающийся проведением дисциплинарных проверок и служебных расследований.

• Генеральный советник. Является юридическим советником директора РУМО. Возглавляет отдел генерального советника, сотрудники которого следят за соблюдением персоналом РУМО Конституции и законов, уголовного кодекса, а также действующих правил и инструкций.

• Старший советник по рекрутированию. Является советником директора РУМО по вопросам подбора и расстановки кадров.

• Отдел планирования разведывательных программ и операций. Разрабатывает соответствующие программы согласно указаниям президента, министра обороны и Объединенного комитета начальников штабов, определяет приоритетность задач и контролирует их выполнение органами военной разведки, планирует бюджет.

• Отдел обеспечения равных служебных возможностей. Следит за тем, чтобы при приеме на работу в РУМО и продвижении по службе не было дискриминации по какому-либо признаку.

• Финансовый ревизор.

В декабре 1974 года, явно в подражание созданному за год до этого институту офицеров национальной разведки при директоре ЦРУ, при РУМО был учрежден институт «офицеров военной разведки» (defense intelligence officer) – как собрание высококвалифицированных экспертов по различным вопросам и проблемам. Эти аналитики проводят консультации с руководителями РУМО, а также его подразделениями, работающими по «их» тематике, организуют подготовку важнейших информационных документов для высшего руководства США.

Штаб-квартира РУМО находится в Пентагоне. Однако часть его структур размещена в других местах. Так, входящий в состав РУМО Медицинский разведывательный центр вооруженных сил находится на военной базе Фредерик (Мэриленд), а Центр ракетно-космической разведки – на базе ВВС США в Хантсвилле (Алабама).

Основную часть подразделений РУМО можно разделить на три категории: добывающие информацию, обрабатывающие полученные сведения и вспомогательные. Первые занимаются сбором разведывательной информации, вторые – ее обработкой и анализом, третьи – обеспечивают деятельность первых двух всем необходимым.

К добывающим структурам РУМО относятся:

• Директорат разведывательных операций. Собирает запросы потребителей разведывательной информации, включая аппарат Министерства обороны, Объединенный комитет начальников штабов, различные военные службы, объединенные командования, а также членов Разведывательного сообщества. Руководит операциями военной агентурной разведки. Также занимается разработкой спецоборудования для ведения агентурной разведки.

• Директорат разведывательных операций включает в себя два отдела. Первый из них отвечает за агентурную разведку. Второй – руководит системой военных атташе, начиная с отбора кандидатов от различных видов вооруженных сил и их подготовки и кончая получением собранной ими информации.

• Центральная организация измерений и описаний (Central MASINT Organization). Создана в начале 1996 года. Занимается ведением технической разведки, в основном оценкой тактико-технических характеристик иностранных вооружений.

К обрабатывающим структурам РУМО следует отнести:

• Директорат анализов и продукции. Занимается обработкой разведывательной информации, поступающей из всех доступных Управлению источников. Снабжает своей аналитической продукцией министра обороны, Объединенный комитет начальников штабов, различные военные службы и другие государственные ведомства, а также полевых офицеров.

• Директорату подчинены Центр ракетно-космической разведки и Медицинский разведывательный центр вооруженных сил. Оба они переданы в состав РУМО в январе 1992 года.

• Директорат разведки Объединенного штаба. Создан в 1974 году и предназначен для непосредственного обеспечения разведывательной информацией ОКНШ. Фактически является разведывательным подразделением последнего. Организует работу национального центра военной разведки (командного пункта РУМО) и руководит деятельностью центра тревог РУМО, который работает круглосуточно в пять смен и готовит оперативную развединформацию в реальном масштабе времени для Пентагона.

В случае возникновения кризисной ситуации директорат разведки Объединенного штаба становится ключевой точкой, на которую замыкаются все элементы глобальной системы индикации и предупреждения. В него стекаются все разведывательные данные, которые после аналитической обработки немедленно сообщаются министру обороны и ОКНШ. Директорат выделяет специалистов в состав воздушного КП и запасного командного центра ОКНШ, поддерживает взаимодействие центра тревог РУМО с аналогичными органами других федеральных ведомств, в частности ЦРУ, и ситуационной комнатой Белого дома.

К более прозаическим задачам директората относится разработка доктрины военной разведки.

Начиная с февраля 1991 года в составе директората действует телесеть военной разведки (Defense Intelligence Network), представляющая собой систему телевизионного вещания по закрытым каналам, абонентами которого являются высшие военные чины и правительственные должностные лица, всего около 1000 человек. Телеизображение шифруется и его можно просматривать лишь на особых мониторах. Передачи складываются из видеоряда (фотографии воздушной и космической съемки) и звукового сопровождения.

• Директорат политической поддержки. Предназначен для своевременного и квалифицированного обеспечения разведывательной информацией высших должностных лиц политического руководства США.

Вспомогательными структурами РУМО являются:

• Административный директорат.

Включает в себя:

• службу контрразведки и внутренней безопасности;

• отдел кадров;

• инженерно-технический отдел;

• отдел обеспечения;

• объединенный учебный центр военной разведки.

Директорат информационных служб и систем. Отвечает за составление информационных баз данных, автоматизированную пересылку информации потребителям, ведает разведывательными архивами.

На сегодняшний день в РУМО работают свыше 7000 военных и гражданских сотрудников. Несмотря на то, что Управление создавалось как чисто военная служба, в настоящее время гражданские специалисты составляют две трети его персонала. Что касается бюджета РУМО, то, как и у большинства американских спецслужб, он засекречен. Его величина оценивается примерно в 1 млрд. долларов.

Главной «кузницей кадров» Управления является расположенный на территории авиабазы Боллинг в Вашингтоне Объединенный колледж военной разведки (Joint Military Intelligence College). Он был создан в октябре 1962 года путем слияния Школы стратегической разведки армии и адъюнктуры для командного состава флота, получив название «Школа военной разведки». Позднее он был переименован в Колледж военной разведки, а в мае 1993 года получил свое нынешнее название.

Колледж является полноценным высшим учебным заведением и присваивает своим выпускникам степень бакалавра разведывательных наук. Кроме того, в 1980 году он получил право присваивать степень магистра наук в области стратегической разведки.

В колледже проходят обучение как военнослужащие, так и гражданские специалисты, желающие повысить свою квалификацию и, соответственно, продвинуться по службе. Кроме того, колледж готовит кадры военных атташе.

Помимо персонала РУМО, в колледже учатся сотрудники прочих разведывательных ведомств Министерства обороны, ЦРУ, ФБР, а также некоторых других государственных структур.

История РУМО

Образование РУМО явилось в некотором роде второй попыткой создания в США единой разведслужбы. Как известно, впервые подобная идея была высказана еще в 1943 году генерал-майором Уильямом Донованом, однако тогда она не получила поддержки. Первой попыткой ее реализации стало создание в 1946 году Группы центральной разведки, из которой в следующем году выросло ЦРУ. Однако фактически это не было полноценным объединением: ЦРУ не включило в свой состав существовавшие к тому времени американские спецслужбы, а стало играть по отношению к ним руководящую и координирующую роль. При этом последние сохранили изрядную долю своей независимости.

Подобная разобщенность создавала определенные проблемы. Особенно это касалось структур, подчиненных Министерству обороны. Так, в результате реформы американских вооруженных сил 1958 года были образованы региональные объединенные командования. Но поскольку у каждого вида вооруженных сил сохранялась собственная разведка, работавшая автономно и только в интересах «своих», свободного обмена разведданными между родами войск не происходило, а значит, и налаживание по-настоящему тесного взаимодействия между ними представлялось труднодостижимой задачей. Высшие военные чины жаловались на несогласованность разведывательной работы, на бесконечные интриги между разведками родов войск.

В подобной ситуации естественным образом напрашивалась идея создания единой военной разведки. Во-первых, это позволило бы объединить усилия разведывательных ведомств. Во-вторых, тем самым можно было бы организовать эффективное распределение разведывательных ресурсов и избежать всевозможного дублирования, как с организационной точки зрения, ликвидировав параллельные структуры в разных родах войск, так и с точки зрения постановки разведывательных задач. Наконец, в-третьих, этим достигалось согласование аналитических выводов и оценок, которые до того времени готовились спецслужбами различных видов вооруженных сил индивидуально.

Однако присущие американскому образу жизни стремление к независимости и яростное сопротивление любым тенденциям к централизации сыграли свою роль и здесь. В результате, 5 июля 1961 года недавно назначенный министром обороны США Роберт Макнамара одобрил концепцию РУМО, согласно которой отдельные военные спецслужбы сохранялись, продолжая выполнять такие задачи, как учебная подготовка специалистов разведки, разработка тактики боевой разведки, внутренняя безопасность и военная контрразведка. Остальными своими обязанностями спецслужбы видов вооруженных сил должны были поделиться с РУМО.

1 августа Министерство обороны публично объявило о предстоящем учреждении РУМО. Наконец, после одобрения плана деятельности нового Управления министром обороны и председателем ОКНШ, 1 октября 1961 года РУМО официально начало свою деятельность.

Первоначальный штат РУМО составлял всего лишь около 20 сотрудников. Развертывание его структур началось лишь в 1963 году: 1 января был создан Центр продукции (Production Center), являвшийся аналитическим органом, 19 февраля – Автоматизированный центр обработки данных. В том же феврале в РУМО была утверждена программа подготовки кадров для нужд разведки.

31 марта создается Центр распространения (Dissemination Center), 30 апреля – Директорат научной и технической разведки. Наконец, 1 июля РУМО были переданы функции расформированной разведки Объединенного комитета начальников штабов.

1 июля 1965 года в ведение РУМО передается институт военных атташе, а после начала агрессии США во Вьетнаме оно возглавило межведомственный комитет по работе с военнопленными.

Тем не менее, в целом РУМО оказалось неспособным возвыситься над конкурирующими между собой отдельными военными спецслужбами. Попытки утвердить РУМО в качестве централизованной военной разведки продолжали встречать сопротивление со стороны разведслужб родов войск. Таким образом, вторая попытка реализовать, пусть и в искаженном виде, план Донована путем создания если не единой общенациональной, то хотя бы единой военной разведки фактически провалилась.

Однако, как показал еще знаменитый русский баснописец Крылов в своей басне «Квартет», если что-либо не получается, то проблему часто пытаются решить при помощи реорганизации. Не стало исключением и РУМО. В июле 1970 года происходит серьезная перестройка его структуры, призванная повысить эффективность работы управления. Одновременно была реорганизована система военных атташе, а в ноябре 1970 года для повышения качества аналитической работы создан директорат оценок (Directorate for Estimates).

В ноябре 1971 года директор РУМО был назначен президентом Никсоном руководителем общей программы военной разведки для военного разведывательного сообщества. Также был учрежден специальный пост помощника министра обороны по разведке. Помощник по разведке был призван контролировать программы военной разведки и совместно с директором ЦРУ и другими разведслужбами вне министерства обороны обеспечивать их координацию.

Три года спустя, в октябре 1974, только что назначенный директором РУМО генерал Дэниел Грэхэм начал новую всестороннюю перестройку РУМО. В частности, в декабре был учрежден (по аналогии с Разведывательным сообществом) институт «офицеров военной разведки».

К 1975 году РУМО оказалось в состоянии кризиса. Во-первых, в связи с окончанием войны во Вьетнаме произошло сокращение американских вооруженных сил, в том числе и военной разведки. Так, к 1975 году штат РУМО по сравнению с 1968 годом сократился на 31 %, составив приблизительно 4600 человек.

Кроме того, в это время началось широкомасштабное расследование деятельности американских спецслужб со стороны американских законодателей: комиссией Пайка в Палате представителей и комиссией Черча в Сенате. Не ускользнула от их внимания и малоэффективная работа РУМО, в частности двойное дублирование функций: с одной стороны, между ЦРУ и РУМО, с другой – между РУМО и разведками родов войск.

В феврале 1976 года комиссия Пайка выступила с предложением упразднить РУМО как организацию, которая лишь дублирует деятельность других спецслужб. Подобная безответственность американских законодателей вызвала справедливое возмущение генерала Грэхема, который назвал эту рекомендацию «хулиганской выходкой распоясавшихся юнцов». Впрочем, делая столь резкое заявление, Грэхем ничем не рисковал, поскольку к этому времени уже вышел в отставку и работал в предвыборном штабе кандидата в президенты США Рональда Рейгана.

В результате РУМО удалось отстоять, хотя некоторое время его существование висело на волоске. Об этом свидетельствует хотя бы такой факт, как ликвидация в июле 1976 года должностей заместителя директора и начальника штаба РУМО – соответственно, второй и третьей позиции в иерархии Управления. Эти должности были восстановлены лишь в сентябре 1977 года. В том же 1977 году было пересмотрено и место РУМО в министерстве обороны. Отныне управление РУМО осуществлялось через помощника министра обороны по командованию, управлению, коммуникациям и разведке (в том, что касается постановки задач и выделения ресурсов), а также – помощником министра обороны по делам международной безопасности (в том, что касается политических вопросов).

В 1979 году происходит очередная реорганизация РУМО, в результате которой в составе Управления создается пять основных директоратов: производства, операций, ресурсов, внешних сношений, разведывательной поддержки ОКНШ. Тем не менее, это не уберегло РУМО от неудач в Иране, Афганистане и других стратегически важных регионах.

В апреле 1981 года РУМО выпустило первый сборник «Советская военная мощь» («Soviet Military Power»). В дальнейшем он издавался регулярно.

В 1991 году во время войны в Персидском заливе около 2000 сотрудников РУМО были прикомандированы к вооруженным силам антииракской коалиции. Однако позднее военачальники жаловались, что не могли добиться от них своевременного получения разведданных.

В последние годы, помимо своих традиционных обязанностей, РУМО отвечает и за разведывательное обеспечение так называемых «миротворческих сил» США и НАТО. Кроме того, оно участвует в программе борьбы с терроризмом, а также оказывает помощь американским правоохранительным органам в борьбе с наркоторговлей и транзитом наркотиков.

Следует отметить, что, в отличие от ЦРУ или АНБ, вербовке сотрудников РУМО в советских спецслужбах уделялось явно гораздо меньше внимания. Собственно говоря, на сегодняшний день нам не известно ни об одном советском агенте в РУМО. В этом отношении больше повезло союзникам бывшего СССР. Так, в 1978 году разведка Ливии завербовала сотрудника РУМО Вальдо Даберстайна (Waldo Dubberstein), впоследствии разоблаченного и покончившего жизнь самоубийством. А 21 сентября 2001 г. в США было официально объявлено об аресте по обвинению в шпионаже в пользу Кубы сотрудницы РУМО Аны Белен Монтес (Ana Belen Montes).

Директора РУМО

1 октября 1961 – 15 сентября 1969:

• генерал-лейтенант ВВС Кэролл, Джозеф Фрэнсис (Carroll, Joseph Francis);

сентябрь 1969 – август 1972:

• генерал-лейтенант Беннетт, Дональд В. (Bennett, Donald V.);

август 1972 – сентябрь 1974:

• вице-адмирал Де Пуа, Винсент П. (De Poix, Vincent P.);

сентябрь 1974 – декабрь 1975:

• генерал-лейтенант Грэхэм, Дэниел О. (Graham, Daniel O.);

январь-май 1976 (исполняющий обязанности):

• генерал-лейтенант ВВС Тиге, Юджин Ф., младший (Tighe, Eugene F.);

май 1976 – август 1977:

• генерал-лейтенант Уилсон, Сэмюэл В. (Wilson, Samuel V.);

сентябрь 1977 – 1 сентября 1981:

• генерал-лейтенант ВВС Тиге, Юджин Ф., мл. (Tighe, Eugene F.);

сентябрь 1981 – сентябрь 1985:

• генерал-лейтенант Уильямс, Джеймс А. (Williams, James A.);

октябрь 1985 – 1 января 1989:

• генерал-лейтенант ВВС Перрутс, Леонард Г. (Perroots, Leonard H.);

декабрь 1988 – сентябрь 1991:

• генерал-лейтенант Сойстер, Гарри Е. (Soyster, Harry E.);

сентябрь-ноябрь 1991 (исполняющий обязанности):

• Нэджи, Деннис М. (Nagy, Dennis M.);

ноябрь 1991 – 1 сентября 1995:

• генерал-лейтенант ВВС Клэппер, Джеймс Р., младший (Clapper, James R.);

сентябрь 1995 – февраль 1996:

• генерал-лейтенант ВВС Минигэн, Кеннет А. (Minihan, Kenneth A.);

февраль 1996 – 27 июля 1999:

• генерал-лейтенант Хьюз, Патрик М. (Hughes, Patrick M.);

с 27 июля 1999:

• вице-адмирал Уилсон, Томас Р. (Wilson, Thomas R.).

Биографии директоров РУМО

Кэролл, Джозеф Фрэнсис

• (Carroll, Joseph Francis)

1910 – 20 января 1991.

Родился в Чикаго, штат Иллинойс. В 1933 г. окончил Колледж святой Марии в Манделейне (Иллинойс), получив степень бакалавра искусств. В 1940 г. получил степень доктора юриспруденции в Университете Лойолы (Чикаго).

Работал в чикагской фирме «Свифт и Компания» помощником менеджера по продажам. С 1940 г. – член Коллегии адвокатов штата Иллинойс.

В октябре 1940 г. поступил на работу в ФБР. Служил специальным агентом в региональных офисах в Чикаго, а также в Мемфисе (Теннесси) и Ноксвилле (Теннесси).

В мае 1944 г. переведен в штаб-квартиру ФБР, где занимал должности руководителя, отвечающего за расследование дел по ограблениям банков и похищениям, начальника криминальной секции и первого помощника начальника Управления общих расследований.

После окончания 2-й мировой войны перед правительством США встала проблема: что делать с разбросанными по всему миру излишками американского военного имущества. По специальной просьбе руководителя Администрации по излишкам собственности (Surplus Property Administration) Джозеф Кэролл был временно переведен генеральным прокурором и директором ФБР в его распоряжение. Позднее эта структура была преобразована в Администрацию военного имущества (War Assets Administration). Работая в ней, Кэролл организовал и возглавил Управление по распределению (Compliance Enforcement Division), отвечающее за все расследования, связанные с злоупотреблениями при передаче бывшей военной собственности в частные руки.

В мае 1947 г. Кэролл вернулся в ФБР, заняв пост помощника директора по административным вопросам.

После того, как в сентябре 1947 г. ВВС США получили статус отдельного министерства, директор ФБР Дж. Эдгар Гувер командировал Дж. Кэролла в распоряжение ВВС, чтобы он организовал там Агентство ВВС, выполняющее следственные и контрразведывательные функции.

12 января 1948 г. Кэролл получил звание полковника ВВС в запасе. 6 мая того же года он был призван на действительную военную службу в звании бригадного генерала, а 11 августа 1950 г. был произведен в генерал-майоры.

На момент призыва на военную службу 6 мая 1948 г. Кэролл занимал пост первого директора Отдела специальных расследований. Управляя этой службой, он создавал ее районные отделы, обслуживающие командный состав авиации в Соединенных Штатах и обеспечивающие ВВС по всему миру обученными специалистами для ведения специальных расследований.

6 сентября 1950 г. Кэролл был назначен заместителем генерального инспектора по безопасности ВВС США. В этой должности он руководил Отделом специальных расследований, Отделом военной полиции (Office of the Provost Marshal) и отвечал за все планы по безопасности и полицию ВВС США.

1 апреля 1958 г. направлен в Висбаден (Западная Германия) в качестве заместителя командующего ВВС США в Европе по тылу. В ноябре 1959 г., после реорганизации, занял должность начальника штаба ВВС США в Европе.

1 февраля 1960 г. произведен в генерал-лейтенанты и назначен генеральным инспектором ВВС США.

1 октября 1961 г. назначен министром обороны на должность первого директора РУМО.

С 15 сентября 1969 г. в отставке.

Награды: медаль «За выдающиеся заслуги» и орден Доблестного легиона с дубовыми листьями.

Беннетт, Дональд В.

• (Bennett, Donald V.)

Генерал-лейтенант армии США.

С сентября 1969 по август 1972 г. – директор РУМО.

Де Пуа, Винсент П.

• (De Poix, Vincent P.)

Вице-адмирал ВМС США.

С августа 1972 по сентябрь 1974 г. – директор РУМО.

Грэхэм, Дэниел О.

• (Graham, Daniel O.)

Участвовал в войнах США в Корее и во Вьетнаме. Служил в Западной Германии.

Генерал-лейтенант армии США.

С сентября 1974 по декабрь 1975 г. – директор РУМО.

После ухода в отставку был советником по военным вопросам Рональда Рейгана во время кампаний 1976 и 1980 гг. по выборам президента США.

Один из авторов идеи «Стратегической оборонной инициативы» – разработки полномасштабной американской системы противоракетной обороны.

Тиге, Юджин Ф., младший

• (Tighe, Eugene F.)

1921-29.01.1994.

Родился в г. Нью-Реймер, штат Колорадо). В 1939 г. окончил Высшую школу прикладных искусств (Manual Arts High School) в Лос-Анджелесе. В 1949 г. окончил Университет Лойолы в Лос-Анджелесе, получив степень бакалавра истории. Позднее в 1966 г. окончил Колледж ВВС на базе ВВС в Максвелле (штат Алабама), а в 1980 г. получил степень почетного доктора военных наук от университета Норвича в Нортфилде (Вермонт).

В сентябре 1942 г. призван в армию США. Служил в Форт Блисс (Техас), Кэмп Куки (Калифорния) и в Австралии. В 1944 г. окончил Офицерскую артиллерийскую школу в Кэмп Колумбия (Австралия), получив звание 2-го лейтенанта и был назначен офицером ПВО в 43-й полк бомбардировщиков 5-го воздушного флота. Вместе со своей частью служил на Новой Гвинее, в Вест-Индии, на Филиппинах и, наконец, на Рюкю. В 1946 г. демобилизован и зачислен в резерв ВВС США.

Вновь поступил на действительную военную службу в ВВС США в августе 1950 г. в качестве офицера разведки при 78-м полку истребителей-перехватчиков на базе ВВС в Гамильтоне (Калифорния). С сентября 1951 по октябрь 1955 г. служил офицером разведки: год в 8-м полку истребителей-бомбардировщиков на базе ВВС в Сувоне (Южная Корея), два года в 436-й эскадрилье бомбардировщиков на базе ВВС в Карсвелле (Техас) и год в 7-м полку бомбардировщиков в том же Карсвелле.

С октября 1955 по август 1958 г. служил в Чирштейне (Западная Германия) в качестве оперативного офицера 497-й эскадрильи технической разведки. Затем был назначен в 544-е крыло аэрокосмической технической разведки на базе ВВС в Оффате (Небраска), где в январе 1960 г. организовал Исследовательский центр и вплоть до июня 1965 г. был его начальником.

С августа 1965 по июнь 1966 г. проходил учебу в Колледже ВВС.

После его окончания был назначен директором по выбору целей штаб-квартиры 7-го воздушного флота на базе в Тан Сан Нхут (Южный Вьетнам). В августе 1967 г. переведен в штаб-квартиру ВВС США в Вашингтоне, где служил в Директорате по операциям в качестве специального помощника в Разведывательном управлении, а с июля 1968 по октябрь 1969 г. – начальником Управления обзора операций (Operations Review Division).

В ноябре 1969 г. назначен заместителем директора по оценкам, а в январе 1970 г. – директором по оценкам. Позднее служил директором по разведывательным вопросам в Отделе помощника начальника штаба по разведке.

С августа 1971 г. – заместитель начальника штаба ВВС на Тихом океане по разведке, на базе ВВС в Хиккэме (Гавайи). С апреля 1972 г. – директор по разведке штаб-квартиры американского Тихоокеанского командования в Кэмп Х.М. Смит (Гавайи).

С сентября 1974 по август 1976 г. – заместитель директора РУМО. С декабря 1975 по май 1976 г. исполнял обязанности директора РУМО.

С августа 1976 г. – заместитель начальника штаба Командования стратегической авиации по разведке, база ВВС в Оффате.

С января 1977 г. – помощник начальника штаба ВВС по разведке.

В июне 1977 г. назначен президентом Картером на пост директора РУМО. Вступил в должность в сентябре 1977 г. С июля по август был специальным помощником директора РУМО.

1 сентября 1977 г. присвоено звание генерал-лейтенанта (задним числом, с даты 4 ноября 1975 г.).

Вышел в отставку 1 сентября 1981 г. Жил в Лос-Анджелесе.

Награды: медаль «За выдающиеся заслуги» с дубовыми листьями, орден Доблестного легиона с тремя дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда», медаль «За отличную службу», благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил», благодарственная медаль «За службу в ВВС», южнокорейский орден.

Уилсон, Сэмюэл В.

• (Wilson, Samuel V.)

Генерал-лейтенант армии США.

С мая 1976 по август 1977 г. – директор РУМО.

Уильямс, Джеймс А.

• (Williams, James A.)

Генерал-лейтенант армии США.

С сентября 1981 по сентябрь 1985 г. – директор РУМО.

Перрутс, Леонард Г.

• (Perroots, Leonard H.)

Род. в 1933.

Родился в г. Моргантаун, штат Западная Вирджиния. В 1950 г. окончил Высшую школу святого Франциска в родном городе. В 1955 г. получил степень бакалавра истории в Университете Западной Вирджинии, а в 1975 г. – степень магистра международных отношений в Университете Джорджа Вашингтона. Кроме того, в 1960 г. окончил авиационную офицерскую школу, в 1961 г. – Школу стратегической разведки и в 1975 г. – Национальный военный колледж, все – с отличиями.

Учась в Университете Западной Вирджинии, прошел программу подготовки офицеров запаса и в мае 1955 г. был принят на действительную военную службу в качестве офицера разведки 95-й эскадрильи истребителей-перехватчиков базы ВВС в Эндрюсе (Мэриленд). Затем был назначен офицером разведки в 59-ю эскадрилью истребителей-перехватчиков базы ВВС в Гасе, Лабрадор.

В феврале 1959 г. переведен в группу поддержки комбинированных служб (Combined Services Support Group) на базу ВВС в Стиид (Невада). В августе-декабре 1960 г. обучался в эскадрильной офицерской школе, после окончания которой вернулся на базу в Стииде и был назначен начальником группы комбинированных служб поддержки.

С мая 1962 по май 1965 г. служил в штаб-квартире командования ВВС США на Аляске, на базе ВВС в Илмендорфе в качестве начальника подразделения оперативной разведки и тренировки Отдела директора по разведке.

Затем был переведен в штаб-квартиру ВВС США в Вашингтоне, где служил начальником подразделения текущей разведки и брифингов директората оценок Отдела помощника начальника штаба по разведке.

В июне 1969 г. назначен начальником управления анализа сражений директората целей Отдела заместителя начальника штаба 7-го воздушного флота по разведке, на базе ВВС в Тан Сан Нхут (Южный Вьетнам).

После возвращения в США в августа 1970 г. вновь назначен в штаб ВВС начальником управления оперативной разведки. В этот период Леонард Перрутс также выполнял специальные задания начальника штаба ВВС и Объединенного комитета начальников штабов по поддержке операции «Linebacker II» (бомбардировки в Юго-Восточной Азии) и по сбору разведывательной информации в связи с войной на Ближнем Востоке.

После окончания в сентябре 1975 г. Национального военного колледжа Перрутс был направлен в штаб-квартиру Командования тактической авиации (база ВВС в Лэнгли, Вирджиния) директором оперативной разведки. С февраля 1978 г. – заместитель начальника штаба по разведке.

С сентября 1980 по май 1985 г. – служил в штаб-квартире ВВС США в Европе на базе ВВС в Рамштейне (Западная Германия), вначале помощником заместителя начальника штаба по оперативной разведке, а позднее – заместителем начальника штаба по разведке. Затем стал помощником начальника штаба по разведке штаба ВВС США в Вашингтоне и командующим Разведывательной службы ВВС.

1 октября 1985 г. присвоено звание генерал-лейтенанта.

В октябре 1985 г. назначен директором РУМО.

1 января 1989 г. ушел в отставку.

Награжден: медаль «За выдающиеся заслуги», орден Доблестного легиона с двумя дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда», благодарственная медаль «За службу в ВВС» с дубовыми листьями, медаль «За службу по защите нации», медаль «За службу во Вьетнаме» с четырьмя звездами, другие награды США, а также золотой Крест почета (ФРГ), две южновьетнамские и одна южнокорейская награды.

Сойстер, Гарри Е.

• (Soyster, Harry E.)

Родился в г. Алтуне, штат Пенсильвания. В 1957 г. окончил Военную академию Соединенных Штатов, получив степень бакалавра, и был направлен служить в полевую артиллерию. Позднее получил степень магистра химии в Университете штата Пенсильвания и магистра системного управления в Южнокалифорнийском университете. Также закончил Полевую артиллерийскую школу, Командно-штабной колледж армии США и Национальный военный колледж.

В качестве артиллерийского офицера прошел все командные ступени от командира взвода до командира дивизиона. Затем находился на штабной работе: в отделе заместителя по персоналу начальника штаба и в отделе генерального инспектора департамента армии; занимал должности директора по операциям Объединенного комитета начальников штабов, ассистента в Военной академии Соединенных Штатов, начальника штаба 24-й пехотной дивизии. Во Вьетнаме служил в качестве оперативного офицера дивизиона полевой артиллерии.

После производства в генералы занимал ряд должностей в разведке. Был заместителем помощника по разведке начальника штаба армии США, командующим генералом Командования разведки и безопасности армии США, где он отвечал за всю армейскую разведку и контрразведку.

С декабре 1988 г. – директор РУМО. В этом качестве отвечал за разведывательное обеспечение вторжения в Панаму и операции «Буря в пустыне» против Ирака.

В сентябре 1991 г. вышел в отставку.

После выхода в отставку занимается бизнесом. Является членом совета директоров корпорации «Ксибернаут», кроме того, работает консультантом ряда корпораций. Также участвует в исследованиях, проводимых Центром стратегических и международных исследований, фондом «Двадцатый век» и Национальным институтом государственной политики.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах», медаль «За выдающиеся заслуги» с дубовыми листьями, орден Доблестного легиона, медаль за доблесть «Бронзовая звезда» с дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда», медаль «Пурпурное сердце», медаль «За отличную службу», благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил», благодарственная медаль «За службу в сухопутных силах». Также награжден медалью «За выдающиеся заслуги в национальной разведке».

Нэджи, Деннис М.

• (Nagy, Dennis M.)

В сентябре-ноябре 1991 г. – исполняющий обязанности директора РУМО. Единственный из занимавших этот пост за всю историю РУМО, не являющийся военнослужащим.

Клэппер, Джеймс Р., младший

• (Clapper, James R.)

В 1963 г. окончил Мэрилендский университет, получив степень бакалавра политических наук. В 1970 г. получил степень магистра политических наук в Университете святой Марии (Техас). В 1973 г. окончил Авиационный командно-штабной колледж на базе ВВС в Максвелле (Алабама). В 1975 г. с отличием окончил Колледж штаба армии (Armed Forces Staff College) в Норфолке (Вирджиния). В 1976 г. окончил Авиационный военный колледж на базе ВВС в Максвелле (Алабама). В 1979 г. окончил Национальный военный колледж в Форте Лесли Дж. Мак-Нэйра, Вашингтон. В 1990 г. прослушал программу для высших чинов национальной и международной безопасности в Гарвардском университете (Массачусетс). В том же 1990 г. посещал Гарвардский семинар по оборонной политике.

Во время учебы в Мэрилендском университете вначале добровольно вступил в резерв Корпуса морской пехоты, но вскоре перевелся на отделение, обучавшееся по программе подготовки офицеров запаса ВВС. Закончив с отличием курс военной подготовки в университете, с мая 1963 по март 1964 г. проходил обучение на Офицерских курсах разведки каналов связи на базе ВВС в Гудфеллоу (Техас). 8 июня 1963 г. получил звание 2-го лейтенанта.

С марта 1964 г. – начальник аналитического отделения Центра специальных коммуникаций ВВС, база ВВС в Келли (Техас). 8 января 1965 г. произведен в 1-е лейтенанты.

С декабря 1965 г. – офицер-наблюдатель и аналитик воздушной обороны 2-й авиадивизии (позднее 7-го воздушного флота), база ВВС Тан Сан Нхут (Южный Вьетнам).

С декабря 1966 г. – адъютант командира и референт Службы безопасности ВВС, база ВВС в Келли (Техас). 16 марта 1967 г. произведен в капитаны.

С июня 1970 г. – командир 3-го отделения (занимавшегося разведкой каналов связи) 6994-й охранной эскадрильи, база Накхон Фаном Королевских ВВС Таиланда. Совершил 73 боевых вылета на самолетах EC-47s.

С июня 1971 г. – военный помощник директора АНБ, Форт Мид (Мэриленд).

С августа 1973 г. – адъютант командира и офицер штаба разведки в штаб-квартире командования систем ВВС (Air Force Systems Command), база ВВС в Эндрюсе (Мэриленд). Майор (1 ноября 1973).

С августа 1974 по сентябрь 1975 учился в Колледже штаба армии в Норфолке (Вирджиния), который окончил с отличием.

С сентября 1975 г. – начальник отделения разведки каналов связи штаб-квартиры Тихоокеанского командования США, Кэмп Х.М.Смит (Гавайи). Подполковник (1 апреля 1976). С июня 1976 г. отделение получает обозначение J-23.

С августа 1978 по июнь 1979 г. учился в Национальном военном колледже Национального оборонного университета в Форте Лесли Дж. Мак-Нэйра (Вашингтон).

С июня 1979 г. – представитель Вашингтонской области для команды электронной безопасности, заместитель командира, Форт Мид (Мэриленд). С февраля 1980 г. там же – командир 6940-го крыла электронной безопасности. Полковник (11 февраля 1980).

С апреля 1981 г. – директор по разведывательным планам и системам Отдела помощника начальника штаба по разведке, штаб-квартира ВВС США, Вашингтон.

С июня 1984 г. – командующий Центра технических служб ВВС, база ВВС в Пэтрике (Флорида).

С июня 1985 г. – помощник начальника по разведке штаба ВВС США в Корее и заместитель помощника начальника по разведке объединенного американо-южнокорейского штаба. Бригадный генерал (1 октября 1985).

С июля 1987 г. – директор по разведке штаб-квартиры Тихоокеанского командования США, Кэмп Х.М.Смит (Гавайи). Генерал-майор (1 сентября 1988).

С июля 1989 г. – заместитель начальника по разведке штаба Командования стратегической авиации, база ВВС в Оффате (Небраска).

С апреля 1990 г. – помощник начальника штаба ВВС США по разведке.

С ноября 1991 г. – директор РУМО. Генерал-лейтенант (15 ноября 1991).

1 сентября 1995 г. ушел в отставку.

Занимал руководящие посты в ряде корпораций.

С сентября 2001 г. – директор Национального управления видовой и картографической информации (НУВКИ).

Имеет налет 700 часов на самолетах EC-47 и EC-135.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах», медаль «За выдающиеся заслуги», медаль «За превосходную службу в вооруженных силах», орден Доблестного легиона с двумя дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда» с дубовыми листьями, медаль «За отличную службу в вооруженных силах», медаль «За отличную службу» с дубовыми листьями, Авиационная медаль с дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил», благодарственная медаль «За службу в ВВС», медаль «За выдающиеся заслуги в национальной разведке», орден Почетного легиона (Франция), южнокорейский орден.

Женат. Двое взрослых детей и трое внуков.

Минигэн, Кеннет А.

• (Minihan, Kenneth A.)

С января 1980 по сентябрь 1981 г. – офицер по законодательным связям в штаб-квартире РУМО.

С сентября 1995 г. – директор РУМО. Занимал эту должность вплоть до февраля 1996 г., когда был назначен директором АНБ.

Генерал-лейтенант (1 сентября 1995).

Подробная биография – см. раздел, посвященный АНБ.

Хьюз, Патрик М.

• (Hughes, Patrick M.)

Генерал-лейтенант армии США.

С февраля 1996 по 27 июля 1999 г. – директор РУМО.

Уилсон, Томас Р.

• (Wilson, Thomas R.)

В 1968 г. окончил университет штата Огайо, получив степень бакалавра по сельскому хозяйству. Позднее получил степень магистра по менеджменту в Вебстерском колледже.

В марте 1969 г. окончил военно-морскую офицерскую школу в Ньюпорте. Служил в Командовании по защите Тайваня в Тайбэе, затем в РУМО, где в 1975 г. с отличием окончил Колледж военной разведки.

Затем служил в качестве офицера разведки на авианосце «Китти Хок», входившем в Исландскую противолодочную группу, на авианосце «Саратога» (3-я авианосное крыло), а также был командиром патрульной эскадрильи в Атлантике, Брансвик, штат Мэн. Затем служил командующим тактической группы 168.3 в Неаполе (Италия), под его руководством группа получила звание заслуженной.

С июня 1987 по июль 1989 г. – начальник разведки и помощник начальника штаба по разведке 7-го американского флота (авианосец «Блю Ридж»).

Вернувшись в Вашингтон, служил в качестве специального помощника по разведке заместителя командующего военно-морскими операциями.

С апреля 1991 г. – директор флотской разведки Атлантического флота, затем с апреля 1992 по ноябрь 1994 г. – директор разведки американского Атлантического командования.

Затем занимал должности заместителя директора по разведке Объединенного штаба, заместителя директора центральной разведки по военной поддержке, и, наконец, директора разведки Объединенного штаба.

27 июля 1999 г. назначен директором РУМО.

Награды: две медали «За выдающуюся службу в вооруженных силах», медаль «За превосходную службу в вооруженных силах», два ордена Доблестного легиона, две медали «За отличную службу», две благодарственные медали «За службу в объединенных органах вооруженных сил», две благодарственные медали «За службу в ВМС».

Биографии руководителей РУМО

Ивинг, Марк У.

• (Ewing, Mark W.)

Родился в г. Рочестер, штат Миннесота. Окончил университет Миннесоты, Командно-штабной колледж армии США и Национальный военный колледж.

За время более чем 20-летней службы в армии США занимал различные должности в отделе помощника министра обороны по командованию, управлению, коммуникациям и разведке и в отделе заместителя начальника штаба сухопутных сил США по разведке. Кроме того, занимал должности в отделе заместителя начальника штаба сухопутных сил США по операциям и планированию, Центре армейского персонала (Army Personnel Center), на полевой станции Синоп, в 1-м корпусе и в 1-й и 2-й пехотных дивизиях. Служил в Европе, Южной Корее, Вьетнаме и Латинской Америке.

Помощник заместителя начальника штаба сухопутных сил США по разведке.

В октябре 2000 г. назначен заместителем директора РУМО.

Награды: медаль «Бронзовая звезда» с дубовыми листьями, медаль «За превосходную службу в вооруженных силах», орден Доблестного легиона, медаль «За отличную службу в сухопутных силах» с шестью дубовыми листьями, армейская медаль «За отличную гражданскую службу».

Ким, Джон К.

• (Kiehm, John K.)

Род. 7 декабря 1937.

Родился в г. Вахайява, Гавайи. В 1962 г. окончил университет Лоума Линда, получив степень бакалавра точных наук. Позднее, в 1978 г. получил степень магистра по менеджменту в Центральном Мичиганском университете.

Во время обучения в университете прошел курс подготовки офицеров запаса. В 1962 г. вступил в армию и был назначен в подразделение Стратегического авиационного командования по расшифровке фотоснимков.

В 1965 г. направлен в Военный институт иностранных языков, где прошел годичный курс обучения китайскому языку. Затем продолжил обучение на базе в Форт-Холобед (Мэриленд), пройдя подготовку офицера агентурной разведки.

Неоднократно выезжал в длительные разведывательные командировки на Тайвань, в Таиланд, во Вьетнам и в другие страны Юго-Восточной Азии. Занимал командные полевые должности в Таиланде и в Западной Германии.

В 1984 г. переведен в РУМО, где занимал руководящие должности в отделе агентурной разведки.

С января 1997 г. – начальник инженерно-технического отдела административного директората.

В июле 2000 г. назначен начальником штаба РУМО.

Управление национальной разведки (УНР)

(National Reconnaissance Office)

Ведомство со столь расплывчатым названием занимается в США воздушно-космической разведкой.

УНР было создано 6 сентября 1961 года. При его создании объединились общие интересы ВВС, ВМС и ЦРУ в области разведки с помощью технических средств на высотных самолетах-разведчиках и космических аппаратах. К этому времени в эксплуатации уже находился первый спутник фоторазведки КН-2, запущенный в 1959 году. Он был замаскирован под гражданский космический аппарат «Дискавери-1».

Подобно тому, как это было с созданным в 1952 году АНБ, само существование УНР длительное время держалось в секрете. Только начиная с 1971 года в американской прессе начали появляться отдельные публикации, в которых сообщалось о наличии в США космической спецслужбы. Официально же существование УНР было признано лишь 18 сентября 1992 года.

Структура УНР

Возглавляющий УНР директор назначается на свою должность совместным решением директора ЦРУ и министра обороны. Однако по своему статусу он одновременно является и помощником министра ВВС по космическим системам и в этом качестве должен быть назначен президентом США и пройти утверждение Сенатом. В настоящее время директором УНР является Кейт Холл (Keith Hall).

Как руководитель ведомства, входящего в структуру Министерства обороны, директор УНР подчинен непосредственно министру обороны. Однако разведывательные задачи и приоритетные направления сбора информации определяет директор ЦРУ. В оперативном же плане УНР подчиняется исполнительному директору ЦРУ.

Подобный сложный и запутанный статус Управления и его руководителя объясняется тем, что УНР фактически является межведомственной организацией. Его штат комплектуется за счет персонала ЦРУ и Министерства обороны согласно следующим квотам: ВВС – 45 %, ЦРУ – 36 %, АНБ – 13 %, ВМС – 5 %, сухопутные войска – 1 %. Организационно-кадровая структура УНР также тесно переплетается со структурой других ведомств.

В своей деятельности УНР также тесно сотрудничает с Национальным управлением видовой и картографической информации (НУВКИ).

Директору УНР непосредственно подчинены:

• Отдел обеспечения равных служебных возможностей. Как и в других американских ведомствах, призван следить за тем, чтобы сотрудники УНР не подвергались какой-либо дискриминации.

• Генеральный инспектор. Занимается проведением дисциплинарных проверок и служебных расследований.

• Генеральный советник. Является юридическим советником директора УНР.

• Старший советник по рекрутированию. Является советником директора УНР по вопросам подбора и расстановки кадров.

• Исполнительный помощник.

• Военный помощник.

• Исполнительный офицер.

• Секретариат.

• Отдел по разбору жалоб.

Помимо директора, в руководство УНР входят:

Заместитель (фактически, 1-й заместитель) директора. До последнего времени им был Дэвид Киер (David Kier). Однако 3 августа 2001 года его сменил на этой должности Деннис Фицжеральд (Dennis Fitzgerald).

Заместитель директора по ресурсам, надзору и управлению.

Заместитель директора по национальной поддержке. Отвечает за работу с потребителями разведывательной информации, добываемой УНР, из числа политического руководства страны.

Заместитель директора по военной поддержке. Отвечает за работу с военными потребителями разведывательной информации.

Заместитель директора по системным разработкам.

Начальник штаба УНР. В возглавляемый им штаб входят:

• контрразведывательный отдел;

• отдел внутренней безопасности;

• отдел контрактов;

• отдел исторических исследований;

• политический отдел;

• протокольный отдел;

• отдел общих коммуникаций;

• отдел космических запусков.

Основную часть структуры УНР составляют четыре директората и три отдела:

Директорат по закупкам и эксплуатации систем радиоэлектронной разведки (Signals Intelligence Acquisition and Operations Directorate).

Директорат по закупкам и эксплуатации коммуникационных систем (Communications Systems Acquisition & Operations Directorate). Отвечает за функционирование и развитие всех космических и наземных коммуникационных структур и служб УНР.

Директорат по закупкам и эксплуатации систем видовой разведки (Imagery Intelligence Systems Acquisition and Operations Directorate).

Директорат новых систем и технологий (Advanced Systems and Technology Directorate).

Отдел управляющих служб и операций (Management Services and Operations Office). Отвечает за централизованное обеспечение работы элементов УНР.

Отдел общих операций. К его компетенции относится техническое обеспечение операций УНР: запуск спутников, измерения, диагностика, надзор за информационными технологиями.

Отдел оперативной поддержки. Отвечает за работу с потребителями добываемой УНР разведывательной информации.

Численность персонала УНР на ноябрь 1997 года составила 2753 человека.

Бюджет УНР оценивается в 6,2 млрд. долларов. Впрочем, в публикациях приводятся и существенно большие цифры, вплоть до 15 млрд. Столь значительная его величина объясняется использованием дорогостоящего оборудования. Так, сегодня спутник-шпион серии КН стоит порядка 800 млн. долларов, а его вывод на орбиту – еще 300 млн. Таким образом, наряду с АНБ, УНР является наиболее «дорогостоящей» американской спецслужбой.

Для того, чтобы сэкономить деньги американских налогоплательщиков, в конце 1990-х годов президент США Клинтон разрешил УНР продавать на коммерческой основе часть полученных космических фотоснимков. Это позволит перевести Управление на частичную самоокупаемость. Другим источником экономии средств может стать сверхнормативное продление сроков эксплуатации спутников на орбите. В свое время сокрытие от Конгресса США значительных остатков финансовых средств, полученных таким путем, вызвало серьезный скандал, приведший к отставке в 1996 году директора Управления Харриса и его заместителя Хилла.

Директора УНР

сентябрь 1961 – март 1963:

• доктор Черик, Джозеф В. (Charyk, Joseph V.);

март 1963 – октябрь 1965:

• доктор Мак-Миллан, Броквэй (McMillan, Brockway);

октябрь 1965 – март 1969:

• доктор Флэкс, Александер Г. (Flax, Alexander H.);

март 1969 – декабрь 1973:

• доктор Мак-Лукас, Джон Л. (McLucas, John L.);

декабрь 1973 – июнь 1976:

• Пламмер, Джеймс У. (Plummer, James W.);

июнь-август 1976 (исполняющий обязанности):

• доктор Кук, Чарльз У. (Cook, Charles W.);

август 1976 – апрель 1977:

• Рид, Томас К. (Reed, Thomas C.);

апрель-август 1977 (исполняющий обязанности):

• доктор Кук, Чарльз У. (Cook, Charles W.);

август 1977 – октябрь 1979:

• доктор Марк, Хэнс (Mark, Hans);

октябрь 1979 – август 1981:

• доктор Херманн, Роберт Дж. (Hermann, Robert J.);

август 1981 – декабрь 1988:

• Олдридж, Эдвард (Пит) К., младший (Aldridge, Edward (Pete) C.);

декабрь 1988 – сентябрь 1989 (исполняющий обязанности):

• Хилл, Джимми Д. (Hill, Jimmie D.);

сентябрь 1989 – март 1993:

• Фэйга, Мартин К. (Faga, Martin C.);

март 1993 – май 1994 (исполняющий обязанности):

• Хилл, Джимми Д. (Hill, Jimmie D.);

май 1994 – февраль 1996:

• Харрис, Джеффри К. (Harris, Jeffrey K.);

с февраля 1996 (до марта 1997 – исполняющий обязанности):

• Холл, Кейт Р. (Hall, Keith R.).

Биографии руководителей УНР

Холл, Кейт Р.

• (Hall, Keith R.)

Окончил университет Алфреда в Нью-Йорке, получив степень бакалавра истории и политологии. Позднее получил степень магистра общественного управления в университете Кларка в Вочестере (Массачусетс).

С 1970 г. служил в армейской разведке. За этот период дважды командовал подразделениями, выполнявшими оперативную разведку за границей.

В 1979 г. уволился из армии, перейдя на работу в президентскую администрацию. Был направлен в отдел управления и бюджета, где вплоть до 1983 г. служил инспектором, контролирующим исполнение бюджета ЦРУ.

В 1983–1991 гг. занимал ряд руководящих постов в аппарате сенатского Комитета по разведке, включая должность заместителя директора.

В 1991–1995 гг. – заместитель помощника министра обороны США по разведке и безопасности. Одновременно был председателем Национального совета по контрразведке и сопредседателем Совета по разведывательным системам.

С 1995 г. – исполнительный директор по делам Разведывательного сообщества. Участвовал в разработке концепции Национального управления видовой и картографической информации.

18 марта 1997 г. утвержден Сенатом помощником секретаря ВВС по космическим системам. 28 марта 1997 г. одновременно назначен директором УНР.

Фицжеральд, Деннис Д.

• (Fitzgerald, Dennis D.)

Специалист по системам видовой и радиоэлектронной разведки.

С 1996 г. возглавлял в УНР директорат по закупкам и эксплуатации систем радиоэлектронной разведки.

В июне 2001 г. назначен помощником заместителя директора ЦРУ по науке и технике.

3 августа 2001 г. совместным решением директора ЦРУ Джорджа Тенета и министра обороны США Дональда Рамсфелда назначен на должность 1-го заместителя директора УНР.

Киер, Дэвид Э.

• (Kier, David A.)

Родился в Пенсильвании. Окончил колледж Вашингтона и Джефферсона, получив степень бакалавра физики. Позднее окончил аспирантуру Южнокалифорнийского университета по разработке космических систем, учился в Национальном военном колледже.

Отслужив в армии, в 1965 г. поступил на работу в НАСА в качестве инженера-испытателя. Участвовал в разработке ряда аэрокосмических систем.

В 1973 г. был направлен на годичные курсы подготовки руководящих кадров.

В 1981 г. переведен в УНР. Отвечал за выполнение ряда важных и дорогостоящих спутниковых программ.

В мае 1994 г. переведен по обмену в ВМС США.

С апреля 1996 г. – технический директор УНР.

С 30 мая 1997 по 3 августа 2001 г. – 1-й заместитель директора УНР и одновременно 1-й заместитель помощника министра ВВС по космическим системам.

Награжден медалью «За заслуги в разведке». 

Национальное управление видовой и картографической информации (НУВКИ)

(National Imagery and Mapping Agency)

28 ноября 1995 года министр обороны США Уильям Перри, директор ЦРУ Джон Дейч и председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джон Шаликашвили направили совместное письмо в адрес Конгресса США, в котором просили американских законодателей одобрить создание еще одной разведывательной структуры – Национального управления видовой и картографической информации, и излагали концепцию нового разведывательного ведомства.

Идея получила одобрение, и 1 октября 1996 года НУВКИ приступило к работе. Следует отметить, что новая спецслужба была создана отнюдь не на пустом месте, а образована путем слияния уже существующих организаций: Военного картографического управления (Defense Mapping Agency), чьи сотрудники составили костяк НУВКИ, а также Центрального управления видовой информации (Central Imagery Office), Отдела распространения оборонной информации (Defense Dissemination Program Office) и входившего в состав ЦРУ Национального центра расшифровки фотоснимков (National Photographic Interpretation Center). Помимо этого, часть персонала Управления была переведена туда из РУМО, УНР и Военного управления воздушной разведки (Defense Airborne Reconnaissance Office).

Задачей НУВКИ является обеспечение военных, государственных и гражданских пользователей данными видовой разведки и картографической информацией.

Структура НУВКИ

Хотя НУВКИ организационно входит в структуру Министерства обороны, возглавляющий его директор, как и директор УНР, имеет двойное подчинение – министру обороны и директору ЦРУ.

Первым директором НУВКИ стал контр-адмирал Джозеф Дж. Дэнтоун младший (Joseph J. Dantone), в свое время командовавший силами ВМФ США, участвовавшими в «миротворческой операции» в Сомали. В марте 1998 года его сменил генерал-лейтенант Джеймс Кинг (James King). А совсем недавно – в сентябре 2001 года – новым директором НУВКИ стал отставной генерал-лейтенант ВВС США и бывший директор РУМО Джеймс Клэппер (James Clapper)

Помимо директора, в руководство Управления входят:

• Заместитель (фактически, 1-й заместитель) директора. До недавнего времени им был Джон Хелгерсон (John Helgerson). Однако 3 августа 2001 года он был назначен председателем Совета национальной разведки. В свою очередь, на его место пришла Джоанн Ишэм (Joanne Isham), бывшая до этого заместителем директора ЦРУ по науке и технике.

• Исполнительный директор. В настоящее время им является бригадный генерал ВВС США Майкл Ли (Michael Lee).

• Технический директор. В данный момент этот пост занимает Роберта Ленчовски (Roberta Lenczowski).

К штабным структурам НУВКИ относятся:

· Отдел генерального советника.

· Отдел генерального инспектора.

· Отдел международной политики.

· Протокольный отдел.

· Общий отдел.

· Отдел равных служебных возможностей.

· Коммерческий отдел.

· Центральный отдел постановки задач по видовой разведке.

· Командный центр.

· Секретариат.

К штабу НУВКИ также постоянно прикомандирован представитель УНР в ранге специального помощника директора.

Костяк структуры НУВКИ составляют восемь директоратов. Из них три являются основными:

· Директорат анализов и продукции.

· Директорат закупок.

· Директорат инноваций.

Следующие пять директоратов являются вспомогательными:

· Финансовый директорат.

· Директорат кадровых ресурсов.

· Директорат информационных служб.

· Директорат внутренней безопасности и установочных операций.

· Учебно-теоретический директорат (Training and Doctrine Directorate).

Штаб-квартира НУВКИ находится в Бетизде, штат Мэриленд. Однако большинство структур Управления сосредоточены в Вашингтоне и Сент-Луисе (Миссури). Что же касается офицеров связи, технических представителей и другого обслуживающего персонала НУВКИ, то они разбросаны по всему миру.

В настоящее время штат НУВКИ составляет приблизительно 9 тысяч сотрудников. Из них 3 тысячи работают в штаб-квартире в Бетизде, около 1000 – в Вашингтоне, остальные – на других площадках. Что же касается бюджета Управления, то его величина оценивается в 1,2 млрд. долларов.

Для подготовки кадров при НУВКИ действует специальное учебное заведение – Национальный колледж видовой и картографической информации. Однако все данные о нем строго засекречены.

Несмотря на столь недолгое время существования, НУВКИ уже сумело «прославиться»: считается, что именно благодаря сообщенной им неточной информации китайское посольство в Белграде 7 мая 1999 года было поражено американской ракетой, что вызвало международный скандал и способствовало значительному охлаждению отношений между Китаем и США. Впрочем, вполне возможно, что это была не ошибка, а сознательная провокация. В пользу этой версии говорит тот факт, что после злополучного инцидента никто из руководящих сотрудников НУВКИ не был уволен в отставку.

Биографии директоров НУВКИ

Кинг, Джеймс К.

• (King, James C.)

Род. 18 марта 1946.

Родился в г. Солт-Лейк-Сити, штат Юта. В 1968 г. окончил университет штата Юта, получив степень бакалавра политических наук. В 1980 г. получил степень магистра общественного управления в университете штата Миссури (Канзас-Сити).

Будучи студентом, прошел с отличием программу подготовки офицеров запаса. После окончания университета вступил в армию, был произведен во 2-е лейтенанты (9 августа 1968) и назначен командиром роты Агентства безопасности армии (Army Security Agency) полевой группы в Хаката (Япония). 1-й лейтенант (9 августа 1969).

С апреля 1970 г. – начальник отдела персонала, а затем оперативного отдела штаба полевой группы в Хаката. Капитан (9 августа 1970).

С декабря 1971 по декабрь 1972 г. находился во Вьетнаме в качестве командира 23-го отряда 509-й радиоразведывательной группы.

После возвращения в США с января по сентябрь 1973 г. обучался на Курсах повышения квалификации офицеров военной разведки при Разведывательном центре армии США в Форт-Хуачука (Fort Huachuca) (Аризона).

С сентября 1973 г. – офицер-криптолог, а затем офицер радиоразведки группы поддержки Агентства безопасности армии, прикомандированный к штаб-квартире АНБ в Форт-Миде (Мэриленд).

С января 1977 г. – начальник оперативного отдела штаба 307-й группы Агентства безопасности армии в ФРГ. Майор (3 июня 1978).

В июне 1979 г. вернулся в США и вплоть до мая 1980 г. обучался в Командно-штабном колледже армии США. Затем в июне-декабре 1980 г. готовился к защите магистерской диссертации в университете штата Миссури (Канзас-Сити).

С декабря 1980 г. – офицер по распределению Центра военного персонала армии США в Александрии (Вирджиния).

С июня 1982 г. – в аппарате заместителя начальника штаба по операциям и планированию армии США в Вашингтоне. Подполковник (1 апреля 1984).

С июля 1985 г. – в ФРГ, командир 307-го батальона военной разведки армии США.

С августа 1987 по июнь 1988 г. обучался в Армейском военном колледже.

С июня 1988 г. – начальник отделения военной разведки Главного управления персонала армии США в Александрии (Вирджиния).

С июня 1989 г. – начальник по разведке, радиоэлектронной борьбе, топографии и целеуказанию в отделе заместителя начальника штаба армии США по операциям и планированию. Полковник (1 марта 1990).

С июля 1990 г. – командир 66-й бригады военной разведки, размещенной в ФРГ.

С августа 1992 г. – исполнительный офицер при заместителе начальника штаба армии США по разведке.

С января 1993 г. – помощник заместителя директора АНБ по операциям и начальник группы операций и целеуказания. Бригадный генерал (1 июля 1993).

С августа 1994 г. – директор по разведке объединенного командования вооруженных сил США в центральном регионе, авиабаза Мак-Дилл (Флорида).

С февраля 1996 г. – директор по разведке Объединенного комитета начальников штабов в Пентагоне. Генерал-майор (1 сентября 1996).

С марта 1998 г. – исполняющий обязанности директора, а с октября того же года – директор НУВКИ. Занимал эту должность вплоть до сентября 2001 г.

Награды: медаль «За выдающуюся службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, медаль «За превосходную службу в вооруженных силах» с дубовыми листьями, орден Доблестного легиона с тремя дубовыми листьями, медаль «Бронзовая звезда», медаль «За отличную службу» с двумя дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в объединенных органах вооруженных сил» с дубовыми листьями, благодарственная медаль «За службу в сухопутных войсках».

Женат. Три дочери.

Клэппер, Джеймс Р., младший

• (Clapper, James R.)

Генерал-лейтенант ВВС США в отставке.

С ноября 1991 по 1 сентября 1995 г. – директор РУМО.

С сентября 2001 г. – директор НУВКИ. Стал первым гражданским лицом, назначенным на эту должность.

Подробная биография – см. РУМО.

Другие военные спецслужбы

Разведка сухопутных сил

(Army Intelligence)

Несмотря на то, что само существование Соединенных Штатов началось с войны за независимость против Британской империи, военная разведка как организованная структура появилась в США далеко не сразу. Первое время разведывательные задачи по мере необходимости выполнялись отдельными добровольцами. Такими, как молодой офицер армии Джорджа Вашингтона Натан Хэйл, который в 1776 году, переодевшись в гражданскую одежду, отправился с разведывательной миссией в тыл к англичанам, был ими схвачен, разоблачен и повешен.

Официально военная разведка была создана в армии США лишь в 1885 году, получив название Управление военной информации (Military Information Division). Организационно новая служба входила в состав штаба генерал-адъютанта. Весь ее персонал поначалу состоял лишь из двух человек: офицера (им стал майор Уильям Волкмар) и клерка, в обязанности которых входил анализ газетных сообщений и материалов, поступающих из Государственного департамента и других источников.

В 1889 году Соединенные Штаты впервые разослали военных атташе в столицы крупнейших мировых держав. Однако денежных средств на их содержание у американского правительства почему-то не нашлось. В результате должности военных атташе на первых порах получали лишь офицеры из богатых семей, которые были в состоянии оплатить пребывание за рубежом из своего кармана. Тем не менее, постепенно отношение американского руководства к своей военной разведке менялось в лучшую сторону и к началу испано-американской войны 1898 года Управление военной информации уже действовало как полноценная разведывательная служба.

После создания в 1903 году Генерального штаба армии США Управление военной информации вошло в его состав в качестве 2-го отдела. С тех пор разведывательный отдел в американских штабах всех уровней традиционно носит этот номер.

Однако вскоре в результате бюрократических интриг армейская разведка была слита с Военным колледжем армии США и, таким образом, практически прекратила свое существование. Воссоздана она была лишь 3 мая 1917 года, спустя почти месяц после вступления США в 1-ю мировую войну, и получила название Управление военной разведки (Military Intelligence Division). Возглавил возрожденную спецслужбу майор Ван Деман.

К концу войны в Управлении уже работало около 300 офицеров и почти тысяча штатских сотрудников. В его составе появились два главных отдела: разведки и контрразведки, а также шифровальное бюро.

В период между двумя мировыми войнами Управление подверглось сильному сокращению (к июню 1920 года в нем осталось 83 офицера и 159 гражданских служащих) и занималось в основном изготовлением топографических карт, анализом данных аэрофотосъемки, а также выполняло функции службы безопасности армии.

Звездный час американской армейской разведки приходится на 2-ю мировую войну. Однако ее окончание стало одновременно и концом Управления военной разведки как одной из ведущих спецслужб США. Массовая демобилизация, потеря высококвалифицированных офицеров-резервистов, создание в 1947 году ЦРУ – все это привело к тому, что армейская разведка стала быстро утрачивать свои позиции. Ситуация еще более усугубилась в связи с преобразованием армейской авиации в самостоятельный род войск. Армейская разведка в одночасье лишилась такого ценного источника, как данные аэрофотосъемки.

Кроме того, в сентябре 1945 года было создано Агентство безопасности армии (Army Security Agency), подчинившее себе все подразделения и военные учреждения связи вместе с их личным составом и материальной частью. Впрочем, в мае 1949 года большинство его функций были переданы Агентству безопасности вооруженных сил (Armed Forces Security Agency), которое в 1952 году было, в свою очередь, трансформировано в АНБ.

Слабость армейской разведки наглядно проявилась во время Корейской войны. Небольшая агентурная сеть, имевшаяся на территории Кореи, с началом войны была быстро провалена. Служба армейской разведки оказалась совершенно не готова к участию в боевых действиях. Не было даже парашютов для заброски агентов, не говоря уже о самолетах. Агентов натренировывали для будущих прыжков на земле: они прыгали на ходу с джипов. Но в любом случае большинство агентов, – одни из которых забрасывались с воздуха, а другие приплывали на резиновых лодках, – были убиты или попали в плен.

Очередной удар по сохранившимся структурам армейской разведки нанесло создание в 1961 году РУМО, отобравшего у нее значительную часть функций.

В результате к сегодняшнему дню армейская разведка США включает в себя:

– Командование разведки и безопасности армии (Army's Intelligence and Security Command), которое было создано 1 января 1977 года, объединив в своем составе оставшиеся структуры Агентства безопасности армии и все другие подразделения американской разведки. Штаб-квартира Командования находится на военной базе в Форт-Хуачука (Аризона), а подчиненные ему подразделения разбросаны на базах армии Соединенных Штатов по всему миру. Общая численность персонала Командования составляет около 13 тысяч человек, а его бюджет оценивается в 1 млрд. долларов.

– Система 2-х отделов в штабах всех уровней.

Кроме того, каждый армейский корпус вооруженных сил США имеет в своем составе разведывательную бригаду, каждая дивизия – разведывательный батальон, а каждая бригада – разведывательные роты.

Разведка ВВС

(Air Force Intelligence)

Появление летательных аппаратов тяжелее воздуха немедленно вызвало к жизни идею приспособить их для ведения боевых действий. При этом первой «военной специальностью» летчиков была именно разведка. Не стали здесь исключением и Соединенные Штаты.

«Боевое крещение» авиационной разведки США произошло в 1916 году, во время карательной экспедиции генерала Джона Першинга против мексиканских повстанцев. В его распоряжении имелась 1-я авиаэскадрилья, укомплектованная 15 бипланами «Дженни», собранными на заводах Кертиса. Летчики снабдили войска Першинга подробнейшими данными фото– и визуальной разведки района боевых действий.

После вступления Соединенных Штатов в 1-ю мировую войну американские войска в Европе широко использовали для разведки авиацию и воздушные шары, сосредоточенные в Корпусе связи США.

В 1918 году в США была создана Армейская авиационная служба (Army Air Service), насчитывавшая к концу войны несколько авиаэскадрилий и 23 роты воздушных шаров. В середине 1926 года она была переименована в Армейский авиационный корпус (Army Air Corps). Его основной задачей в то время являлось ведение воздушного наблюдения. Незадолго до этого, в феврале того же года, в американских посольствах появились первые военно-воздушные атташе.

В 1941 году, когда в Европе уже вовсю шла 2-я мировая война, Армейский авиационный корпус был преобразован в армейские ВВС (Army Air Forces). Заместитель начальника штаба армейских ВВС стал шефом всей авиаразведывательной службы. Как и в штабах сухопутных вооруженных сил, разведывательным отделам был присвоен 2-й номер.

В 1947 году были созданы Военно-воздушные силы США как самостоятельный род войск. Вполне естественно, что к ним «по наследству» перешли и разведывательные службы армейской авиации. В этот период главным противником Соединенных Штатов становится СССР. Именно против него сосредотачиваются основные усилия американских спецслужб. Не стала здесь исключением и разведка ВВС. Ее самолеты неоднократно нарушали границы нашей страны со шпионскими целями. Впрочем, самый эффективный американский самолет-разведчик того времени – знаменитый U-2 на вооружении ВВС не состоял. Эксплуатация этих машин целиком находилась в ведении ЦРУ и была замаскирована под эскадрилью разведки погоды. Кстати, это обстоятельство стало предметом конфликта между руководством ВВС и ЦРУ.

Создание в 1961 году РУМО привело к снижению влияния авиационной разведки, подобно тому, как это случилось с разведками армии и флота.

27 июня 1972 года авиационная разведка получила организационное оформление в виде Разведывательной службы военно-воздушных сил (Air Force Intelligence Service). Ее руководитель одновременно является заместителем начальника штаба ВВС США по разведке и должен иметь звание генерал-майора.

1 октября 1993 года разведслужба ВВС была переименована в Агентство воздушной разведки (Air Intelligence Agency). В ее задачи входит добывание разведывательной информации, радиоэлектронная война, различные вопросы обеспечения безопасности и помощь в контроле за соблюдением международных договоров.

Штаб-квартира Агентства воздушной разведки расположена на авиабазе Келли (Техас). Агентство имеет в своем распоряжении авиаполк и восемь отдельных авиагрупп, которые снабжают информацией различные воздушные авиаподразделения и объединенное командование.

Персонал агентства насчитывает приблизительно 15 тысяч человек. Свыше 12,5 тысяч из них являются военнослужащими, остальные – гражданскими лицами. Кроме того, агентству придано около 2 тысяч резервистов ВВС. Его бюджет оценивается в 1,5 млрд. долларов.

Разведка ВМС

(Navy Intelligence)

Управление морской разведки (Office of Naval Intelligence) было создано в 1882 году. Таким образом, разведка ВМС является старейшей из военных спецслужб США.

Первоначально Управление морской разведки (УМР) являлось разведслужбой при министре ВМС, в то время как боевые флоты располагали своими самостоятельными разведподразделениями. Однако в конце 2-й мировой войны на УМР были также возложены задачи и по ведению оперативной разведки, чем раньше занимались непосредственно разведслужбы флотов.

Во время 2-й мировой войны был создан целый ряд отдельных служб и подразделений морской разведки, среди которых особая роль принадлежала Военно-морскому центру дешифрования фотоснимков (Naval Photographic Interpretation Center), образованному в 1941 году в целях подготовки для боевых флотов специалистов-фотографов и обработки данных фоторазведки.

В период «холодной войны» в составе морской разведки было образовано еще несколько новых структурных подразделений. Поначалу они существовали отдельно одна от другой и подчинялись непосредственно Управлению морской разведки. Так, в 1960 году был создан Военно-морской центр научно-технической разведки (Naval Scientific and Technical Intelligence Center), размещавшийся на наблюдательной базе ВМС США в Вашингтоне. Эта структура фактически во многом дублировала функции Военно-морского центра дешифрования фотоснимков, который в 1964 году был преобразован в Военно-морской центр разведки и технического обеспечения (Naval Reconnaissance and Technical Support Center).

В 1967 году в связи с коренной реорганизацией ВМС в целях сокращения штабного персонала и объединения разрозненных служб было создано Командование морской разведки (Naval Intelligence Command), подчинившее себе многие разведподразделения, в том числе и два упомянутых центра.

В 1972 году Военно-морской центр научно-технической разведки и Военно-морской центр разведки и технического обеспечения были слиты в единую структуру – Военно-морской центр разведобеспечения (Naval Intelligence Support Center). В 1988 году он был переименован в Военно-морской центр технической разведки (Naval Technical Intelligence Center).

Тем временем подразделение оперативной разведки УМР, известное как Отдел специальной разведки, в 1957 году было переименовано в Отдел морской оперативной разведки (Navy Field Operational Intelligence Office) и переведено в Форт Мид (Мэриленд), где находилась штаб-квартира АНБ. В 1970 году на базе этого отдела был дополнительно развернут Центр морского слежения и разведки (Naval Ocean Surveillance Intelligence Center), разместившийся в Сьютленде.

В 1981 году в целях налаживания более эффективного противодействия стремительному росту активности СССР на море ВМС США объединили Отдел морской оперативной разведки и Центр морского слежения и разведки в единый Военно-морской центр оперативной разведки (Naval Operational Intelligence Center), разместившийся в Сьютленде и в комплексе международного аэропорта Балтимор-Вашингтон. На новый центр, способный отслеживать все действия советских военно-морских сил в Мировом океане, были возложены задачи по обеспечению предупреждения и оповещения, ведению текущей оперативной разведки и всестороннему анализу получаемой информации.

Параллельно с этим в 1969 году в помощь разведслужбам флотов была создана оперативная разведывательная группа 168, которая с течением времени оформилась в самостоятельную влиятельную структуру морской разведки, представители которой работали в самых различных уголках земного шара.

В 1964 году в Александрии (Вирджиния) была образована Служба обработки данных морской разведки (Naval Intelligence Processing System Support Activity) – техническое подразделение по обслуживанию корабельного компьютерного оборудования. Позже на эту службу возложили задачи по обслуживанию всех разведывательных телекоммуникационных систем США. Поначалу в Сьютленде находилось лишь несколько представителей этой службы, прикомандированных к главному разведцентру ВМС, а с 1979 года сюда переехала вся служба. В 1985 году на нее возложили задачи по обеспечению безопасности обработки разведданных. В 1988 году она была переименована в Автоматизированный центр морской разведки (Naval Intelligence Automation Center), а в 1990 году – в Службу обеспечения морской разведки (Naval Intelligence Activity).

Как это ни парадоксально, но решительные шаги по объединению всех этих структур военно-морской разведки в единое целое были предприняты тогда, когда, собственно говоря, нужда в ней во многом отпала – после развала Советского Союза. В октябре 1991 года Военно-морской центр технической разведки, Военно-морской центр оперативной разведки, Оперативная разведывательная группа 168 и частично Служба обеспечения морской разведки были объединены в Центр военно-морской и приморской разведки (Naval Maritime Intelligence Center) со штаб-квартирой в Сьютленде.

Наконец в январе 1993 года в состав Центра вошли оставшиеся разрозненные спецслужбы ВМС США, и он был переименован в Национальный центр морской разведки (National Maritime Intelligence Center), напрямую подчиненный Управлению морской разведки. Более того, позднее в него вошли также разведки Корпуса морской пехоты и Береговой охраны.

Общая численность персонала Управления морской разведки составляет приблизительно 16 тысяч человек. Его бюджет оценивается в 1,2 млрд. долларов.

Разведка Корпуса морской пехоты

(Marine Corps Intelligence)

Будучи самостоятельным родом вооруженных сил США, морская пехота имеет и свою разведку. В настоящее время разведка Корпуса морской пехоты состоит из двух структур.

Во-первых, это разведывательный отдел при штаб-квартире Корпуса, предназначенный для непосредственного обслуживания командующего и штаба Корпуса. В настоящее время его директором является бригадный генерал Майкл Эннис (Michael Ennis).

Во-вторых, это Отдел разведывательного обеспечения (Marine Corps Intelligence Activity), действующий на двух площадках: в Национальном центре морской разведки, куда он входит наряду с разведслужбами ВМС и Береговой охраны, и на базе морской пехоты в Квонтико (Вирджиния). В данный момент его директор – Курт Мэнгелс (Kurt Mangels).

В своей повседневной работе разведка Корпуса морской пехоты тесно сотрудничает с РУМО и другими военными спецслужбами.

Оценить размер финансирования разведки морской пехоты весьма затруднительно, поскольку ее бюджет включен в состав бюджета Управления морской разведки. По этой же причине сложно определить и численность ее персонала.

Разведывательная служба береговой охраны (РСБО)

(Coast Guard Intelligence Service)

Согласно своему официальному статусу, Береговая охрана Соединенных Штатов – это «военизированная многофункциональная морская служба, подчиненная Министерству транспорта». Однако, несмотря на подобную ведомственную принадлежность, она считается (наряду с армией, ВМС, ВВС и Корпусом морской пехоты) одним из пяти родов американских вооруженных сил. Соответственно, разведка Береговой охраны входит в структуры военного разведывательного сообщества. Поэтому будет правильно упомянуть о ней именно в этом разделе.

Разумеется, ни по характеру решаемых задач, ни по ресурсам, находящимся в ее распоряжении, РСБО не идет ни в какое сравнение с остальными американскими военными разведслужбами.

Основными направлениями, по которым она работает, являются:

• контрабанда наркотиков,

• экологические преступления,

• террористическая деятельность.

Кроме того, РСБО занимается и контрразведывательными расследованиями.

Следует отметить, что поскольку для описания деятельности РСБО скорее подойдет термин «расследование», нежели «разведка», ее аббревиатура часто расшифровывается как «Расследовательная служба береговой охраны» (Coast Guard Investigative Service). А, к примеру, в отделении Береговой охраны в Балтиморе (Мэриленд) соответствующая служба носит название: «Действующее Балтиморское подразделение расследований и разведки» (Activities Baltimore's Investigations and Intelligence Division).

В своей разведывательной работе РСБО тесно сотрудничает с РУМО. Кроме того, вместе с разведками ВМС и Корпуса морской пехоты она входит в Национальный центр морской разведки.

Секретная служба США

(United States Secret Service)

Что сегодня в глазах американцев, а также жителей многих других стран мира служит зримым и осязаемым символом материального благополучия? Разумеется, грязно-зеленые бумажки, в просторечии именуемые «баксами». Стоит ли удивляться, что и старейшая из американских спецслужб – Секретная служба Соединенных Штатов (СС США) была создана 5 июля 1865 года в составе Министерства финансов именно для борьбы с фальшивомонетчиками.

В факте существования подобного ведомства не было бы ничего удивительного – в конце концов, любое уважающее себя государство обязано бороться с теми, кто покушается на его эксклюзивное право печатать собственную валюту. Однако американская специфика проявляется в том, что спустя 30 лет после создания Секретной службы США на нее одновременно были возложены и функции президентской охраны. Таким образом, получилась уникальная структура, которая одновременно охраняет и высших должностных лиц, и национальную финансовую систему. С тех пор вот уже в течение 100 с лишним лет американские «эсэсовцы», выполняя эту двойную задачу, бдительно берегут самое дорогое для жителей США – любимого президента и не менее любимые баксы.

Если говорить подробнее, то первая из обязанностей Секретной службы состоит в охране:

• действующих президента и вице-президента США, членов их семей, а также избранных, но не вступивших в должность президента и вице-президента;

• бывших президентов, их жен и детей в возрасте до 16 лет (с 1997 г. срок охраны бывших президентов ограничен десятью годами после их ухода из Белого дома, однако президенты, избранные ранее, сохраняют право на пожизненную охрану);

• вдовы президента до ее смерти или повторного брака;

• основных кандидатов на посты президента, вице-президента и их жен за 120 дней до даты выборов;

• находящихся в США с визитом глав государств и правительств зарубежных стран;

• по указанию президента США – других официальных зарубежных гостей;

• Белого дома, зданий и помещений, в которых расположены аппарат президента и резиденция вице-президента, зданий Министерства финансов;

• иностранных дипломатических представительств в Вашингтоне и других местах.

В рамках этих охранных задач Секретная служба имеет право производить поиск подозреваемых, их задержание, арест и другие следственные действия при возникновении угрозы или подозрении на ее возникновение в отношении лиц и объектов, охраняемых СС США.

Вторая же обязанность Секретной службы США заключается в охране национальной финансовой системы, то есть в расследовании дел, связанных с такими правонарушениями, как:

• изготовление, распространение и использование фальшивых денег, ценных бумаг (облигаций, векселей, чеков и др.);

• изготовление, распространение и использование кредитных и дебетовых карточек, в том числе для оплаты телефонных переговоров и заправки автомобилей;

• незаконное подключение к телефонам с целью ведения неоплачиваемых переговоров;

• финансовые преступления с использованием телекоммуникаций, в том числе компьютеров;

• подделка личных документов;

• отмывание незаконно полученных денег;

• разного рода финансовые мошенничества.

Структура СС США

Организационно Секретная служба США входит в состав Министерства финансов, возглавляющий ее директор подчинен министру финансов. Штаб-квартира СС США, а также основная часть подразделений охраны расположены в Вашингтоне.

Название крупнейшей структуры СС США – Secret Service Uniformed Division – довольно сложно перевести на русский язык. Дословно оно означает «Обмундированное подразделение Секретной службы». В русскоязычных публикациях его иногда называют «Подразделением охраны объектов».

В отличие от специальных агентов СС, которые работают в штатском, сотрудники этого подразделения носят форму, похожую на полицейскую. Именно их можно увидеть патрулирующими окрестности Белого дома. Подразделение охраняет всех перечисленных выше лиц, за чью безопасность отвечает Секретная служба, а также Белый дом, президентские резиденции за пределами столицы, здание администрации президента, резиденцию вице-президента, здания Министерства финансов и представительства иностранных государств в США.

При этом те лица, чья безопасность обеспечивается на постоянной основе – президент, вице-президент, члены их семей и т. д. – имеют закрепленную за ними охрану. Те же персоны, которые подлежат охране СС США лишь в течение определенного периода – например, прибывшие с визитом иностранные деятели – охраняются временно прикрепленными специальными агентами из региональных отделений.

Непосредственную охрану президента и его семьи обеспечивает специальное подразделение личной охраны президента (Presidential Protective Division). При выездах президента за пределы Белого дома состав охраны усиливается за счет членов антиштурмовой группы, которая была создана в конце 1970-х гг. на правах отдельного подразделения Секретной службы, а в 1992 г. вошла в состав подразделения личной охраны главы государства. Задача этой группы заключается в том, чтобы отразить нападение или связать нападавших боем и дать возможность специальным агентам эвакуировать президента в безопасное место.

Кроме того, в составе «Подразделения охраны» имеется ряд других специализированных групп, например, команда по борьбе со снайперами.

На вооружении охранников находятся швейцарские пистолеты «Зиг Зауэр» P229 (калибр 9 мм), помповые ружья «Ремингтон» Model 870, а также пистолеты-пулеметы – израильские «Узи» и германские MP-5 фирмы «Хеклер-Кох»).

Расследованием преступлений в области финансов занимаются два специализированных подразделения Секретной службы. При этом одно из них полностью сосредоточено на борьбе с фальшивомонетчиками. Оно расследует все преступления, связанные с подделкой денежных знаков, чеков Министерства финансов, продовольственных купонов Министерства сельского хозяйства, которые распространяются по специальной программе поддержки малоимущих семей, а также почтовых марок. Свою работу эти подразделения проводят в тесном взаимодействии с другими федеральными и местными правоохранительными органами.

Развитие систем телекоммуникаций и связи, компьютерных технологий в финансовом деле привело к росту преступлений в этой области. По данным СС США, ежегодные убытки от использования фальшивых кредитных карточек составляют несколько миллиардов долларов. Только в 1996 г. Секретной службой было арестовано 2429 человек в ходе расследований преступлений, связанных с использованием фальшивых или похищенных кредитных карточек. К этому можно добавить 556 человек арестованных за незаконное использование телекоммуникаций, а также 1102 человека, арестованных за мошенничество при проведении различных правительственных финансовых программ.

Помимо центральных структур, Секретная служба имеет 118 региональных офисов по всей территории США, а также отделения за границей: в Берлине и Бонне (Германия), Лондоне (Великобритания), Париже (Франция), Риме и Милане (Италия), Оттаве, Монреале и Ванкувере (Канада), Москве (Россия), Сянгане (Китай), Бангкоке (Таиланд), Боготе (Колумбия), Маниле (Филиппины), Никосии (Кипр), Сан-Хуане (Пуэрто-Рико).

Численность сотрудников СС США составляет около 5 тысяч человек. Из них примерно 2100 являются специальными агентами, 1200 служат в «Подразделении охраны» и 1700 представляют собой технический, административный и прочий вспомогательный персонал.

В чем разница между специальным агентом и бойцом «Подразделения охраны»? Первый из них может как выполнять расследования, так и нести охранные функции, в то время как задача второго – только охрана. Соответственно, различны и требования, предъявляемые к желающим занять эти вакансии. Если претендующий на должность специального агента должен обязательно иметь степень бакалавра (то есть получить 4-летнее высшее образование) и сдать экзамен, то поступающему на службу в «Подразделение охраны» достаточно иметь среднее образование и сдать письменный тест.

Прочие требования к будущим сотрудникам Секретной службы одинаковы: это должны быть граждане США в возрасте от 21 до 37 лет, годные по состоянию здоровья и прошедшие проверку на благонадежность (в том числе и проверку на полиграфе – «детекторе лжи»).

Прошедшие отбор кандидаты направляются на курс начальной подготовки в учебный центр федеральных правоохранительных органов (Federal Law Enforcement Training Center), располагающийся в Глинко, штат Джорджия. Там они в течение 9 недель проходят курс начальной подготовки. После этого специальные агенты продолжают свое обучение на 11-недельных курсах в Академии Секретной службы в Белтсвиле (штат Мэриленд), а сотрудники «Подразделения охраны» – в учебном центре Секретной службы в Вашингтоне.

Дальнейшая карьера специальных агентов обычно складывается так. Первые 6–8 лет они служат в каком-либо полевом офисе. Затем в течение 3–5 лет они работают в охранных структурах. И наконец, следующие 2–4 года служат в штаб-квартире СС. Получив, таким образом, разносторонний опыт, они получают назначение на руководящие посты в полевых офисах, штаб-квартире, учебном центре и т. п. Типичной в этом отношении является карьера нынешнего директора СС США Брайана Стаффорда.

С целью повышения качества отбора будущих сотрудников Секретная служба США осуществляет специальную программу по привлечению к работе на технических и административных должностях студентов высших учебных заведений и школьников старших классов средних школ на условиях неполного рабочего дня.

Следует заметить, что служба в рядах СС США сопряжена с известным риском. Так, в 1999 году при исполнении своих обязанностей был убит 31 сотрудник Секретной службы. Для сравнения: ежегодные потери имеющего в шесть раз больший штат ФБР составляют 60–70 человек.

История СС США

Как уже сказано выше, Секретная служба США была создана 5 июля 1865 года как отдельное подразделение Министерства финансов с целью борьбы с фальшивомонетчиками. Появление такой организации являлось более чем актуальным – во время только что завершившейся Гражданской войны от одной трети до половины находившихся в обращении банкнот были фальшивыми. Кроме того, в стране имелось около 1600 государственных банков, каждый из которых выпускал свои собственные векселя и другие платежные документы, отличавшиеся друг от друга. Всего существовало около 7000 их различных видов – многообразие, создававшее благоприятное поле деятельности для мошенников.

За пять лет до этого начала свое существование и другая составляющая нынешней Секретной службы – в 1860 году было создано подразделение по охране Белого дома и подступов к нему, подчиняющееся военному коменданту. В его состав вошли несколько военнослужащих и сотрудников столичного департамента полиции.

В 1867 году функции Секретной службы расширяются – ей было вменено в обязанность «выявление людей, совершающих мошенничества против правительства». В эту категорию попадали ку-клукс-клановцы, самогонщики, контрабандисты, грабители, нападавшие на почтовые дилижансы, а также лица, совершавшие мошенничества с земельными участками и другие преступления против федеральных законов.

В 1870 году штаб-квартира Секретной службы была переведена в Нью-Йорк, но уже в 1874 году она вернулась обратно в Вашингтон.

С 1894 года СС впервые начала осуществлять охрану тогдашнего президента США Кливленда – неофициально и не круглосуточно.

6 сентября 1901 года польский анархист Леон Чолгош совершил покушение на президента Уильяма Мак-Кинли во время посещения последним Панамериканской выставки в Буффало (штат Нью-Йорк). В результате 14 сентября Мак-Кинли скончался от раны, Леон Чолгош 29 октября был казнен на электрическом стуле, а Конгресс неофициально потребовал от Секретной службы осуществлять защиту президента. И только со следующего, 1902 года, СС начала осуществлять официальную круглосуточную охрану президента.

С 1908 года СС США охраняет не только действующего президента, но и президента, который избран, но еще не вступил в должность. В том же году президент Теодор Рузвельт передал восемь агентов Секретной службы в Министерство юстиции, где они составили ядро вновь созданного Бюро расследований – будущего ФБР.

После начала 1-й мировой войны в 1915 году президент Вильсон возложил на Секретную службу расследование дел по шпионажу против США.

В 1917 году Конгресс уполномочил СС США осуществлять постоянную охрану ближайших родственников президента. Угрозы, направленные в адрес президента, получили квалификацию федерального преступления.

1 октября 1922 года президент Уоррен Г. Хардинг создал на основе подразделения, охранявшего Белый дом, полицейские силы Белого дома.

В 1930 году, после того, как неизвестный взломщик сумел проникнуть в столовую Белого дома, президент Герберт Гувер понял необходимость сосредоточить охрану своей резиденции в одних руках. В результате полиция Белого дома была передана в подчинение Секретной службе, которая с тех пор полностью отвечает за все аспекты охраны президента США.

1 ноября 1950 года двое пуэрто-риканских националистов осуществили неудачное покушение на президента Трумэна. Под влиянием этого события Конгресс принял в 1951 году закон, согласно которому на Секретную службу возлагалась охрана президента, его ближайших родственников, вновь избранного президента, а также вице-президента (если он изъявлял такое желание).

В 1961 году СС США было поручено осуществлять охрану бывших президентов «в разумный период времени».

С 1962 года в круг обязанностей Секретной службы входит охрана вице-президента (или, в случае отсутствия такового, другого высшего должностного лица, являющегося официальным преемником президента) и вновь избранного вице-президента.

После убийства Джона Кеннеди в 1963 году Конгресс принял закон об охране вдовы Джона Кеннеди и ее младших детей в течение 2 лет.

В 1965 году Конгресс принимает решение, согласно которому бывшие президенты с супругами имеют право на пожизненную охрану, а их дети охраняются Секретной службой вплоть до достижения ими 16 лет.

В 1968 году, в результате убийства Роберта Кеннеди, Конгресс принял новый закон, согласно которому охране подлежат также основные кандидаты на должность президента и вице-президента. Кроме того, Конгресс постановил, что вдова президента подлежит охране до смерти или вступления в новый брак, а ее дети – до достижения ими 16 лет.

В 1970 году полиция Белого дома была переименована в Исполнительную службу защиты (Executive Protective Service), в ее обязанности была включена также защита иностранных миссий в Вашингтоне.

В 1971 году Конгресс уполномочил Секретную службу осуществлять охрану глав иностранных государств и правительств, находящихся с визитом в США, а также иных официальных гостей.

С 1974 года в круг обязанностей СС США входит охрана ближайших родственников вице-президента.

С 1975 года обязанности Исполнительной службы защиты распространены также на охрану иностранных представительств на всей территории США.

15 ноября 1977 года Исполнительная служба защиты получила свое нынешнее наименование – обмундированное подразделение Секретной службы (Secret Service Uniformed Division).

В 1984 году Конгресс принял решение, объявляющее мошенническое использование кредитных карт федеральным преступлением. Конгресс уполномочил СС США расследовать преступления, связанные с мошенническим использованием кредитных карт, с затрагивающим федеральные интересы мошенничеством с компьютерами, и мошенничеством с идентификационными документами.

5 октября 1986 года в состав «Подразделения охраны» Секретной службы включена Полиция Казначейства (Treasury Police Force). В том же году, очевидно, предвкушая будущий визит четы Горбачевых, президент Рейган отдал распоряжение, предписывающее СС США охранять не только наносящего визит главу иностранного государства или правительства, но и его супругу.

В 1990 году Секретная служба получила право, наряду с Министерством юстиции, проводить расследование любого гражданского или криминального правонарушения, направленного против федеральных финансовых учреждений.

В 1994 году в США был принят закон, согласно которому изготовление фальшивых долларов, осуществленное за границей, подлежит той же ответственности, как если бы оно было совершено на территории Соединенных Штатов. Таким образом, активно изготовляющие фальшивые доллары чеченские боевики будут нести за это ответственность по всей строгости американских законов.

В 1997 году Конгресс принял решение, согласно которому президенты, избранные после 1 января 1997 года, будут пользоваться охраной Секретной службы лишь в течение 10 лет после ухода со своего поста. Для тех экс-президентов, которые были избраны ранее, сохраняется пожизненная охрана.

Несмотря на всю тщательность, с которой работает Секретная служба, следует отметить, что начиная с 1963 года почти все президенты США подвергались покушениям, при которых нападавшим удавалось приблизиться к охраняемому и как минимум один раз выстрелить. Впрочем, погиб при этом только один из охраняемых – Джон Кеннеди.

Директора СС США

Первым директором Секретной службы был Уильям П. Вуд (William P. Wood). Нынешний директор Брайан Л. Стаффорд (Brian L. Stafford) является 20-м по счету руководителем СС и был назначен на свою должность 4 марта 1999 года. Его предшественник Льюис Мерлетти ушел в отставку в январе 1999 года в связи со знаменитым делом Моники Левински.

Стаффорд, Брайан Л.

• (Stafford, Brian L.)

Род. в 1948.

Родился в г. Шарпсвилл, штат Пенсильвания. Окончил колледж «Маунт Юнион» в штате Огайо, получив степень бакалавра экономики.

В 1969–1971 гг. проходил службу в армии США. Участник войны во Вьетнаме.

После демобилизации поступил в Секретную службу. С 1971 г. – специальный агент регионального офиса в Кливленде. Позднее служил в охране резиденции Вест-Палм Бич и в подразделении личной охраны президента.

После этого занимал ряд постов в подразделении специальных расследований и безопасности, в подразделении технической безопасности, региональном отделении в Майами и в отделе охранных операций.

Заместитель директора отдела охранных операций.

С 4 марта 1999 г. – директор Секретной службы США.

Женат. Имеет двоих детей.

Спецслужбы других ведомств Соединенных Штатов

Государственный департамент

В составе Госдепартамента США имеется Управление разведки и исследований (Bureau of Intelligence and Research).

После ликвидации 1 октября 1945 года Управления стратегических служб (УСС) его отдел исследований и анализа был передан в Государственный департамент США. Там на его базе была создана Временная служба разведки и исследований (Interim Research and Intelligence Service), насчитывавшая около 1600 сотрудников и возглавляемая полковником Альфредом Мак-Кормаком (Alfred McCormack).

Однако новая спецслужба действительно оказалась «временной». Дело в том, что если первоначально президент США Трумэн планировал сосредоточить всю внешнюю разведку в руках Госдепартамента, то уже в начале 1946 года он изменил свои намерения, взяв курс на создание ЦРУ. В результате в апреле 1946 года Временная служба разведки и исследований была расформирована, большая часть ее персонала распределена по различным географическим подразделениям Госдепартамента, а оставшиеся были сведены в Отдел координации разведки и связи (Office of Intelligence Coordination and Liaison). В знак протеста полковник Мак-Кормак ушел в отставку.

В следующем 1947 году ставший новым госсекретарем генерал Джордж Маршалл опять собрал разведку своего ведомства в единое целое, получившее название Отдел специального помощника по разведке (Office of the Special Assistant, Intelligence). Этот отдел не занимался сбором разведданных, а исключительно исследованиями и анализами.

1 сентября 1948 года в составе Госдепартамента было создано Управление координации политики (Office of Policy Coordination), предназначенное для проведения тайных операций за рубежом. Возглавил его заместитель госсекретаря США и ветеран УСС Фрэнк Уиснер. Новое управление быстро стало влиятельной и мощной структурой, однако в конце 1950 года оно было передано в ЦРУ.

Нынешнее Управление разведки и исследований Госдепартамента было сформировано в 1957 году. Начиная с 1963 года его директор имеет статус помощника государственного секретаря.

Задачей Управления является обеспечение высшего руководства страны информацией по военно-политическим, социологическим, научным и другим вопросам. Оно отвечает за сбор данных на политических, военных и других деятелей различных государств, руководит деятельностью разведаппаратов американских посольств и других представительств за рубежом, распределяет между ними разведывательные задачи, отвечает за работу круглосуточно функционирующего центра сбора и обработки разведывательной информации.

Кроме того, управление занимается также изучением проблем влияния военного потенциала иностранных государств на международные отношения, осуществляет анализ хода переговоров по проблемам разоружения, издает в интересах Госдепартамента различные географические пособия и справочные материалы.

Организационно Управление состоит из трех основных подразделений: координации, текущих анализов, оценок и исследования. Каждое из них возглавляется заместителем директора.

Все структуры Управления размещены в Вашингтоне. Численность его персонала оценивается в 500 человек, годовой бюджет составляет около 80 млн. долларов.

Министерство финансов

Помимо Секретной службы США, о которой уже шла речь, в составе Министерства финансов имеется Управление разведывательного обеспечения (Office of Intelligence Support). Оно было создано в 1977 году взамен действовавшего с 1961 года Управления национальной безопасности (Office of National Security).

Задачами Управления разведывательного обеспечения являются сбор открытой информации по экономическим и валютно-финансовым вопросам, изучение экономического положения иностранных государств, предупреждение о событиях и тенденциях в финансовой сфере, которые могут затронуть интересы безопасности США. Возглавляющий его директор по своему статусу является также специальным помощником министра финансов.

Численность персонала и величину бюджета Управления оценить сложно, поскольку они проходят по штатам Министерства финансов.

Министерство энергетики

В Министерстве энергетики разведкой занимается Управление разведки и национальной безопасности (Office of Intelligence and National Security). Оно проводит анализ информации о деятельности России, Китая и других держав в области атомной энергетики, участвует в разработке системы воздушно-космической разведки по обнаружению ядерных испытаний, отвечает за организацию работы по оценке возможностей стран в области создания ядерного оружия, новых ядерных технологий, отслеживает деятельность стран – поставщиков расщепляющихся материалов.

Персонал Управления разведки и национальной безопасности оценивается в 300 человек, бюджет – в 40 млн. долларов.

Администрация по борьбе с наркотиками

В 1973 году в составе Министерства юстиции США была создана Администрация по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration). В свою очередь, в структуре Администрации имеется Разведывательное управление.

Разведывательное управление Администрации по борьбе с наркотиками осуществляет свою деятельность как на территории США, так и за рубежом. Его задачами являются:

• выявление организаций, занимающихся изготовлением и контрабандными поставками наркотиков;

• определение маршрутов поступления наркотиков в США;

• пресечение действий групп, ведущих торговлю наркотиками.

Кроме того, Управление готовит стратегические оценки и долгосрочные прогнозы в области борьбы с торговлей наркотиками, ведет разведку по выявлению финансовых связей группировок, поставляющих наркотики, с организациями, которые занимаются «отмывкой» наркодолларов, оказывает разведывательную поддержку правительствам других государств в этой области.

Организационно Управление включает в себя:

• отдел обеспечения внутренних операций (Office of Domestic Enforcement Support);

• отдел обеспечения международных операций (Office of International Enforcement Support);

• отдел разведывательной политики и управления;

• отдел специальной разведки;

• разведывательный центр в Эль-Пасо (Техас).

В оперативном плане Управление подчинено ФБР. Его персонал насчитывает около 1000 сотрудников, годовой бюджет достигает 250 млн. долларов.

Американский спецназ

На сегодняшний день подразделения специального назначения стали неотъемлемой частью вооруженных сил многих государств. Само собой разумеется, что претендующие на мировое лидерство Соединенные Штаты не стали здесь исключением.

По определению, спецназ – это особо подготовленные подразделения регулярной армии, предназначенные для выполнения разведывательно-диверсионных задач в тылу противника. Таким образом, широко распространенное представление, будто морская пехота и воздушный десант тоже относятся к спецназу, является ошибочным. Эти виды вооруженных сил выполняют иные, хотя и сходные задачи, являясь штурмовыми войсками, предназначенными для атаки врага в неожиданном месте, в том числе и за линией фронта. Тем не менее, вкратце упомянем и о них.

Морская пехота

Американская морская пехота была создана еще во время войны за независимость. В настоящее время Корпус морской пехоты США состоит из трех действующих и одной резервной дивизий общей численностью 226 тысяч человек (в том числе 33 тысячи резервистов). 1-я дивизия морской пехоты расквартирована в Кэмп-Пендлтоне, 2-я – в Кэмп-Лежуне, 3-я – на Гавайях и Окинаве. Обучаются будущие морские пехотинцы в тренировочных лагерях в Сан-Диего (Калифорния) и на острове Пэррис (Южная Каролина).

Дивизии морской пехоты состоят из трех пехотных полков по три батальона каждый, одного артиллерийского полка, а также танкового батальона, батальона плавающих бронетранспортеров и штурмового десантного батальона на колесных боевых машинах пехоты LAV-25. Все три дивизии располагает собственными разведывательно-диверсионными отрядами боевых пловцов для скрытого изучения места высадки перед началом десантной операции. Кроме того, каждой действующей или резервной дивизии морской пехоты придано авиакрыло в составе нескольких эскадрилий самолетов и вертолетов различного назначения.

Воздушно-десантные войска

Первые воздушно-десантные подразделения армии США начали формироваться с лета 1940 года. Обе ныне существующие дивизии – 82-я и 101-я – были сформированы в 1942 году. В настоящее время 82-я дивизия остается воздушно-десантной, а 101-я дивизия носит название «воздушно-штурмовой» и перепрофилирована на осуществление вертолетных десантов. Обе дивизии размещаются на военной базе в Форт Брэгге (Северная Каролина) и входят в состав 18-го воздушно-десантного корпуса. Существовавшая в период войны во Вьетнаме 1-я воздушно-десантная дивизия в настоящее время расформирована.

Армейский спецназ

Первые спецподразделения в сухопутных войсках США были сформированы во время 2-й мировой войны и распущены после ее окончания. Однако после начала Корейской войны они были воссозданы и с тех пор существуют, так сказать, на постоянной основе.

Армейский спецназ Соединенных Штатов делится на два основных вида: собственно спецназ (так называемые «зеленые береты») и подразделения рейнджеров («черные береты»).

Исторически рейнджеры на территории США появились в 1756 году. Их создал английский майор Роджерс как специальные отряды для борьбы с индейцами, поскольку регулярная армия с этой задачей не справлялась. Современные же рейнджеры появились во время 2-й мировой войны, когда было сформировано пять их батальонов.

В настоящее время рейнджеры сведены в 75-й полк армии США, состоящий из трех батальонов общей численностью 1830 человек. Каждый батальон включает в себя три боевые и одну штабную роту. 1-й батальон расквартирован в Хантере (Джорджия), 2-й – в Форт-Льюисе (Вашингтон), а 3-й – в Форт-Беннинге (Джорджия), где находится также и школа подготовки рейнджеров. «Черные береты» в основном предназначаются для диверсионно-штурмовых действий в ближнем тылу противника и используются, как правило, поротно и побатальонно. Действия рейнджеров обеспечиваются также двумя отдельными батальонами связи спецназначения, отрядом химической и радиационной разведки, и военно-медицинской службы.

Что касается «зеленых беретов», то они сведены в 14 боевых групп, каждая в составе четырех рот и авиационного отряда поддержки. В свою очередь, рота состоит из четырех отрядов, каждый по четыре команды из 12 человек. Обычно в состав команды входят два офицера, два подрывника, два специалиста по вооружению, два снайпера, два радиста и два санитара. Считается, что при операции по организации партизанского движения в тылу врага подобная команда способна составить ядро партизанского отряда численностью до тысячи человек.

Боевые группы обычно специализируются по театрам военных действий. Так, 1-я и 5-я группы предназначены для действий в Юго-Восточной Азии, 3-я и 6-я – в Африке, 10-я – в Европе и т. д. В свое время, согласно «Плану 10/1», в случае конфликта между НАТО и Варшавским договором для «зеленых беретов» намечался 101 район спецопераций на территории 23 европейских стран, включая и нейтральные. «Зеленые береты» нередко действуют вместе с «черными», но в целом предназначены для операций в более глубоком тылу и, как правило, более мелкими подразделениями: командами, отрядами, реже – ротами.

Кроме того, «зеленым беретам» придан 160-й вертолетный отряд спецназначения – так называемые «ночные сталкеры».

Спецназ ВМС

Морской спецназ США носит традиционное название «морских котиков», происходящее от его аббревиатуры SEAL (Sea, Air, Land – море, воздух, земля). Подразделения SEAL официально были созданы 1 января 1962 года по приказу президента Кеннеди.

Базовым подразделением морского спецназа является команда, состоящая из пяти взводов общей численностью 183 человека (27 офицеров и 156 солдат). Команды SEAL входят в состав двух групп специальных операций ВМФ США – 1-й тихоокеанской (базируется в Коронадо, Калифорния) и 2-й атлантической (базируется в Литл-Крик, Вирджиния) – и подчиняются непосредственно верховному командованию флота. Каждая группа состоит из трех команд SEAL, трех лодочных флотилий, одного отряда снабжения и одной эскадрильи легких штурмовых вертолетов.

6-я команда SEAL, специализирующаяся на антитеррористических действиях, постоянно прикомандирована к отряду «Дельта» и Объединенному командованию специальных операций. Кроме того, ряд отдельных команд «морских котиков» размещены в Шотландии, Португалии и на Филиппинах. Всего морской спецназ насчитывает около 3 тысяч человек.

Спецназ ВВС

Силы специальных операций ВВС США организационно входят в состав 23-й воздушной армии военно-транспортного командования ВВС. Они включают в себя: 1-е авиакрыло спецназначения, дислоцирующееся на авиабазе Хелбертфилд (Флорида), в составе 8-й диверсионно-транспортной эскадрильи, 16-й эскадрильи огневой поддержки, 20-й вертолетной эскадрильи, а также подразделений управления и оперативного контроля, разведки и связи; а также 1-ю и 7-ю отдельные диверсионно-транспортные эскадрильи, предназначенные соответственно для использования в Западной Европе и на Тихоокеанском театре военных действий. Кроме того, имеется отдельный вертолетный отряд, базирующийся в Панаме, команда метеорологического обеспечения и школа сил специальных операций, а также Аэрокосмическая спасательная служба.

Команды оперативного контроля ВВС США (так называемые «красные береты») были созданы в 1956 году. Их основная задача состоит в том, чтобы, будучи заброшенными в тыл противника впереди основных сил, разметить места высадки десанта и направлять подлетающие самолеты, а также, в случае необходимости, обеспечить эвакуацию десанта. Кроме того, эти подразделения могут выполнять и другие функции: глубокую разведку территории противника, наведение на цели боевых самолетов, управление воздушным движением в районе десанта и организацию там взаимодействия сухопутных войск, ВВС и ВМС.

В настоящее время суммарная численность команд оперативного контроля ВВС США составляет 300 человек. Они расквартированы как на территории США, так и за границей на базах ВВС в Германии, Панаме и на Филиппинах.

Аэрокосмическая спасательная служба, персонал которой также носит «красные береты», была создана 13 марта 1946 года. Ее основная задача – розыск и спасение пилотов сбитых летательных аппаратов, спустившихся как на землю, так и на воду. Также спасатели могут действовать за линией фронта и под огнем противника. Помимо военных задач данная служба совместно с НАСА производит поиск приземлившихся астронавтов.

На сегодняшний день Аэрокосмическая спасательная служба насчитывает в своем составе 3800 человек и располагает 160 транспортными самолетами и 50 вертолетами.

Отряд «Дельта»

Создан 19 ноября 1977 года специально для борьбы с террористами, угрожающими интересам США. Отряд состоит из двух эскадронов, каждый из которых подразделяется на группы по 16 человек. «Дельта» действует в составе Объединенной группы по борьбе с терроризмом и подчиняется Главному военному командованию.

Отбор волонтеров в отряд проводится очень тщательно. Воздушно-десантная подготовка проводится в Форт-Брэгге, Уварри (Южная Каролина) и Кэмп-Доусоне (Вирджиния).

Суммарная численность личного состава подразделений спецназа США составляла в 1999 году около 30 тысяч человек. Кроме того, имелось 15 тысяч резервистов.

Спецназ в действии

Американские спецназовцы принимали участие во множестве локальных конфликтов, но поскольку для подробного рассказа об их действиях пришлось бы написать как минимум еще одну такую же книгу, ограничимся описанием действий «зеленых» и «черных» беретов, а также сил специальных операций ВВС во время вторжения американских войск в Панаму 20–24 декабря 1989 года, в ходе которой был свергнут прекративший устраивать США режим генерала Мануэля Норьеги.

Для операции, получившей название «Jast Cause» («Правое дело») были привлечены значительные силы, включавшие по одной усиленной бригаде 82-й воздушно-десантной и 7-й легкой пехотной дивизий, части 193-й отдельной пехотной бригады и 2-й дивизии морской пехоты и до полка спецназа. Общая численность задействованных вооруженных сил США доходила до 26 тысяч человек, имевших на вооружении около 140 орудий и минометов, 23 танка, до 80 бронетранспортеров и боевых машин пехоты, поддержанных 140 боевыми и транспортными самолетами и 170 вертолетами. Противостоящие им вооруженные силы Панамы насчитывали свыше 20 тысяч человек, но были гораздо хуже оснащены боевой техникой (свыше 50 орудий и минометов, около 30 бронетранспортеров, 43 самолета и вертолета устаревших типов).

Подразделения спецназа (1-й и 2-й батальоны рейнджеров и две роты 7-й группы «зеленых беретов») были поровну распределены между оперативными группами «Red» и «Pacific». В их задачи входил захват аэродромов в Токумене и Рио-Ато, обеспечение десантирования частей 82-й воздушно-десантной дивизии и последующий захват правительственных учреждений. Поставленная цель была выполнена в срок и с минимальными потерями. Однако если в Токумене панамские части практически не оказали сопротивления, то аэродром и военный городок в Рио-Ато пришлось брать штурмом при поддержке боевых вертолетов и 6 легких штурмовиков А-7 «Корсар».

Силы специального назначения ВВС были представлены сводной авиагруппой 1-го авиакрыла в составе семи самолетов огневой поддержки АС-130H, трех транспортных самолетов МС-130Е, двух спасательных самолета HC-130А, а также девяти вертолетов МН-53J и HH-60. В боевых действиях участвовали два самолета огневой поддержки АС-130А из состава 919-й резервной авиационной группы специального назначения. Летный и технический персонал сил спецназначения ВВС, задействованный в Панаме, достигал 500 человек и обеспечил более 400 успешных самолето-вылетов.

Роль авиации спецназначения была особенно значительна в первые часы операции, а также во время событий 22 декабря, когда около тысячи человек из состава так называемых «батальонов достоинства», сопротивлявшихся гораздо более упорно, чем регулярные подразделения сил национальной обороны Панамы, атаковали штаб Объединенного командования вооруженных сил США в зоне Центральной и Южной Америки. Некоторое время штаб находился под реальной угрозой захвата и лишь огневая поддержка самолетов АС-130 помогла отбить штурм и рассеять атакующих. Специалисты с похвалой отозвались о значительной огневой мощи этих самолетов (обычно одна 105-мм гаубица, одна 40-мм автоматическая пушка, две шестиствольные 20-мм автоматические пушки и два шестиствольных 7,62-мм пулемета), однако указали на то, что из-за больших размеров и малой скорости они способны действовать лишь при отсутствии противодействия средств ПВО, что и имело место в Панаме.

По заявлению президента США Джорджа Буша-старшего, в ходе операции «Jast Cause» вооруженные силы США успешно выполнили свою задачу. При этом их потери составили всего 23 убитых и 330 раненых (несколько человек из которых впоследствии скончалось). Слабовооруженные и достаточно деморализованные к началу операции панамские войска потеряли 314 человек убитыми, а подавляющее большинство их сдалось в плен или разбежалось. Кроме того, по официальным американским сообщениям, погибло не менее 4 тысяч мирных жителей, что было обусловлено главным образом активными боевыми действиями в жилых районах и ударами американской авиации по гражданским объектам.

Однако есть подозрения, что в другой ситуации исход аналогичной по целям и задачам операции может оказаться совсем иным, что убедительно показывает ход действий американского спецназа в Афганистане. В условиях тяжелой горно-пустынной местности и противодействия фанатичного и имеющего огромный боевой опыт противника, к концу первой недели ноября 2001 года американцы потеряли уже три вертолета (по официальным сведениям, якобы в результате аварий) и от 10 до 40 человек убитыми. При этом на фоне кадров талибов, танцующих на обломках вертолетов с четко различимыми надписями на английском языке, сообщения Пентагона о якобы имевших место авариях на территории Пакистана выглядят просто смешными.

Приложения

№ 1 Из Закона о национальной безопасности от 26 июля 1947 г

(…)

Статья 102

а) Этим актом учреждается Центральное разведывательное управление, подчиненное Совету национальной безопасности и директору центральной разведки, который будет являться главой данного Управления. Директор будет назначаться президентом по совету и с согласия Сената из военнослужащих или из гражданских лиц…

С целью координации разведывательной деятельности нескольких правительственных департаментов и ведомств в интересах национальной безопасности Управлению, действующему под руководством Совета национальной безопасности, вменяется в обязанности:

1) Консультировать Совет национальной безопасности о делах, касающихся разведывательной деятельности правительства, которая относится к национальной безопасности;

2) Составлять рекомендации президенту и Совету национальной безопасности по координации такой разведывательной деятельности департаментов и ведомств правительства, которая относится к национальной безопасности;

3) соотносить и оценивать разведывательную информацию, относящуюся к национальной безопасности и обеспечивать распространение такой развединформации внутри правительства, используя по мере возможности существующие службы и возможности; установлено, что Управление не будет иметь полицейских и правоприменительных функций, включая вызов в суд и надзор за исполнением законов о внутренней безопасности; далее установлено, что департаменты и другие ведомства правительства будут продолжать самостоятельно собирать, оценивать, анализировать и распространять департаментскую разведывательную информацию; установлено, далее, что директор центральной разведки будет ответственен за защиту источников разведывательной информации и методов ее получения от неправомерного рассекречивания;

4) выполнять для существующих разведывательных служб такие дополнительные услуги общего значения, которые, по мнению Совета национальной безопасности, могут быть более эффективно выполнены в централизованном порядке;

5) выполнять другие функции и обязанности, относящиеся к разведывательной деятельности, касающиеся национальной безопасности, которые Совет национальной безопасности время от времени может определить.

№ 2 Из Закона № 12333 от 4 декабря 1981 г. «О Разведывательной деятельности Соединенных Штатов»

Своевременная и точная информация о деятельности, возможностях, планах и намерениях иностранных государств, организаций и лиц и их агентов жизненно важна для национальной безопасности Соединенных Штатов. Все разумные и законные средства должны быть использованы для обеспечения того, чтобы Соединенные Штаты получили наилучшую разведывательную информацию. Для этой цели властью и полномочиями, данными мне Конституцией и законами Соединенных Штатов Америки, включая АКТ о национальной безопасности 1947 года, как президент Соединенных Штатов Америки, с целью обеспечения эффективного проведения разведывательной деятельности Соединенных Штатов и защиты конституционных основ приказываю следующее:

Часть I. Цели, направления, обязанности и ответственность по отношению к усилиям по проведению национальной разведки.

1.1. Задачи. Усилия Соединенных Штатов по проведению разведки должны обеспечивать президента необходимой информацией, которая послужит основанием для решений, касающихся проведения и развития внешней оборонной и экономической политики, а также защиты национальных интересов Соединенных Штатов от угроз безопасности, исходящих извне. Все департаменты и агентства должны сотрудничать наиболее тесным образом для выполнения этой задачи.

(a) Основное усилие должно быть направлено на создание аналитического соревнования между соответствующими элементами разведывательного сообщества.

(b) Все средства, сообразные с соответствующим законодательством Соединенных Штатов, с данным приказом и с полным учетом прав граждан Соединенных Штатов, должны быть использованы для получения разведывательной информации для президента и Совета национальной безопасности. Должен быть установлен и развиваться сбалансированный подход между усилиями по техническому сбору разведывательной информации и другими средствами.

(c) Особое внимание должно уделяться обнаружению шпионажа и противодействию ему, другим угрозам и деятельности, направляемой иностранными разведывательными службами против правительства Соединенных Штатов или корпораций Соединенных Штатов, учреждений, граждан.

(d) Все специальные службы и департаменты должны сообразно с соответствующим законодательством Соединенных Штатов, данным приказом и с полным учетом прав граждан Соединенных Штатов искать пути для обеспечения обмена имеющейся у них информации с целью получения максимальной пользы от разведывательных усилий Соединенных Штатов.

(…)

1.4. Разведывательное сообщество. Агентства, входящие в состав разведывательного сообщества, должны в соответствии с законодательством Соединенных Штатов и в соответствии с положениями настоящего приказа проводить разведывательную деятельность, необходимую для осуществления внешнеполитической деятельности и обеспечения национальной безопасности Соединенных Штатов, включая:

(a) Сбор информации, необходимой президенту, СНБ, госсекретарю и министру обороны и другим официальным представителям исполнительного аппарата для выполнения ими своих обязаностей.

(b) Анализ и распространение разведывательной информации.

(c) Сбор информации, параллельной основной разведывательной деятельности, включая проведение мероприятий по защите от международного терроризма и международных операций с наркотиками, другой враждебной деятельности, проводимой против Соединенных Штатов иностранными державами, организациями, лицами и их агентами.

(d) Специальная деятельность.

(…)

(f) Другую разведывательную деятельность, которую время от времени может санкционировать президент.

1.5. Директор ЦРУ. Для выполнения обязанностей, предписанных законом, директор ЦРУ будет подотчетен прямо президенту и СНБ и должен:

(a) Действовать как первый советник президента и СНБ по национальной зарубежной разведке и обеспечивать президента и других официальных лиц исполнительного аппарата данными по национальной зарубежной разведке.

(b) Разрабатывать такие цели и руководства для разведывательного сообщества, которые увеличивали бы возможности своевременного реагирования на ожидаемые в будущем потребности национальной зарубежной разведки.

(c) Содействовать развитию и поддержке услуг общего значения для разведывательных организаций сообщества.

(d) Обеспечивать проведение специальной деятельности.

(e) Формулировать политику, касающуюся договоренностей по зарубежной разведке и контрразведке с иностранными государствами; координировать зарубежные разведывательные и контрразведывательные отношения между службами разведывательного сообщества и разведывательными службами или службами внутренней безопасности иностранных правительств; устанавливать процедуры, определяющие проведение контактов любым из департаментов или агентств со службами по борьбе с наркотиками.

(f) Участвовать в выработке документов и процедур, санкционируемых министром юстиции, регламентирующих разведывательную деятельность по преступным операциям с наркотиками за границей при условии того, чтобы эта деятельность была совместима с зарубежными разведывательными программами.

(g) Обеспечивать выработку разведывательным сообществом общих правил безопасности и доступа для работы с зарубежными разведывательными системами, информацией и продуктами разведки.

(h) Производить разработку программ по защите разведывательных источников, методов и аналитических операций…

(l) Осуществлять своевременное использование и распространение данных, собранных средствами национальной зарубежной разведки, и обеспечивать немедленное распространение конечных разведывательных данных среди соответствующих органов.

(m) Устанавливать форму реализации целей и приоритетов национальной зарубежной разведки, одобренных СНБ, посредством выработки руководящих начал для разведывательного сообщества, разрешать конфликты при распределении заданий, обеспечивать департаментам и агентствам возможность сбора информации, если они не включены в Национальную программу по зарубежной разведке.

(n) Ставить задачи перед департаментами и агентствами, имеющими возможности по сбору информации, но не включенными в Национальную программу по зарубежной разведке, по вопросам, касающимся сбора национальной зарубежной разведывательной информации; обеспечивать разработку планов и договоренностей для передачи требуемых полномочий, ставить задачи по сбору информации министру обороны, когда это прикажет президент…

(p) Контролировать выполнение и, если это необходимо, проводить пересмотр Программы и ее выполнения.

(q) Работать вместе с министром обороны над тем, чтобы не было ненужных противоречий между Национальной программой по зарубежной разведке и разведывательными программами Министерства обороны. В целях стимулирования соревновательности аналитической работы предоставлять министру обороны всю необходимую информацию.

(r) В соответствии с законом и соответствующими процедурами, санкционированными министром юстиции и в соответствии с этим Приказом давать главам департаментов доступ ко всей разведывательной информации, получаемой ЦРУ или подразделениями штаба директора ЦРУ и относящейся к нуждам департаментов и агентств по национальной разведке.

(s) Способствовать использованию конгрессом национальной разведывательной информации при соблюдении требований безопасности.

(…)

1.8. Центральное разведывательное управление. Все обязанности ЦРУ должны соотноситься с разведывательными функциями, указанными ниже. В соответствии с предписаниями этого Приказа, Акта о национальной безопасности 1947 г. с внесенными поправками, с соответствующими директивами и другими нормативными актами ЦРУ должно:

(a) Собирать и распространять зарубежную разведывательную и контрразведывательную информацию, включая такую информацию, которую получить другими путями не представляется возможным. Сбор зарубежной разведывательной и контрразведывательной информации на территории США должен быть согласован с ФБР, как это требуется в соответствии с процедурами, установленными по договоренности между директором ЦРУ и министром юстиции.

(b) Собирать, обрабатывать и распространять разведывательную информацию по международным аспектам производства и перевозки наркотиков.

(c) Проводить разведывательную деятельность за пределами Соединенных Штатов без взятия на себя и выполнения каких-либо функций по внутренней безопасности. Проводить контрразведывательную деятельность в пределах Соединенных Штатов в согласованном порядке с ФБР, как это требуется в соответствии с процедурами, установленными по договоренности между директором ЦРУ и министром юстиции.

(d) Координировать контрразведывательную деятельность и сбор информации которую невозможно получить другим путем, при проведении разведывательной деятельности вне пределов Соединенных Штатов другими департаментами и агентствами.

(e) Проводить специальную деятельность, одобренную президентом…

(f) Предоставлять услуги общего значения для разведывательного сообщества, как это устанавливается СНБ.

(g) Выполнять и заключать контракты по научной разработке, производству и закупке технических систем и устройств, относящихся к предписанным функциям.

(h) Обеспечивать безопасность установок, деятельности, информации, собственности и сотрудников соответствующими средствами, включая расследования по подателям заявлений, сотрудникам, лицам, состоящим в контакте, и другим лицам, состоящим в подобных ЦРУ организациях, которые будут необходимы.

(i) Проводить такую административную и техническую деятельность по поддержке в пределах Соединенных Штатов и за их пределами, которая необходима для выполнения функций, описанных в приведенных выше пунктах от (a) до (h), включая закупку и необходимое прикрытие и договоренности по вопросам собственности…

№ 3 Письмо в «Атенз ньюс»

Это письмо к читателю опубликовано 25 ноября 1975 г. в выходящей на английском языке газете «Атенз ньюс» под заголовком «Греческий комитет раскрывает угрозу ЦРУ в Афинах».

Дорогой читатель!

Подрывная деятельность ЦРУ против греческого народа и нарушение наших демократических свобод той же организацией в прошлом были подробно освещены в печати в этом году. Многие из этих сведений сейчас устарели. ЦРУ продолжает свою злостную деятельность в нашей стране, и в этом первом письме мы намерены выставить некоторую часть этой деятельности на публичный позор. Мы располагаем многими фактами, которые удалось собрать в других странах и в основном здесь. Мы сосредоточили усилия на наблюдении за этим врагом.

Мы многое услышали в американском клубе в Кифиссии, постоянном месте сборищ шпионов, на коктейльных встречах, где агенты ЦРУ, которые держатся вместе, не представляют, что мы можем понять, о чем они говорят, а иногда, в случае необходимости, проследить, как они входят и выходят из тех зданий, где живут и работают. Вначале мы намерены разоблачить американских агентов, засланных к нам, а потом уже – американцев греческого происхождения.

Ричард Уэлч. Агенты ЦРУ месяцами вели разговоры о новом руководителе их группы, который находится здесь с лета. Он заменил Стейси Халса, в чьи обязанности входило держать под контролем генерала Иоаннидиса и который не справился с этим. В наказание его направили в маленькую группу ЦРУ, называемую ими «резидентурой в Канаде». Афинская группа, или резидентура, теперь действует под руководством Ричарда Уэлча. Он родился в 1929 году в штате Коннектикут. Вскоре после окончания Гарвардского университета в 1951 году прибыл в Афины, где работал под прикрытием группы американских военных советников в Греции. Учитывая контакты, установленные им еще в то время, и знание греческого языка, его вновь в 1975 году направили сюда. Его работа заключается в том, чтобы не дать правительству Караманлиса выйти из-под контроля. С 1960 по 1964 год он работал на Кипре, затем провел несколько лет в Латинской Америке, где помогал держать под контролем в интересах американских империалистов страны этого региона. Перед прибытием в Грецию он находился в Перу. Там произошел кровавый антиправительственный мятеж, в ходе которого погибло много людей. Когда были выдвинуты обвинения против ЦРУ в том, что оно стояло за организаторами мятежа, Уэлчу пришлось покинуть Латинскую Америку. Он сделал бы это, даже если бы Халс не провалился в Греции.

Теперь Уэлч использует в качестве прикрытия для своей деятельности американское посольство. Он значится в нем первым секретарем. Уэлч проживает в известном многим доме ЦРУ, где жили все резиденты, – в доме № 5 по улице Королевы Фредерики в Психико. Читатель может позвонить ему с просьбой прокомментировать эти обвинения по телефону 671-2055.

Рональд Эстес. Другую замену в резидентуре ЦРУ ознаменовало прибытие Рональда Эстеса, который также работал в этой стране несколько лет назад, в основном на севере Греции. Он использовал в качестве прикрытия группу военных советников. Затем он находился на Кипре вместе с Уэлчем. Позднее по соображениям прикрытия поступил в Государственный департамент, а в 1966–1967 годах работал в Праге под крышей экономического советника. После нескольких лет пребывания в штаб-квартире ЦРУ в Америке служил в Бейруте в качестве экономического и торгового советника американского посольства до приезда в Афины. Эстес известен в кругах ЦРУ как специалист по русским вопросам. В Афинах первое время он помогал Халсу, шефу этой резидентуры, в его трудной работе по контролю над деятельностью генерала Иоаннидиса. Сейчас он работает вместе с Уэлчем по делам Греции. Эстес тоже проживает в хорошо известном доме ЦРУ № 12 по улице Королевы Фредерики в Психико. Читатель может позвонить ему, предоставив возможность защититься от обвинений, по телефону 671-4654.

Уильям Лофгрен. Другим новым агентом ЦРУ, прибывшим в Афины, является Уильям Лофгрен. Этот агент был полностью разоблачен в греческих газетах почти сразу же после прибытия. Его прежняя деятельность в Индии и Ливане стала известна, как и тот факт, что он специализируется па работе против китайцев, арабов и греков. Для прикрытия своей деятельности он использует политический отдел американского посольства. Проживает в доме № 5 по улице Кальвоу в Психико. С ним можно поговорить по телефону 672-3980.

Когда последний агент, являвшийся заместителем афинского резидента (Джеймс Болдуин), покинул страну после многих лет службы, его сменил Роберт Ларсон, находившийся здесь лишь короткое время. Ларсона заменил Джеймс Макуильямс. Это молодой разведчик, но он уже работал в Индии. Он является специалистом одновременно по русским и греческим вопросам. Проживает в доме ЦРУ № 13 по улице Карсоли Димитриу в Филотейе. Работает также под прикрытием политического отдела посольства. С ним можно поговорить по телефону 39-2390.

Просмотр телефонной книги группы военных советников подтверждает, что многие из агентов ЦРУ, разоблаченных в прошлом, в частности, такие специалисты по русским делам, как Джон Палавич, Стефан Винский и Уильям Брайт, еще находятся в Афинах и работают против нас и дружественных нам стран.

Мы намерены, однако, в ближайшем будущем разоблачить американцев греческого происхождения. Мы думаем, что имеется еще несколько новых агентов из «чистых» американцев, которых мы проверяем, и если сможем установить их действительную принадлежность к ЦРУ, то сообщим сведения о них вместе с данными об американцах греческого происхождения.

Твердо верим в вашу поддержку.

Комитет греков и американцев греческого происхождения по борьбе против использования их страны, их родины в интересах ЦРУ.

(Цит. по: Грязная работа ЦРУ в Западной Европе: Сб. материалов / Сост. Ф.Эйджи и Л.Вулф. М.: Воениздат, 1982. С. 59–62).

№ 4 Революционная организация «17 ноября»

Коммюнике

Это коммюнике выпущено в начале 1976 г. и разослано в редакции многих газет и журналов. 24 декабря 1976 г. часть коммюнике была опубликована в Париже в газете «Либерасьон».

Правда об убийстве Ричарда Уэлча, руководителя резидентуры ЦРУ в Греции, и манипулирование общественным мнением в Греции и за границей

23 декабря 1975 года Ричард Уэлч, первый секретарь американского посольства, а фактически руководитель резидентуры ЦРУ в Греции, возвращался домой с женой в машине после приема у американского посла. Когда Уэлч входил в свой дом, члены боевой группы революционной организации «17 ноября», пригрозив автоматом его жене и шоферу, застрелили его. Эта акция намеренно была окружена тайной. С помощью широкой и ошеломляющей кампании греческому правительству при участии прессы удалось странным образом поддержать версию ЦРУ: у Уэлча были враги в ЦРУ, которые его застрелили. Даже сегодня, через два месяца после убийства, немногие люди в Греции или за границей знают правду…

Перед лицом этой тайны и путаницы мы считаем своим долгом обратиться к иностранной прессе, чтобы восстановить истину. Впервые мы собираемся рассказать точно, как совершили эту акцию. Мы намерены объяснить, почему существует эта тайна и путаница. Мы намерены также доказать, впервые раскрыв подробности, что письмо в «Атенз ньюс» не имеет никакой связи с нашей операцией. Это просто совпадение, что разоблачение появилось за месяц до нашей операции. Наше решение, как и наше расследование деятельности Уэлча, состоялось гораздо раньше, как покажут нижеследующие разъяснения, и это могут подтвердить американцы и греческий уголовный розыск…

Через день после акции газеты обсуждали это событие на первых полосах и не могли скрыть подлинную роль Уэлча из-за разоблачений в «Атенз ньюс». Они стали критиковать преступную деятельность ЦРУ в Греции в статьях, полных таинственности. Они писали, что Уэлч был подстрекателем событий на Кипре в 1964 году; что он был специалистом по «дестабилизации» и свержению правительств; что он тесно сотрудничал с послом Кубишем, который был советником Киссинджера по чилийским вопросам во время правления Альенде, и т. п.

Так эти статьи о ЦРУ и его преступной деятельности в Греции побуждали все большее число людей оправдывать и одобрять это убийство, даже в рядах партии Караманлиса. Поскольку эта акция получила столь важные отклики и вызвала одобрение и даже восхищение в массах, правительство решило действовать энергичнее. Первой мерой было запрещение всяких публикаций об Уэлче. Эту меру частично соблюдали газеты, которые, однако, в течение еще нескольких недель продолжали обсуждать действия ЦРУ. В то же время правительство вело допросы, обыски и слежку за двумя тысячами левых активистов За нашу поимку была назначена баснословная для Греции сумма в пять миллионов драхм, а также была предпринята важнейшая операция по введению в заблуждение. Греческим журналистам передали «информацию», которая «доказывала», что акция была внутренним делом ЦРУ.

Правительство делало все возможное, чтобы усиливать путаницу, создавать тайну и скрывать ту истину, что обычные активисты сравнительно простыми средствами смогли ликвидировать руководителя резидентуры ЦРУ в Греции.

Итак, газеты десятки раз описывали эту операцию с подробностями, которые создавали у читателей впечатление, что здесь что-то не так. Газеты выдвигали разные теории. Тот факт, что выпущены три пули, доказывает, что мы, мол, были профессионалами из секретных служб, ибо только они действуют таким образом. В газетах задавались вопросы: как мы узнали, что водитель не вооружен и что он не откроет ответный огонь? Еще одно доказательство того, что мы были агентами ЦРУ: откуда мы узнали, в какое время Уэлч должен вернуться? Мы ожидали его в ту самую секунду, когда он вернулся домой, следовательно, у нас был осведомитель в доме посла; акция была слишком хорошо, слишком научно организована, чтобы ее могли выполнить греческие активисты, которые неспособны на такую точность. Одна «либеральная» газета сочла подозрительным, что г-жа Уэлч и шофер не были тоже убиты. Профессионалы не оставляют свидетелей, если не уверены, что те будут молчать. Вся эта чепуха в конце концов породила путаницу и сомнения в массах.

Однако все газеты знали правду с самого первого дня! Мы в тот же вечер разослали им политические листовки, в которых объясняли мотивы проведения этой операции. В редакции трех газет позвонили по телефону и сообщили, где найти листовки, которые мы оставили для них в разных частях Афин. Наконец, в тот же вечер мы распространили листовки в других районах Афин.

Три дня спустя, 26 декабря, видя позицию прессы, мы послали в газеты письмо, опровергающее всю ложь, которую они напечатали. Пресса не упомянула о нем и, напротив, продолжала свои выдумки. Некоторые журналисты, даже из левых газет, заявляли, что имеют сведения из абсолютно достоверных источников, доказывающие, что это дело рук ЦРУ, и обвиняли всех, кто им противоречил. Они публиковали обвинения, но тщательно скрывали правду.

В своих листовках мы объясняли, что решили убить Ричарда Уэлча потому, что он, как руководитель резидентуры ЦРУ в Афинах, несет ответственность наряду с другими профессиональными агентами за все преступления, совершенные американским империализмом, и в частности ЦРУ, против нашего народа. Самые важные из них – установление и поддержка в течение семи лет фашистской диктатуры и переворот на Кипре в июле 1975 года, который привел к тысячам убитых и двум миллионам беженцев. Уэлч, как руководитель резидентуры, несет за это прямую ответственность. Он не был мелким чиновником, не был простым исполнителем.

Главная проблема в Греции – это зависимость от американского империализма. Правительство Караманлиса ничего не сделало в этом отношении и тесно связано с американцами. Выход из НАТО остается только словами. В стране все еще находятся американские базы и корабли 6-го флота. Более того, американцы, считая Грецию безопасной страной, собираются, по сообщениям греческих газет, перевести штаб-квартиру ЦРУ для Ближнего Востока и конторы транснациональных компаний из Бейрута в Афины. Надписи «Exo i Americani!» («Вон американцев!»), которые были главным требованием во время народного восстания в ноябре 1973 года и которые остаются в силе и теперь, после падения диктатуры, видели миллионы демонстрантов, проходивших перед американским посольством 17 ноября. Американцы все еще чувствуют себя хозяевами в нашей стране; правительство ничего не может сделать; нам остается только продолжать борьбу против них, используя одновременно как мирные и легальные средства борьбы, так и другие средства.

С другой стороны, ни жена Уэлча, ни его шофер не несут прямой ответственности за преступления, совершенные ЦРУ против нашего народа. Вот почему только он был убит. Это единственные причины для избранного нами способа. Мы хотели исключить всякую возможность причинить вред другим, даже случайно. Мы хотели провести акцию правильно и эффективно. Вот почему нам пришлось пойти на большой риск, остановив нашу машину и выйдя из нее, вместо того чтобы выбрать более легкий путь – бросить бомбу или гранату или открыть огонь из пулемета, не выходя из машины. В таком случае мы могли бы убить или ранить еще кого-нибудь кроме Уэлча.

Выслеживание. Бывший руководитель резидентуры Стэйси Халс уехал из Афин 30 мая 1975 года. Он жил в том же доме № 5 по улице Королевы Фредерики в Психико. Уэлч прибыл в Афины числа 15 июня. Три недели он жил на вилле своего заместителя Рональда Эстеса в доме № 12 по той же улице. Примерно в течение месяца вилла была заперта. Уэлч переехал в дом № 5 в среду 9 июля. У него был другой шофер, не тот, что у Халса, вопреки тому, что писали газеты. Мы узнали фамилию Уэлча и его должность очень простым способом, который пока не будем разглашать.

Уэлч уезжал с шофером каждое утро около 8.30 и возвращался между 18.30 и 19.30. Его шофер ставил свой собственный автомобиль, оранжевый АМИ-6, №ВЕ-9339, у тротуара около виллы. Он выводил черный «форд» №СДЗ-131 из сада и отвозил Уэлча в посольство. В отличие от своего заместителя, который выходил почти каждый вечер, Уэлч редко покидал дом по вечерам и всегда возвращался до 11 часов вечера. На уикенды он выезжал днем, пользуясь с конца сентября другим автомобилем – белым «мустангом» №СДЗ-181, который держал в гараже.

Нас поражало, что эти профессиональные убийцы считали Грецию такой безопасной, что никогда не принимали мер предосторожности. Мы думали, что они должны иметь телохранителей, но ничего подобного. Они чувствовали себя в безопасности, как дома. Только после демонстрации 17 ноября они испугались и забаррикадировались в домах. Уэлч не выходил из дому две недели, даже по выходным дням, и не ставил свой автомобиль у тротуара около виллы, как довольно часто делал это раньше.

В воскресенье 27 июля Уэлч в 13.30 завтракал с отцом в ресторане «Теоксенис де Кифиссия». Он сам вел машину. Он никогда не принимал мер предосторожности, только всегда внимательно разглядывал проходящих мимо людей. Уэлч был в серых брюках и голубой летней рубашке. Поскольку он поставил машину далековато от ресторана, а отец устал, Уэлч прошел около пятидесяти метров к машине и подал ее старику.

Во вторник 11 ноября в 18.30 Уэлч с женой и еще одной женщиной ходил в кинотеатр «Автрон» в районе Амбелокипи смотреть вторую серию «Крестного отца». Они приехали на белом «мустанге». Он поставил машину у тротуара около кинотеатра и не вытащил ключ из щитка управления. Они сидели на балконе и вышли около 22.00. В тот вечер черный «форд» стоял у тротуара перед главным входом в виллу, и, когда они около 22.30 приехали домой, условия для операции были идеальными. Пока Уэлч ставил «мустанг» в гараж, обе женщины вошли в дом. Потом Уэлч вышел из гаража и прошел пятнадцать метров в темноте к черному «форду», чтобы отогнать его в сад. Мы прошли мимо него, когда он прогуливался, и без труда могли его застрелить. Вокруг никого не было.

Мы приводим эти подробности, чтобы показать, что решили провести операцию и начали следить за Уэлчем, как только он прибыл в Афины, то есть задолго до публикации письма в «Атенз ньюс» 23 ноября.

Операция. Сама операция протекала следующим образом. Автомобиль, которым мы воспользовались, не был ни «мерседесом», ни «фиатом», как писали газеты. Это была светло-зеленая «симка», которую мы «экспроприировали» 12 декабря в районе Паграти. Вечером 23 декабря мы поняли, что Уэлча нет дома. Черного «форда» не было в саду, где он стоял каждый день после 19.30, а автомобиль шофера находился у тротуара. Мы пришли к выводу, что Уэлч уехал с шофером на какой-то прием. Мы не знали, сколько человек было в машине – два, три или четыре, но наш план действий предусматривал все варианты. Около 21.00 мы поставили машину на левой стороне улицы Мазараки, ближе к середине, и стали ждать. Мы знали, что он, как всегда, проедет мимо этого места, и решили ждать самое позднее до 23.00.

В 22.23 мы увидели черный «форд». Когда он достиг перекрестка улиц Василиос Павлу и Мазараки, мы медленно поехали за ним. Машина Уэлча остановилась перед воротами сада, перпендикулярно тротуару. Шофер вышел из машины, открыл левую заднюю дверцу, и жена Уэлча вышла. Потом он направился, чтобы открыть ворота сада. В этот момент мы повернули налево, медленно подъехали и встали прямо позади «форда», на левой стороне улицы. Трое из нас в масках вышли из машины. Увидев нас, шофер повернулся и спросил: «В чем дело?» – словно это была шутка. Товарищ, который должен был стрелять, скомандовал: «Руки вверх!» – и направился к правой дверце, где увидел Уэлча, который только что вышел из машины. Второй товарищ пригрозил жене Уэлча и шоферу автоматом. Третий обошел автомобиль справа, чтобы отрезать Уэлчу путь к главному входу виллы. Товарищ, который должен был стрелять, подошел ближе к Уэлчу и снова скомандовал: «Руки вверх!» Уэлч, который хорошо говорил по-гречески, ответил по-английски: «Что?» В этот момент товарищ быстро выстрелил три раза из пистолета «кольт» 45-го калибра. При первом выстреле Уэлч упал. Водитель, как только услышал выстрел, спрятался за автомобилем. Жена Уэлча молча оставалась на месте. Мы сразу сели в машину и поехали: повернули налево на улицу Тсакона, потом опять налево на улицу Наркиссу и ехали прямо до Амарилидос, где свернули налево, потом направо на улицу Якинтон и бросили машину на углу улицы Пападиаманти. Оттуда мы уехали на другой машине, захватив все свои вещи.

Как ни невероятно это покажется, но прошло больше недели, прежде чем полиция нашла «симку», которой мы воспользовались, хотя она без номерного знака стояла меньше чем в километре от места действия. Ее можно было видеть, проезжая по главной улице Кифиссия-авеню. Через неделю, 30 декабря, мы решили позвонить в газеты и дать описание машины. Это было сделано для того, чтобы хозяин мог получить ее обратно. Мы положили десять кассет, которые были в ней, под переднее сиденье и сообщили об этом газетам, так как подумали, что полиция может их взять и сказать, что мы их украли. Во вторник мы позвонили в редакции газет «Неа» и «Элефтеротипия». На следующий день машина все еще была на месте, поэтому в четверг вечером мы позвонили английскому журналисту Тонгу, и только после этого полиция взяла машину.

Полиция скрыла свою неспособность и не хотела признаться, что, разыскивая «фиаты» и «мерседесы», не сумела обнаружить нашу машину. Через два или три дня после наших звонков в редакции газет полиция сообщила, что обнаружила «симку», но нет уверенности, что именно ее использовали для операции. Полиция даже заявила, что оставила машину как ловушку, чтобы увидеть, кто ее украдет! О наших телефонных звонках, подтверждающих, что мы – те самые люди, которые провели эту операцию, полиция так и не сообщила.

Мы так подробно описали операцию лишь для того чтобы показать, что здесь нет никакой тайны, что все было организовано и выполнено самым простым способом, что именно мы провели эту операцию.

(Цит. по: Грязная работа ЦРУ в Западной Европе: Сб. материалов / Сост. Ф.Эйджи и Л.Вулф. М.: Воениздат, 1982. С. 70–77).

№ 5 Некоторые типы разведывательных самолетов США

U-2

Самый известный в мире разведывательный самолет U-2, созданный в США специально для ведения фото– и электронной разведки над территорией Советского Союза.

Работы над созданием U-2 начались около 1953 года и финансировались ЦРУ. Руководителем был назначен Ричард Биссель, а главным конструктором – Кларенс Джонсон, возглавлявший в то время КБ корпорации «Локхид» «Сканк уоркс» («Skunk Works»). Президент Эйзенхауэр лично одобрил первоначальный заказ на 30 машин.

U-2 должен был совершать облеты территории Советского Союза на высотах свыше 18 км, что делало его, по мнению американцев, неуязвимым для тогдашней советской ПВО. По своей конструкции он был, по существу, планером, снабженным турбореактивным двигателем. Помимо фотокамер, первые модели U-2 были оборудованы новейшей аппаратурой для ведения электронной разведки с целью обнаружения излучения советских радаров. Впоследствии разведывательное оборудование самолета постоянно совершенствовалось.

Первый испытательный полет U-2 состоялся 1 августа 1955 года, а первый полет над советской территорией – 4 июля 1956 года. Перед летчиком была поставлена основная задача – сфотографировать Москву. С июля 1956 по май 1960 г. самолет совершал регулярные разведывательные облеты СССР.

На первых порах все U-2 находились в распоряжении ЦРУ и были организационно сведены в 1-ю, 2-ю и 3-ю «временные эскадрильи разведки погоды». Для осуществления их «метеорологической» деятельности использовались военные летчики, которые при этом временно увольнялись из ВВС и поступали в распоряжение ЦРУ. Однако начиная с июня 1957 года эти самолеты стали постепенно передаваться в ВВС США. В конечном счете они были сведены в 9-й полк стратегической разведки, дислоцировавшийся на базе ВВС Биль, штат Калифорния. Позднее, в 1982–1991 гг. U-2 находились в составе 17-го полка стратегической разведки, дислоцировавшегося на базе английских ВВС в Альконбери.

Проектируя U-2, американцы не только стремились сделать его недосягаемым для советской ПВО, но и рассчитывали, что первое время его полеты над СССР останутся незамеченными. Однако позже выяснилось, что советские радары сумели засечь все 24 облета советской территории, состоявшиеся в период с 1956 по 1960 годы.

1 мая 1960 года состоялся знаменитый полет самолета U-2B, пилотируемого летчиком ЦРУ Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Согласно плану, взлетев с аэродрома в Пешаваре (Пакистан), Пауэрс должен был пересечь советскую территорию и приземлиться в Будё (Норвегия). Однако в результате этот полет был прерван советской ракетой «земля-воздух» недалеко от Свердловска.

Самолет Пауэрса был оснащен пластиковым взрывпакетом с часовым механизмом. В аварийной ситуации летчик обязан был привести его в действие перед тем, как прыгнуть с парашютом. Однако Пауэрс не смог или не захотел это сделать. Он покинул подбитый U-2 и после приземления сразу же был арестован. Обломки же сбитого самолета позднее были выставлены на всеобщее обозрение в Парке им. Горького в Москве.

Неудачный полет Пауэрса был совершен за 15 дней до запланированной встречи на высшем уровне между лидерами ведущих стран мира в Париже. В результате инцидента с U-2 Хрущев потребовал от президента Эйзенхауэра принести официальные извинения, что привело к срыву встречи и ухудшению американо-советских отношений.

После этого инцидента U-2 больше не летали над Советским Союзом, но продолжали вести разведку в других регионах мира, входивших, с точки зрения США, в зону их геополитических интересов, таких, как Куба, Индокитай, Китайская Народная Республика.

Первый полет U-2 над кубинской территорией, организованный ЦРУ и санкционированный лично президентом Эйзенхауэром, состоялся 27 октября 1960 года. Начиная с 13 октября 1962 года в облетах Кубы стали принимать участие и пилоты американских ВВС. 27 октября, в разгар Карибского кризиса, U-2, пилотируемый майором ВВС США Рудольфом Андерсоном, был сбит над Кубой советской ракетой «земля-воздух». При этом летчик погиб.

Облеты территории Китая начались также в 1960 году. Однако выполнявшие их U-2 пилотировались не американскими, а тайваньскими летчиками. Наученные горьким опытом с Пауэрсом, американцы опасались потерь. И как выяснилось, совершенно справедливо. Первый U-2 был сбит над китайской территорией в сентябре 1962 года. Всего же, по китайским данным, над КНР было сбито девять U-2.

Следует отметить, что тайванцы не были первыми иностранными пилотами, севшими за штурвал U-2. Начиная с 24 августа 1958 года и вплоть до злополучного инцидента с Пауэрсом часть самолетов, отправлявшихся в шпионский полет над советской территорией, пилотировалась английскими летчиками.

Как и многие другие созданные в 50-е – 60-е годы образцы военной техники, U-2 оказался «долгожителем». Так, в 1990–1991 гг. U-2 совершили более 800 боевых вылетов в районе Персидского залива. Продолжали они нести службу и в дальнейшем, пережив тем самым своего преемника SR-71 «Блэкберд», о котором будет рассказано немного ниже.

Первые модификации U-2, носившие обозначения «A», «B» и «C», выпускались с 1955 по 1969 годы. Считается, что их было произведено около 60.

В конце 60-х гг. было выпущено 12 самолетов модели U-2R. Они были больше и эффективнее предыдущих. Помимо фотокамер, U-2R оснащались новейшей радиолокационной аппаратурой и различным радиоэлектронным оборудованием. Затем на базе U-2R был создан тактический разведчик TR-1, специально предназначенный для ведения наблюдения на Европейском театре военных действий. За период с 1979 по 1989 годы ВВС США получили 27 TR-1, а НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) два похожих ER-1. В 1991 году TR-1 были переименованы в U-2R. НАСА также использовало несколько ранних моделей U-2.

Точное количество произведенных U-2 засекречено и оценивается приблизительно в 100 машин.

Ранние U-2 модификаций «A» и «B» имели потолок порядка 18 км и могли развивать скорость до 430 миль/час. U-2C мог достичь высоты в 25,5 км и скорости в 528 миль/час. Наконец для U-2R потолок составляет 27 км, а максимальная скорость – 510 миль/час, то есть немного ниже, чем у U-2C.

А-12 «Oxcart» («Повозка»)

Разведывательный самолет технологии «стэлс», являвшийся непосредственным предшественником SR-71 «Блэкберд».

О существовании А-12 впервые было публично объявлено президентом Джонсоном, заявившим 26 февраля 1964 года следующее:

«Соединенные Штаты успешно завершили программу создания реактивного самолета нового поколения А-11. Экспериментальный образец прошел испытания, показав в непрерывном полете скорость, превышающую 2000 миль в час, и поднявшись на высоту свыше 70000 футов. По своим техническим характеристикам А-11 далеко опережает все другие самолеты, существующие на сегодняшний день.

… Несколько самолетов А-11 в настоящее время проходят программу испытаний на базе ВВС США «Эдуардс», штат Калифорния. Настало время сообщить о существовании этого самолета, являющегося плодом применения новейших технологий, и запустить его в серийное производство для последующего использования в военных и коммерческих целях».

Неизвестно, было ли то обстоятельство, что президент назвал самолет «А-11» вместо присвоенного ему фирмой-разработчиком наименования «А-12», результатом путаницы, или же он сделал это сознательно в целях, так сказать, «конспирации». Однако А-12 в то время действительно уже выполнял испытательные полеты.

Как и U-2, самолет был разработан по заказу ЦРУ в КБ корпорации «Локхид» «Сканк уоркс» («Skunk Works»). Его отличительными чертами были очень длинный обтекаемый фюзеляж и короткие дельтовидные крылья, на которых были закреплены два реактивных двигателя. Для постройки самолета использовался очень редкий и дорогой сплав титана, получение которого к тому времени было еще не вполне освоено. Материалы и чертежи были таковы, что А-12 приходилось создавать, в основном, вручную. Все это делало самолет крайне дорогостоящим.

Первые А-12 поступили на вооружение в ноябре 1965 года. ЦРУ предполагало использовать их для облетов Кубы, однако самолет так и не принял участие в этих операциях. Единственным боевым применением А-12 стали полеты над территории Северного Вьетнама, производившиеся с целью ведения фоторазведки с 31 мая 1967 и по начало 1968 года.

26 января 1968 года А-12 совершил полет над Северной Кореей с целью сфотографировать захваченный корейцами американский разведывательный корабль «Пуэбло». Во второй раз А-12 отправился в разведку над Северной Кореей 8 мая 1968 года. Это был его последний боевой вылет.

К марту 1968 года на базу ВВС США на Окинаве стал поступать сконструированный на основе А-12 новый самолет SR-71 «Блэкберд». Он был призван заменить А-12 в облетах территории Северного Вьетнама. Постепенно количество полетов, выполняемых А-12, было сокращено до минимума, необходимого только для поддержания боевого состояния и летной практики пилотов. А к концу 1968 года оставшиеся самолеты были списаны.

Всего было произведено 15 А-12. Из них шесть разбились в авариях, а еще одна – при попытке запустить беспилотный разведывательный самолет D-21. Кроме того, имелась и модификация А-12 в виде истребителя – YF-12A. В отличие от разведывательного варианта, эта модификация машины была двухместной и была вооружена ракетами «воздух-воздух». Всего было собрано только три YF-12A.

По своим летным данным А-12 был способен разгоняться до скорости, в три раза превышающей скорость звука и достигать потолка в 27 км (правда, перед этим ему необходимо было сжечь большую часть имевшегося на борту топлива). Во второй половине 60-х годов на этом самолете были установлены многие авиационные рекорды.

SR-71 «Blackbird» («Черная птица»)

Стратегический самолет-разведчик, который, по замыслу его создателей, должен был прийти на смену U-2.

Если главной защитой U-2 от ПВО вероятного противника являлась большая высота полета, то при создании SR-71 ставка была сделана на скорость полета плюс малозаметность для радиолокаторов.

Разработка SR-71 велась все тем же конструкторским бюро «Сканк уоркс» корпорации «Локхид». Его первоначальным конструкторским обозначением было RS-71, однако благодаря президенту Джонсону, который, официально объявляя о создании самолета, перепутал порядок букв, название пришлось изменить. Непосредственным предшественником и прототипом новой машины явился А-12, о котором уже рассказано выше.

Обладая титановым корпусом, SR-71 имел необычные очертания: длинный, сужающийся фюзеляж с очень малым поперечным сечением, встроенные дельтовидные крылья с закругленными кончиками. Носовая часть фюзеляжа приплюснута и имеет острые края по бокам. Гондолы с турбореактивными двигателями встроены в крылья и на каждой установлено по низкому килю, чуть загнутому внутрь. Во время полетов на максимальной скорости благодаря нагреву обшивки фюзеляж «растягивался» почти на полметра.

Подобный самолет был сложным и чрезвычайно дорогостоящим не только в производстве, но и в эксплуатации. Для него требовалось огромное количество топлива, причем специального, запасы которого занимали почти все свободное место в фюзеляже и служили также в качестве теплопоглотителя. Кроме того, самолет мог дозаправляться в воздухе.

В отличие от U-2 и A-12, SR-71 имел экипаж из двух человек. Однако при этом он, как и его предшественники, был лишен защитного вооружения. Его главным назначением были фотосъемка и радиолокационная разведка.

SR-71 был принят на вооружение в январе 1966 года. Новые машины получил 9-й авиаполк стратегической разведки ВВС США. SR-71 действовал не только с территории Соединенных Штатов, но также с баз на Окинаве и в Великобритании.

Самолет широко применялся для облетов Китая. В 1967 году SR-71 сфотографировал испытание китайской термоядерной бомбы. В 1968 году самолет был впервые применен в небе Вьетнама. В дальнейшем он использовался для ведения разведки над территориями Кубы, Ливии, Никарагуа, на Ближнем Востоке и в Персидском заливе.

Кроме того, самолет совершал разведывательные полеты вдоль побережья Баренцева и Балтийского морей, однако без захода в советское воздушное пространство. Последнее неудивительно. Хотя американцы и хвастаются тем, что в небе Северной Кореи и Северного Вьетнама SR-71 продемонстрировал способность уходить от ракет устаревшего советского зенитно-ракетного комплекса С-75, однако с более новыми комплексами, такими, как С-200, они явно предпочитали не связываться.

В марте 1990 года полеты SR-71 были прекращены, а самолеты подверглись списанию. Причиной такого решения, в первую очередь, стала чудовищная дороговизна их эксплуатации. Примечательно, что более старый и менее «навороченный» U-2 в это время продолжал оставаться в эксплуатации. Однако пять лет спустя, в 1995 году, Конгресс США все-таки выделил средства на «реанимацию» двух SR-71.

Точное количество произведенных SR-71 является засекреченным. Предполагается, что всего было выпущено 28 машин. При этом следует иметь в виду, что из-за высоких технических требований и стоимости эксплуатации самолета, количество машин этого типа, одновременно находившихся в «рабочем состоянии», никогда не превышало 8–9. Поскольку сразу после прекращения выпуска SR-71 технологическое оборудование было уничтожено, больше этих самолетов выпустить не представляется возможным.

SR-71 является обладателем многим авиационных рекордов по скорости и высоте полета, которые до сих пор не побиты.

D-21

Запускаемый с самолета одноразовый беспилотный самолет-разведчик. Разработан все тем же КБ «Сканк уоркс» корпорации «Локхид» и с конструкторской точки зрения относится к тому же семейству, что и упомянутые выше А-12 и SR-71. D-21 внешне сильно напоминал эти самолеты и использовал тот же самый двигатель.

D-21 разрабатывался как скоростной (скорость его полета должна была в 3,6 раза превысить скорость звука) самолет-разведчик, предназначенный для облета целей в тех районах и условиях, где невозможно применение пилотируемых летательных аппаратов по политическим мотивам или из-за наличия противовоздушной обороны в исследуемом районе. Предполагалось, что аппарат будет подниматься в воздух самолетами A-12 или SR-71 и запускаться в самостоятельный полет с большой высоты.

Однако 30 июля 1966 года, после того, как А-12 потерпел катастрофу при очередном испытательном запуске D-21, было решено использовать в качестве «авиаматки» для беспилотного аппарата тяжелый бомбардировщик В-52Н. В результате для этих целей были приспособлены два В-52, каждый из которых был способен поднять в воздух по два D-21, закрепленных на подкрыльных пилонах.

Выпуск D-21 осуществлялся в период с 1964 по 1969 год. Всего было собрано 38 аппаратов. Модель имела удлиненные дельтовидные крылья (горизонтальные стабилизаторы отсутствовали) и собиралась, главным образом, из титана. D-21 приводился в движение прямоточным воздушно-реактивным двигателем. В специальном отсеке в фюзеляже устанавливались фотокамеры. Вес D-21 вместе с топливом составлял 4,5 тонны, длина – 12,8 м, размах крыльев – 5,7 м.

Боевые вылеты D-21 производились в период с 1969 по 1971 год над территорией Китая. В-52 поднимался с американской базы ВВС, летел в заданную точку западной части Тихого океана, производил запуск D-21, после чего приземлялся на любом ближайшем аэродроме. Всего их было совершено лишь четыре боевых вылета и все они закончились неудачей. При этом один из аппаратов залетел в воздушное пространство СССР и упал в Сибири.

В конце концов, программа использования D-21 была свернута. Во-первых, каждый из этих дорогостоящих беспилотных аппаратов можно было использовать только один раз. Во-вторых, обнаружились проблемы с получением собранной ими информации, которая должна была сбрасываться на парашюте над своей территорией или же подхватываться в воздухе специально оборудованными самолетами и вертолетами. Ни в одном из четырех случаев реального применения D-21 перехватить контейнер с собранной информацией и оборудованием так и не удалось. Наконец, появились спутники, взявшие на себя выполнение задач, ранее возлагавшихся на D-21.

Оставшиеся после прекращения программы беспилотные аппараты до 1976 года стояли в ангарах и в конце концов были списаны. В 1994 году НАСА приобрела четыре D-21 для возможного использования их в научных целях.

P2V «Neptune»

Основной противолодочный разведывательный самолет береговой авиации наземного базирования в составе ВМС США на протяжении первых двух десятилетий после окончания второй мировой войны.

Разработан фирмой «Локхид». Первый опытный образец поднялся в воздух 17 мая 1945 года. Имел два поршневых двигателя. В более поздних моделях, начиная с P2V-5F, к ним добавилось еще два турбореактивных, установленных в гондолах. Бомбовый отсек предназначался для глубинных бомб и торпед. Кроме того, на подкрыльных пилонах «Нептун» нес противокорабельные ракеты. Ранние модели были вооружены 20-миллиметровыми пушками и пулеметами 12,5-миллиметрового калибра для самозащиты. Обычный экипаж состоял из восьми человек.

Поступив на вооружение в 1947 году, «Нептун» широко применялся для разведывательных полетов вдоль тихоокеанского побережья Китая и Советского Союза, неоднократно вторгаясь в наше воздушное пространство. При этом американцы признали потерю четырех самолетов данного типа, сбитых советскими и китайскими истребителями.

Самолеты «Нептун» эксплуатировались патрульными эскадрильями ВМС США вплоть до начала 70-х гг. При этом в 1962 году обозначение P2V было изменено на Р-2. Несколько самолетов были переоборудованы для ведения радиоэлектронной разведки, получив обозначение RP-2E. Кроме того, «Нептун» состоял на вооружении армий ряда других государств.

Средняя дальность полета для модификации P2V-5 составляла 3200 миль при максимальной скорости 353 миль/час.

Первая партия самолетов данного типа состояла из двух опытных XP2V-1 и 14 серийных машин P2V-12. В общей же сложности был выпущен 1181 самолет различных модификаций.

P3V «Orion»

Основной противолодочный разведывательный самолет береговой авиации в составе ВМС США с середины 60-х годов и до сегодняшнего времени, P3 являет собой еще один наглядный пример успешно действующего «ветерана».

«Орион» был разработан корпорацией «Локхид» по заказу ВМС США на базе авиалайнера L-188 «Электра». Первый полет опытного образца состоялся 25 ноября 1959 года, а первый серийный экземпляр P3V-1 совершил полет 15 апреля 1961 г. К тому времени он получил обозначение P-3.

Сохраняя основную конструкцию планера модели Электра, новый самолет отличался укороченным на 2,24 м фюзеляжем, который был несколько изменен с целью размещения большого оружейного отсека, установки нового авиационного оборудования и систем общего назначения. В оружейном отсеке устанавливались мины, глубинные бомбы, торпеды или ядерное оружие. Самолет имел также 10 подкрыльных пилонов для навески различного вооружения. Обычный экипаж состоял из 10 человек.

Придя на смену самолету P2V «Нептун», в качестве основного патрульного самолета наземного базирования в составе морской авиации, первые свои боевые вылеты «Орион» совершил в октябре 1962 года во время Карибского кризиса. Он также широко применялся и во время войны во Вьетнаме. Помимо американских ВМС, «Орион» поставлялся в 11 других стран мира.

За прошедшее время P-3 выпускался во множестве различных модификаций. На сегодняшний день наиболее распространенной в эксплуатации является P-3C. В настоящее время самолеты этой модели несут боевое дежурство в составе морской авиации США. P-3C имеет скорость 473 миль/час, радиус действия 1550 миль и максимальное полетное время 13 часов.

Кроме того, на вооружении ВМС США также состоят 12 самолетов модели EP-3, специально модернизированных для ведения радиоэлектронной разведки. Они оснащены пеленгаторами, анализаторами радарных сигналов и всевозможными устройствами для перехвата радио– и других видов связи. В известном недавнем американо-китайском инциденте на китайский остров Ханьань был посажен самолет именно этого типа.

Всего по настоящее время построено более 640 самолетов Р-3 различных модификаций.

Библиография

Nash Jay Robert. Spies: a narrative encyclopedia of dirty tricks & double dealing from biblical times to today. – New York: M.Evans and Company, Inc., 1997.

Polmar Norman, Allen Thomas B. Spy book: the encyclopedia of espionage. – New York: Random House, 1998.

Асеевский А.И. ЦРУ: шпионаж, терроризм, зловещие планы. – М.: Политиздат, 1985.

Белащенко Т.К. США: 200 лет – 200 войн. – М.: Воениздат, 1976.

Гиленсен В.М. В тенетах политического сыска: ФБР против американцев. – М.: Политиздат, 1987.

Горнюхов С.О. Форменное обмундирование специальных подразделений вооруженных сил зарубежных государств. – М.: Рейттаръ, 2001.

Грязная работа ЦРУ в Африке: Сб. материалов / Сост. Э.Рей, У.Шаап, К.Метер и Л.Вулф. Пер. с англ. В.В.Борисова. – М., Воениздат, 1983.

Грязная работа ЦРУ в Западной Европе: Сб. материалов / Сост. Ф.Эйджи и Л.Вулф. Пер. с англ. Л.М.Кашина. – М.: Воениздат, 1982.

Коваль Б.И. Революционный опыт XX века. – М.: Мысль, 1987.

Костин П.В. Тайная полиция США. – М.: Мысль, 1986.

Костин П.В. ФБР – портрет во весь рост. – М.: Мысль, 1970.

Петрусенко В.В. Белый дом и ЦРУ. – М.: Мысль, 1985.

Полмар Н., Аллен Т.Б. Энциклопедия шпионажа / Пер. с англ. В.Смирнова. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1999.

Сергеев С.С. Тотальный шпионаж. – М.: Воениздат, 1984.

Тарасов К.С. Тайная война империализма США в Латинской Америке. – М.: Политиздат, 1978.

Шпионаж Дворца головоломок / Сост. В.А.Мартынова. Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1990.

Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. – М.: Правда, 1983.

Официальные сайты американских спецслужб в Интернете:

ЦРУ: http://www.cia.gov

ФБР: http://www.fbi.gov

АНБ: http://www.nsa.gov

РУМО: http://www.dia.mil

НУВКИ: http://www.nima.mil

УНР: http://www.nro.gov